Все права на текст принадлежат автору: Алиса Пожидаева.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

Часть 1

Глава1

Ничто так не красит девушку,

как скромность и прозрачное платьице

В воздухе царил аромат греха и разврата надёжно въевшегося в эти стены.

- Синее домино! Замри! - раздался в зале надтреснутый голос хозяина замка, когда я

опрометчиво потянулась за устрицей на ледяной горке в центре стола.

Синее домино сегодня я. И я действительно замерла, подчиняясь правилам. Герцог де

Савор тут был в своём праве.

- Дамы и господа, прошу оставить нас.

Легкий шелест платьев за моей спиной и звук шагов стал подтверждением того, что

приказ герцога будет выполнен в ближайшее время. Но он не стал дожидаться уединения.

Юбка была небрежным жестом заброшена на талию, обнажая бесстыдно выставленные

сейчас на всеобщее обозрение ладные ягодицы. Носить белье в этом замке было дурным

тоном. Уверенная рука надавила на поясницу, заставляя почти лечь на стол. В поле зрения

мелькнул кружевной манжет, и пальцы выхватили из горки небольшой кусочек льда.

Дорожка обжигающего холода началась от моей попки и скользнула в складочки, заставив

еще больше выгнуться и зашипеть. Я почувствовала, как в меня проникают наглые пальцы

вместе с льдинкой. В этот момент раздался хлопок сомкнувшихся створок тяжелой двери,

отсекающей нас от остального общества. Он совпал с чувствительным шлепком, которым

наградили мою и так пострадавшую попку.

Выматерилась, оттолкнула руку и оправила юбки. Лёд достать не пыталась, зрелище будет

то еще, на потеху Гатору де Савору.

- Старый ты извращенец, герцог.

- Если бы я отказывал себе в маленьких радостях – не дожил бы до этих лет, - паскудно

улыбнулся седой сластолюбец и демонстративно понюхал, а потом и облизал пальцы.

Комментировать не стала. У нас было не так много времени. Де Савор нажал на

выдающийся бюст украшавшей колонну нимфы и сунул палец ей в рот. Я поморщилась.

Декоративная панель рядом уползла в стену, открывая ход в кабинет.

С документами разобрались за четверть часа.

- Что-то на словах от паучихи? – уточнил герцог отрываясь от бумаг.

- Семь положительных голосов на совете в вопросе эмбарго островитян.

- Жирный кус.

- За это можешь прижать барона Шагала. На это закроют глаза, - судя по тому, как

улыбнулся и кивнул старый интриган, вскоре барон лишится доброй половины любимых

виноградников.

- Слышал, завтра ты завершаешь службу, Лирана, - невзначай заметил старик, цепко следя

за мной.

- Птички донесли? – мне лишь улыбнулись уголками губ. - Да, не буду подписывать

контракт фрейлины на три следующих года. Матушка Алалия разрешила мне уехать

восстанавливать имение родителей в Кастане. Может, и замуж выйду, - беспечно ответила.

Мы оба знали как мало в моём ответе правды, но я не отказывала себе в возможности

лишний раз порепетировать его, добиваясь полной искренности звучания.

Уже в зале рванула лиф, почти оголяя грудь, пощипала щеки, добиваясь румянца, покусала

губы и выпустила несколько прядей из прически, придавая ей небрежности.

Де Савор следил за моими манипуляциями с почти отеческим умилением. Проводил до

дверей, распахнул створки и наградил еще одним шлепком, пониже спины.

Я послушно пискнула, и посеменила по коридору, опустив в пол глаза. Прошла через зал,

где весёлая компания играла в карты на раздевание. Дородная баронесса Вигро как раз

закончила обставлять какого-то юношу, что был уже в одних лишь портках, тогда как сама

женщина не лишилась даже платья. Пропустила эту похотливую стерву, ведущую

покорную жертву в кулуары. Пожелала мысленно мальчику сил и терпения. В прочих

залах замка всё выглядело более пристойно.

Глянула на часы, попросила одного из невозмутимых представителей обслуги подавать

мой экипаж. Пора было покидать Замок Похоти, как называли его в узких кругах.

То, что весть об окончании контракта просочится, я догадывалась. Мало кто знал, в чем на

самом деле состоит моя работа. Для остальных уже завтра юная фрейлина Лирана Бриз

останется без высочайшей защиты, выйдя из состава Двора. Кое для кого это станет

сигналом к действиям. По идее, до завтра меня тронуть не должны, но я не обольщалась.

И не зря.

Я уже спускалась в просторный холл, когда меня ухватили за локоть и буквально втянули в

нишу за гобеленом. Моё исчезновение видели лишь две обнаженные девушки, замершие в

доступных позах у основания лестницы. Определённо Де Савор умел наказывать своих

слуг. Или поощрять?

Спеленали надёжно. Действовали вдвоём. Я морщилась от кляпа, которым стала

прикрывавшая ранее лицо тканевая полумаска с длинными лентами, но шла пока куда

тащили, заранее вызывая слёзы. Меня втолкнули в небольшую комнатку. После темного

коридора свет слегка ослепил.

- Что, нашла покровительство у папочки, потаскушка? – услыхала я прерывающийся от

ярости голос де Савора младшего, он прошел и сел в кресло. – Я предупреждал. Тебя,

маленькая дрянь. Я предлагал тебе стать официально моей любовницей.

Дети у герцога были поздние, и как по мне лучше б их обоих не было. Но младший,

Крайс, был особенно мерзок в своих выходках. Сейчас он сидел, потягивая вино и

наблюдал, как второй мужчина уверенно стаскивал с меня платье. Я только плакала и

пыталась неловко отбиваться. Раздевающий не преминул невзначай ощупать меня везде.

Когда с разобрачением было покончено, тот отошел, и я опознала Вильта Расано, дружка

этой сиятельной мерзости. Выплюнула кляп, неловко прикрылась руками.

- Что прячешься, полчаса назад твою аппетитную задницу мог созерцать любой

желающий, - он резко вскочил, шагнул ко мне, ухватив за подбородок.

- Я под защитой… - пролепетала я.

- Паучихи? Папочки? – меня толкнули к окну, заставляя облокотиться на подоконник. За

окном царила темень раннего осеннего вечера, и в стекле отражалось моё заплаканное

лицо. Фиалковые глаза испуганной лани и растрепавшиеся локоны цвета тёмного мёда,

спадающие на высокую полную грудь переднем плане, а позади меня высокий

белобрысый мужчина с холодными рыбьими глазами.

Он огладил мою спину, спустился рукой ниже, и внезапно второй уж раз за вечер в меня

проникли мужские пальцы. Я вскрикнула, закусывая губу.

- Холодная и влажная, - процедил Крайс. – Папочка поигрался? Тебе не противно с

немощным стариком?

Он двинул пальцами, вырывая из меня новый всхлип.

- Я не… - пролепетала вновь, но он болезненно толкнул пальцами вновь, заставляя

выгибаться.

- Ага, потаскушка хочет настоящего мужчину? – я увидала, что он возится со штанами. -

Папочке не долго осталось, так что сегодня ты сменишь покровителя, Лирана. А Старика

хватит удар.

- Я еще принадлежу Двору… - простонала я.

- А ты покинула Замок Похоти, детка, - он хлопнул в ладоши, и свет погас. Теперь через

ставшее прозрачным стекло я увидала, как прямо под окном выходит с крыльца девушка в

моём платье и накинутом плаще с капюшоном. Машет кому-то рукой и садится в

поданную карету.

В этот момент пальцы уступили место иной части тела. Я зашипела, прикусывая губу,

когда он ворвался, грубо тараня не готовое к такому вторжению лоно. Ухватив меня

руками за волосы и бедро, вбиваясь в меня, он порыкивал от удовольствия, наваливаясь

всё больше. Хорошо, что теперь сиятельный мерзавец не видел отражения моего лица в

стекле. Я осознавала пробуждение той толики демонской крови, которая досталась мне от

матери. Смески не были редкостью, особенно вреди аристократии, но обычно

способности проявлялись пассивно, в виде экзотической внешности, долголетия или

особой притягательности. Реже – в виде какой-то способности. А мне вот подфартило.

Именно сейчас сдерживать свою хищную сущность не хотелось, но вдруг молокосос еще

нужен герцогу, да и дружок его где-то ходит.

Впрочем, всё решилось без меня. В комнатку, сшибая кресло влетел бесчувственный

Вильт Расано, а за ним вошла пятерка из личной герцогской стражи. Герцогского сынка от

меня оторвали и тут же скрутили, не обращая внимания на вопли протеста. Потом и вовсе

вырубили точным ударом, и уволокли. Я прикинула ситуацию и разозлилась еще больше.

Меня умудрились использовать.

- Ты не спешил, Долгер. Решил дать говнюку потешиться напоследок?

- Если бы так, дал бы ему поиметь тебя вдоволь и кончить, - на лице начальника

безопасности мелькнула гнусная улыбочка, - Просто этот, - он наградил пинком лежащего

Расано, - Очень шустрым оказался, едва поймали.

Уловила извиняющиеся нотки. Наверно сцена, где девочка лет шестнадцати стоит

обнаженной перед матерым мужиком и высказывает ему претензии, могла бы показаться

кому-то комичной. Но гвардейцы даже не улыбнулись. Да и мне было далеко не

шестнадцать, несмотря на юный вид. Один протянул мне покрывало, прикрыть наготу. За

что я ему премило улыбнулась.

