Все права на текст принадлежат автору: Бегляр Наврузов.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
14-я гренадерская дивизия СС `Галиция`Бегляр Наврузов

Предисловие

В ходе работы над этой книгой автор ставил своей целью раскрыть процесс набора, формирования и боевого пути 14-й гренадерской дивизии войск СС. Актуальность этой темы в России усугубляется тем, что подавляющую массу служащих этой дивизии составляли украинцы. Другим критерием стало то, что в современной России об украинской дивизии существует смесь слухов, выдумок и штампов советской пропаганды. В ряде случаев чинам дивизии приписывают проведение расстрелов мирного населения и участие в карательных акциях. Наиболее одиозным является обвинение в расстрелах и резне евреев во Львове в 1941 г., а ведь дивизия была создана в 1943 г.! Данный пример советской пропаганды, а теперь принятый на вооружение и некоторыми представителями современной российской пропаганды и науки, дает массу козырей в руки украинских защитников дивизии. Цель автора — показать читателям в этой книге, где правда, а где вымысел.

Украинские историки предпочитают замалчивать другие аспекты истории дивизии — морально-этического характера — служба в иностранной армии, борьба на стороне Гитлера и т.п. Кроме того, украинские историки часто заостряют внимание на добровольном характере комплектования дивизии, на борьбе ее чинов за свободную и независимую Украину, неважно, в рядах какой армии. Факт формирования дивизии трактуется как создание первой национальной части украинской армии, при этом игнорируется тот факт, что с момента создания украинской дивизии СС до момента ее переименования в 1-ю пехотную дивизию Украинской национальной армии прошло два года. Украинские же историки упорно именуют ее 1-й дивизией Украинской национальной армии (УНА), уже начиная с 1943 г. При этом часто рассказывается о борьбе Украинской повстанческой армии (УПА). Надо отметить, что для многих россиян УПА и 14-я украинская дивизия СС одно и тоже — «бандеровцы». Этим словом в советской историографии называли чинов УПА, нередко путая их с полицаями, украинскими эсэсовцами. В настоящее время это слово стало нарицательным, под ним многие российские обыватели объединяют всех украинских коллаборационистов. Также украинские историки часто утверждают, что украинская дивизия СС была сформирована из людей вне политики, что Организация украинских националистов (как и бандеровцы, так и мельниковцы, — более подробно о них смотри далее) была якобы непричастна к созданию дивизии, что дивизия была добровольческой, что молодые люди шли в СС, так как в УПА не было оружия, командиров и т.д. Но это не так…

Проблема изучения истории дивизии затруднена практически полным отсутствием источников о ней на русском языке. Западные источники, основанные на воспоминаниях и материалах различных ветеранских организаций, крайне субъективны. Эти воспоминания и материалы написаны по большей части в годы холодной войны и напичканы многочисленными штампами — «большевистские орды», «красные», «азиатские полчища» и пр. Именно в это время, находясь в эмиграции на Западе, украинские ветераны дивизии начинают представлять себя борцами против коммунизма, умалчивая, что делалось это в составе войск СС и германской армии (вермахта) в целом. То есть, воюя на стороне войск Оси, украинцы воевали против антигитлеровской коалиции, в которую входили капиталистические США, Великобритания, Франция и другие некоммунистические страны. Мемуары бывших чинов дивизии и исследования украинских историков, которые выходили и продолжают выходить на современной Украине, не ориентированы на российского читателя. Все они выходят на украинском языке и предназначены для ломки стереотипов среди украинцев.

Автор настоящей работы сделал попытку исследовать причины создания 14-й украинской дивизии СС, мотивы вступления в дивизию украинцев (при наличии мощной альтернативы в виде УПА), боевой путь дивизии, численный состав и структуру дивизии.

1. Исторический экскурс

1.1 Галиция пробуждается

С конца 80-х гг. XIX века в Галиции началось политическое и культурное осознание своей принадлежности к украинскому народу. Создавались просветительские общества, культурные организации, произошел мощный толчок в украинской литературе. Австрийские имперские власти поощряли подобные тенденции, противопоставляя политике российского царизма «обрусачивания» украинского населения. Как следствие, вскоре возникшее «мазепинское» движение видело в качестве врага Украины Российскую империю, где подавлялось все украинское, и в качестве союзника — Австро-Венгерскую империю, где поощрялось культурное возрождение украинского народа.

Все это определило симпатии украинского населения Галиции[1] в Первой мировой войне на стороне Австро-Венгерской империи. Грамотно используя это, австрийские власти дали согласие на создание Украинского легиона сечевых стрельцов (УСС). Легион был сформирован в начале августа 1914 г., в его рядах насчитывалось 2500 человек. По численности легион был равен полку, численность украинских офицеров составляла только треть от численности офицеров полка. В принципе легион ничем не отличался от других галицийских полков Австро-Венгерской армии[2]. Структурно легион состоял из двух батальонов и одного полубатальона[3]. Командиром легиона был назначен Михаил Галущинскнй[4].

Плохо обученный легион (прошедший лишь месячное обучение) был введен в бой. Боевое крещение легиона состоялось 25—27 сентября 1914 г. Легион понес первые потери. С октября 1914 г. легион в составе австро-венгерских войск двигался на восток. Три сотни легиона были разбиты на отдельные группы по 10—20 человек, которые, перейдя линию фронта, стали вести диверсионную деятельность в тылу Русской армии[5]. Эти группы действовали вблизи от линии фронта и по мере продвижения императорских и королевских войск[6] включались в их состав. Кроме того, сам легион был разделен на три части, приданные трем атакующим колоннам, на которые были разделены части XXV корпуса императорской и королевской армии.

