Все права на текст принадлежат автору: Василий Юрьевич Микрюков.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Энциклопедия каратэВасилий Юрьевич Микрюков

Василий Микрюков Энциклопедия каратэ

Об авторе

Микрюков Василий Юрьевич, академик, доктор педагогических наук, кандидат технических наук, старший научный сотрудник.

Окончил Пермское высшее военное командное училище, адъюнктуру в Военной академии им. Ф. Э. Дзержинского, Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, докторантуру при Московском педагогическом государственном университете.

Более 22 лет прослужил в Ракетных войсках стратегического назначения, подполковник, квалификация «Мастер военного дела».

За время учебы и службы в войсках выполнил спортивные разряды по многим вида спорта (боксу, военному троеборью, лыжам, гирям, полосе препятствий, кроссу). Инструктор по подводному плаванию.

После увольнения из рядов Вооруженных сил РФ преподавал в высших и средних учебных заведениях, работал директором образовательного учреждения. Учитель высшей категории. Действительный член Международной академии информатизации, Российской академии информатизации и Российской академии естествознания, член-корреспондент Российской академии естественных наук, профессор Академии военных наук Российской Федерации.

Имеет почетное звание «заслуженный деятель науки и образования», награжден медалями имени В. И. Вернадского за успехи в развитии отечественной науки.

Восточными единоборствами занимается с 1986 г. Имеет квалификацию 3-й дан-хо, является судьей первой категории по виду спорта каратэ.

С 1991 г. и по настоящее время председатель спортивного клуба каратэ. Ученики – неоднократные победители и призеры всероссийских и международных турниров, члены сборной страны по каратэ. Имеет высшую квалификационную категорию преподавателя каратэ.

Автор более 200 научных трудов по военной, педагогической и спортивной тематике.

Предисловие

Энциклопедия В. Ю. Микрюкова представляет собой синтезированную совокупность теоретических знаний в области восточных единоборств с практической деятельностью по овладению этого искусства и обучению ему учеников.

В дидактическом плане энциклопедия написана на достаточно высоком уровне. Все рекомендации, предлагаемые автором, подтверждены необходимыми исследованиями и практикой. В энциклопедии представлены конкретные методики по отдельным вопросам совершенствования тактико-технических умений и навыков занимающихся каратэ. Представленная в энциклопедии информация изложена на высоком профессиональном уровне.

С методической точки зрения энциклопедия характеризуется систематизацией изложенного в ней материала, удобным его разбиением на отдельные разделы и главы, грамотным, четким языком изложения, наличием определений к каждому специальному термину, использованием многочисленных высказываний знаменитых людей и выдающихся мастеров каратэ по тому или иному вопросу, историческими примерами, наличием необходимых иллюстраций и ссылок на рекомендованную литературу для углубленного изучения отдельных вопросов.

В энциклопедии содержится большое количество японских географических названий, имен собственных и спортивных терминов. При этом ввиду того, что в японском языке отсутствует большинство звуков и звуковых сочетаний русского языка, автор прибегает к традиционной транскрипции, используемой в Союзе каратэ России.

В целом энциклопедия характеризуется редкой по концентрации подборкой материала, основанного на собственном опыте автора, совокупности его теоретических знаний, практических навыков и умений, полученных за время изучения и преподавания каратэ.

Представленный в энциклопедии материал может предназначаться для спортсменов и тренеров, учащихся спортивных школ и вузов, а также для широкого круга читателей, интересующих восточными единоборствами.


Президент Союза каратэ России

С. А. Ростовцев

Введение

Основной целью каратэ является не победа или поражение, а совершенствование характеров занимающихся.

Гитин Фунакоши, патриарх современного каратэ
Растущий на Западе и у нас в стране поток специальной литературы по каратэ в большинстве своем не проясняет его главного глубинного смысла и внутреннего содержания как боевого искусства, как науки жизни, которая совершенствовалась на протяжении тысячелетий и остается по сей день уникальной сокровищницей знания для народов всего мира.

В опубликованных за последние годы книгах зарубежных и отечественных мастеров каратэ в основном отражены частные вопросы, связанные с техникой и тактикой нанесения ударов и постановки блоков, овладением комбинационных приемов и их применением, выполнением формальных упражнений (ката). Лишь в некоторых книгах затронуты вопросы философии и истории каратэ, однако до сих пор не осуществлен комплексный анализ сущности каратэ с различных позиций, в том числе и с исторических, религиозно-философских, культурных, медико-биологических и др. Преодолеть этот недостаток – одна из задач настоящей энциклопедии.

Важнейшая проблема современного каратэ состоит в поиске оптимальных средств и методов повышения мастерства занимающихся. Повысить мастерство учеников можно двумя путями: индивидуализируя работу с ними и совершенствуя сами занятия. Все это требует обоснованного и своевременного применения тех методов и видов занятий, которые при решении конкретных задач могут дать максимальный эффект, а при совершенствовании личного мастерства – сформировать индивидуальный почерк ученика, развить его физические и психические особенности.

В связи с этим при написании энциклопедии ставилась и другая задача – показать наиболее рациональные методы подготовки занимающихся каратэ, особенности в организации и проведении занятий по каратэ в современных условиях. Эти вопросы раскрываются на основе опыта многолетней работы автора с учениками разного уровня подготовленности, – работы по овладению ими техникой, тактикой и стратегией каратэ.

О стратегии каратэ хотелось бы сказать несколько слов особо. В современном мире отчетливо выделены два вида каратэ, совершенно отличные друг от друга по смыслу и содержанию, – спортивное и классическое. Спортивным каратэ занимаются миллионы людей во всем мире, видя в нем эффективное средство физического развития, оздоровления, отдыха, самозащиты, наконец. Классическое каратэ представляют люди, посвятившие ему свою жизнь, живущие каратэ. Однако стратегия классического каратэ – это не подготовка выдающихся спортсменов или мастеров. Это воспитание характера занимающихся, обучение их умению преодолевать жизненные трудности и испытания. И пусть многие по тем или иным причинам прекращают занятия, но заложенные в них духовные, прежде всего, и физические основы служат им на благо в их труде и отдыхе, в повседневной жизни, помогают с честью выходить из многих экстремальных ситуаций.

И последнее, о чем хотелось бы сказать во введении, – это взаимоотношения между школами каратэ и отношение к каратэ представителей отечественных видов спорта.

Не секрет, что многие школы каратэ претендуют на свою исключительную роль, называя себя школами «абсолютной истины», «неограниченного мастерства» и т. п. Частенько можно встретить на страницах книг, газет, журналов, а также увидеть на экранах телевизоров, как представители одной школы огульно критикуют своих коллег из других школ, не удосужившись вникнуть в их суть или хотя бы посетить занятия или соревнования, проводимые этими школами.

На самом деле нет плохих школ, а есть, как и везде, плохие представители, среди коих, к сожалению, и авторы некоторых публикаций. Самое главное – чтобы у школы был свой стиль, свое лицо, по которому ее можно было бы отличить от прочих, а лучшие школы – конечно, те, которые способствуют гармоничному развитию личности, воспитывают учеников в духе почтительного и доброжелательного отношения к Учителю, старшим, женщинам, вообще к окружающему нас миру.

Ну и, наконец, тем, кто призывает заниматься исключительно «отечественными» видами спорта, ответим, что нашу страну прославили не они, а Александр Карелин, занимающийся «иностранной» греко-римской борьбой, Борис Лагутин, защищавший честь страны в «английском» боксе, и многие-многие другие, занимающиеся «иностранными» видами спорта.

Предлагаемая энциклопедия состоит из четырех разделов.