Спустя еще полчаса я всё-таки покинула обитель порока. Одетая в брюки и кожаный

корсет поверх рубашки. Не стала спрашивать, почему герцог распорядился приготовить

мне такую одежду. Просто сделала пометку в памяти, еще запутать следы. Девицу,

укатившую в моей одежде, вернули как раз, когда я выходила. Её втолкнули в нижний

холл, кинжалом взрезали на ней плотный шелк и уже обнаженную толкнули охране.

- Ваша на всю ночь, - герцог карал не за то, что выполнила приказ сына, а за то, что не

поделилась информацией с кем надо. Судя по жалобному скулежу, наказание было

страшным.

Глава 2

Хорошие девочки расстегивают несколько пуговиц,

когда становится жарко.

Плохие девочки делают всем жарко,

когда расстегивают несколько пуговиц.

В свой особнячок я не поехала. Обжитого уютного домика было особенно жалко.

Облицованный серым и розовым мрамором двухэтажный домишко на пять спален

прятался в густом запущенном саду. Это был подарок от Вдовствующей Королевы Алалии,

которую за глаза звали Паучихой, и только самые приближенные девочки Матушкой.

Экипаж катился по предместьям. А я вспоминала, как рассталась с той, что заменила мне

родителей. Да, она использовала меня и других девушек в своих целях. Да, она была

жесткой, стервозной и авторитарной, разве что назвать её старухой не поворачивался язык.

Она действительно была паучихой, но паучихой со стальными принципами.

Вдовствующая Королева. На самом деле она была бабушкой нынешнему монарху, но у неё

толика проявившейся демонской крови сыграла почти ту же шутку, что и у меня,

продлевая юность тела. Потому она и понимала меня как никто. Именно леди Алалия

отказала мне в трёхлетнем контракте. Старая паучиха знала, что не протянет этих трёх лет.

Конечным пунктом для возницы была указана гостиница, в которой был снят номер и

ждал багаж в дорогу. Но экипаж я покинула на одном из перекрёстков, незаметно

растворившись во тьме проходных дворов.

Последние сомнения в том, нужно ли показываться на территории дворца, чтоб посетить

уютный особняк, расположившийся посреди увядающего сейчас сада, развеялись.

Рискнув и потешив своё любопытство, я проехала на заказанной пролетке мимо отеля, где

у меня были взят номер. Неприметный фургончик службы магического контроля с пёсьей

головой на борту стоял прямо против входа. Не сомневаюсь, что и у дома ждал сюрприз.

В этом году жрецам пришлось пойти на уступки, расширилась квота на разрешенных

практикующих магов. Они были нужны государству, и отрицать это становилось всё

сложнее. Вот и отлавливали одаренных самородков, чтоб закабалить их подчиняющими

артефактами или просто угрозами родне и заткнуть образовавшиеся места. Некоторые,

впрочем, работали на державу добровольно, хотя и не бескорыстно.

Что ж, в гостинице и дома меня не дождутся, во дворце делать мне более нечего. Все

бумаги и подопечных я передала, дела завершила. Припомнила последние дни моей

службы и недавний разговор с Матушкой Алалией.

К моему появлению в зале вчерашний приём перешел уже в менее формальную фазу,

присутствующие разбились на группки и беседовали. Слышался смех. Вдовствующая

королева сидела за столиком в углу, поглядывая на зал. Подошла ровно в тот момент, как

пара статных мужчин, беседовавших с нею, откланялись и удалились к группе своих

соотечественников.

- Марвейцы, - невзначай бросила Матушка.

- Завязать знакомство? – я задумчиво глянула в спины высокого брюнета и чуть менее

крупного блондина.

- Не стоит светиться, тебе это может помешать, - дальнейшие мои планы она, разумеется,

знала.

Я пожала плечами, принялась пересказывать содержание интереснейшей беседы недавно

состоявшейся в кулуарах между одним их старших жрецов и излишне деятельным

придворным. Алалия любила быть в курсе всех планов влиятельных людей.

- Прощай девочка, - сказала она мне напоследок, поймала мою руку, сжала. Она знала

меня немало лет, точно понимала, на что я способна и верила, что я выкручусь в любом

случае. Так что, дворец меня точно не ждал.

Осталось только передать сегодняшнюю документацию. Мы назначили встречу в одном

из любимых моих местечек, небольшой подвальной таверне. Юбку и шаль прихватила из

тайника. Одетая в простое платье горожанки Анни уже была внутри и вовсю флиртовала с

помощником трактирщика. Молодой человек надувался от важности и уже готов был

накрыть ладонью лежащую на стойке изящную ручку, как девушка заметила меня и с

очаровательной непосредственностью послав воздушный поцелуй парню кинулась

навстречу. Столик мы заняли в уголке, аккуратная уютная ниша словно предназначена

была для того чтоб в ней сплетничали две хорошенькие горожаночки.

Бумаги перекочевали к моей преемнице.

- Громила с архипелага теперь тоже на мне, - девушка предвкушающее закусила губку.

- Мысли о постели можешь сразу оставить, островитяне не уважают тех, в кого спускают.

- Ладно, - она посерьезнела, - Рассказывай про последнюю встречу.

И я принялась излагать события минувшей ночи.

В самую паршивую часть складского района пришлось добираться пешком, найти

возницу, готового прокатиться по этим улочкам в ночное время, было решительно

невозможно. Однако, зная все закоулки, а заодно и привычки обитателей, можно было и

проскользнуть.

Дождавшись, когда подозрительные тени скроются с нужной улочки, нырнула в дверь

нужного склада. Она не была заперта. Просторное помещение предварялось небольшой

комнатушкой со столом и парой видавших виды стульев. Мужчина отлепился от стены в

темном углу, окинул внимательным взглядом. И лишь потом позволил войти в следующую

дверь. Сам – остался.

- Чайка, - пророкотал находящийся внутри здоровяк. Сморщила носик, он знал, как я не

люблю это прозвище.

- Добрая ночь, Игвар, - откинула капюшон.

Еще двое не менее рослых мужчин уставились на меня с явным недоумением.

Светловолосые, чем-то похожие и так же увешанные оружием как их предводитель они

наверняка были какой-то его роднёй.

- Да это ж девчонка! – младший - совсем еще юнец – осклабился. – Это и есть сюрприз?

Старший хмыкнул, но слова не сказал.

- Мои родственники, - поясниль Игвар, - Лот и его дядя Ольсен.

Кивнула, у этих ребят не было принято болтать попусту. Игвар имел земли на востоке

архипелага, по-моему даже не один остров держал. Большая часть островитян жила

морем: рыболовством, торговлей, пиратством. А еще постоянными стычками друг с

другом.

- Но к делу, Паучиха выполнит обещание?

- Проливы закрываются до лета, - я вытащила свиток с многократно исправленным

списком, отдала воину. – Тут всё что нужно.

- Задаток? – и мешочек из моего декольте перекочевал в широкую лапищу. Эта

контрабанда хорошо оплачивалась.

- Как такую сладкую малышку отпустили с дорогими камнями в ночь?

- Так всех воинов вы начинаете задирать с порога, - я пожала плечами, затянула ворот

рубашки.

- А если мы тебе что-нибудь задерём, - договорить он не успел. Узкое хищное лезвие

царапнуло скулу насмешника и воткнулось в доски за его головой. Хм, надо же как

интересно вышло, ранить никого я не собиралась, он просто дернулся неудачно. Парень в

первое мгновение оторопел, а потом взревел и за оружие на поясе… и получил затрещину

от дяди.

- Остынь Лот. Прости моего племянника, красавица, он глупый и молодой.

- Я ж говорил, тебе понравится, - хохотнул их предводитель.

- Так это она прикончила Ода? – Ольсен огладил бороду.

- Игвар, прекращай уже показывать меня как цепную обезьянку своим друзьям, - тот

сделал вид совершенно не причем, а то, что его спутники каждый раз меняются – сущее

недоразумение. – Учти, в следующий раз явлюсь не я.

- Я кто?

Пожала плечами и загадочно улыбнулась. Понятия не имею, кому передадут честь

общаться с этими ребятами, но не сомневаюсь, что Алалия не ошибётся.

- Прежде чем уйдёшь, возьми подарок для твоей хозяйки.

Кожаный футляр, в котором скрывался маленький фиал с плотно притёртой крышечкой,

тоже перекочевал в ручку Анни.

- Красный арбус, - нас учили разбираться в ядах, но этот был из редких, судя по

загоревшимся глазкам девушки, нежно эти яды любившей.

- Дорогой подарочек, - поведала она, - От него и притивоядия нету, два-три дня и нет

человека. Мы посидели еще немного, и таверну я покинула так же одна, тепло

попрощавшись с Анни. Сомневаюсь, что когда-нибудь её увижу.

Заведение мамаши Жози не пустело и в ночное время. Здесь, в портовом районе, жизнь

зачастую кипела до самого утра. Держа стилеты наготове, прошла переулками до задней

стены весёлого дома. В темноте подворотни кто-то шумно удовлетворял похоть. Судя по

стонам к обоюдному удовольствию. Нырнула в душное нутро, кивнула приметному на

рожу охраннику, и сбежала в выкупленную давненько комнатку. Там меня ждала смена

одежды в дорогу и бесценный набор снадобий и оружия в тайничке. Эта

предусмотрительность оказалась не лишней. Рискнув и потешив своё любопытство,

проехала на заказанной пролетке мимо отеля, где у меня были взят номер. Неприметный

фургончик службы магического контроля с пёсьей головой на борту стоял в переулке

напротив входа. Не сомневаюсь, что и у дома ждал сюрприз. В этом году жрецам

пришлось пойти на уступки, расширилась квота на разрешенных практикующих магов.