В середине октября — начале ноября наступление австро-венгерских войск было остановлено, а затем они начали отступление. В 10-х числах ноября легион был собран в Аннаберге, там он находился до января 1915 г. Из-за понесенных потерь легион был переформирован в 2 батальона. После реорганизации легион принял участие в зимнем наступлении австро-венгерских войск. Наступление окончилось неудачей, и легион в течении февраля — марта оборонял Бескидский хребет, медленно отступая под натиском русских войск. В это время легион был еще раз реорганизован — количество рот в каждом батальоне сократилось до 4 рот. Фактически легион стал состоять из двух отдельных батальонов, которые могли быть использованы по отдельности.

В конце апреля и в течение мая легион вел тяжелейшие бои за гору Макивка в Бескидах, большие потери легиона компенсировались возрастающей славой данного подразделения. До сентября 1915 г. легион занимал оборонительные позиции и участия в активных действиях не принимал. 22 сентября 1915 г. легион был реорганизован в двухбаталъонный 1-й полк Украинских сечевых стрельцов, который возглавил бывший командир 1-го батальона Григорий Коссак. В ноябре 1915 г. полк был выведен с фронта и направлен в тыл для отдыха и пополнения.

В марте 1916 г. командование полком перешло к подполковнику Антону Вариводе. В мае 1916 г. полк вернулся на фронт, где вошел в состав резерва, в котором находился до августа 1916 г. 14 августа 1916 г. в рамках брусиловского наступления украинский полк был атакован русскими войсками и был вынужден отступить. Отступление полка прикрывало две роты, которые почти полностью полегли в бою. Данное отступление, больше похожее на паническое бегство (были брошены раненые) послужило причиной для вывода полка в тыл, а также возложения вины за прорыв линии обороны на личный состав полка. Несмотря на это, полк, снова задействованный в боях, отражал русские атаки весь сентябрь. 30 сентября полк попал в окружение и, не получив помощи, мелкими группами пошел на прорыв, но из окружения смогла выбраться лишь горстка сечевиков, большая часть была пленена.

Восстановление полка продлилось до марта 1917 г. Удалось сформировать лишь 6 рот (по 3 роты в каждом батальоне), но в марте 1917 г. полк был переформирован в легион, а два батальона сведены в один. Командиром легиона стал подполковник Ф. Кикаль, чех по национальности. Легион находился в резерве до конца июня 1917 г., когда в результате крупного наступления, предпринятого российской армией, фронт был прорван. В боях легион понес большие потери и к концу июля находился на позициях около реки Збруч. Фактически на этом участке фронта бои были окончены. В августе 1917 г. в легион прибыл второй батальон. В ноябре 1917 г. в результате вооруженного восстания, позднее названного Великой Октябрьской революцией, члены Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) захватили власть. Вслед за тем была провозглашена Украинская народная республика (далее УНР). Правительством республики стала Центральная рада.

8 февраля 1918 г. Украинская центральная рада была изгнана из Киева отрядами большевиков. До февраля 1918 г. легион стоял в Галиции, откуда затем выдвинулся в составе австро-венгерских войск на Киев. Между Центральной Радой, которая взяла на себя функции украинского правительства и Германией с Австро-Венгрией было подписано соглашение о взаимопомощи. Для помощи Центральной Раде была выдвинута сильная австро-венгерская войсковая группировка, в составе которой и находился легион.

В апреле 1918 г. к власти на Украине пришел гетман Павел Скоропадский, который объявил о создании Украинской державы. Скоропадский пользовался сильной германской поддержкой, и потому необходимость поддержки Центральной Рады австро-венграми отпала. В июне легион был отправлен на подавление крестьянского восстания на Херсонщине. Легионерам удалось уговарить восставших разойтись без применения оружия, но после отбытия легиона восставшие вновь начали боевые действия против австро-венгерских войск. Это стало поводом для недовольства легионом, который вывели в Буковину.

18 октября 1918 г. во Львове собрались украинские депутаты австро-венгерского парламента от Буковины и Галиции и объявили о создании Украинской национальной рады. В этот период обострилась борьба между украинским и польским населением за Галицию, так как и украинцы и поляки считали ее своей землей. К 3 ноября 1918 г. вооруженные отряды сечевиков взяли под контроль большинство крупных городов, во Львове шли бои с поляками. 13 ноября 1918 г. Украинской национальной радой была провозглашена Западно-Украинская Народная Республика[7] (далее ЗУНР), был принят герб в виде «золотого льва на синем поле», государственный флаг «сине-желтых цветов». Также было провозглашено создание Украинской галицийской армии (далее УГА). К этому времени Буковина была оккупирована румынскими войсками, к Львову выдвигались крупные польские силы.

Гауптман Украинских сечевых стрельцов Витовський, будущий военный министр ЗУНР

22 ноября поляки вступили во Львов, правительство ЗУНР было эвакуировано, УГА отступала. Зимой 1918—1919 гг. УГА сражалась с поляками, было предпринято два крупнейших наступления, но безуспешно. Обессиленная УГА стала отступать под напором поляков, к которым постоянно подходили новые подкрепления. Для оказания отпора врагам 1 декабря 1918 г. делегаты ЗУНР и УНР подписали договор об объединении двух республик. Но уже в январе 1919 г. чехословацкими войсками было оккупировано Закарпатье.

