Все права на текст принадлежат автору: Джен Скарбро.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Снова вместе Джен Скарбро





Глава 1



Ужас сжал сердце Кейси. Она едва дышала, держась за руль, и наблюдала из заднего окна кабины, как пелена обволакивает строение. Пожар в конюшне. Она замедлила движение автомобиля и застыла, парализованная видом валивших из окон клубов дыма, который мог убить лошадей быстрее огня. Кейси едва сдержала приступ паники, сдавивший горло, заглушила двигатель и бросилась к конюшне.

Она взгромоздила брандспойт на плечо и двинулась вперед, вдоль тускло освещенного, пыльного прохода, в конце которого увидела ярко полыхавшие деревянные стены. Пойманные в ловушку животные фыркали и беспомощно метались в стойлах. Пронзительное ржание эхом отозвалось в ушах Кейси, раня ее в самое сердце. Она прогнала мысли о том, что будет, если ей не удастся справиться с огнем. Слишком многое было поставлено на карту.

— Все хорошо. Спокойно, спокойно, — говорила Кейси лошадям, зная, что все очень, очень плохо.

Ее слова были так же бесполезны, как и непрерывная струя воды, которую она направила в бушующий очаг огня. Жара была невыносимой. Руки Кейси ныли от боли, глаза нестерпимо жгло. Нет, все это происходит не с ней. Такое показывают по телевизору или в вестернах, где лихие ковбои спасают лошадей из горящих конюшен. Это горит чья-то чужая, а не главная конюшня фермы Кингов, не здесь, не в Кентукки, не в Симпсонвилле.

— Кейси, ты не сможешь одна спасти конюшню! Я уже послал за помощью. Давай выводить лошадей!

Пораженная, Кейси обернулась и увидела главного конюха ее отца.

— Дейв!

Пальцы Дейва железной хваткой вцепились в ее руку.

— У нас мало времени. Все нужно делать быстро.

“Да помогут нам небеса”, — подумала она. Дейв был прав.

— Хорошо!

Кейси отпустила конец брандспойта и бросилась за Дейвом. Отчаянно кашляя и прикрывая глаза от дыма, она открыла стойло Дримчейзера, к которому огонь подобрался совсем близко. Поп Джонс, отец Кейси, видел в своем любимце будущего чемпиона мира.

К счастью, на лошади оказалась уздечка. Кейси с трудом продела скользящий ремешок, перекинула его через морду лошади на другую сторону и подхватила его. Она крепко сжала в потных ладонях повод и потащила встававшую на дыбы лошадь к видневшемуся в конце длинного прохода дверному проему. Выбравшись наружу, она повела Дримчейзера к загону, ослабила повод и отпустила коня, не забыв закрыть ворота.

Жадно глотая ртом свежий воздух, она повернула обратно к конюшне. На фоне ярко горевшего строения она заметила темные силуэты людей, присоединившихся к борьбе с огнем. В то время как она на секунду остановилась, чтобы перевести дыхание, внутри конюшни взметнулся столб огня.

— О, мой Бог! — В отчаянии она прижала руку ко рту.

Неясные темные силуэты метались около конюшни, громкие голоса людей перекрывали предсмертное ржание лошадей.

— Только не стойте там! Угодите в ад! — услышала она смутно знакомый голос.

–– Что?

— Уходите оттуда! Все сейчас рухнет!

Разглядев только спину кричавшего и исчезающего в конюшне человека, она на миг застыла на месте от охватившего ее гнева. Кейси бросилась за ним, задыхаясь от дыма, и остро ощутила запах горевшей древесины и электрических проводов. Собрав все свое мужество, она побежала в пылающий дальний конец строения. Разбушевавшийся огонь уже добрался до прохода, и Кейси пригнулась пониже, пытаясь увернуться от клубов дыма.

Огромный мерин метался в стойле, дико вращая белками глаз. Увидев подбежавшую Кейси, он оглушительно заржал. Она ухватилась за задвижку, отодвинула ее и подтолкнула животное к выходу.

— Спокойно, спокойно, мальчик.