Они были нужны государству, и отрицать это становилось всё сложнее. Вот и отлавливали

одаренных самородков, чтоб закабалить их подчиняющими артефактами, а лучше –

угрозой близким, да и заткнуть образовавшиеся места.

В просторном зале было людно, шумно и весело. Приняв ванну, я спустилась вниз,

увернулась от парочки шлепков по заднице, и нырнула за стойку к хозяйке заведения.

Дородная и грудастая, еще не растерявшая некоторой прелести баба держала и трактир, и

прилагающийся бордель железной хваткой. Оценив мой наряд, заключавшийся в высоко

подоткнутой за пояс и обнажающей бедро юбке да блузе открывающей плечи, кивнула

куда-то в левый, самый тёмный угол зала. Две компании матросов, по всему уходящих

завтра в плавание, отмечали это нехитрый повод традиционным способом. Хлестали

дешевое пойло, уплетали всё, что попадало на стол и тискали девок. Дело шло к тому, что

они либо передерутся, либо объединят усилия. Я ставила на первое. Наконец в чаду

разглядела на кого показывала мне мамаша Жози.

От первого же взгляда на фигуру мужчины занявшего угол, разбуженное сегодняшними

злоключениями либидо встрепенулось. Мне был дьявольски необходим мужчина, и

кажется, достойный кандидат на эту роль сидел сейчас за дальним столом и грыз сухарики

в ожидании заказа. Инстинкт самосохранения, предлагавший держаться подальше от

опасного типа, всерьез проигрывал любопытству и соблазну. Моя благодетельница указала

на блюда с дымящейся рыбиной и обжаренными в кляре овощами – его заказ. Я

поцеловала отмахнувшуюся, но довольную женщину в щеку, стащила из чьего-то заказа на

поднос тёплый салат, подумав, присовокупила бутыль рона и пару стаканов. И понесла

себя навстречу приключению.

Пока молча сгружала на стол снедь, его взгляд оценивающе поднимался по обнаженному

бедру, перешел на грудь. От этого почти осязаемого раздевающего осмотра сладко заныло

внизу живота. Чтоб поставить бутыль не поленилась обойти его, оперлась на стол и

впечатала неповинную тару в скобленую поверхность. Ноздри брюнета хищно

раздувались, видимо, уловил что-то в моём запахе. Демонья кровь! Ох, на что ж я

нарываюсь? Но и в моей крови уже бурлил азарт, возбуждение и предвкушение. Рыбка

захватила наживку. Осталось выяснить кто, же кому попался.

Наверняка этот носитель крови древних уловил и во мне частичку темного наследия, как

бы ни была та мала, но знать о себе давала. Что ж, осмотрела мужчину более внимательно,

смакуя, неспешно. Высок. Фигура поджарого хищника. Сильные руки, изящная кисть с

длинным пальцами. Я не обольщалась, наверняка эти пальчики могу свернуть мне шею в

миг. Тёмная, практичная, но явно дорогая одежда. Пара перстней. Жесткая линия

подбородка, чуть тронутая щетиной. Красиво очерченный рот. От того что мужчина

принюхивался, губ касалось выражение холодной надменности. Такими губами и приказы

отдавать, и женщину ласкать, они вообще были хороши настолько, что я облизнулась,

вызвав этим мимолетную усмешку. А потом я напоролась за ледяную зелень взгляда. Аж

дыхание перехватило. Но улыбнулась, бровью повела, бросив короткий взгляд на

свободный стул.

Мужчина встал. Наверно так встал бы со своего места барс, он вообще напоминал этого

дикого хищника. Шагнул, отодвигая мне стул и предлагая сесть. Вернулся на своё место,

разлил рон в стаканы. Кивнул мне. Выпили. Молча.

Я подождала, когда утихнет пожар в горле, принялась за салат. Мужчина невозмутимо

поглощал рыбу, отдавая должное таланту местного повара.

Снова забулькал рон. На этот раз зеленоглазый решил подать голос.

- Ты работаешь? – от хрипловатого баритона у меня волоски на коже поднялись.

Пробрало.

- Отдыхаю, - отсалютовала ему стаканом, - Какие были планы на вечер?

- Перекусить здесь и найти дорогой бордель, - честно ответил он, поедая меня взглядом, -

Но планы поменялись.

Моя голодная демонская сущность потянулась к нему как ребёнок к сладости. Пришлось

закусить губу, чтоб не простонать в ответ на еще один голодный раздевающий взгляд.

Стиснула бёдра от накатившего волной желания. Он втянул носом воздух.

Встали из-за стола мы одновременно.

- У меня комната, - бросила не оборачиваясь.

- Пойдем, - хрипло поторопил он.

Компании матросов, вопреки моим подозрениям решили объединиться и теперь шумно

сдвигали столы. Впрочем, с нашего пути они убирались очень своевременно.

Проходя мимо стойки, забрала появившийся на скобленой столешнице ключ. Мамаша

Жози коротко кивнула. Пара монет, блеснувших золотом, испарилась, кажется, даже не

коснувшись поверхности.

По лестнице взлетала горя нетерпением. Мужчина дышал мне в затылок. До номера он не

дотерпел. Когда я слегка наклонилась, отыскивая при скудном свете замочную скважину,

сзади меня прижало его мощное тело. Он убрал рассыпанные по шее волосы и прикусил

кожу за ухом, вырывая стон и едва не заставив меня выронить ключ. Второй рукой обнял

меня за живот, скользнул в разрез юбки, сминая, задирая ткань и отыскивая, накрывая

лоно. Белья на мне не было. Этот факт он отметил сдавленным рыком и укусил меня за

ушком уже сильнее. Потом и вовсе провёл языком оттуда к плечу. Я же пыталась понять,

что вообще должна сейчас сделать и мучительно вспоминала, в какую сторону надо

крутить ключ.

После раздавшегося щелчка, дверь была открыта пинком ноги. В комнату он меня внёс, не

отрывая руки от разгоряченного лона и приникая в меня двумя пальцами. Уже не в силах

сдерживаться, провокационно потёрлась попкой о его буквально рвущую сукно штанов

эрекцию.

Ответ не заставил себя ждать. Я была развёрнута, усажена на высокий комод, и

безжалостные пальцы вернулись в меня. Сквозь застилающую глаза пелену наслаждения

отмечала, как он возвышается предо мной откинувшейся на локти. Стоит меж бесстыдно

разведенных ног, мнёт своими сильными пальцами то одну, то другую грудь, прихватывая

болезненно ноющие соски. От этого удовольствие прошивало меня разрядом, заставляя

кричать и выгибаться. А он с каким-то исследовательским интересом смотрит на меня,

будто запоминая приоткрытый в бессвязном крике рот, налитую грудь с темными

вишенками сосков, мои конвульсивные в преддверии приближающегося финала движения

в такт его ласкам. Нависает надо мной, всаживая в истекающее влагой желания лоно два

пальца, с каждым разом находя во мне то самое чувствительное место, каждое

прикосновение к которому всё больше отрывает меня от реальности. Когда он неожиданно

наклонился к груди, припал к ней в терзающем, жестком поцелуе на меня обрушился

сметающий остатки соображения оргазм.

В себя мне прийти не дали. Мир еще не склеился из разрозненных кусков, когда меня

безжалостно сдёрнули с комода и буквально впечатали в стену. Вынуждая руками

обхватить его шею, а ногами талию. Я только успела отметить, что куртку он

благополучно скинул, рубашку успел расстегнуть, и брюки тоже, когда в меня мощно и

неотвратимо ворвался его член. Мой любовник замер, позволяя привыкнуть к его размеру,

если к такому вообще можно привыкнуть. Ощущала себя заполненной до предела, до

болезненного укола где-то внутри. Зато внутренняя сущность, чуток приглушенная

прошедшим оргазмом обрадовалась этому проникновению. Я попыталась обуздать её,

слишком уж агрессивно она вмешивалась в процесс. Но не успела, поскольку долго ждать

мужчина не стал, выскользнул, приподнимая меня руками за попку, и опустил обратно,

буквально нанизывая на себя. А потом снова и снова выскальзывал вместе с каплями

моего желания и мощно вбивался обратно. Он брал меня, уперевшись лбом в струганные

светлые доски и хрипло порыкивал с каждым толчком. От этого будоражащего звука меня

накрывало еще сильнее. И я сдалась, отпустила себя навстречу очередному оргазму,

стискивая моего любовника ногами, раздирая ногтями плечи и протяжно застонав

забилась в его объятиях. Сжалась, еще плотнее обхватывая его ствол, пульсируя, и

ощутила, как он в несколько резких толчков догнал меня и излился внутри, заполняя меня

горячим семенем. Ненасытная внутренняя сущность, блаженно улеглась где-то в глубине.

Мы затихли, тяжело дыша. Он - так же упираясь в стену лбом, и держа меня навесу. Я –

положив голову ему на плечо.

Наконец, словно опомнившись, зеленоглазый перенес меня на так и не востребованную

кровать. Отстранился, выскальзывая из меня еще подрагивающим, но не обмякшим

органом.

Запоздало изумилась. Надо же, еще и на ногах держится. Обычно моя маленькая хищная

сущность не разбирается, вытягивает все силы, стоит только перестать её контролировать

и держать в узде. Он же сел, бросив на меня какой-то виноватый взгляд. Отвернулся. И

принялся застегивать пуговицы. Так, это что значит? Всё? Поняла, что с таким

положением дел абсолютно не согласна. Прямо сейчас и вот этого конкретного мужчину я

хотела еще!

Решительно поднялась с кровати, стащила через голову блузу. Мужчина неверящее

обернулся. Расстегивая пояс и позволяя юбке упасть, переступила через ткань и прошла к

окну.