В феврале-марте 1919 г. УГА продолжала наступление на Львов, тесня поляков. Однако, собравшись с силами, поляки за 2—3 дня сумели отбросить УГА. После затишья в мае 1919 г. УГА начала новое наступление на Львов, получившее название «Чорткивська офензива». Украинцы быстро продвигались вперед, за 5 дней они продвинулись в глубь польской обороны на 150— 200 км, но катастрофическая нехватка оружия и боеприпасов и начавшееся польское контрнаступление остановило УГА.

К 17 июля части УГА форсировали реку Збруч: борьба за Галицию была проиграна. Было принято решение об объединении армий УНР и УГА, а также о совместном наступлении на Киев и Одессу, занятые Красной армией. Наступление на Киев началось 12 августа. Наступление велось тремя колоннами, и к 24 августу были взяты Фастов и Белая Церковь. 30 августа 1919 г. был взят Киев, однако 31 августа в город вступили части Вооруженных сил Юга России (далее ВСЮР). Так как командование ВСЮРа не намерено было вступать в переговоры с частями украинской армии, то оно потребовало от них покинуть Киев, что и было сделано.

24 сентября 1919 г. противостояние украинских частей и белых переросло в вооруженный конфликт. В ходе боевых действий победа осталась за частями ВСЮР, которые были боеспособны. 15 октября 1919 г. части украинской армии начали отступать. Видя всю бесперспективность дальнейшей борьбы, командование УГА заключило соглашение с ВСЮР, согласно которому части УГА размещались в Новороссии, но не могли быть использованы против армии УНР.

До февраля 1920 г., пока части Красной армии не вышли к Новороссийску, части УГА находились на отдыхе. Проведя переговоры с представителями Красной армии и достигнув соглашения, УГА начала боевые действия против частей ВСЮР под наименованием Красная украинская галицийская армия (далее КУГА)[8]. Тем временем началось наступление польских войск и армии УНР, против них была брошена КУГА. Из трех бригад КУГА две перешли на сторону армии УНР, а третья была разгромлена.

Кадет-фельдфебель УСС Розенберг в мазепинке

По окончании Гражданской войны и краха надежд на создание независимой Украинской республики все украинские эмигранты разбились на два лагеря: антипольский и антисоветский. К 1922 г. интернированные в Польше части армии УНР[9] и КУГА были распущены по домам. В то же время польскими военными кругами вынашивалась идея войны против Советской России, где союзником должны были бы выступить украинские части. К 1926 г. в польской армии был создан штаб из украинских офицеров для дальнейшего развертывания союзной украинской армии. Однако поляки, опасаясь возможного восстания задумываемой ими украинской армии, на дальнейшие шаги не пошли.

Польско-советский договор о ненападении 1932 г. фактически поставил крест на дальнейшей поддержке украинцев поляками. Это в свою очередь привело к сильнейшему расколу в украинских политических кругах, молодые националисты и часть старых борцов отошли от руководства УНР в эмиграции и поддержали Украинскую войсковую организацию Евгена (Евгения) Коновальца. УВО вскоре нашла нового союзника в лице Третьего рейха. Усилилась антипольская направленность, именно Польша, проводившая политику «ополячивания» Галиции и политику национального подавления украинцев, стала врагом № 1. Польские власти начали аресты и преследования украинцев; украинцы ответили на это террором. Убийства представителей польских органов власти и грабеж банков стали регулярными. Поляки ответили на это арестами, пытками и убийствами украинских националистов.

Затем наметился раскол между УВО и правительством ЗУНР в изгнании. Коновалец, почувствовавший свой возрастающий авторитет, отверг предложение правительства ЗУНР о формировании совместного фронта борьбы. Он становился центральной фигурой в деле борьбы и с поляками и с Советами. Его ликвидация в 1938 г. вновь вызвала очередной сильнейший раскол в украинском националистическом движении.

1.2. Между СССР и Германией (1939—1943)

1 сентября 1939 г. со вторжением нацистской Германии в Польшу началась Вторая мировая война. Уже 12 сентября 1939 г. Гитлер с рядом военных обсуждал несколько вариантов будущего оккупированной Польши, так как судьба польской кампании фактически была решена. Один из вариантов предполагал создание независимого государства Галиции. Однако 17 сентября 1939 г. части РККА пересекли польскую границу и оккупировали часть Польши. Таким образом, Польша была снова разделена, на этот раз между двумя государствами — Третьим рейхом и СССР.

В ходе сентябрьской войны активисты Организации украинских националистов (далее ОУН) совершали нападения на польские войска и польских полицейских. В то же время в Львове и Перемышле польскими полицейскими были произведены превентивные аресты среди «ненадежных» украинцев.

В 1939 г. также обострилась борьба в ОУН между Мельником и ветеранами движения, с одной стороны, и Бандерой и молодыми активистами — с другой стороны. Подросшая смена националистов хотела более активной борьбы, а также участвовать в управлении ОУН. Эта борьба привела к расколу[10] ОУН на фракции «бандеровцев» (ОУН (б)) и «мельниковцев (ОУН (м)). Обе фракции нередко прибегали к силовым методам борьбы друг с другом.

В ходе раздела Польши к СССР отошли 4 воеводства: Львовское, Станиславское, Тарнопольское и Волынское. На их территории были образованы Львовская, Станиславская, Тарнопольская, Ровенская, Волынская и Дрогобычская области. 28 июня 1940 г. на территории Северной Буковины, вошедшей в состав Украинской ССР, была образована Черновицкая область. На присоединенных территориях были осуществлены аресты польских должностных лиц, частных предпринимателей и просто лиц, враждебно настроенных к СССР.