В разделе I анализируются сущность и содержание каратэ, представлены история его развития и философия, описаны существующие школы и стили, показаны социальная значимость каратэ, влияние занятий каратэ на телосложение, моторные и духовные свойства личности, прослеживается развитие каратэ в России в контексте межкультурных взаимодействий России со странами Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии и менталитета русского народа, приводятся основные правила соревновательного каратэ.

Раздел II посвящен технике, тактике и стратегии каратэ, в том числе анализу основных тактико-технических приемов и специализированных качеств, необходимых для их овладения; определению особенностей предсоревновательной (предэкзаменационной) подготовки; тактики выступления в соревнованиях; стратегическим компонентам каратэ; роли Учителя; показана необходимость и целесообразность изучения каратэ в образовательных учреждениях; дана оценка каратэ как средства этического и эстетического воспитания, как составляющей системы физической и духовной культуры личности, компонента обеспечения безопасности жизнедеятельности, средства подготовки допризывной молодежи, личного состава Вооруженных сил (ВС), Министерства внутренних дел (МВД) и спецслужб.

В разделе III представлены методики обучения и воспитания средствами каратэ: рассматриваются педагогические принципы и методы обучения каратэ, принципы построения тренировочного процесса, виды тренировок; показаны пути управления тренировочным процессом на основе научных исследований, особенности общей физической, специальной, психологической, теоретической и индивидуальной подготовки; а также особенности организации и проведения занятий по каратэ в современных условиях.

В IV разделе анализируются особенности некоторых школ и стилей каратэ и приводятся краткие описания жизненного пути выдающихся мастеров каратэ, оказавших влияние на становление и развитие этого вида боевых искусств.

В приложении даны результаты исследований по проблеме обучения каратэ, полученные в ходе анкетирования, бесед и мониторинга физических и специализированных качеств учеников за период с 1997 по 2012 гг.

Безусловно, представленный в энциклопедии материал не претендует на абсолютную законченность и всеобъемлемость. Поэтому предварить чтение я хочу словами инока Лаврентия: «Господа отцы и братья! Если где-либо я описался и переписал или не дописал, читайте и исправляйте ради Бога…»

Раздел I Каратэ как оно есть

В каратэ каждый находит то, что ищет…

Гитин Фунакоши
Каратэ – это путь, по которому многие идут всю жизнь, закаляя свое тело, укрепляя свой дух, открывая в себе все новые и новые способности и расширяя границы своих возможностей.

Занимаясь каратэ, люди учатся не только и не столько технике нанесения ударов и постановки блоков, тактике и стратегии поединка, умению разбивать предметы, сколько образу жизни, пытаясь увидеть взаимосвязь и взаимообусловленность во всем, что есть в Мире, стремясь достичь гармонии с Природой.

Это стремление частично исходит из самой природы человека, частично из традиций школ и стилей, основанных выдающимися мастерами каратэ.

Глава 1 Что такое каратэ

…Предназначение каратэ не причинять людям боль и калечить их, а помогать обществу.

Канрё Хигаонна, гранд-мастер каратэ
Прежде всего, каратэ – это один из видов боевых искусств, особая разновидность фехтования, в котором задействованы разнообразные части тела для защиты и нападения, но, прежде всего, для защиты.

Исторически каратэ зародилось именно как боевое искусство, включающее в себя такие относящиеся к войне и военному делу области человеческой деятельности, как рукопашный бой без оружия и с оружием, стрельба и метание различных снарядов, вольтижировка, а также принципы общевойскового боя, элементы армейской тактики и т. п. Соответствующий военному делу психофизический тренинг считался необходимой составной частью любого стиля каратэ.

Боевые искусства – это не театр, не развлечение. Жизнь или смерть – вот что решается ими. Секрет боевых искусств состоит еще и в том, что здесь нет ни побед, ни поражений. Не надо ни побеждать, ни проигрывать. Это не спорт. В боевых искусствах люди учатся не столько борьбе, сколько образу жизни.

Вместе с тем каратэ, как один из видов боевого искусства, миллионами наших современников воспринимается прежде всего как спорт. Однако и по сути, и по содержанию боевое искусство и спортивное единоборство – вещи совершенно разные. В боевом искусстве целью является уничтожение противника, и для этого используются все силы и средства (в бою с врагом все средства хороши), а в спорте – демонстрация перед судьями и зрителями своего тактико-технического мастерства, и для достижения победы над противником разрешены только те приемы и способы, которые оговорены правилами соревнований. Соответственно различается и психологический настрой: в боевых искусствах – уничтожить противника (иккэн-хиссацу – «одним ударом – наповал»), в спортивных единоборствах – продемонстрировать все свои лучшие спортивные качества (силу, ловкость, быстроту, гибкость, выносливость).

В боевых искусствах отрабатывалось умение бесстрастно поражать одного или нескольких противников с использованием всевозможных приемов и подручных средств. В спортивных же единоборствах запрещена техника с чрезмерным контактом и опасные броски, которые по своей природе лишают соперника возможности произвести самостраховку при падении.

Боевые искусства – это образ жизни людей, готовящихся к войне. Помните выражение: «Хочешь мира, готовься к войне»? Так и здесь: нападать в строгом смысле никто не готовится, но в случае нападения их ответ будет коротким и жестоким.

Спортивные единоборства – это, прежде всего, средство для самосовершенствования личности, путь физического и духовного (в том числе и умственного) развития человека.

Каратэ, как спортивное единоборство, существует в трех основных формах: ката (формальные упражнения), кумитэ (свободный поединок) и тамэшивари (разбивание предметов).

Ката (рис. 1) представляет собой совокупность стоек, боевых приемов и передвижений, связанных между собой логической последовательностью и выполняемых в различном темпе и с различной степенью напряжения. В ката поединок носит имитационный, воображаемый характер. Ката можно сравнить с боем с тенью, отрабатываемым боксерами на тренировках, то есть с боем с воображаемым противником (противниками).


Рис. 1. Ката выполняет неоднократный победитель и призер стилевых чемпионатов Евразии и Кубка мира шеф-инструктор Европейского региона Дзёсинмон Вахтанг Шарадзе (6-й дан)


В отличие от ката, кумитэ (рис. 2) предполагает поединок (спарринг) с реальным противником. При этом существуют несколько видов кумитэ: ситтэй иппон кумитэ (строго определенная на одну атаку и одну контратаку последовательность действий), кихон иппон кумитэ (спарринг до проведения одной заданной атаки или одной заданной контратаки), дзию иппон кумитэ (спарринг до проведения одной произвольной атаки или одной произвольной контратаки), дзию кумитэ (свободный спарринг). В свою очередь кумитэ может быть бесконтактным, полуконтактным и полностью контактным. Соответственно этому существуют и определенные правила судейства поединков.


Рис. 2. Кумитэ (фрагмент поединка)


Тамэшивари (рис. 3) – разбивание предметов.


Рис. 3. Тамэшивари


Это испытание не только физической, но и духовной силы. Оно позволяет познать самого себя, помогает развить силу духовной концентрации. Кроме того, тамэшивари учит ряду важных элементов техники. Оно способно ясно показать ошибки в выборе формы, дистанции, точки контакта с целью. Предмет, который вы собираетесь разбить, лежит перед вами неподвижно. Нужно лишь принять удобную позу и ударить. Однако даже применяя приемы, которые удавались в прошлом, нельзя быть вполне уверенным, что вам удастся выполнить упражнение, так как любой пустяк может привести к неудаче. Самое важное здесь – это уметь настроить себя, сконцентрировать свою энергию, уверовать в свою силу. Поэтому хотя тамэшивари и является разрушительным актом, направленным против природы, оно оправдывается созидательной целью – закалкой тела и духа.

Наряду со спортивным единоборством, каратэ в настоящее время является самой распространенной техникой самообороны. «Каратэ в целях самозащиты дает огромные возможности. Все ваше тело превращается в оружие», – отмечал патриарх современного каратэ Фунакоши Гитин.