На лошади не было повода. Не имея другой возможности, Кейси стала выталкивать жеребца из стойла, направляя животное к ближайшей двери, но лошадь развернулась, пытаясь вернуться назад. Кейси замахала руками и закричала изо всех сил, причиняя боль и так саднившему от дыма горлу. К счастью, испуганное животное повернуло в нужную сторону и выбралось наружу, избежав гибели в огне.

В соседнем стойле еще одна лошадь в панике металась и ржала. Кейси едва избежала удара копыт, выгоняя ее из стойла в проход.

Кейси двигалась, будто в кошмаре. Легкие не выдерживали. Еще минута — и вся конюшня будет охвачена огнем.

— Убирайтесь отсюда! — крикнул ей тот же незнакомый мужчина, увлекая за собой к выходу еще двух лошадей.

Еще нет. Не сейчас. Кейси стиснула зубы. Оставшиеся лошади обречены на смерть. Она должна сделать еще одну попытку.

Согнувшись, Кейси бросилась через заполненный дымом проход к стойлу Ройялти.

— Ройялти! — крикнула она. Черная лошадь испуганно фыркала.

Кейси схватила повод и потащила кобылу за собой. Слезы застилали глаза, легкие разрывались из-за густого дыма. Открытый выход из конюшни казался таким далеким.

— Дайте мне эту проклятую лошадь и уходите!

Нахал снова перехватил инициативу у Кейси и толкнул ее перед собой к двери. Кейси изумленно моргнула и споткнулась. Он поймал ее за локоть, не позволив упасть. Джонатан? Этого не может быть. Но то, как он схватил ее руку, как повернулся к ней, заставило ее вспомнить о Джоне.

Они уже добежали до двери, когда позади с ужасным грохотом обрушились стены сеновала.

— Я отведу лошадь, сынок. — Знакомый голос отца принес долгожданное облегчение.

— Иди сюда, Поп. Я помогу другим.

— Ты не должен здесь находиться, папа, — прохрипела Кейси задыхаясь.

— Я еще не умер, — отрезал он.

Кейси смотрела, как испуганную лошадь ведут в другую конюшню. Мужчина был спокоен, но она знала, что сердце старого тренера кричит от боли. Сорок лет работы ее отца превращались в прах. Конечно, это была собственность Берта Кинга, но именно знания и способности отца создали эту самую большую в стране ферму по разведению лошадей и школу верховой езды. Она подумала об огромных убытках и пришла в ужас. Это ведь было и наследство Тори.

Наконец она заставила себя обернуться, чтобы посмотреть на то, что осталось от конюшни. Она дрожала. Ее знобило, как никогда в жизни. Горячее летнее солнце мерцало подобно какому-то ужасному привидению. Где-то далеко завыла сирена пожарной машины.

Слезы медленно текли по щекам Кейси. Она стянула с головы бейсболку и, резко встряхнув ее, прижала к глазам. Крики мечущихся людей заглушали вызывающее тошноту ржание обреченных лошадей.

— Принеси мне брандспойт, Сэм!

— Ты не можешь снова идти туда, Джон! Слишком поздно!

Джонатан Мартин. Это был Джон. Кейси судорожно вздохнула. Если Джон действительно вернулся, сколько пройдет времени, прежде чем он узнает о Тори? Как справиться с собой, когда ей придется видеть их вместе? Возвращение домой может оказаться нелегким.

Часом позже Кейси печально смотрела на тлеющий остов бывшей тренировочной конюшни. Пожарные еще были здесь, заливая водой дымившиеся угли. После безумного напряжения она чувствовала себя маленькой и слабой.

— Это слишком ужасно, не надо смотреть. — Подошедший Дейв обнял ее за плечи.

Она обернулась, чтобы взглянуть на бывшего жокея, который был главным конюхом отца в течение многих лет.

— Да, настоящее поражение, — согласилась она.

— С тобой все в порядке, Кейси?

— Конечно.

— Отец не ждал тебя сегодня вечером, — продолжил Дейв.

Кейси поглядела на него, его лицо было грязным от копоти. Она подозревала, что и сама выглядит не лучше. С седыми волосами и многочисленными морщинами он казался намного старше своих пятидесяти лет. Возможно, это было следствием его работы. Уход за лошадьми требовал полной отдачи круглые сутки.

— Что здесь делает Джон Мартин? — спросила она, натягивая бейсболку.