Всего к 1 июня 1941 г.[11] было арестовано[12] 55 329 человек, из них украинцами были 20 013 человек[13]. Совершенно понятно, что основная масса арестованных — это поляки, следовательно, «большевистский» террор, который называется одной из основных причин украинского коллаборционизма, в отношении украинцев не был развязан. Кроме того, часть из арестованных были членами Коммунистической партии Западной Украины, а их аресты уж тем более не волновали будущих коллаборационистов. Но о подобном предпочитают не задумываться…

В ответ на это активисты обеих фракций ОУН развернули вооруженное сопротивление, организовали подполье, наладили поставку литературы, оружия и боеприпасов, осуществляли политические убийства и диверсионные акты.

22 июня 1941 г. нацистская Германия вторглась на территорию СССР — началась Великая Отечественная война. 25 июня 1941 г. на оккупированной территории Украинской ССР было введено военное управление, руководство которым осуществлял командующий группой армий «Юг» Герд фон Рунштедт. Повсеместно образовывались полевые комендатуры, которым подчинялись подразделения жандармерии.

30 июня 1941 г. украинскими националистами во Львове был провозглашен Акт о восстановлении Украинского государства. В этом акте раскрывалась ведущая роль ОУН в деле освобождения родины, обговаривался порядок формирования власти, верховный орган которой — Украинское национальное правительство.

5 июля 1941 г. немцы ответили на это арестами Бандеры и еще нескольких лидеров ОУН (б). Мельниковцы ОУН (б) воспользовались ситуацией и продемонстрировали свою лояльность немцам. Таким образом, как можно говорить о борьбе за независимость Украины на стороне Третьего рейха, если немецкая реакция на события 30 июня 1941 г. была жесткой и однозначной? В таких условиях только редкий человек поверит в объяснения коллаборационистов о надежде на помощь немцев в деле создания союзной Третьему рейху независимой Украины. ОУН (б) в отличие от многих наших современников правильно оценила действия немцев и ушла в подполье. К власти[14] в Галиции приходят мельниковцы и представители УЦК[15] Кубийовича[16].

Начиная с 1 августа 1941 г. власть от полевых комендатур начинает передаваться гражданской администрации. правопорядка и обеспечение безопасности были переложены на органы полиции порядка и органы СД. При них началось переформирование созданных при комендатурах подразделений «местной» полиции и отрядов самообороны.

25 августа на территории Галиции был образован дистрикт[17] Галиция, в который вошли: Львовская, Дрогобычская, Станиславская и часть Тарнопольской областей. Дистрикт вошел в состав генерал-губернаторства.

Округ Галиция был разделен на окружные управления: Лемберг (Львов), Бережаны, Городок, Городенка, Дрогобич, Злочев, Калуш, Каменко-Струмилова, Коломия, Рава-Русская, Стрый, Самбор, Станислау (Станислав), Судова Вишня, Тарнополь. Каждое окружное управление в свою очередь делилось на уезды.

На территории остальной Украины немцами был организован Рейхскомиссариат Украина, в состав которого вошел и Генеральный район «Волынь — Подолье», включавший и Ровенскую и Волынскую области.

13 апреля 1942 г. территория Галиции была реформирована в 11 главных районных управлений, затем было создано еще 2 управления. Наконец 7 мая 1942 г. было установлено окончательное административное деление дистрикта:

Главное городское управление Лемберг

Главное районное управление Бережаны

Главное районное управление Чортков

Главное районное управление Дрогобич

Главное районное управление Городок

Главное районное управление Городенка

Главное районное управление Калуш

Главное районное управление Каменко-Струмилова

Главное районное управление Коломия

Главное районное управление Лембергланд (окрестности Львова)

Главное районное управление Рава-Русская

Главное районное управление Стрый

Главное районное управление Самбор

Главное районное управление Станислау (Станислав)

Главное районное управление Тарнополь

Главное районное управление Злочев

В Галиции фактически не было вооруженного сопротивления — ОУН (б) ушла в подполье и проводила политику накопления сил и вооружения, красные советские партизаны еще не были сюда переброшены, отряды польской Армии Крайовой (далее АК) также не развернулись.

2. Создание дивизии

2.1. Процесс подготовки к созданию дивизии

Инициатором создания дивизии выступил губернатор Львова бригадефюрер СС Отто Вехтер[18]. В рождественском поздравительном письме рейхсфюреру Гиммлеру от 24 декабря 1942 г. Вехтер указывал на необходимость включения украинцев в борьбу против Советского Союза и просил рейхсфюрера о личной встрече[19]. В своем ответном письме от 18 января 1943 г. Гиммлер сообщил Вехтеру о намерении посетить Галицию в первой половине 1943 г., а также поблагодарил за отличную работу и выразил удовлетворение тем, «что к концу 1942 года Галиция остается мирной и образцовой». При этом Гиммлер подчеркнул, что подобный успех обеспечен тесным сотрудничеством между администрацией, СС и полицией округа.