Каратэ как самооборона имеет достоинство, заключающееся в большом многообразии противодействия противнику: вне зависимости от того, какой прием использует противник, у него всегда найдется свободная, незащищенная часть тела, что позволит провести контрприем и отразить атаку. Даже если верхняя часть тела скована, то в резерве для атаки остаются голова, колени, стопы и другое.

Использующим каратэ как средства самообороны следует усвоить следующее.

1. Важна высокая степень решимости. Как только неблагожелательное намерение противника стало очевидным, следует незамедлительно оказать противодействие. Это очень часто приносит либо физическую, либо психологическую победу, вызывающие у противника состояние беспомощности или потерю самообладания.

2. При защите от ударов ножом или палкой никогда нельзя терять самообладания, так как тот, кто извлекает их, всегда труслив: уже сам факт появления оружия указывает на то, что противник потерял самоконтроль. Это является преимуществом, которое необходимо обратить себе во благо в полной мере, с тем чтобы, воспользовавшись временной задержкой противника, уклонившись от его удара или поставив блок, действовать быстро и решительно для проведения своей атаки.

3. Не стоит строить иллюзий по поводу защиты приемами каратэ от противника, вооруженного пистолетом. На удалении никакая атака не представляется возможной: полет пули намного быстрее и стремительнее удара рукой или ногой. Печальный опыт израильских спортсменов, которые в 1972 г. в Мюнхене решили противостоять вооруженным террористам, ярко свидетельствует об этом. А ведь они не были дилетантами, а входили в состав олимпийской сборной страны по борьбе и боксу. Поэтому единственное жизнеспособное решение заключается в том, чтобы попытаться приблизиться к противнику, вооруженному пистолетом, отвлечь его внимание и притупить бдительность. И только после того, как противник, которому благодаря оружию присущ комплекс превосходства, совершит неосторожное, опрометчивое действие или же вам представится благоприятный случай, следует, уйдя с линии прицеливания, провести атаку рукой или ногой до полного вывода противника из строя или же его обезоруживания.

«Каратэ» – это японский термин, состоящий из двух слов: «кара» (пустой) и «тэ» (рука), образующих словосочетание «пустая рука» – имеется в виду техника рукопашного боя голыми (то есть «пустыми») руками, а также ногами и всеми другими частями тела, включая захваты, броски, удушения, толчки, подножки, подсечки.

Вместе с тем есть еще одна интерпретация слова «каратэ» – «рука, свободная от злых намерений». С одной стороны, каратэ воспитывает уважение и любовь к ближнему, с другой – учит быть справедливым и спокойным, подавлять в себе ненависть и гнев. Кредо каратэ – «никогда не нападай первым». Это кодекс чести, запрещающий каратэ вне ситуации вынужденной защиты себя или других людей.

Таким образом, каратэ – это метод самозащиты с использованием всех частей тела. Приверженцы каратэ стремятся укрепить, сделать твердыми различные части тела (кулаки, кисти рук, стопы, колени, локти и другие), которые должны представлять для противника грозное оружие. Все это сопровождается отработкой техники защиты, перемещений и нанесения ударов, за счет чего приобретаются навыки в парировании атак противника, в контратаках, умения нанести быстрые и точные сконцентрированные в точке атаки удары в уязвимые места.

Однако наряду с техникой ведения боя голыми руками во всех школах и стилях каратэ широко распространена техника ведения боя с оружием – кобудо. К оружию каратэ относятся (рис. 4): бо, дзё, сай, нунчаку, тонфа, кама, эку, текко, сурутин, тинбе и другие.


Рис. 4. Оружие каратэ: 1 – бо; 2 – сай; 3 – нунчаку; 4 – тонфа; 5 – кама; 6 – эку; 7 – текко; 8 – сурутин; 9 – тинбе


Бо – шест (посох). Как правило, бо вырезался из дуба, бука, граба и других твердых пород древесины, но в случае необходимости мог сойти и обычный кусок бамбука, подобранный у дороги. Длина бо варьировалась, в зависимости от школы каратэ, от 160 до 282 сантиметров. Толщина подбиралась по вкусу и по физическим возможностям исполнителя.

Техника владения бо строится на координации с ударами рук и ног и включает в себя сотни приемов, собранных в десятки ката. Важную роль в технике бо играют также прыжки, позволяющие избежать удара по ногам и атаковать из неожиданных позиций.

Дзё – палка, сделанная из крепкого дерева, чаще всего из японского бука, длиной 120 сантиметров, толщиной примерно 20 миллиметров. С ее помощью можно быстро наносить приводящие в шок удары в уязвимые точки тела, ставить блоки, принимая удар атакующего предмета вскользь и контратакуя руки противника.

Сай – трезубец, сделанный из тяжелого цельнометаллического стержня длиной 40–50 сантиметров и весом от 400 грамм до 1,2 килограмма с двумя крючкообразными боковыми отростками. Короткая часть стержня с шишкой на конце служит рукояткой. Заточены только колющие острия лезвия и отростков.

Конструкция сай позволяет наносить колющие и тычковые удары обоими концами, парировать и ломать меч при помощи крючкообразных отростков, ставить отводящие блоки, повернув трезубец остриями к себе и положив на предплечье. Существует множество ката с сай, большинство из которых воспроизводят обычные ката, где руки как бы подкреплены трезубцами. Основную сложность в действиях с сай представляют вращательные жонглерские движения с поворотом оружия в разных плоскостях вокруг кисти движением пальцев.

Нунчаку – оружие из соединенных веревкой или цепью палок в виде короткого цепа. Палки, изготовленные из твердой древесины (палисандр, бук, граб, железное дерево), высверливают с торца таким образом, чтобы их можно было соединить двойным шнуром из шелковых нитей. Иногда вместо шнура используется тонкая цепь, которая крепится к торцам при помощи штифта. Палки могут быть круглые, равной толщины по всей длине (около 3 сантиметров), либо четырех– или восьмигранные с небольшим утончением к «крепежному» концу. Длина палок может варьироваться, но обычно не превышает локтя, а длина шнура между ними – ладони, хотя в китайском варианте часто используются нунчаку с цепочкой в 20 и даже 30 сантиметров.

С помощью нунчаку можно наносить сокрушительные удары, проводить удушения, тычки по болевым точкам, эффективные блоки против любого вида оружия. Количество приемов с нунчаку, систематизированных в ката, очень велико.

Освоение нунчаку считалось обязательным для мастера боевых искусств и требовало нескольких лет занятий. Основной принцип манипуляций с нунчаку – вращение по траектории «восьмерки» в разных плоскостях, иногда с перехватом из-под мышки или из руки в руку. При этом вокруг человека создавалось как бы защитное поле, нарушаемое только в момент удара. Старые мастера уделяли большое внимание скорости вращения, исполняя ката с закрытыми глазами и прислушиваясь к равномерному гудению рассекаемого воздуха.

Тонфа – рычаги для вращения мельничных жерновов. Тонфа представляет собой круглую или четырехгранную палку из твердой древесины длиной около 0,5 метра с перпендикулярной рукоятью на расстоянии 15 сантиметров с одного конца. В исходном положении рукоять зажималась в кулак, а сама палка располагалась как протектор по всей длине предплечья, длинным концом к локтю. Деревянный выступ спереди служил как бы продолжением кулака, а сзади – локтя.

Техника владения тонфа строится на ударах предплечьем и локтем. В то же время тонфа позволяет наносить и удары наотмашь – вращением палки вокруг оси-рукоятки и удлинять руку в тычковом ударе, повернув палку на 180° длинным концом вперед.

Обычно используются одновременно две тонфы. Тонфой можно наносить множество непредсказуемых ударов.