Дейв отвернулся к конюшне: встречаться взглядом с Кейси ему не хотелось.

— Полагаю, отец не сказал тебе?

— Не сказал мне что?

— Он займет место старика. Твой отец увольняется, и Джон Мартин теперь наш новый тренер и менеджер по разведению лошадей. — Дейв робко коснулся ее руки, да и вообще выглядел неуверенным.

— Новый тренер?

— Я говорил отцу, что ты не обрадуешься, узнав об этом. – Кейси старалась справиться с потрясением.

— Почему я не должна радоваться?

— Ну, хорошо, я скажу. Вы двое не ладите друг с другом еще с тех пор, как были юными.

— Это не имеет значения, — пробормотала Кейси, стараясь скрыть охватившее ее смятение. Она и не подозревала, что проблемы с сердцем отца потребуют его отставки, не говоря уже о возвращении Джона после десяти лет отсутствия. — Итак, мечта Джона сбылась. Он всегда хотел работать на ферме Кингов. Я должна поздравить его.

— У тебя есть отличная возможность сделать это прямо сейчас. — Дейв указал на шагавшего к ним мужчину. — Он идет сюда.

Мужчина отделился от группы пожарных и теперь шел через покрытую гравием автомобильную стоянку, держа в руках хлыст. Ему должно быть сейчас около тридцати одного. Даже при том, что его одежда была заляпана грязью, а лицо покрыто сажей и потом, Джон выглядел таким же, как прежде, — высоким и по-мальчишески стройным. Перехватив его внимательный взгляд, Кейси отвернулась.

— Черт побери, приятель, — обратился он к Дейву, не отводя глаз от Кейси, — что здесь случилось?

Воспоминания о ямочках на его щеках — одной около правого уголка рта и другой почти у левого глаза — заставили Кейси окунуться в прошлое. Она вспомнила, как целовала эти ямочки, считая их подарками ангелов, как гладила его каштановые волосы. Кейси постаралась успокоиться. Богатый интонациями голос Джона вызвал прилив тоски. Она думала, что все в прошлом. Теперь, когда он стоял перед ней — мускулистый, зрелый, — она поняла, как сильно ошибалась.

— Хочешь знать мое мнение? Думаю, это было непроизвольное возгорание, — сказал Дейв. — Погода стоит жаркая, дождя нет уже несколько недель.

— Но как это могло произойти так быстро? — Все еще наблюдая за Кейси, Джон пригладил волосы. — Кейси? Это действительно ты? Не могу поверить!

— Здравствуй, Джонатан. — Ее голос звучал ровно.

— Я думал, что ты все еще живешь в Миссури. – Его прямолинейность задела Кейси.

— Только что приехала. — Она выпрямилась. — После того, как отцу был поставлен диагноз, я поняла, что мое место рядом с ним.

— Видишь ли, я тоже добрался сюда только вчера вечером. Даже не знал, что освобождается место. — Джон вгляделся в нее. — Это ведь ты была в конюшне!

–– Да.

— Ты могла погибнуть.

— Ты тоже, — напомнила она ему.

— Я должен был сделать все возможное, чтобы спасти лошадей, — ответил Джон, похлопывая хлыстом по ноге.

— Эти лошади — вся жизнь отца. Ты думаешь, я не попыталась бы вывести их? — Кейси почувствовала внезапную вспышку гнева.

— Нет, не думаю, что ты бы осталась в стороне, и все равно это было глупо. — Джон нахмурился. — Медики дали мне кислород. Они оказали тебе помощь?

–– Да.

Дейв кивнул в сторону Кейси:

— Она обожгла руки и не позволяет докторам осмотреть себя.

Кейси свирепо посмотрела на Дейва:

— Со мной все в порядке, только обожглась немного.

— Разреши мне взглянуть. Он коснулся ее руки, и у Кейси перехватило дыхание. Его пальцы обжигали запястье сильнее огня. Она уставилась на его перепачканные сажей руки и невольно вспомнила, как они ласкали ее… когда-то очень давно.

— Послушай, позволь мне посмотреть, — настаивал Джон.

— Будет лучше, если ты согласишься, Кейси, — поддержал его Дейв. — У тебя никогда не было причин жаловаться на него.