2 марта 1943 г. в Хохвальде, в полевом штабе рейхсфюрера СС в Восточной Пруссии, состоялась встреча Гиммлера и Вехтера[20]. Основной темой разговора было предложение Вехтера объединить округа Краков и Львов в округ Большая Галиция, а из оставшихся округов Радом, Варшава и Люблин сформировать еще два округа. Как видно, губернатор Вехтер не был лишен честолюбия, вопрос о дивизии шел на «закуску». Вехтер доложил Гиммлеру об усилении партизанской активности — в округе действовали отряды АК (польских отрядов, подчиняющихся законному польскому правительству в эмиграции в Лондоне), просоветские партизанские соединения, а также набирала силу Украинская повстанческая армия (далее УПА)[21]. В качестве меры пресечения ухода украинской молодежи в леса к УПА (б) Вехтер предложил создать галицийскую дивизию в составе войск СС. Гиммлер с большим вниманием отнесся к идее создания дивизии — ведь прошел только месяц после катастрофы под Сталинградом. Уже начали формироваться боснийская горная дивизия СС «Хандшар» и латвийская гренадерская дивизия СС, так почему не быть и галицийской дивизии СС? Гиммлер попросил Вехтера изложить идеи создания дивизии, примерную структуру и вооружение. 4 марта 1943 г. подробный план формирования дивизии был представлен Вехтером Гиммлеру. Именно план Вехтера лег в основу доклада Гиммлера Гитлеру. Гитлер утвердил создание добровольческой дивизии СС «Галиция» (SS-Freiwilligen Division «Galizien»)[22]. В дополнение к этому было разрешено использовать при пропаганде среди галицийской молодежи призыв сражаться и защищать свои дома и семьи от большевизма и строить новый порядок в Европе.

Отто Вехтер

8 марта 1943 г. профессор Владимир Кубийович, глава Украинского центрального комитета, направил письмо генерал-губернатору Гансу Франку[23] о необходимости «создания украинских вооруженных сил, которые должны быть набраны и сформированы в помощь немцам, сражающимся против Советов»[24]. Кубийович не мог не знать о встрече Гиммлера с Вехтером, но, не имея выхода на рейхсфюрера СС, делает вполне логичный шаг. Выдвигает свою идею, и с большим размахом (вместо дивизии — ряд войсковых подразделений), и обращается к начальнику Вехтера — Франку. Кроме того, Франк имеет выход напрямую на Гитлера. Франк является человеком партии, человеком НСДАП, тогда как Вехтер — человек Гиммлера, человек СС. Но Кубийович просчитался, Франк не пошел на конфликт с Гиммлером, он договорился, что никакого пересмотра существующего административного деления генерал-губернаторства не будет, то есть Вехтер не усилит свои полномочия и не сможет рассматриваться в качестве замены Франку. Все стороны были довольны, Франк «усмирил» потенциального конкурента, при этом понимая, что идея настоящей украинской армии ни одной серьезной фигурой нацистского руководства рассматриваться не будет. Гиммлер не поссорился с влиятельным Франком (с которым требовалось сотрудничать по «еврейскому» вопросу), а также получил еще одну дивизию «под себя». Вехтер получил зеленый свет, хоть и не основному своему предложению, но привлек внимание Гиммлера и усилил свои позиции. Только Кубийович проиграл, но с ним немцы в такой большой игре не считались, справедливо полагая, что коллаборационисты в стороне от формирования дивизии не останутся.

Таким образом, можно сделать несколько выводов. Идея создания дивизии принадлежит Вехтеру, то есть представителю немецкой «гражданской» администрации, а не исходит от украинцев. Уже изначально дивизия не ассоциируется с понятием «украинская», поскольку упор делается на Галицию и галицийскую дивизию.

Бригадефюреру СС Вехтеру необходимо было заручиться поддержкой группенфюрера СС Бергера[25] — как главы Главного управления СС и ответственного за кадры (в том числе и войск СС) и обергруппенфюрера СС и генерала полиции Крюгера[26] (высший руководитель СС и полиции «Ост»). В Польше Крюгер, человек Гиммлера, был основным конкурентом Франка. Фактически Вехтер обошел и Крюгера, «пренебрег» им, теперь же ему было необходимо наладить с ним взаимодействие, для того чтобы со стороны СС не было препятствий в формировании дивизии. К марту 1943 г. на территории округа Лемберг, и в целом в Галиции и на Волыни существовала следующая структура руководящих органов СС и полиции:

Высший руководитель СС и полиции «Руссланд-Зюд» обергруппенфюрер СС и генерал полиции Ганс Прютцманн[27][28] имел в своем подчинении руководителя СС и полиции (SS und Polizeiführer) «Ровно» оберфюрера СС Вильгельма Гюнтера.

Высший руководитель СС и полиции «Ост» обергруппенфюрер СС Крюгер имел в своем подчинении руководителя СС и полиции «Лемберг» — оберфюрера СС Фрица Катцманна[29].

Для претворения своего замысла в жизнь Вехтер направил сотрудника своей администрации Альфреда Бизанца[30] для первичного опроса ряда офицеров-украинцев, ряда различных армий (австро-венгерской, польской, украинской галицийской армии, армии УНР). 18 апреля 1943 г. на встрече с Вехтером Бизанц заявил, что он лично опросил 60 бывших офицеров-украинцев, ветеранов различных армий, и получил в целом положительный отклик на затею формирования дивизии. Следовательно, со стороны украинцев с военным опытом возражений не имелось.

Перемышль, 28 апреля 1943 г.

Теперь рассмотрим два крайне важных вопроса, которые зачастую западные исследователи, да и украинские историки, а также ветераны дивизии обходят молчанием.

Знали ли в Галиции о войсках СС и вообще об СС в целом? Почему во время развертывания УПА (б) на Украине было положительное отношение к предполагаемой дивизии в составе германской армии?

Ветераны дивизии часто упоминали, что им было известно об элитности частей войск СС и об их высоких боевых качествах. Откуда же они могли это знать? Пропаганда войск СС в Галиции была поставлена слабо и фактически началась только весной 1943 г., в связи с формированием дивизии. На основании этого автор делает однозначный вывод, что в Галиции знали о войсках СС, потому что уже к весне 1943 г. галицийцы служили в рядах войск СС. В сентябре 1941 г. в Галиции была проведена странная акция. Помимо постановки на учет галицийских немцев (их насчитывалось около 60 000 человек), производилась постановка на учет юношей-галицийцев 18—25 лет, имеющих арийскую внешность (то есть рост от 175 см, блондины или русые, с серыми, зелеными или голубыми глазами, без физических дефектов). А ведь сентябрь 1941 г. — это только три первых месяца войны, только три первых месяца оккупации Галиции.