Кама – крестьянский серп, имеющий небольшое лезвие в виде клюва попугая, заточенное только с внутренней стороны. Прочная рукоятка длиной 40–50 сантиметров имеет утончение в верхней части, у лезвия.

Манипуляции с кама проводятся по принципу «вращения пропеллера», напоминающие действия циркового жонглера.

Эку – весло, которое использовалось как для гребли, так и в качестве руля. Весла изготавливались вручную, и их форма и размеры могли отличаться в зависимости от изготовителя.

Применение эку в кобудо аналогично бо, но техника отлична от бо за счет смещенного центра тяжести в эку. Отличительная черта техники эку – метание песка в глаза противника.

Текко – рукоятка, которая использовалась для облечения управления лошадью, запряженной в повозку. В кобудо применяется для нанесения ударов и постановки блоков от другого оружия.

Сурутин – веревка или цепь с укрепленными по обоим концам свинцовыми или каменными грузилами.

С помощью сурутина наносился удар по принципу кистеня, а также «опутывался» противник – его руки, голова, ноги или оружие. В базовых упражнениях сурутин напоминает нунчаку непрерывным вращением по «восьмерке» с перехватом из руки в руку вокруг корпуса.

Тинбе – щит, который изготовлялся из веток, металла или из панциря больших черепах, живущих в прибрежных водах Окинавы. Использовался в качестве корзины для переноски овощей и в поле для защиты от солнца.

Размер тинбе приблизительно 45 сантиметров длиной и 38 сантиметров шириной. В кобудо тинбе, как правило, применялся вместе с коротким ручным копьем (дротиком) приблизительно 50 сантиметров длиной или же с секачом для разделки туш животных и крупной рыбы (секач служил своего рода коротким мечом).

Отличие каратэ от многих других восточных единоборств (айкидо, бандо, бванг, варма-калаи, вовинам-вьетводао, тхэквондо, ушу и других) заключается, прежде всего, в низких мощных устойчивых стойках, жестких блоках, мгновенных переходах в контратаку с мощным ударом.

В процессе тренировок в каратэ отрабатывается умение перехватывать инициативу, отвечая на атаку противника либо встречным ударом, либо блоком или уходом с линии атаки с обязательной последующей контратакой. При этом удар в каратэ наносится по кратчайшей траектории с максимальной быстротой, силой и концентрацией энергии в точке удара (кимэ).

Как уже отмечалось, цель каратэ – это оборона, а не нападение. Поэтому все действия в каратэ начинаются с защиты. Но в этом скрывается и сущность каратэ, так как оборона здесь не пассивная и сразу же после защиты, основанной на мгновенной реакции, следует немедленная контратака. Патриарх современного каратэ Фунакоши Гитин провозгласил основополагающий принцип каратэ: «Каратэ ни сэн тэ наси», или «атака в каратэ не имеет преимущества». Более широкое толкование означает: «каратэ не есть оружие агрессии». Однако следует заметить, что фраза «каратэ ни сэн тэ наси» имеет продолжение: «каратэ ва сэн тэ нари». Тогда в целом это звучит так: «В каратэ не нападают первым, в каратэ бьют первым». Это отвечает на вопрос о пресечении агрессии, и нужно ли дожидаться первого удара со стороны противника? Проще говоря, если противник явно решил напасть, то нужно первым нанести удар. Поэтому в каратэ учат не только самозащите, но и наиболее эффективному поражению слабых точек человеческого тела.

Таким образом, каратэ – это боевое искусство, рационально использующее для самозащиты все, что доступно человеческому телу, а также некоторые виды оружия. Применение техники каратэ должно обеспечить максимальную эффективность на различной дистанции и в различных ситуациях: стоя, сидя, лежа, при нападении спереди, сзади или сбоку, с оружием, без оружия, с одним или с несколькими противниками.

Правильное использование техники каратэ предполагает соблюдение ряда принципов, таких как кимэ (концентрация энергии в момент нанесения удара или постановки блока), дзёсин (непоколебимый дух), хара (соединение внутренней энергии с силой мышц тела), дачи (правильный выбор позиции) и других. Все это постигается путем длительных и упорных тренировок, как в ката (формальных упражнениях), так и в кумитэ (поединках). При этом в зависимости от стиля и школы каратэ, ката и кумитэ либо бывают сбалансированы, либо делается уклон в сторону одной из этих составляющих.

Понятие стиля в боевых искусствах относится к характеристике приемов, техники, а понятие школы – к целям и методам их реализации. В принципе, в границах какого-либо стиля могут существовать различные школы, а в пределах одной школы могут сосуществовать и развиваться многие стили. Однако на практике отдельный стиль становится, как правило, традицией данной школы и как бы характерной ее особенностью.

В настоящее время известно несколько сотен стилей каратэ. И уже много лет идут бесконечные споры о преимуществах и недостатках того или иного стиля.

Дробление основ каратэ началось еще со времен его зарождения.

Дело в том, что каратэ занимались разные люди, и каждый, кто достиг определенной ступени совершенства, привносил что-то новое, свое в боевое искусство. Причина этого заложена в природе человека: одно и то же дело разные люди делают по-разному, приспосабливая его под свои физические данные, свой характер, культуру, менталитет. Поэтому вполне закономерным было появление вначале вариаций, а затем и направлений в боевых искусствах. Так возникли, например, «мягкий» и «жесткий» варианты ведения поединка, техника боя, основанная на использовании энергии нападающего и защищающего, и т. п.

Разные школы (стили) каратэ создавались людьми конкретного психофизического типа, конкретных способностей и личного опыта. Поэтому одни школы были более универсальны, другие – менее. Одни школы делали акцент на физическую силу и натиск, а другие – на скорость и ловкость и т. д. На протяжении веков шло создание новых стилей и школ каратэ, каждая из которых заявляла свои претензии на исключительность и абсолютную истинность.

Уже в наши дни предпринимались попытки объединить некоторые школы каратэ, взяв из них наиболее ценное, смешивая элементы различных стилей. Эта тенденция стала возможной благодаря рассекречиванию техники и методик тренировок различных школ, объединению их в национальные и международные союзы, проведению соревнований по единым правилам, развитию информационной сети по обмену опытом, в том числе и по сети Интернет. Однако этому объединению все еще мешает яркая индивидуальность выдающихся мастеров каратэ, жесткая конкуренция при наборе учеников, невозможность создания универсального, на все случаи жизни, стиля, одинаково подходящего различным по полу, антропологическим данным, характеру, темпераменту людям.

Вообще же каратэ как боевое искусство развивается естественным путем, являясь действенным средством физического и духовного совершенствования для миллионов людей, занимающихся им, и жизненным путем лишь для некоторых из этих миллионов. Каждый находит в каратэ то, что ищет, приспосабливая себя под каратэ и каратэ под себя.

В целом можно сказать, что каратэ – это замечательная военизированная физкультура, увлекательный вид спорта и наиболее грозный метод самообороны.

Глава 2 История каратэ

Когда родилось каратэ, не знает никто. И вряд ли это когда-нибудь станет известно.

Гитин Фунакоши
Литература по истории каратэ очень бедна. О происхождении каратэ известно только из легенд. Так, по одной из таких легенд, создателем каратэ считается 28-й патриарх буддизма Бодхидхарма[1].


Рис. 5. Бодхидхарма


Бодхихарма в 520 г. н. э. перенес свою резиденцию из Индии в Китай, в монастырь Шаолинь (рис. 6), расположенный на склоне лесистой горы Шаоши (Хэнань) в нескольких десятках километров от города Чжэнчжоу. Этот монастырь и стал центром его учения о Будде, а заодно и центром умственного и физического воспитания последователей этого учения.