Жаловаться? Нет. Кейси никогда не жаловалась. Она собралась с мыслями, пытаясь найти выход из неловкой ситуации. Прерывистое дыхание Джона выдавало его волнение, но его прикосновение было нежным. Слишком нежным. Это были те знакомые ей руки, что легко могли управлять лошадью и ласкать женщину. Она вспомнила лицо Джона во время их единственного свидания, закончившегося близостью, и ее настроение окончательно испортилось. В тот апрельский день они оказались на сеновале. Они были молодыми, влюбленными и глупыми, но это было так волнующе и прекрасно, как прекрасна сама жизнь. Тогда она не думала о последствиях.

Теперь же Кейси старалась сделать все возможное, чтобы преодолеть возникшую неловкость. Она позволила Джону разогнуть ее пальцы — один за другим — и раскрыла ладони, дав возможность осмотреть ожоги. Ее лицо горело.

— Ты права, как всегда. — Он усмехнулся. — Они не слишком плохо выглядят.

Она выдернула руку. Непрошеные воспоминания нахлынули на нее.

— Извини, что кричал на тебя там, в огне. — Джон повернул голову к тлеющей конюшне.

— Ничего, я не знала, кто это вопит. Я тебя не узнала.

— Твой отец не говорил, что ты приедешь, — сказал Джон. Он опять посмотрел на догоравшее строение. — Нам удалось вывести из огня довольно много лошадей. Дейв, как ты думаешь, скольких мы спасли?

— Я вывел пятерых и Сэм двоих.

— А скольких лошадей спасла ты, Кейси? — спросил ее Джон.

— Четырех. — Это число не казалось достаточным. Во рту Кейси пересохло.

— Думаю, я вывел пятерых. — Джон загибал пальцы.

— Шестнадцать. — Голос Дейва звучал мрачно, когда он подвел итог.

— Проклятие. — Джон провел рукой по волосам и снова спросил: — А всего там было двадцать четыре занятых стойла?

— Да, похоже, что так, — пробормотал Дейв.

— Это означает, что мы потеряли восьмерых. Нужно вычислить, каких именно, чтобы доложить Джулии. — Голос Джона стал бесцветным. — Уверен, мой новый босс возненавидит меня, когда я сообщу эту новость. Проклятие. — Он хлопнул хлыстом по ноге.

— А что с Ревери? — спросила Кейси, нарушая наступившую тишину и страшась услышать ответ. Жеребец был двукратным чемпионом мира и использовался на ферме как производитель потомства.

— Да, а что с Ревери? — Джон вопросительно уставился на конюха.

— Я отвел его сегодня утром в тренировочную конюшню. После завтрака приезжал кузнец подковать его.

— Мы его вывели?

— Не думаю, но я не уверен.

— Проклятие, — повторил Джон, будто подписывая себе смертный приговор.

Он быстро повернулся и побежал к сгоревшему строению.

— Что он собирается делать? Поднять лошадь из пепла?

Кейси услышала в голосе Дейва вину и боль.

— Не обвиняйте себя. — Она тихо коснулась его руки. Никто не виноват, и все же холод и острое чувство потери сжали сердце Кейси. Как ее отец воспримет печальное известие? Он гордился старым жеребцом. Как они справятся с потерей такого количества лошадей и знаменитой конюшни?

Кейси наблюдала, как двое пожарных боролись с Джоном, не пуская его на дымящееся пепелище.

— Глупый мальчишка, там уже никого не спасешь, — тихо прошептал Дейв, отходя от Кейси.

Но Джонатан, которого она так хорошо знала, всегда был импульсивным. И упорным. Было в нем что-то от молодого жеребца, с животным упрямством преодолевавшего возникавшие на его пути препятствия. Он не изменился.

Судьба убила нечто прекрасное и дорогое — мечту и наследие фермы Кингов. Болезненные мысли затмили ее разум. Кейси обхватила себя руками.



Глава 2



Погруженный в свои мысли, Джон задумчиво смотрел из окна библиотеки Кингов на дымящийся остов бывшей фермы. Его рот пересох, голова нещадно болела. Жар летнего дня сквозь оконное стекло обжигал кожу. Оцепенелый и изможденный, он прикрыл глаза и, успокаивая дыхание, думал о Кейси.