С октября 1941 г. по январь 1942 г. многие поставленные на учет галицийцы были призваны в войска СС[31]. Крайне странно, что данный факт вообще не комментируется украинскими историками. Ведь имеется специальное разъяснительное письмо Бергера на имя Гиммлера, где объясняется, что призываемые галицийцы представляют собой «превосходный арийский образец». К сожалению, неясно, кто являлся инициатором данной акции. В результате данной акции 2000 галицийцев оказались в элитных немецких дивизиях СС «Лейбштандарт», «Дас Рейх», «Тотенкопф», «Викинг», а также в 1-й моторизованной бригаде СС. Это была четко и хорошо спланированная операция. Никаких фактов дезертирства, уклонения от явки по месту призыва. Никаких заоблачных цифр. То есть всего через полгода (округленно на январь 1942 г.) после оккупации немцы имели тотальный контроль над Галицией, позволяющий им провести такую акцию.

Может быть, галицийцы не знали, что такое СС, вообще? Знали — галицийцы жили на территориях, где происходили интенсивные аресты и облавы, депортация евреев, а затем и галицийцев. Кроме того, многие галицийцы видели и знали, как поступали с советскими пленными немцы летом 1941 г.

В рамках положительного отношения украинцев к дивизии как кузнице кадров будущей украинской армии (в данном случае УПА (б)) основными доводами является то, что «в лесу было мало командиров», «в лесу было мало оружия». Однако это далеко не так. На тот момент только в одной Галиции насчитывалось порядка 600 бывших офицеров-украинцев[32]. Конечно, многие офицеры были достаточно пожилыми, средний возраст был в пределах 40—50 лет, но были офицеры и старше. Однако для отрядов УПА (б) для чот (взводов) и сотен (рот) не требовались майоры, полковники и генералы, достаточно было и лейтенантов. А ведь известно: чем меньше чин, тем моложе офицер. Для примера: из 22 бывших офицеров украинского батальона «Роланд»[33] — 13 офицеров вступило в УПА (б) и 9 офицеров вступили в дивизию СС «Галиция»[34]. Также стоит сказать, что уже с весны 1943 г. были организованы подстаршинские курсы УПА (то есть курсы для обучения унтер-офицеров, по немецкой терминологии, или сержантов, по советской терминологии). Первый выпуск (2 июня 1943 г.) дал 59 подстаршин[35]. К лету 1943 г. в Галиции существовало три учебных батальона («Чорни Чорти», «Гайдамаки», батальон имени Кривоноса), где обучали только подстаршин УПА (б). Для подготовки командиров рот существовали школы «Дружинники» (август — ноябрь 1943 г.), «Лисови чорти» (октябрь 1943 г. — январь 1944 г.), «Олени» (март 1944 г. — ?). Через эти школы прошло 600—700 кандидатов на посты командиров рот[36]. Так что с командными ресурсами в УПА (б) дело обстояло нормально (и лучше, чем в дивизии, о чем речь пойдет позже).

Теперь «о недостатке вооружения». В воспоминаниях часто можно прочесть: «У нас насчитывалось 10 000 бойцов, но они сидели по домам, потому что не было оружия», и т.п. Согласно данным Р. Петренко[37] («Омелько», «Юрко»), до 23 сентября 1939 г. отрядами ОУН (б) было захвачено: 1 танк, 8 самолетов, 7 орудий, 23 пулемета, 80 автоматов, 3757 винтовок, 3445 пистолетов[38]. Автор сомневается, что к 1943 г. все это вооружение было «утеряно». Кроме того, до лета 1943 г. в «леса» ушло 4000 галицийских полицейских[39] (это 80 % от всего числа галицийских полицейских), и уходили они с оружием в руках. А теперь, ответив на поставленные вопросы, вернемся к процессу формирования дивизии.

Тем временем Вехтер встретился с Бергером и представил ему письменный план формирования дивизии. 20 марта 1943 г. Бергер направил письмо на имя оберштурмбаннфюрера СС доктора Брандта, личного секретаря и помощника Гиммлера[40]. В письме Бергер подвел итоги встречи с Вехтером, указав, что к 15 апреля 1943 г. комиссия по формированию покинет Львов с целью отобрать преимущественно в горных селениях 12 000 украинцев для дивизии. Эти украинцы должны были быть использованы для формирования полицейского стрелкового полка «Галиция» (Polizei Schützen Regiment «Galizien»), «причем 3000 плюс-минус 500 человек уже отобрано». Скорее всего, в своем письме Бергер допустил ошибку и имел в виду все-таки дивизию (12 000 человек на один полк, даже армейский, — это очень много). Тем временем 24 марта 1943 г. Вехтер направил письма Гиммлеру и Крюгеру. В них Вехтер предложил изменить немецкую сельскохозяйственную политику, сделать послабления населению, усилить политику частного владения и провести приватизацию бывшего колхозного имущества (немцы фактически оставили колхозы). Данные послабления должны были поддержать галицийских украинцев, особенно бедноту, и дополнительно укрепить те семьи, из которых уйдут мужчины в дивизию. В качестве приложения к письму был направлен проект воззвания к населению Галиции касательно формирования дивизии.