Рис. 6. Монастырь Шаолинь


Будда (рис. 7), урожденный принц Гаутама (623–543 гг. до н. э.), выросший, как и подобает его положению, в роскоши, получивший соответствующее принцу образование и воспитание, в 29 лет отказался от всех земных радостей и, облачась в желтое одеяние аскета, отправился в скитание в поисках Истины и покоя. В течение шести лет, накладывая на себя одну епитимью за другой, изнуряя физическими упражнениями, проходя через многочисленные посты, он преодолел поистине сверхчеловеческие испытания. И однажды утром, погруженный в медитацию, Гаутама постиг внутреннюю сущность всех предметов и явлений, достиг состояния просветления (Будды).


Рис. 7. Будда


Он не был рожден Буддой, Буддой он стал, приложив все свои силы– физические, духовные, ментальные. Именно эти три столпа возвели человека простого, но с непростой силой воли, до полного просветления сознания. В течение 45 лет, вплоть до своей кончины, Будда собственным примером проповедовал истину своего учения. В дальнейшем его идею понесли в мир его ученики и последователи, один из которых, вышеупомянутый индийский миссионер Бодхидхарма, в поисках приверженцев попал в провинцию Хэнань, где на горе Шаоши стоял монастырь Шаолинь – монастырь «Молодого Леса».

В монастыре Шаолинь Бодхидхарма обучал своих учеников умению терпеть (выносливости), развивать силу, быстроту, ловкость, гибкость и внес эти методы физических тренировок в качестве составной части своей религии. Проводимые им тренировки основывались на принципе движений животных с элементами самозащиты и предположительно назывались «18 движений рук архата». Этими упражнениями укреплялась сила духа и тела, осуществлялась подготовка к испытаниям, каковыми являлись длительные сеансы медитации. Кроме того, эти упражнения служили средством защиты на дорогах за пределами монастыря. В дальнейшем методы физических тренировок Бодхидхармы развивались и совершенствовались и стали известны как боевое искусство монастыря Шаолинь. Впоследствии это боевое искусство вывезли в Японию, где оно смешалось с местными приемами борьбы жителей островов.

Документально подтвержденных исторических сведений о появлении каратэ в Японии не так уж много. Известно, что в XII в., когда самурайские дружины Тайра, разбитые в сражении при Данноура (совр. Симоносэки) войсками Минамото, беспорядочно устремились на юг, многие переправились на Окинаву (рис. 8) – крупнейший остров архипелага Рюкю, площадью около 1254 квадратных километров, лежащий в 500 километрах от острова Кюсю, в 600 километрах от Тайваня и в 800 километрах от южно-китайского побережья, и там познакомили местных жителей со своим боевым искусством.


Рис. 8. Окинава


В 1392 г. в Наху, столицу острова, прибыла специальная миссия из 36 китайских колонистов (так называемые «36 принявших подданство»), имевших задание распространять среди местного населения начала знаний по мореплаванию, книгопечатанию и различным ремеслам. С 1392 г. китайская колония обосновалась в Кумэмуре, пригороде Нахи, а затем аналогичные поселения появились в городах Сюри и Томари. Именно от китайских колонистов, согласно одной из версий, и стали просачиваться сведения о кэмпо (боевых искусствах Китая) среди местного населения.

Существует и другая точка зрения, согласно которой каратэ не было перенято на Окинаве из китайского кулачного искусства, а зародилось и развивалось на Окинаве. Но вот что пишет по поводу таких утверждений Найто Такэнобу, автор книги «Введение в каратэ-до»: «Кое-кто считает, что каратэ – исконно окинавское воинское искусство, к которому китайское кэмпо очень немного прибавило. Конечно, с тех пор как на Окинаве поселились люди, легко себе представить, что там существовали какие-то виды рукопашного боя. Их в известном смысле тоже можно считать предками современного каратэ, но с такой версией древнего происхождения трудно согласиться. Уже то, что большинство терминов современного каратэ происходят от старокитайских, свидетельствует: определять каратэ как исконно окинавское бу-дзюцу – явное преувеличение» [Горевалов И. И., 1994, с. 452].

По мнению Хошу Икеда, основателя стиля Дзёсинмон-Шорин-рю, окинавское каратэ также заимствовано у китайского кулачного боя. Вот что утверждает он в своей книге «Сущность каратэ-до древности и наших дней»: «…во-первых, у каждого народа существует та или иная доморощенная бойцовская техника. Но подобное явление древней Окинавы было бы необоснованным возводить в истоки каратэ, так как период, когда возникла социальная необходимость в боевой технике, должен быть рассматриваем как много более поздний. Во-вторых, среди названий ката (модели последовательности движений) в каратэ много китайщины, в то время как нарицательные окинавские названия ограничиваются называнием приемов владения оружия из систем кобудо (старинные боевые искусства). В-третьих, среди ката, передаваемых в настоящее время от учителя к ученику, есть „ката Ваншу“. Вансю (Ван Цзи) был в качестве посланца за ленной данью в 1683 г. на Рюкю. Опять же, был такой Куусянку (Гун Сянцзюнь) в 1756 г. на наших островах и существует „ката Кушанку“…Из разрозненных записок вытекает то, что Куусянку приехал на Рюкю, привезя с собой из Китая последователей и учеников мастерства бойцовой техники, содержание которой всех изумило. Думаю, что если бы в это время существовала рюкюская „тэ“, не было бы повода особенно прокламировать бойцовскую технику, как не было бы и такого удивления масс» [Икеда Хошу, 1978][2].

Одним из факторов развития окинавского каратэ явились проводившиеся на острове политические курсы на запрещение оружия. Первый запрет на оружие датируется 1429 г., когда король Сё Хаси объединил под своей эгидой три области Окинавы, именовавшиеся Хокусан (Северная гора), Нан-дзан (Южная гора) и Тю-дзан (Срединная гора), и, желая пресечь попытки мятежа и укрепить централизованную власть, ввел запрет на ношение оружия для всех, кроме королевской дружины и высших феодалов. Народ оказался беззащитен перед произволом чиновников и солдат, а также разбойничьих шаек, скрывавшихся в лесистых горах острова, что, по мнению некоторых аналитиков, вынудило многих крестьян искать спасения в боевых искусствах.

В интересах усиления централизованной власти была устроена и охота за мечами местных правителей при короле Се Сине (1477–1536). Мастер Хигаонна Морио в своих трудах по истории каратэ пишет: «После того как король Се Син отнял у всех жителей острова права на ношение оружия, были созданы два стиля рукопашного боя. Один – в среде дворянства и назывался „тэ“, другой развивался среди простого народа и назывался „рюкю кобудзюцу“. Занимались им рыбаки, крестьяне, ремесленники, и отличался этот стиль использованием в качестве оружия простых инструментов, характерных для крестьянского труда. Тренировки энтузиастов, изучавших эти виды боевого искусства, проводились, как правило, ночью и тайно».

После того как в 1609 г. Окинава была захвачена властителем южно-японского княжества Сацума, Симадзу Иэхиса и стала частью Японской империи, запрещение оружия было введено для контроля над мятежами населения Окинавы против новой власти, которые возникали из-за грабительских налогов и поборов оккупантов. До массового восстания дело не дошло, но отдельные столкновения с самураями возникали довольно часто.

В связи с этим существует версия о том, что население Окинавы стало объединяться в тайные общества и создавать союзы самообороны, в которых изучались приемы борьбы голыми руками и с хозяйственными инструментами вместо «настоящего» оружия. Так, еще с начала XVII в. известно имя непобедимого бойца Яра из деревни Тятан, который столь упорно боролся с японцами, что стал своего рода национальным героем. Сын деревенского старосты, он в возрасте 12 лет был отправлен в китайский портовый город Фучжоу (провинция Фуцзянь) учиться торговому делу. За время учения в течение 20 лет Яра, помимо торговли, досконально освоил искусство китайского кулачного боя цюань-шу и, вернувшись на Окинаву в родное селенье, открыл там школу боевых искусств, где обучал сородичей борьбе голыми руками.