- Это всё, на что ты способен? – обернулась, распахивая створки в лунную ночь. – Душно.

Под окном что-то немузыкально горланили выпивохи.

- Очень интересно, - я услышала шелест одежды, бряканье пряжки. – Значит, ты хочешь

еще?

- Хочу! – с вызовом проговорила. И опираясь на высокий подоконник локтями, плавно

покачала бёдрами. На них тут же легли его горячие руки. Огладили, сдавили, прижимая

мою попку к мужскому паху. Синяков наставит. Так и не расслабившийся орган теперь

упирался мне в поясницу. Всё-таки мой нынешний любовник ростом был выше более чем

на голову, и тяжелее раза в два точно. Он об этом тоже подумал, отстранился вместе со

мной от окна, а потом на грубо обработанные доски упал свернутый плед. На него меня и

уложили животом, выставляя плечи под бледные лунные лучи. Я еле доставала

пальчиками пола, но ухватилась за внешний край окна, устроилась поудобнее. А потом

сразу, без ненужных прелюдий он толкнулся в меня. Проник, раздвигая головкой обильно

увлажненные складочки. Мучительно медленно вошел, задержался на секунду и так же

медленно вышел. Вошел снова, уже быстрее, потакая моему нетерпеливому ерзанию. Он

ускорялся с каждым разом, ночь оглашалась звучными шлепками его бедер о мои ягодицы

и моими стонами.

- Хочешь знать, на что я способен? – он ухватил мои волосы, на затылке, потянул,

немыслимо выгибая меня.

- Да, - прошептала.

Я не знаю, как он это делал, но угол, под которым он врывался в меня, был единственно

правильным, даря максимальное удовольствие от каждого толчка, от каждого скольжения

внутри. Его вторая рука прошлась по запрокинутому лицу, большой палец погладил

приоткрытые губы. Лизнула его, потом и вовсе обхватила и втянула, обводя языком. Он

застонал и отнял у моего рта игрушку.

- Громче! – прозвучал приказ. – Скажи громче!

А палец, мгновение назад бывший в плену моих губ надавил на попку, разминая и

поглаживая. Нажал сильнее, проникая в меня, растягивая и дразня.

- Да, - закричала я, задыхаясь. – Да, хочу!

Снизу засвистели, заулюлюкали, оценив представившееся зрелище. Моё запрокинутое

лицо и обнаженная налитая грудь, освещенные лунным светом, в окне с видом на канал,

не оставила равнодушным еще не редких в этот час прохожих. Послышались советы и

сальные шуточки.

Но меня это мало волновало, моего любовника тоже. Он вошел в меня особенно сильно,

на грани удовольствия и боли, лаская сзади уже двумя пальцами. И я вскрикнула еще раз,

коротко и пронзительно, прежде чем обмякнуть в его руках, раствориться во взрыве

удовольствия, разорвавшего мой мир.

Я медленно собиралась по кусочкам, снова принимая реальность. Пыталась восстановить

в памяти то удивительное чувство, которое начало накрывать меня в момент полной

близости с этим мужчиной. Словно отклик на призыв. Упоительное чувство узнавания.

Надеюсь там, куда я переезжаю, мне встретится кто-то подобный ему. Слишком

соблазнительно было расслабиться и наслаждаться процессом, не боясь навредить

партнеру. Не помню даже, когда еще мне было так хорошо. Нет, хорошо это не то слово.

Я вдруг поняла, что лежу и разглядываю потолок. А мужчина, что доставил мне столько

удовольствия, так и не кончив, вышел из меня. Уложил на кровать моё расслабленное тело.

Устроился между моих разведённых коленей, опираясь на локти, и с каким-то недоверием

и, кажется, радостью, наблюдал, как я прихожу в себя.

Глянула на него уже осмысленно, подняла руку и запустила её в тёмные, немного

спутавшиеся волосы. Мой зеленоглазый любовник вдруг поднялся, так, что его каменное

достоинство уперлось в меня там, где еще блуждали отголоски оргазма. Улыбнулся и

качнул бёдрами.

Прислушавшись к ощущениям, почувствовала, что снова хочу его. Его нельзя было не

хотеть. Мужчина качнул бёдрами опять, задвигался, но не проникая, а скользя снаружи.

Наклонился, припал губами к моей груди, подразнил языком вызывающе торчащие соски.

Я выгнулась навстречу этой ласке, сминая пальцами простыни. Обхватила его ногами,

вонзая пятки в твёрдые ягодицы. От невозможности ощутить сейчас эту наполненность

хотелось хныкать. Для него это не стало секретом.

- Попроси, - выдохнул он около моего уха своим будоражащим голосом.

Чувствительно куснул меня между шеей и плечом, заставив дернуться и зашипеть от

пронзившего удовольствия.

- Вот демон! – я застонала, когда он снова прижался, - Войди в меня, это невыносимо.

Он помедлил, потерся еще раз о разгоряченные складочки.

- Пожалуйста, - всхлипнула.

Восхитительная наполненность стала для меня подарком. Я вдавила его в себя пятками,

ухватила за руки и выгнулась навстречу этому проникновению. Внезапно комната

перевернулась. Мой любовник перекатился на спину, и теперь я сидела на нём верхом.

Что ж предложение я приняла, оценила, и начала двигаться. Почти позволяя ему выйти из

меня и насаживаясь снова. Рука зеленоглазого, надавливающая на низ моего живота,

позволяла ощутить, как его внушительный член движется внутри меня.

Захотелось доставить ему больше радости, отблагодарить, и я прогнулась, завела руку за

спину, нащупывая основание его достоинства. Скользнула ниже, от чего мужчина

судорожно вдохнул сквозь зубы. Начала ласкать промежность, надавливая пальцами.

Мой любовник ласку оценил. Рыкнув что-то одобрительное, поднял бёдра, подхватывая

моё движение на нём. Приближение его оргазма ощутила и между ног, и пальцами. Его

член, стал еще больше, заполняя меня до отказа, запульсировал. От вида его

запрокинутого лица, искаженного страстью, от его хриплого стона, от толчков семени, что

выплескивалось в моём лоне, на меня так же стремительно накатил который уж за сегодня

вал удовольствия.

Я лежала распластанная на широкой твёрдой груди и слушала, как выравнивается ритм

сердца и дыхание незнакомца. Меня охватывало кольцо его сильных рук, пальцы чуть

поглаживали волосы. Наверно, сейчас я могла сказать, что счастлива. От одной мысли о

том, что между нам только что происходило, в животе родился приятный сладкий спазм,

вытолкнувший из меня расслабившийся, наконец, орган. По бёдрам потекли горячие

струйки моей и его влаги.

С улицы по-прежнему долетали звуки пирушки, музыка. Вдали зазвучала колотушка

стражи и тут же часовой бой.

Мужчина завозился. Подняла голову, чтоб натолкнуться на его тёмный взгляд.

- Хорошо, что я нашел тебя, - неожиданно заговорил он своим пробирающим баритоном.

- Скорее я тебя нашла.

Распрямилась, высвободилась из уютных объятий и слезла с него. Достала валяющуюся

на полу юбку с поясом. Скептически осмотрела, принялась отряхивать светлую ткань.

Похоже на неё кто-то пару раз наступил.

- Мне пора уходить, - я обернулась к нему, потому видела, как он мгновенно помрачнел.

- Не думал, что скажу это женщине, но отпустить тебя я не в силах, - он тоже сел,

прижимаясь ко мне сзади своим влажным от пота телом, - Я хочу, чтоб ты пошла со

мной…

Ну вот, начинается. А так всё чудесно шло. Вздохнула украдкой, натянула самую

невинную улыбку, развернулась и толкнула его на кровать.

- Это предложение? – надеюсь, в глазах у меня застыл должный восторг.

- Что? – он вдруг погладил меня по щеке, отвёл с лица растрепавшиеся волосы.

- Ну, ты делаешь мне предложение? Быть с тобой. Вместе навсегда? – я улыбнулась еще

восторженнее.

- Э-э-э… ты меня не поняла, - напрягся он. – Я смогу тебя обеспечивать, ты не будешь

нуждаться…

Заткнула его коротким поцелуем.

- Да всё я поняла, - выдохнула уже серьезно.

И раздавила у него на груди капсулу парализующего заклинания – просто неоправданно

дорогую игрушку.

- Это невозможно.

С сожалением провела еще раз по его груди, поцеловала в подбородок. Действительно

пора было уходить. Быстро начала одеваться.

- Я тебя не забуду, - донесся с кровати тихий голос.

- Ты даже имя не спросил, - пожала плечами я и шагнула к двери.

Заклинание обещало до получаса неподвижности, но с этим мужчиной я ни в чем не была

уверена. Потому спешила.

- Останься.

Но я уже шагнула за дверь и, отогнав сомнения, заперла её за собой. Прошла до лестницы,

свистнула охраннику, стоявшему внизу, бросила ему ключи от номера, в котором был

заперт мой брюнет. Тот лишь кивнул. На цыпочках вернулась обратно, выдернула из пояса

ключ к комнате напротив, и, быстро шагнув внутрь, заперлась. Оказалось, спешила не зря.

Послышался удар. Я прижалась к едва заметной щели в досках и выглянула в коридор.

Еще один удар и дверь номера напротив больше не запиралась. Нечем было. Он её просто

выломал. Вот тебе и полчаса. Взбешенный брюнет в куртке на голое тело вылетел из

номера, застёгивая на ходу штаны. Дальше я его уже не видела, но слышала, как

прогрохотали по лестнице сапоги. Я вздохнула, отёрла с бёдер влажным полотенцем следы

нашего бурного времяпровождения. И начала стремительно собираться. В том, что

мамаша Жози меня не сдаст, я была уверена, а вот в охране – не очень. Так что буквально

впрыгнув в мужскую одежду, закутавшись в плащ и закинув за спину давно собранную

котомку я распахнула окно.