Кейси. Вчера, с волосами, убранными под бейсболку, одетая в простые синие джинсы, она показалась ему еще одним конюхом. И был потрясен, обнаружив ее около горящей конюшни. Но это было так похоже на Кейси — спасать лошадей. Она всегда была храброй, может, даже слишком.

Он прикрыл глаза рукой. Боже, но ведь он не имеет на нее никаких прав. Тогда ей было лишь восемнадцать, и она любила его как сумасшедшая: Дочь известного тренера и его двадцатилетний помощник. У него не было шансов. Поп Джонс ясно дал ему понять это. У Джона совсем не было денег, а Кейси хотела поступить в колледж. Поп помог ему получить место ученика в Калифорнии. Джон планировал жениться на Кейси позже, потому что тоже безумно любил ее.

Оглядываясь назад, он понимал, что сделал ошибку, побоявшись, что Кейси не примет в расчет его доводы. Он позволил ей думать, что, принимая решение, не беспокоился о ней. Тогда он сказал, Что его новая работа интереснее и перспективнее нынешней. В конце концов, он всегда хотел обучать лошадей. Сцена получилась мерзкой. Кейси замкнулась в себе, не захотев унижаться, и послала его к черту. Она ушла, и он больше не видел ее. До вчерашнего дня.

Теперь он тоже сюда вернулся. Получив письмо Попа, он оставил прибыльное дело в Сан-Диего, потому что работа на ферме Кингов была его давней мечтой. В течение последних нескольких лет он хотел вернуться в Кентукки — в “штат голубой травы” — с его бескрайними полями и прекрасными лошадьми. Он вырос в бесконечной круговерти конных выставок и соревнований, разбрасывавших лошадей на большие расстояния — от владельца к владельцу, которые часто имели больше денег, чем здравого смысла. В некотором роде эта ферма и эта работа были его убежищем. Положение оставалось прежним и в то время, когда Поп дал ему работу после смерти мамы.

Этот пожар грозил разрушить его мечты. Джон почувствовал, как напряглись мускулы, и пальцами слегка помассировал голову, пытаясь унять боль. Не простое совпадение привело его и Кейси назад на ферму. Здесь как-то замешан Поп Джонс.

— Так сколько лошадей, вы говорите? — Голос Джулии был жестким.

Джон осторожно взглянул на своего нового босса. Ей только двадцать восемь — тот же возраст, что и у Кейси, но Джулия, казалось, несла на своих хрупких плечах всю тяжесть мира.

— Восемь. Ревери был одним из них.

— Хорошо, что мой отец умер и не видит этого безумия. – Переминаясь с ноги на ногу, Джон пригладил волосы.

— Мы сделали все возможное.

— Я знаю и не обвиняю вас. — Джулия покачала головой. — Извините меня, ладно? Мне нужно вызвать шерифа, прежде чем Кейси и Поп будут здесь. Я позвоню из гостиной.

Джулия не обвиняет его, размышлял Джон, когда она вышла, но он сам обвиняет себя. Разумеется, он должен был сделать больше. Он отошел от окна и пересек библиотеку. Эта комната казалась обиталищем Берта Кинга, хотя после его смерти прошло два года. Джулия, его старшая дочь, не переставила здесь ни одной вещи. В обстановке преобладали стулья и массивный стол из грецкого ореха. Книжные полки, переполненные серебряными трофеями и книгами по коневодству, занимали две стены. Над камином висела написанная маслом картина, изображавшая молодого Попа Джонса верхом на Ревери. Лошадь и всадник были запечатлены художником в момент победного шествия на Всемирном чемпионате, проходившем в Кентукки.

Джон увлеченно рассматривал полотно. Жеребец, образец американского племенного коневодства, гордо нес трехцветную ленточку победителя, вплетенную в гриву.

Ревери был бесспорным чемпионом, но теперь животное мертво. Нахмурившись, Джон сунул руки в карманы, отвернулся от картины и встретился взглядом с вошедшей в комнату Кейси.

— Здравствуй еще раз, Джон. ...


Все права на текст принадлежат автору: Джен Скарбро.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

Снова вместе Джен Скарбро