Лишенные возможности на равных, то есть с оружием в руках, сопротивляться оккупантам, окинавские крестьяне и ремесленники сделали своим оружием ноги и руки, отрабатывая удары на специальных устройствах – макиварах и многократно повторяя специальные упражнения ката, позволяющие освоить технику рукопашного боя без помощи партнера.

Результатом такой работы было достижение высочайшего технического уровня и ошеломляющей силы ударов. Поскольку в столкновениях с самураями окинавцам приходилось иметь дело с опытными воинами, шанс на победу был невелик, и его нужно было вырвать любой ценой. Остаться в живых можно было только, опередив противника и убив его одним ударом. Именно тогда и появился на свет лозунг: «Иккэн хиссацу» – «Одним ударом наповал». Благодаря упорной тренировке окинавцы научились голыми руками крушить панцири и шлемы самураев и, не имея копий и мечей, кончиками пальцев протыкать тела своих врагов.

Наряду с этим появилось боевое искусство, в основе которого была заложена техника владения разного рода оружием. В качестве оружия использовались орудия крестьянского или рыбацкого труда: шест (бо) применялся для проводки лодок в мангровых зарослях; трезубец (сай) – для разрыхления почвы при посадке риса; нунчаку (малый цеп) применялся для вымолота риса; весло (эку) использовалось как для гребли, так и в качестве руля; с помощью тонфа (мельничных жерновов) производился вымолот муки; серп (кама) в зависимости от длины был орудием для сбора плодов папайи или риса; рукоятки (текко) использовались для облегчения управления лошадью, запряженной в повозку; щит (тинбе) изначально был корзиной для переноски овощей и защищал от солнца на полевых работах. Исходя из этого факта, многие авторы считают, что каратэ развивалось исключительно простыми людьми.

По мнению других авторов, развитию каратэ способствовали усилия высшей прослойки и военачальников самодержца Рюкю. «Допуская секретное обучение каратэ, мы отрицаем принадлежность его в первую очередь простолюдинам. Люди, принадлежавшие к воинскому сословию и военному чиновничеству королевского дома, служили исключительно безопасности системы централизованного правления. Более того, это время ни в классовом смысле, ни по уровню менталитета не было эпохой повсеместного каратэ до такой степени, что оно было преподаваемо простому народу», – пишет в своей книге «Сущность каратэ-до древности и наших дней» основатель стиля Дзёсинмон-Шорин-рю Хошу Икеда [Икеда Хошу, 1978].

Как бы то ни было, но несколько десятилетий подготовка мастеров боевых искусств на Окинаве протекала в обстановке строжайшей секретности. От того времени не осталось ни имен наставников, ни названий школ. Первые относительно подробные сведения об окинавском каратэ-до появились лишь в середине XVIII в.

Известно, что в середине XVIII в. Сакугава (1733–1815), проживший несколько лет в Китае и занимавшийся там шаолиньским цюань-шу, а также бо-дзюцу, вернулся на родину и основал в городе Сюри частную школу Каратэ-до Сакугава. То был первый случай употребления в названии школы слова «каратэ».

Создание самого первого стиля каратэ связано с именем Мацумура Сокон (1792–1896) по прозвищу Мухениде. Как правительственный чиновник, он в 1830 г. был командирован в Китай со специальным заданием усовершенствовать свои знания в воинских искусствах. После долгого обучения у мастеров Шаолиня Мацумура Сокон систематизировал свои знания, создав школу Шорин-рю (Шорин – японская транскрипция Шаолинь). Сам Мацумура был удостоен звания Верховного наставника воинских искусств острова Окинава. Он пропагандировал жесткое, силовое каратэ-до в классической старошаолиньской манере, обращая особое внимание на быстроту, резкость, силу и четкое знание базовой техники.

В конце XIX и начале XX вв. среди мастеров окинавского каратэ наиболее авторитетны были Хигаонна Канрё (1853–1915), Адзато «Анко» (1827–1906), Итошу Ясуцунэ (1830–1915) и Мотобу Тёки (1871–1944). Ученики этих мастеров и стали основоположниками наиболее известных школ японского каратэ, как стали называть окинавский вид боевого искусства в Японии.

Вообще до XX в. слово «каратэ» на Окинаве писалось двумя иероглифами: «кара», что буквально означает «Китай периода правления династии Тан», но иногда употребляется в расширительном смысле – для передачи понятия «Великий Китай», и «тэ» – «рука». Современный мастер искусства каратэ Фунакоши Гитин (1868–1957) изменил иероглифы так, что они стали означать «пустая рука». Сам мастер по этому поводу так писал в своих «Наставлениях по каратэ» («Каратэ-до кёхан»): «По традиции и сам я в прошлом пользовался иероглифом кара («Китай»). Однако из-за того, что люди путают каратэ с китайским кэмпо, а также в силу того, что окинавские воинские искусства теперь могут считаться общеяпонскими, было бы неправильно и даже в некотором смысле унизительно продолжать использовать в названии каратэ иероглиф „Китай“. А потому, вопреки множеству протестов, мы отказались от старого иероглифа и заменили его на новый – „пустота“. Заодно тем же путем были исправлены названия многих комплексов формальных упражнений ката, связанных с именами китайских мастеров» [Gichin F., 1975].

Фунакоши Гитин был учеником Адзато «Анко» и Итошу Ясуцунэ, которые, в свою очередь, учились у небезызвестного Мацумура Сокона. Адзато и Итошу помогли Фунакоши пройти основательную школу поединка практически у всех известных мастеров каратэ, живших в то время на Окинаве.

Проанализировав различные методы ведения боя, исключив из них не очень убедительные и сохранив те, которые казались ему наиболее эффективными, Фунакоши Гитин создал собственный стиль. В 1922 г. Фунакоши Гитин, который был тогда профессором в учительском колледже на Окинаве, по приглашению Министерства образования выступил в Токио с лекциями и продемонстрировал приемы каратэ на выставке традиционных видов борьбы. Успех был необычайным, и Фунакоши провел остаток жизни, занимаясь обучением искусству каратэ по всей Японии.

Фунакоши Гитин, основатель современного каратэ, умер в 1957 г., оставив после себя тысячи последователей, которые разъехались по всему миру, создавая собственные школы и знакомя всех интересующихся с каратэ.

Говоря об истории развития каратэ, необходимо заметить, что до Второй мировой войны в Японии существовали четыре крупнейших стиля каратэ-до: Годзю-рю, Сито-рю, Шотокан и Вадо-рю. Впоследствии эти стили послужили основой для создания множества других школ и направлений. Например, в стиле Годзю-рю ученики Т. Мияги (создателя стиля) образовали Годзю-кай, Таишу-кай и Учи-кай. Ученики К. Мабуни (основателя стиля Сито-рю) создали Сито-кай, Сюко-кай, Санкю-кай, Итошу-кай, Кенкю-кай, Сэйсин-кай и другое. Направления в Шотокан: Шото-кай, Тидо-кай, Ниппон каратэ кёкай и др. В Вадо-рю – Вадо-кай и т. д.