Но задержалась. Хулиганская мысль не давала мне покоя. Еще раз оглядев в щелку сколько

возможно коридор и, никого не заметив, метнулась в выбитую дверь номера напротив.

Нашла небрежно брошенную рубашку. Темный шелк хранил его запах. Я запихала свой

маленький фетиш в котомку к остальным вещам и вернулась к себе.

Окно этой комнаты выходило на крышу дровяного сарая.

Спустившись в доки, надвинув шляпу поглубже, запетляла по кривым улочкам к одному

из складов. Один знакомый тролль обещал, что там всегда можно отсидеться, а мне и надо

было подождать несколько часов. А потом… Потом меня ждала новая жизнь.

Глава 3

С неповторимым мужчиной — хочется повторить!

Рассвет только забрезжил, когда я распрощалась со стариком сторожем и зябко кутаясь в

куртку брела по причалам.

«Зираэль» был заслуженным фрегатом, но крепким. На этом судне десяток лет назад я

плавала в Марвею. С родителями. Тогда они были еще живы. Всё это было словно в иной

жизни, еще до того злополучного налёта и пожара. До моего вступления в ряды летучего

эскадрона девиц вдовствующей королевы Алалии. До того выворачивающего душу

события, о котором я так старалась забыть. Официально, мы выбрались тогда в море для

совершения оздоровительной прогулки, и навестить родню в Марвее. На самом же деле во

мне просыпалась кровь. Учитывая службу магического контроля, и вообще отношение к

магам в Илирии – меры приходилось принимать срочно.

Я вынырнула из воспоминаний, уставившись на нитку разгоравшейся зари.

У сходней, на которые закатывали последние тюки и бочки, стояло несколько матросов,

явно устроивших себе перекур. У них и узнала где искать капитана.

Деньги за фрахт каюты я внесла, как только до меня дошли слухи, что фрегат вошел в порт

Лавана. Капитан действительно нашелся в небольшой надстройке на юте. Карас Далин

почти не изменился за эти десять лет. Всё такой же дублёный, высоченный и

громкоголосый. Что-то связывало его с моей семьей, возможно в плавании был шанс это

узнать. Однако, сейчас морской волк был неожиданно мрачен. Посматривал в

иллюминатор, и когда увидал меня, потемнел совсем. Шляпу я стащила сразу, как вошла в

тепло. Так что не узнать меня он не мог.

- Доброе утро, капитан Далин!

- Леди Лира, - он поприветствовал меня кивком, заговорил тихо, - Скажу сразу, возможно,

для вас будет лучше перейти на другой корабль. Деньги я верну, еще и прибавлю.

Эта реакция сразу заставила насторожиться. Найм судна вообще был узким местом в моём

плане. Способов попасть в Марвею имелось несколько, но перехватить меня на перевалах

было проще, чем в море. Потому я и посчитала прибывший фрегат знаком судьбы. Но

сейчас что-то явно пошло не так. Я попятилась к выходу, натягивая шляпу.

Дверь распахнулась, вынуждая меня обернуться. Мужчина заслонял собой дверной проём.

- Какая негаданная, но счастливая встреча! – и мрачная радость была в этом голосе.

Я стрельнула глазами, ища пути отступления. Но, похоже, единственный выход был

перегорожен нежданным визитером.

- Кажется, я ошиблась судном, - резюмировала я. И уверенно пошла на выход, наивно

рассчитывая, что мужчина подвинется.

Не подвинулся. Еще и за талию меня прихватил.

- Леди! Вы так стремительно нас покидаете? А между тем вы едва успели к отбытию!

- Что вы себе позволяете? Пустите меня! – я дернулась.

- Ночью ты молила об ином, - щекотнул мне ухо хриплый баритон.

Потом мужчина потянулся к поясу, где висел темный жезл, наставил его на меня.

Капитан Далин пытался что-то сказать, но этот властный тип остановил его одним

коротким взглядом. Увернуться от разряда почтив упор, я не успела – что ж, теперь я вижу

предмет моего последнего шпионажа в действии. Но осесть на затоптанные доски мне не

позволили. Сильные руки подхватили, прижали и куда-то понесли. Надеюсь, в каюту, а не

выбрасывать за борт.

По палубе до бака он буквально пролетел, умудрившись не запнуться о бухты канатов и

разваленные по палубе тюки. Спустя минуту меня внесли в тёмное помещение. Это была

одна из пяти пассажирских клетушек-кают, кажется, сама просторная из них. И судя по

тому, что тут уже были разложены кое-какие вещи - комната оказалась обитаема. И моею

быть никак не могла.

Общая вялость от заклинания еще не прошла, но смотреть и думать это не мешало, хотя и

жутко хотелось спать. Но это было скорее последствием непростых последних дней.

Поспать вволю удавалось не часто, так что я рассчитывала наверстать недосып во время

плавания. Путь до Марвеи занимает чуть больше недели, хотя сейчас перед самым

сезоном штормов возможны сюрпризы. И что-то мне подсказывает, что спать в эту неделю

мне не дадут.

Брюнет тем временем уверенно потрошил мои вещи, а я уже внимательнее изучала его.

Жесткое, даже суровое лицо обладало тем не менее богатой мимикой. Он заинтересованно

поднял бровь, заглядывая в мой ларец с зельями и футляр заклинательных капсул. Бросил

на меня короткий взгляд и запер находку в намертво прибитом к полу сундуке. Вещи он

вообще осматривал профессионально и споро. Чувствовалась умелая рука. Нашел монетки

в куртке, нашел потайной кармашек для капсул в поясе, и его тоже убрал в сундук.

Отмычку и другие мелочи в корсете не нашел, чем меня очень порадовал. Когда добрался

до свёртка с кружевными и атласными штучками, то смерил лежащую на кровати меня

уже более долгим взглядом, видимо, прикидывая, как это будет смотреться на натуре. Явно

остался доволен.

- Прекрасное обрамление для твоего тела, - послышался его негромкий голос.

Отвечать не стала. Судя по усилившейся качке и крену на левый борт, судно отчалило и

теперь разворачивалось. Где-то вдали погромыхивала рында. Значит, к местным ловцам он

отношения не имеет. И велик шанс, что тот, кто присылал красиво упакованный кнут и

розу, меня не достанет. От одного воспоминания об этом меня невольно передернуло.

Лишь бы убраться подальше. А в Марвее я сумею затеряться. Неожиданно сообразила, что

мой случайный любовник и теперь уже пленитель, несмотря на очевидные в целом

намерения, совершенно не вызывает во мне паники. И чутьё на неприятности промолчало

о нём. Неужели отказало? Теперь, когда я разглядывала его, мне всё сильнее казалось, что

где-то я его уже видела. В других обстоятельствах. В другом месте и в другом виде.

А еще оставалось непонятным, как этот брюнет меня нашел.

Обыск подошел к концу. Напряженно ждала реакцию мужчины на черный шелк,

переложенный на дно багажа. Рубашку он достал с каким-то восторженным неверием.

Улыбнулся, от чего его лицо совершенно преобразилось, обретая притягательную силу.

Вспомнила, как он улыбался, нависая надо мной. Как его тело мерцало от мельчайших

капелек пота, как дразнящее он упирался между моих ног… Перевела взгляд на потолок.

А мужчина шагнул ко мне. Ну да. Теперь досмотреть осталось только меня. Обувь, нож,

спица, монета. Куртка. В куртке было много всего, на столе выросла целая горка.

- Как тебя зовут? – он расстегнул на мне ремень, попутно осматривая пряжку.

- Уместное любопытство в момент, когда стаскиваешь с женщины штаны, - фыркнула я.

- Не собираешься же ты спать в одежде?

- Спать? – я, признаться, не поверила.

Незнакомец тем временем стащил с меня теплую рубашку, оставляя в тонкой льняной

сорочке на лямочках. Я зябко поёжилась и обхватила плечи руками, выдавая ему, что уже

вполне способна шевелиться.

- Двигайся, - тут же скомандовал он, быстро раздеваясь.

Одежду складывал аккуратно, на стул. Поймав меня на разглядывании, только

ухмыльнулся.

- Да двигайся же, - и меня оттеснило с края кровати его тренированное тело.

- Ты действительно собираешься спать? – не поверила я.

Мужчина тяжело выдохнул, по-хозяйски облапил меня тяжелой рукой, прижимая к себе.

- Я всю ночь прочесывал доки, выискивая, куда ты пропала. Сорил деньгами и угрозами,

гонял матросов. А неделька выдалась напряженная, - признался он, утыкаясь в мои

волосы, полежали в тишине, прежде чем он негромко добавил. – Арван.

- Что? – сквозь дремоту не поняла я.

- Если вдруг ты решишь во время секса выкрикивать моё имя, - устало пояснил он, - то

можешь называть меня Арван.

Он снова уткнулся в мои волосы и, кажется, действительно уснул. А я чуть не впервые не

нашла, что и сказать. Завтра разберусь. Проблемы надо решать по мере поступления. С

фрегата в открытом море я никуда не денусь, зато плыву в нужном направлении. И, если

честно, против этого мужчины в своей постели я ничего не имела. С этой мыслью я и

отключилась, выдохнув напоследок

- Лирана.

Хотя, сомневаюсь, что меня кто-то слышал.

Сон мой был предельно эротическим, хотя точно вспомнить его я бы затруднилась.

Между ног всё горело и трепетало от ритмичных прикосновений. Грудь налилась жаром,

дыхания не хватало.