Уже 28 марта 1943 г. Гиммлер ответил Вехтеру. В ответном письме Гиммлер указал, что:

1) те семьи, которые выполнили сельскохозяйственную норму[41] за 1941 и 1942 гг., после сбора весеннего урожая 1943 г. могут получить в частное владение обрабатываемую землю;

2) те семьи, которые не выполнили сельскохозяйственную норму, права на приватизацию не имели;

3) этим письмом сообщается согласие Гитлера на формирование добровольческой дивизии СС «Галиция» (SS-Freiwilligen- Division Galizien);

4) для формирования дивизии необходимо в короткие сроки отобрать физически крепких молодых людей;

5) отобранных людей использовать не для формирования полицейских батальонов (то есть исправляется «описка» Бергера), а для формирования гренадерской дивизии на конной тяге[42], причем обеспечение лошадьми, фургонами и автомобилями, а также зимней одеждой возлагается на округ Галиция (конечно, помощь центральных органов по мере возможности и необходимости будет предоставлена);

6) для освидетельствования новобранцев будет прислана медицинская комиссия;

7) обучение дивизии должно происходить или в гарнизонах вне пределов Галиции, или в тренировочных лагерях на территории «Старого рейха»[43] (причем Гиммлер особо указал свое мнение в пользу последнего варианта);

8) одобрено воззвание к населению Галиции;

9) ровно через месяц — 28 апреля 1943 г. необходимо объявить о формировании дивизии[44].

Вехтер в ходе вербовочной кампании. 23 мая 1943 г. Стадион города Коломыя

Через день в дополнительном письме Гиммлер указал о временном приостановлении политики колонизации Галиции вплоть до окончания войны, причем полное решение вопроса колонизации должно будет зависеть от политической и военной ситуации. 3 апреля 1943 г. Вехтер направил телеграмму Гиммлеру с предложением отменить градацию семей по выполняемости сельскохозяйственных норм, мотивируя это как дополнительный стимул для рекрутирования добровольцев. Гиммлер счел доводы Вехтера убедительными и разрешил частное владение на землю для всех семей без ограничения. Данная телеграмма была следствием встречи Вехтера с Кубийовичем, состоявшейся в тот же день. Во время встречи Вехтер заявил, что «дивизия будет создана при содействии украинцев или без оного». То есть УЦК было грубо поставлено перед почти свершившимся фактом. Однако в своих послевоенных мемуарах Кубийович приписывает себе как главе УЦК равные роли с Вехтером в деле создания дивизии.

В соответствии с инструкциями Гиммлера, 4 апреля 1943 г. Вехтер начал обсуждение создания дивизии с Крюгером. При этом речь уже шла о полицейской стрелковой дивизии (SS-Polizei-Schützen-Division). В своем письме к Вехтеру Крюгер обозначил свою поддержку в деле создания дивизии. 6 апреля 1943 г. происходит личная встреча Бергера и Вехтера, в ходе которой Бергер разрешает все противоречия и окончательно поддерживает создание дивизии. В отчете о встрече, направленном Гиммлеру, Бергер выделил следующие моменты:

1) Достижение согласия о широкомасштабном призыве (автор обращает внимание — Бергер пишет о ШИРОКОМАСШТАБНОМ ПРИЗЫВЕ, это следует учесть при рассмотрении вопроса «добровольности»);

2) С 30 марта 1943 г. приступила к работе комиссия по формированию новой полицейской стрелковой дивизии СС (обратите внимание: и Крюгер и Бергер пишут о полицейской дивизии);

3) Необходимость добиться содействия в вопросе формирования у группенфюрера СС и генерал-лейтенанта полиции Винкельманна[45] начальника командного управления Главного управления полиции порядка (Komandoamt Hauptamt der Ordnungspolizei);

4) Обеспечение дивизии конским составом взял на себя Вехтер.

Получив поддержку от Крюгера и Бергера и добившись окончательного решения сельскохозяйственного вопроса и получения официального разрешения, Вехтер провел переговоры с украинскими политическими силами. 8 апреля 1943 г. после конференции, проведенной УЦК, Кубийович пишет Вехтеру, что гарантирует поддержку со стороны украинского народа в деле формирования дивизии. Также Кубийович подал примерный список членов Войсковой управы на имя Вехтера.

В то же время к Гиммлеру совершенно неожиданно обратился группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС Феликс Штейнер[46], который посчитал необходимым оказать поддержку в создании новой дивизии[47]. Вскоре о дивизии стало известно широкому кругу людей, поэтому Гиммлер решил обуздать рвение Вехтера в деле формирования дивизии. 10 апреля 1943 г. оберштурмбаннфюрер СС доктор Брандт направил Вехтеру требование не публиковать манифест о создании дивизии до особого распоряжения от Гиммлера или Бергера.

Несмотря на предупреждение Гиммлера, 12 апреля 1943 г. Вехтер провел встречу с сотрудниками администрации округа, руководителями подразделений СС и СД, полиции и партийными функционерами. На встрече присутствовали — Вехтер, его заместитель доктор Бауэр, генерал-лейтенант полиции Пфеффер-Вилденбрух[48], бригадефюрер СС и генерал-майор полиции Юрген Штроп[49] (заместитель Катцманна), руководитель Президиума[50] администрации округа доктор Ньюманн, руководитель администрации округа подполковник Венерер, сотрудник администрации округа майор Дегенер (в то же время уполномоченный абвера в Галиции), руководитель отдела военной подготовки администрации округа штурмбаннфюрер СС Зиелафт, подполковник Бизанц, руководитель отдела пропаганды администрации округа Тошер. На встрече были приняты следующие важные положения:

1) В качестве окончательного названия принимается — добровольческая дивизия СС «Галиция» (SS-Freiwilligen- Division Galizien).