После Второй мировой войны и последующих нескольких лет американской оккупации Японии в стране уже существовало около десятка постоянно соперничавших между собой ассоциаций каратэ-до. Накануне проведения в Токио Олимпийских игр в 1964 г. представители ряда ассоциаций предложили провести во время Игр показательные выступления в Центре боевых искусств – Будокане. Это помогло нескольким ассоциациям найти общий язык между собой и объединиться. Так в 1964 г. возникла Всеяпонская федерация каратэ-до – Дзен Нихон Каратэ-до Рэммэй, объединившая большинство стилей и школ. В составе этой федерации различные стилевые группы продолжали существовать автономно и проводить свои ежегодные стилевые чемпионаты страны. С конца 1950-х гг., когда сведения о каратэ-до достигли Америки, Европы и других континентов, появились миллионы его поклонников практически во всех странах мира. В большинстве этих стран были созданы национальные федерации. В 1968 г. была создана Всеевропейская федерация каратэ-до, а в 1969 г. – Международный союз организаций каратэ-до (WUKO), а также проведен первый чемпионат мира по каратэ-до.

В настоящее время в Америке базируются не менее четырех международных организаций каратэ, а в Японии – не менее шести, и каждая из них объединяет в своих рядах представителей как одного, так и нескольких стилей, большинство из которых появилось после Второй мировой войны, причем не только в Японии, но и в США, на Гавайях и в некоторых других странах.

Глава 3 Философия каратэ

Небеса, земля и я – одного корня;

все вещи и я – из одного источника.

Тодзан Осе, классик дзенской литературы
Говоря о философии каратэ, следует заметить, что в ее основе лежит идея ненасилия. По этому поводу основатель стиля Дзёсинмон-Шорин-рю каратэ-до Хошу Икеда говорит так: «Вы не можете обучать каратэ как средству нанесения ущерба другому человеку, это нарушает гармонию Природы. Но вы можете учить каратэ как средству, позволяющему остановить того, кто хочет причинить вред вам или другим людям. Таким образом, вы восстанавливаете гармонию Природы».

Во многих клубах ученики, занимающиеся каратэ, дают клятву, в которой обязуются не применять полученных ими знаний, навыков и умений в корыстных целях или во вред другим людям. «Я обязуюсь поддерживать настоящий дух каратэ – никогда не использовать приемы, которые я изучил, против человека, кроме самообороны, защиты семьи или друзей, в случае особой опасности или нападения или в случае поддержки закона и порядка», – девиз английской ассоциации каратэ.

Следует заметить, что в некоторых школах каратэ, особенно восточных, изучение технических и тактических приемов переплетается с религиозным учением. Однако говорить о жесткой зависимости каратэ от религии не приходится. В этом плане можно привести слова известного японского мастера кэндо Миямото Мусаши: «Всякий должен уважать Бога и Будду, но не быть зависимым от них». Во всяком случае уважительное отношение к старшим, женщине, вообще к окружающему миру, вера в собственные возможности и другие нравственные религиозные установки могут и должны быть взяты на вооружение отечественными учителями каратэ.

Из религиозной практики были заимствованы широко используемые в каратэ концентрация внимания и медитация – два способа перестройки сознания, взаимно дополняющих и усиливающих друг друга.

Вся работа с сознанием, как в религиозной практике (например, в дзен-буддизме), так и в каратэ проводится с целью выведения психики на естественный и спонтанный уровень восприятия мира и реагирования на него, а также для того, чтобы мобилизовать скрытые возможности человека, заложенные в его природе, но способные раскрываться только в определенных состояниях. Практика саморегуляции направлена на то, чтобы человек научился произвольно достигать состояния высшей мобилизации своих физических, энергетических и духовных сил и в случае необходимости мог воспроизводить это состояние. При этом концентрация внимания позволяет собрать воедино различные силы человека и направить их в заданную точку, обеспечивая тем самым эффективное приложение их в нужном месте в нужный момент. Совершенно очевидна необходимость этого умения в каратэ, техника которого предполагает способность к избирательной концентрации энергии, для обеспечения внутреннего содержания внешних силовых движений и приведения этой энергии и силы в заданном направлении по четко определенной траектории.

Медитация – это процесс и метод самовоздействия на сознательный, подсознательный и бессознательный уровни управления организмом в интересах совершенствования личностных свойств, таких как целенаправленность, способности, характер, темперамент. В состоянии медитации человек переключается с восприятия внешнего мира на восприятие внутреннего, что позволяет ему стать более открытым и чуствительным к внутренним силам, управляющим телом. Это определяет оздоровительный аспект медитации как способа профилактики психических напряжений и восстановительной деятельности организма в автоматическом режиме. В каратэ медитация нужна для того, чтобы научиться естественно и свободно действовать в любой экстремальной ситуации, мгновенно находить правильное решение в непредвиденных обстоятельствах, быстро и непредсказуемо для противника реагировать на его действия.

Фундаментом каратэ служат философские воззрения даосских мыслителей, которые, в противоположность греко-латинской, а позже христианской модели мира как Бытия, выдвигали идею Пустоты, или Небытия. Математическим символом этой идеи служил ноль, пространственным – круг, умозрительным – пустота. При этом если сумма и произведение всех вещей в мире равны нулю, то и каждая вещь в отдельности равна нулю, то есть мнима. Но если это так, то вся Вселенная равна человеку, а человек равен Вселенной и может иметь в себе весь ее потенциал, обладать всей ее мощью, если сумеет найти правильный способ получения, Путь (по-японски «до»). Поэтому все дело заключается в поисках истинного Пути. А для этого необходимо овладеть разлитой в теле энергией (по-японски «ки»), научиться впитывать ее из космического океана и управлять ею. Кроме того, необходимо очистить «замутненный дух» (по-японски «син»), чтобы добиться состояния просветленности. Однако просветленный дух и очищенная энергия должны находиться в достойном вместилище. Поэтому следует всячески подготавливать свое тело, чтобы получить гармоничное Целое – слияние физического, морального и духовного.

Одним из способов достижения истинного Пути, по мнению даосских мудрецов, было осознание человеком Закона всеобщего соответствия всего, что есть во Вселенной, его адаптация к природе, обществу, стихиям. Вечное движение пяти стихий (дерева, огня, земли, металла, воды), их круговорот (дерево рождает огонь, огонь рождает землю, земля рождает металл, металл рождает воду, вода рождает дерево) – основа даосского учения о мироздании, в котором человеку, желающему постигнуть устои Вселенной, нужно следовать естественным путем, совершенствовать собственную нравственность в согласии с законами природы. При этом совсем не обязательно вести аскетический образ жизни, удаляться от мира с его опасностями и конфликтами. Побеждать следует, сообразуясь с природой, приспосабливаясь к ней, согласовывая свои действия с изменениями в окружающем мире. Гармония, невозмутимость духа, следование Пути определяют принцип духовного и физического развития личности, служат первоосновой физического и духовного совершенства.

В даосских творениях Мягкое и Слабое одолевает Твердое и Сильное: вода точит камень и сокрушает скалы; ива сбрасывает тяжелые пласты снега; и т. п. Совершенномудрые, в понимании даосов, – это те, кто «действуют мягко, а на деле – твердо; с помощью слабого оказываются сильными. Следуя смене превращений, овладевают искусством Одного и с помощью немногого управляют многим. Те, кого называют „сильными делами“, встречая изменения, откликаются на момент, устраняют несчастье, побеждают трудности. Нет такой силы, которую бы не одолели, нет такого врага, которого бы не осилили», – записано в «Хуайнань-цзы» [Долин А. А., Попов Г. В., 1995, с. 32].

На поле боя ловкость и увертливость одолевают грубую физическую силу. Мягкость и податливость обращают натиск врага против него же самого, используя его силу для его же уничтожения.

Согласно учению Будды, жизнь есть страдание, и человек, подчиняясь закону причинно-следственной связи всего сущего (кармы), обречен влачить свое земное существование смиренно и беспрекословно, так как он всего лишь звено в извечной цепи перерождений. Однако человек может выйти из греховного жизненного круга (сансары) и погрузиться в блаженство покоя (нирваны). Для этого, по мнению некоторых буддийских сект, необходимы аскетизм и пассивное самосозерцание; другие же считали достаточным истовую молитву и поклонение святым, но были и такие (например, секта Дзен), которые призывали к укреплению тела и духа во имя высшей цели.