Наверно в этот момент я и поняла, что никакой это не сон. Дыхания мне не хватало,

поскольку лицом я уткнулась в постель. Под моим животом лежала пара подушек, изгибая

тело под весьма интересным углом, а в моей попке медленно, но неотвратимо двигался

член.

- Арван, - выкрикнула я, дергаясь вперед.

- Да, детка, - послышался надо мной хрипловатый баритон. – Можешь кричать еще

громче.

- Нет, Арван, убери его, – дёрнулась снова, ожидаемо сжалась.

Этот негодяй замер, видимо, чтоб не повредить мне. Давая расслабиться. Вырваться мне

не давали подушки и стальная хватка его пальцев на бёдрах.

- Давай прорепетируем еще, без лишних слов, только имя, - он легко толкнулся в меня

пару раз, и неприятным это не было.

Вот демоны, что он сделал, пока я спала? Меня раздирали противоречивые ощущения от

его наглого вторжения, первого испуга и неожиданного острого удовольствия, которое

начали приносить его движения. И не стонать не получалось.

Я лежала, принимая на себя тяжесть тела Арвана, а в себя твёрдость его члена. Последней

каплей, снёсшей к демонам скованность, стала его рука, скользнувшая мне под бедро. Его

длинные пальцы накрыли разгоряченное лоно, сжали, задвигались между складочками.

Тогда я ощутила, насколько мокрой была от всего происходящего. Голова кружилась от

прошивающих меня разрядов удовольствия.

- Арван, - простонала не сдерживаясь, и когда его движения изменились, уже громче, -

Арван!

Моя попка внезапно опустела, а на спину брызнула горячая жидкость. Кажется, именно

это, а еще ласкавшая меня рука, стали толчком, спустившим тугую пружину моего

наслаждения.

Он аккуратно водил по моей спине влажной тканью, убирая следы своей страсти.

Завозившись, сползла с пьедестала из подушек, одёрнула обнаруженную подмышками

сорочку и отвернулась к стенке. Тяжелое тело почти сразу опустилось позади, на бедро

легла чуть шершавая рука. Я не отреагировала. По-прежнему пыталась понять, как же так

спокойно допустила его до себя. Смущало то, что он просто воспользовался мной спящей,

да еще и так, но больше смущало, как сильно мне это понравилось.

- Лирана, - надо же, слышал вчера.

Промолчала.

- Можешь даже не изображать обиду, ты наслаждалась этим не меньше меня, - вот индюк

самодовольный, я резко развернулась к нему. Замерла нос к носу.

- Не смей больше так делать!

- Разбудила меня стонами, была вся влажная, податливая и расслабленная, - в его словах не

было ни извинения, ни раскаяния, - Я же не железный, а о твоей попке мечтал еще с

вечера.

На вышеозначенную часть опустилась его тяжелая ладонь, сжала.

- Если тебе опять приспичит засунуть куда-нибудь свой член, - взяла его руку за большой

палец, оторвала от собственной ягодицы, и уложила на его бедро, - Попробуй вставить его

себе в задницу!

- Говорить ты можешь что хочешь, - наглый брюнет подпёр рукой голову, - Твоё тело

выдавало тебя.

Он тронул пальцем мою обиженно надутую губку. Я тут же попыталась его цапнуть за

наглую конечность, но не преуспела. Обиженно сопя, опять отвернулась к стенке, еще и

покрывало на себя натянула. Арван только хмыкнул, и кажется, откинулся на спину. Так и

замерли в тишине, слушая шелест волн по обшивке, невнятный шум с палубы, скрип

дерева. Лежать и дуться мне надоело довольно быстро, но вставать и признаваться в этом

не хотелось. Наконец раздался резкий звон корабельной рынды.

- Пойдём завтракать, страдалица, - и с меня просто стащили одеяло.

Попыталась поджать к груди ноги и натянуть сорочку ниже. Не помогло.

- Мне отсюда открывается такой вид, что завтрак мы, пожалуй, пропустим, - заявил Арван.

- Э нет. Я голодная! - с кровати буквально вскочила.

Поняла, что меня он просто провоцировал. Поскольку был уже полностью одет и сидел на

столе, листая какие-то документы. Я встала, прислушиваясь к ощущениям, но

дискомфорта почти не было, потому гордо прошествовала к своим вещам и начала

утепляться.

Завтракали в крохотной кают-компании на юте. Капитан поглядывал на меня напряженно,

и виновато. И других пассажиров я не заметила, что показалось мне несколько странным.

Потом я сбежала от мужчин, прогулялась вокруг бака и, устроившись на бухте каната,

смотрела на тёмные волны. День выдался пасмурный, и хотя мы шли в виду берега тут

крепко задувало. С детства любила море. В Кастане, где я жила с родителями тоже было

море. Но другое, более светлое и более холодное. Мою любовь к воде легко объяснялась.

Именно она откликалась на мой дар.

Он подошел и оперся на фальшборт рядом. Мысли мои сами собой свернули на этого

странного мужчину. Он обладал властью приказывать капитану Далину. Он точно

встречался мне где-то ранее. Он был демонски хорош в постели, но это к делу, конечно не

относилось. Долгое время ничего не нарушало тишину.

- Ты мёрзнешь тут, поскольку не хочешь идти в мою каюту? – задал он правильный, но

неудобный вопрос.

- Я ведь единственная пассажирка на борту. Почему?

- Я выкупил фрахт судна, и Карас должен был отказать всем пассажирам, уже оплатившим

каюты. Тут только я и мои люди.

- Кроме молодой девушки, - не спрашивала, констатировала факт я. – Которую в любом

случае планировалось соблазнить.

- Я ж не знал, что встречу в порту тебя, - он обернулся, поглядел на меня через плечо. - А

девушка, отважившаяся плыть на корабле полном мужчин без сопровождения, должна

отдавать себе отчёт во всех подстерегающих опасностях.

- Или у неё нет выбора.

- От кого ты бежишь? – неожиданно спросил он. Я поджала ноги к груди и попыталась не

вспоминать, острую рвущую боль и тут же щелчки кнута по бедрам, спине, животу.

- Лирана, послушай, - Арван сел рядом, обнял, притягивая к себе, - Я уже говорил, что

отпускать тебя не собираюсь. У тебя будет дом и безопасность, уж это я могу обеспечить.

Я промолчала. Какой смысл возражать, он ведь всё решил. Я становлюсь содержанкой, он

снимает мне домик, назначает какое-то довольствие в зависимости от щедрости и

получает возможность иметь меня в любое удобное время. Всё это я могла получить и в

Илирии. Хотя вру, ни с кем мне не было бы так хорошо. Надо будет еще выяснить, что за

шутки крови. Внутренняя сущность, охочая до чувственных наслаждений, сейчас уютно

дремала где-то в глубине сознания и просто наслаждалась соседством с этим хищником.

Пауза явно затянулась. Но сидеть вот так, на ветру, в объятиях мужчины было приятно.

Положила ему голову на плечо. Ветер заметно усиливался. Под отрывистые команды

матросы сворачивали часть парусов. «Зираэль» буквально летела над волнами.

- Пойдём в каюту? – он тоже смотрел куда-то за горизонт.

- Я хочу отдельную, – решила обозначить позицию сразу. - И все свои вещи.

- Тебе со мной плохо? - я чувствовала, как он напрягся, хотя и не обернулся, задавая этот

вопрос.

- Мне с тобой хорошо, как ни с кем. Только я собиралась отсыпаться всё время плавания.

Не только у тебя были тяжелые деньки, - и ни словом не соврала, между прочим. – А ты

явно хотел поработать.

Я припомнила документы, которые он тщательно собрал со стола и спрятал в сундук.

- Хорошо. Но ночуешь ты у меня, - вот же упертый.

- Чтоб ты опять домогался меня с утра? – я отстранилась, встала.

- Ничего такого, что тебе не нравилось бы, я не сделаю, - опять эта самодовольная улыбка.

– И домогаться начну прямо с вечера.

Отвечать не стала, у меня зрел план маленькой мести.

Я действительно перебралась в соседнюю клетушку. Здесь было холодно, но мне принесли

жаровню с углями, так что после обеда я устроилась спать в тепле. Только вот сундучок и

пояс он мне так и не отдал. О доверии и речи не шло.

Глава 4

Девушки могут всё, только некоторые стесняются.

Я задергалась и закричала, когда он навалился в темноте, тыкался своим членом в бедро,

пытаясь проникнуть в меня, и хрипло дышал на ухо. Вырваться и убежать не давали

веревки, держащие мои ноги разведёнными. Руки тоже были заведены за голову и

привязаны к изголовью. Наконец прижав меня за шею, уткнув лицом в мокрые смятые

простыни, он больно втиснулся в узкое не готовое принять его отверстие. Зарычал,

заглушая мои всхлипы. Долбился снова и снова, когда я почувствовала, как пробуждается

хищная демонская сущность, растекается по крови, готовясь наказать обидчика.

Издевательства над моим истерзанным лоном прекращались. В ход вступала плеть.

Кожаные ленты впивались в кожу, заставляя тело дрожать и извиваться, и снова дрожать в

ожидании нового удара, когда он поглаживал меня кнутовищем, прежде чем размахнуться

и ударить снова.

- Ты подчинишься, маленькая сучка, ты станешь послушной.

Сегодня он перевернул меня на спину, освободив одну ногу. Свист. Острая боль обожгла

живот и грудь.

Я заорала.

Вздрогнула и забилась, крепко стиснутая в сильных объятиях.

- Тише, тише малышка, - хрипловатый баритон отрезвил, заставил замереть и открыть

глаза.