2) В качестве униформы будет использоваться полевая униформа войск СС, без использования рун СС на петлицах, но с орлом полицейского образца, с нарукавным щитком в виде галицийского щитка, а не всеукраинского символа (имеется ввиду трезубец — символ святого Владимира).

3) Вооружаться дивизия будет по штатам гренадерской, для дивизии потребуется мобилизовать 2000—3000 лошадей, сформировать дивизионный оркестр.

4) Необходимость сооружения казарм для размещения дивизии в случае расквартирования в Галиции (здесь Вехтер сознательно ввел присутствующих в заблуждение, имея четкое указание Гиммлера о тренировке дивизии вне Галиции).

5) Финансирование будет происходить из фондов полиции порядка и при необходимости из бюджета округа (хочется подчеркнуть этот момент — финансирование именно за счет полиции, следовательно, дивизия задумывалась как полицейская).

6) Обучение личного состава дивизии проходит по германским стандартам и длится ровно столько, сколько необходимо.

7) Офицерский корпус набирается из украинцев. Для этих целей имеется:

— 300 бывших офицеров австро-венгерской армии.

— 100 офицеров бывшей польской армии.

— Количество украинской интеллигенции, служившей в польской армии, неизвестно, однако необходимость аттестации их как офицеров по политическим мотивам существует. Необходимо прохождение ими четырехмесячного офицерского курса.

— Офицеры бывшей Украинской армии (имеется в виду УГА и Армии УНР), которые в большинстве своем являются ветеранами австро-венгерской императорской армии и не могут быть использованы в силу возраста для фронтовой деятельности, должны быть использованы в резервных частях. Нельзя исключать их использования, в случае крайней необходимости, на активной службе. Последние звания офицеров в тех армиях, в которых они служили ранее, должны быть восстановлены без ограничений. Не допускается понижение в ранге ни в коем случае. Необходимо привлечь 600 офицеров, SO врачей, 20 ветеринаров. Не должно быть возрастных ограничений. (Фактически Вехтер заранее предвидел трудности с комплектованием офицерского корпуса из украинцев, раз предлагал подобные меры.)

8) Требуется не менее 2000 унтер-офицеров. Унтер-офицеры из бывшей польской армии не могут быть использованы как офицеры, но могут быть использованы как унтер-офицеры. Позиции старших унтер-офицеров (по советской терминологии — старшина, по украинской терминологии — бунчужный) должны занимать старые унтер-офицеры австро-венгерской армии, в силу знания немецкого языка и специфических военных терминов.

9) В дивизию будет направлено немецких унтер-офицеров в количестве:

— 300 человек из Голландии.

— 300 человек из Ораниенбурга.

Также в Люблин прибудут командиры батальонов для предполагаемого полка «Галиция» (как видно, Вехтер по договоренности с Бергером планировал дополнительно сформировать полицейский полк).

10) Набор в дивизию должен осуществляться с учетом следующих требований (требования для рядовых):

— рост от 165 см,

— принимать в дивизию представителей и 3-й и даже 4-й расовых групп[51],

— рекрутированию подлежат лица 1908—1925 годов рождения (то есть 18—35 лет), для лиц, имеющих опыт военной службы, возрастная планка снижается до 1901 года рождения (то есть до 42 лет).

11) Присяга должна не отличаться от присяг других добровольческих (ненемецких) соединений.

12) Так как основной религией в Галиции является греко-католическая, то все полевая служба в дивизии должна производиться по канонам Греко-католической церкви.

13) Пропаганда:

— Воззвания. Все воззвания должны быть утверждены Гиммлером.

— Цветные плакаты.

— Военная управа (Wehrausschuss Galizien), которая должна быть создана из бывших офицеров украинских армий и австро-венгерской армии, под контролем УЦК (автор подчеркивает, что все мифы о создании Войсковой управы[52] как инициативы УЦК опять-таки опровергаются данным пунктом Вехтера).

— Использование всех доступных методов пропаганды (радио, печатные издания и прочее).

Создается три комитета:

— Комитет по вербовке рекрутов (Werbekomission).

— Комитет предварительного отбора (Vormusterungkomission).

— Комитет отбора рекрутов (Musterungkomission).

14) Комитет по вербовке рекрутов включал в себя либо комиссара управы, либо руководителя участка, полицейского офицера и представителя Войсковой управы.

Вербовка рекрута заключается в следующей процедуре: сначала выдается временно свидетельство, которое предъявляется на медицинском осмотре и в случае положительного решения заменяется призывной повесткой. Между двумя этапами временной промежуток в 6—8 дней. (Автор обращает внимание читателей: призывная повестка и всего два этапа.)

15) Примерный план действий:

— 28 апреля — объявление о создании дивизии в Лемберге. Копии должны быть розданы кроме германских чиновников представителям Военной управы, УЦК и представителям Греко-католической церкви. Полковнику[53] Бизанцу сформировать Военную управу со всеми подразделениями.

— 29 апреля — начало пропаганды набора в дивизию.

— 1 мая — начало работы комитета по вербовке рекрутов, через неделю должны начать работу остальные комитеты.

16) Вся координация процесса возлагается на руководителя СС и полиции Лемберг (Львов). Возможно, затем вся ответственность будет возложена на командующего учебными подразделениями. ...


Все права на текст принадлежат автору: Бегляр Наврузов.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

14-я гренадерская дивизия СС `Галиция`Бегляр Наврузов