- Как ты … - я перевела взгляд на выломанный засов на распахнутой двери.

- Чем орать от ужаса здесь, - он поднял меня на руки, - Лучше будешь стонать от

наслаждения в моей постели.

Не дожидаясь возражений, он просто вынес меня в коридор, пошел к двери своей каюты.

Похоже, мой крик привлек внимание. Я заметила в начале коридора капитана с

помощником и еще двух мужчин, выглянувших из соседних помещений.

Сгрузив меня на кровать, мой заботливый любовник вышел, вернулся с так и не

разобранным после переезда багажом. Вышел снова. На этот раз надолго.

Выходит, кошмар опять вернулся. Я сидела на кровати, как была в сорочке. Обняв колени,

и легонько раскачиваясь. Потом сообразила, что в таком виде меня и пронесли по

коридору. Теперь ясно, почему так лица мужчин интересно вытянулись. Хихикнула, едва

сдерживаясь. Потом еще раз. Наконец нервно рассмеялась, уткнувшись в подушку.

Так меня и застал Арван.

Оказывается, он притащил блюдо с нарезанным мясом, гроздью винограда и козьим

сыром, а еще бутыль вина подмышкой. Пить его предполагалось из кружки, которая

обнаружилась в кармане.

Он осмотрел переставшую хихикать и нацелившуюся на еду меня, ловко вскрыл бутыль,

сунул мне в руки кружку и тут же налил едва не до краев. Учитывая, что корабль изрядно

качало, я поспешила отпить, чтоб не облиться. А он взял и долил еще. Вызов значит. Вино

выпила, кружку перевернула. Почувствовала, как тепло разливается по напряженному

телу. Арван же спокойно отпил прямо из бутыли, вернул в горлышко пробку.

- Ну, хоть порозовела, - блюдо с едой тут же переместилось ближе к постели.

- И почему я такая голодная? – невольно сглотнула слюнки.

- А ты ужин пропустила, - невозмутимо ответил он, - Я тебя звал, но безуспешно.

Проследила, как в неверном свете подвесного магического фонаря он одним движением

снимает свитер и расстегивает рубашку. Зрелище было весьма волнующее, с каждой

пуговичкой обнажалось всё больше его великолепного торса. От воспоминания о том, что

его тело способно творить с моим, сладко заныло внизу живота. Я поёрзала. Он хищно

принюхался, в который раз заставляя задуматься, да что за демоново обоняние у него.

Судя по всему, моё возбуждение Арван учуял, рубашка была сдернута в мгновение.

Однако одежду не швырнул, положил аккуратно, как и свитер. В заведение мамаши Жози

его такие вещи мало волновали, а значит здесь и сейчас работает железный самоконтроль.

Не припомню за собой такого, но мне это показалось вызовом.

- Покорми меня! – я облизнулась.

Приборами он не озаботился, потому кусочек холодного окорока протянул мне рукой.

Подношение ухватила зубами, так, что он едва успел отдернуть конечность. Мой хитрый

любовник предвкушающее улыбнулся. Виноградину, отделенную от кисти, покатал, а

потом обвёл ею мои губы. Приняла ягодку в рот, слегка обласкав подушечки его пальцев.

Следующий кусочек мяса мне не отдал, а подразнил, покачивая едой перед носом,

откинулся, положил его на свой живот. Его возбуждение было очевидно. Я подползла,

прогнулась, припадая на локти. Знала, что сорочка сползет с высоко задранной попки.

Провела губами по коже, лизнула, чувствуя, горьковато соленый вкус моря. Воды для

умывания вокруг было сколько угодно, но не пресной. Наконец подобралась к добыче,

вбирая её губами и помогая себе языком. Арван резко выдохнул. А меня уже ждал еще

кусочек. Дорожку до него выписывала кончиком языка, целуя его рельефный живот. Член

Арвана подрагивал в такт моим ласкам, туго натягивая ткань так и не снятых штанов,

когда я подбирала губами с его тела кусочки еды. В какой-то момент оказавшись

достаточно близко потёрлась о него щекой прямо через грубую материю.

Дальше ждать мой любовник не стал. Я оказалась перевернута и прижата спиной к

постели. Сорочка показалась свершено лишней, мы от неё быстро избавились.

Надкушенная виноградина скользила по ареоле соска, увлажняя её. Дальше следовал

ветерок дыхания и легкое прикосновение языка, заставляющее то хвататься за постель, то

запускать пальцы ему в волосы. Иногда на затвердевших ноющих сосках плотно

сжимались губы, а иногда им доставались и лёгкие покусывания. За каждый новый стон

меня награждали виноградиной или кусочком сыра с лёгким ореховым вкусом, не

прерывая этих сладких гастрономических ласк. Еда заставляла отвлекаться от приступов

наслаждения, рождаемого от прикосновений к груди.

И снова сквозь ресницы я видела его глаза. Мой демонов мужчина наслаждался тем, как

отзывается моё тело, с интересом ловил все мои реакции, улыбался.

Наверно просто кончилась запасенная еда, поскольку он наконец прекратил эту пытку

пограничным удовольствием. Внезапно ощутила его язык на коже живота, он скользил всё

ниже и, наконец, нырнул между раздвинутых пальцами складочек.

- Вкусная, - от этого шепота и его бесстыдного прикосновения я задрожала, а он припал

между разведёнными бёдрами уже всем ртом. Это стало последней каплей, отозвалось

маленьким взрывом в животе. Жаркие жадные губы всё пили и пили меня, накрывали,

вбирали в себя. А руки удерживали за талию и бедро, чтоб я не могла вырваться,

ускользнуть от сладкой пытки языком.

Когда он, наконец, решил что с меня достаточно и перешел к легким успокаивающим

поцелуям бёдер я лежала обессиленная но счастливая. Арван потянулся и устроился рядом

со мной, перебирая разметавшиеся по постели волосы. Он так и был возбуждён, и по-

прежнему в брюках. С некоторым усилием мне тоже удалось подтянуть колени и

устроиться, уютно свернувшись на боку. Рука потянулась к его плоти сама, погладила

сквозь ткань. Сейчас я не думала ни о какой мести, только о том, чтоб доставить ему

равное удовольствие. Поймала одобрительный кивок. Кажется, мне передали инициативу.

Вещи со стула всё-таки пришлось скинуть на сундук. Я ухватил пальчиками за пояс,

потянула его массивную фигуру с кровати и толкнула на стул. Тот протестующее

скрипнул. Сама же опустилась на колени на линялой тюленей шкуре между его

разведенных ног. Мне хотелось видеть его лицо и хотелось, чтоб он видел меня. Арван

следил за мной с вальяжностью сытого кота, но вид был обманный, всполохи в глазах и

недвусмысленная твёрдость в штанах выдавали его напряжение. Потёрлась о него щекой,

подбородком, вдыхая знакомый уже запах. Пальцы же сражались с грубой кожей ремня и

массивной пряжкой. Помогать он не спешил, но когда галантерея была побеждена,

привстал, позволяя приспустить одежду.

Обхватила упруго вырвавшийся из плена штанов член ладонями, краем глаза отмечая, что

хозяин всего этого богатства пристально наблюдает за моими действиями. Как то

получилось, что за время нашего знакомства с Арваном изучить главный инструмент этого

знакомства мне пока не удавалось. Только сейчас представилась возможность и осмотреть,

и прикоснуться, и отведать…

Обычно ласки такого рода я не любила, но сейчас не возникло даже тени сомнений в

правильности всего происходящего. Его демонски хотелось попробовать. Пока одна моя

ладонь скользнула на рельефный живот моего потрясающего любовника, вторая чуть

придерживала подрагивающее достоинство. Я подалась навстречу, почти уткнулась в него

носиком и втянула воздух. Да, сейчас этот будоражащий запах был необычайно силен.

Пока поглаживала пальцами твердокаменный пресс, губы уже выпустили тёплое дыхание.

Провела языком вверх, исследуя сложный путь едва выступающих вен, добралась до

головки и обвела уже её. Слизнула солоноватую каплю. Слушая, как учащается дыхание,

подняла взгляд к его лицу.

Хищно улыбнулась и облизнулась.

- Покорми меня! – повторила, глядя в тёмную зелень прищуренных глаз.

- Приятного аппетита, - ответил, кривовато усмехнувшись.

Слегка качнул бёдрами, обозначая прикосновение к моим припухшим, искусанным ранее

губам.

Дальнейших приглашений ждать не стала. Привстала, всё так же опираясь рукой на его

живот, и обхватила губами, вбирая в себя. Первой наградой за плотно сжатые губки мне

стал стон. Всё-таки его член был слишком велик, на нём вполне осталось место под мою

ладонь, а то и под обе. Ею и обхватила, придерживая и направляя.

Исследовала доставшуюся мне игрушку губами и языком. Любовно, нежно и со вкусом

обхватывала и облизывала. Удовлетворённо отмечая наиболее чувствительные места, по

сдержанным стонам и изменению дыхания. Иногда меняла ритм, и в этом же ритме

плавилась разливаясь по крови моя обычно хищная, но такая уютная сейчас сущность.

Моя ладонь с живота постепенно сползла в эпицентр событий. Пальчики пробежались,

поглаживая грубоватую кожу под членом, сдвинулись ниже, на промежность, отыскивая и

надавливая на нужную точку.

Руки Арвана вцепились в подлокотники, и побелевшие пальцы выдавали нешуточное

напряжение моего любовника. Уже несколько раз я не давала ему кончить, оттягивая

мошонку и продолжая ласкать. Всё так же нежно, любовно и со вкусом. Мне нравилась

гладкая влажная кожа, с рисунком вен, по которой легко скользили мои губы. Мне льстили

его несдержанные стоны, как отклик на мои действия, будоражили кровь, вызывали

собственное возбуждение. Нравилось хриплое дыхание, голова, запрокинутая так, что на

беззащитно подставленном горле отчётливо ходил кадык, и моя толика демоновой крови

буквально вскипала от желания быть еще ближе к этому мужчине. И мне нравился его

запах и вкус, уже слегка коснувшийся моего языка, он будоражил и пьянил.

Наконец, сама потянула его руку себе на затылок. Он меня понял верно, зарылся в

небрежно скрученные волосы своей лапищей. Подобрался и задвигался во мне сам,

быстро и отрывисто. Уже спустя минуту – я ощутила пульсацию пальчиками – был готов к

финалу. Мне показалось, что он попыталася выйти, но этого мужчину я и моя хищная суть

хотели вкусить сполна. Свободной рукой вцепилась в ягодицу, сжала ногтями, сама

вжимаясь в него. Наградой мне был низкий рык и вкус его семени на языке.

Я сидела перед ним на коленях и довольно жмурилась, переваривая отдачу.

«Эмоциональную», - поправила я сама себя и улыбнулась еще шире. Кровь буквально

бурлила энергией и кончики пальцев покалывало. Чтоб занять их чем то, ухватила

сброшенную на пол сорочку. Судя по всему, печать спадает раньше, чем предполагалось. В

таком случае я очень вовремя убралась из страны и подальше от магического патруля. А

может всё это результат безудержного секса?

Вздохнула и взглянула на Арвана. Его грудная клетка еще сильно вздымалась, показывая

не успокоившееся дыхание, но сам он внимательно глядел на меня. Еще заметила, что

расслабляться он не спешит. Вот демонья кровь, у этого мужика вообще опадает? Заметив,

что я открыла глаза, он неожиданно нагнулся и как кутёнка подмышки поднял и усадил

меня на свои колени. Да еще и придвинул поближе.

Да, если и опадает, то явно не сейчас. Это я очень отчётливо ощутила животом. А мне бы

поспать, уложить, смирить и переварить копящуюся силу. Он так же молча, пристально

глядел на меня. Я, не скрываясь, зевнула, ответила не менее пристальным взглядом и

облизнулась.

- Было вкусно? – неожиданно поинтересовался он, и ухмыльнулся.

- Благодарю, - а очень чопорно кивнула и деликатно промокнула уголки губ краем

сорочки.

Ничего, что сижу обнаженная и, кстати, возбуждённая, на коленях мужчины со

спущенным штанами, что его руки поглаживают мои ягодицы, а грудь почти

соприкасается с его.

Он рассмеялся первым, легко и непринужденно, вовлекая меня в это ночное веселье.

Перенес на кровать, разделся окончательно, погасил лампу и улёгся. Как-то естественно

получилось, что он устроился вокруг свернувшейся клубочком меня, обхватил за живот,

прижимаясь ближе. На неширокой в общем постели нам оказалось вполне комфортно.

Даже как то уютно и защищенно.

- Продолжим утром, - жаркий многообещающий шепот пощекотал ушко.

«Конечно, продолжим» - подумала я, но озвучивать не стала. На утро были очень большие,

интересные и рисковые планы.

Глава 5

Он сам нарвался, он сам нарвался

И в этом нашей нет вины...

В плане моей маленькой мести было несколько сложных мест. Проснувшись до рассвета, я

поёрзала в кольце горячих рук, повернулась и словно невзначай запустила Арвану в

волосы руку. Сонное заклинание копилось в ладони медленно и плавно, набирая силу и

сворачиваясь незримыми витками. Пробудившийся дар стал хорошим подспорьем, жаль я

пользоваться им почти не умела. В момент, когда я начала отпускать сон на своего

любовника, тот дернулся, однако заклинание пересилило. С обычным человеком была бы

уверена, что проспит до вечера. Но этот мужчина был слишком отличен от большинства

тех, с кем я сталкивалась раньше. Хоть бы час проспал.

За час я всё успела. Накинув платье, сбегала до гальюна, спотыкаясь о бухты каната в

серой рассветной мороси. Тогда же добыла из короба с канатами подходящий по длине и

ширине.

И наконец, пошуровала отмычкой в замке сундука, и распихала самые ценные зелья и

заклинания по своим вещам. Мельком глянула в бумаги. Потом глянула не мельком.

Документы были самые занимательные. В моей прошлой жизни пройти мимо таких было

преступно, да и сейчас любопытно. Но времени оставалось маловато, проснётся еще.

Зато поняла, где его видела, он – один из двух марвейцев, что беседовали с Матушкой,

когда я приходила прощаться. Если честно, идея уже не казалась мне такой

соблазнительной, учитывая, над кем я собиралась шутить. Но если отступить сейчас, он

точно поймёт, что в сундук я уже заглянула.

Упёрлась ногами в бок Арвану, а спиной в стенку. Глухой стук, ой, надо было ему хоть

подушку подложить. Как неудобно вышло. Осталось поднять тело. Поднять и при этом не

уронить. Я нервно хихикнула. Волновалась, между прочим.

Связала его быстро, канат толщиной в палец охватывал запястье несколько раз. Плоский

узел, предусмотрительно вынесенный на тыльную сторону ладони, продолжался хвостом,

ведущим к одному из крюков для гамака ввинченному в потолок. Так же была

зафиксирована вторая рука. И не думайте, что подтянуть тяжеленного мужчину было для

меня легко. Пришлось положиться на систему блоков, из крюков и ножек стола, что был

накрепко прибит к полу как и кровать. И не уронила, зато взмокла и запыхалась.

В результате с удобством расположившись на стуле, и для храбрости потягивая из кружки

вино мелкими глоточкам, распустила ленту сна, позволяя тому развеяться.

Арван вздрогнул. Нащупал опору ногами и распрямился, особого маневра привязанные

руки ему не давали. В поднятом на меня взгляде было такое неверие и ярость, что

захотелось встать, убежать, прыгнуть с борта и энергично грести в сторону материка.

Но я даже не поморщилась, только улыбнулась широко в ответ.

Однако надо было предостеречь его от глупостей. Например, не дать позвать своих людей.

Залюбовавшись, как он осматривает свои путы, дёргает, проверяет верёвки на прочность, я

шагнула ближе. К напряженным перевитым мышцами рукам хотелось прикоснуться,

погладить мощную грудь, вообще насладиться этим шикарным мужчиной. Сделала

последний шаг, прильнула к нему обнаженной грудью, не удержалась, лизнула плоский

сосок. Утренняя бодрость его набирала силу, это отчетливо ощущалось животом. Однако

мне было нужно от него более сильное возбуждение.

Арван же, убедившись, что связан на совесть, следил теперь за мной. Он по-прежнему

оставался безумно опасным, и взгляд ледяной.

- И чего ты добиваешься? – холодом в его голос можно было сковать реку.

- Ну, мы же взрослые люди, - ответила беспечно, царапнула плиты грудных мышц

ноготками. – Можем просто доставить друг другу удовольствие.

Прошлась языком по почти безволосой груди, лизнула второй сосок, потянула его губами.

- Лирана, развяжи меня! – его баритон окончательно охрип, - Я и без верёвок могу

доставить тебе, нам обоим удовольствие.

- Так не интересно, - да я капризничаю, даже губки надула. И опустилась на колени.

Прошлась языком по внутренней поверхности бёдер, послушала, как учащается его

дыхание, отметила, как еще больше затвердело его внушительное достоинство.

Меня всё это тоже дико заводило. Даже сытая, казалось, сущность проснулась и

потянулась навстречу будущему наслаждению. Ухватила ладошками уже за сам член,

коснулась губ. Лизнула, подула, согрела дыханием, обвела этим импровизированным

лакомством губы - всё под пристальным взглядом тёмных глаз моего мужчины.

А что ты скажешь на это? Не теряя времени, чтоб он не успел сообразить и вырваться, я

обхватила его губами, стащила с волос широкий кожаный ремешок, распуская локоны по

плечам. Пока ласкала горячую плоть языком, пальчики ловко затянули шнурок у

основания твёрдого, возбуждённого члена. Вроде не туго, и не слабо. В самый раз.

- Лира? – потрясенно выдохнул Арван, когда я убрала губы и дополнила композицию

кокетливым бантиком.

Отступила на шажок, любуясь результатом.

- Лира, убери это сейчас же, - оглушительно рявкнул он. – Какого демона ты творишь?

Подумала, что действительно творю демона, еще немного и мой любовник действительно

озвереет. Однако ответила совершенно иное:

- Ничего такого, что тебе не нравилось бы, - прошлась пальчиками по налившейся кровью

напряженной плоти. – Твоё тело тебя выдает.

За дверью раздался невнятный шум. Чей-то голос позвал:

- Лорд Найон, всё в порядке?

Я подскочила, приложила пальчик к его губам, уперлась ножкой в расшатанную спинку

кровати. От ритмичного раскачивания разболтанное дерево громко и противно скрипело.

Я проказливо улыбнулась, подмигнула и громко, сладострастно застонала прямо ему в

лицо. Арван стиснул зубы, так что желваки на скулах заходили.

- Лорд Найон? – дверь подергали.

- Ты же не хочешь, чтоб твои люди застали тебя в таком положении? – шепнула,

потянувшись к его уху.

Меня смерили еще одним тяжелым взглядом.

- Всё в порядке! – рыкнул он.

Скрипеть кроватью прекратила, но вот в удовольствии потереться о его бедро и ...

Все права на текст принадлежат автору: Алиса Пожидаева.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.