Дзен – это буддийский путь, ведущий к непосредственному восприятию действительности такой, какова она есть. Дзен отрицает все попытки рационализировать действительность, извлечь смысл из нее, облечь в философскую форму, а человеческое желание охватить ее интеллектуально сравнивает с восприятием отражения луны на поверхности реки, которое постоянно движется, хотя сама луна всегда спокойна.

В философском плане Дзен отрицает различия между жизнью и смертью, бытием и небытием, а аскетическая направленность дзен прекрасно сочетается с воинственностью. Отрицает дзен и Бога, требующего послушания и распределяющего души смертных между раем и адом. Формируя целостную и целеустремленную личность, дзен призывает полагаться в жизни только на себя и черпать силы из гармонического слияния с природой. Не навязывать природе свои желания, но мгновенно откликаться на ее зов – такова высшая мудрость дзен. «Все на свете требует спонтанности в исполнении и не должно делаться предумышленно. То, что обдумывается заранее, не соответствует реальности. Нет в мире ничего такого, к чему Пустота не могла бы приспособиться, – не важно, длинное оно или короткое, квадратное или круглое. Только дух, проникнутый Пустотой, может совладать с любым препятствием», – писал дзенский патриарх Такуан (1573–1645) [Долин А. А., Попов Г. В., 1995, с. 232–233]. Доктрина дзен направлена на прорыв сквозь путы страстей, беспочвенных мечтаний, желаний, страха и гнева. Участвуя в бесконечном цикле метаморфоз, человек должен сам конструировать свою судьбу, всемерно развивать заложенные в нем способности: наращивать силу, углублять мудрость, культивировать мужество и любовь к ближнему.

Центральная идея в дзенском образе жизни – достичь Прозрения (сатори), что означает пережить состояние единения со всем миром, с природой, то состояние сознания, из которого проистекают все добрые действия. Сдерживающие отрицательные начала личности преодолеваются и проявляется все лучшее, что заложено в человеке. Для того, кто испытал этот переворот, жизнь становится удивительным чудом. У человека, по образному выражению дзенских мастеров, открывался «третий глаз», и он начинал видеть действительность как бы со стороны за счет обостренной восприимчивости всех пяти чувств.

Дзенский метод достижения сатори идет по четырем направлениям: дзадзен (сидячая медитация), коаны (алогичные диалоги и высказывания), сандзен (приватные беседы с учителем) и физическая подготовка, куда входит овладение боевыми искусствами.

Среди многих людей, занимающихся и не занимающихся каратэ, дзен вызывает много споров и сомнений, а именно вопрос: что такое дзен? Лучше всего, на наш взгляд, на вопрос о том, чем, собственно говоря, является дзен, ответил основатель стиля Кёкусинкай Масутацу Ояма в своей книге «Философия каратэ»: «Дзен – это каратэ, каратэ – это Дзен. Когда спрашивающие возражают, что Дзен трудно понять и что Дзен доступен только людям Востока, я говорю, что это неверно. Дзен везде и в каждом. Когда мне задают вопрос: „Каким образом?“ Я отвечаю: „Обучитесь нескольким приемам каратэ с чистой душой, искренним намерением и общей духовной собранностью. Если вы сделаете это, противник перестанет существовать для вас, не будет больше врагов или союзников, победа или поражение перестанут иметь значение. Вы достигнете успеха при переходе в состояние Дзен. В дальнейшем, по мере того как разум будет проясняться и вы будете находиться в состоянии духовной собранности и определенности в том, что вы делаете, вы сможете пребывать в состоянии Дзен, когда едите, разговариваете с друзьями, пишете, работаете или практически занимаетесь тем или иным видом деятельности. Вот что я имею в виду под мировоззрением Дзен и духом каратэ. Философы и священники делают величайшую ошибку, отстаивая мысль о том, что Дзен является чем-то неясным и труднодоступным в обучении для всех, кроме посвященных. Дзен существует вокруг нас и внутри нас. Его истинное величие состоит в его доступности, Дзен – это полное единство тела, намерений и души. Единство такого рода является единственным путем к человеческому совершенству и гармонии с человечеством. Это и есть Дзен“» [Ояма М., 2000].

Таким образом, подводя итог всему вышесказанному, можно констатировать, что философия каратэ – это философия ненасилия, берущая все ценное и полезное из существующих религий и направленная на развитие человека как владеющей собой и творческой личности.

Глава 4 Школы и стили каратэ (техника, тактика и методики обучения)

Нет хороших и плохих стилей, нет хороших и плохих приемов, есть хорошие и плохие исполнители!

Девиз подлинных мастеров каратэ
Общее число школ и стилей каратэ сегодня не знает никто. То ли их несколько сотен, то ли тысячи. В старину каратэ держали в тайне от чужаков. Пришлым о его стиле и возможностях не говорили. В современное время появилось много доморощенных «сэнсэев», которые проповедуют собственные стили, известные только им самим и якобы идущие от боевых искусств китайско-окинавского происхождения, а на самом деле ничего общего с ними и вообще с каратэ не имеющие.

По этому поводу патриарх современного каратэ Ф. Гитин в свое время высказался так: «Меня часто спрашивают: „Сколько существует стилей (разновидностей) каратэ?“ Вопрос, на первый взгляд, простой. Но ответить на него сложно. Дело в том, что каратэ очень индивидуальный вид борьбы или спорта. Можно даже сказать, что у каждого каратэки свое каратэ. Существует несколько субъективных причин, определяющих появление многочисленных стилей каратэ. Взять, к примеру, такое обстоятельство. Человек не может верно выполнить какие-то движения ката, у него не получается тот или иной прием. В результате ката выполняется так, как может именно этот человек в силу своих физических данных. Недостаток прилежания – тоже причина: ученик заучивает ката неверно, хотя мог бы отработать его лучше. Бывает, люди подолгу не тренируются и забывают традиционные ката, пробуют выполнить их, а у них выходят совсем другие движения. Случаются и личные ошибки тренеров, и идеосинкразия на определенные движения в ката. Все бывает. Да, есть много причин, по которым то или иное ката видоизменяется. Но утверждать, что это ведет к появлению разных стилей, в строгом смысле слова неверно и даже недостойно.

Есть люди, и таких немало, кто пытается смешать малые навыки джиу-джитсу со столь же малыми навыками каратэ. В результате они проделывают нечто странное, не стоящее ни того, ни другого названия. Есть и такие, кто выдает свои доморощенные выдумки за некий особый стиль каратэ или особый стиль кэнпо. Будет жалко и стыдно, если их воспримут всерьез.

Слишком много развелось «мастеров каратэ», которых никто, кроме них самих, таковыми не считает. Бывает, является ко мне в додзё подобный господин и представляется: «Я лучший ученик Сэнсэя Имярек». Как правило, «лучший ученик» ничего, кроме амбиций, не имеет, у него нет даже посредственных навыков боевого мастерства. И чаще всего этих «мастеров» стоит пожалеть: они попросту обладают очень слабыми способностями. Можно только удивляться, как такой примитивный человек находит слова для саморекламы. И если таковые принимать всерьез, тогда количество стилей каратэ безгранично.

Несколько лет назад мы с учениками отправились в Бутоку-дэн в Киото на показательные выступления школ боевых искусств. Каратэ числилось в программе в разделе «Дзюдо». Я полюбопытствовал, кто еще примет участие в фестивале. И что я увидел? В программе были перечислены школы каратэ, о которых я в жизни не слышал. Когда дело дошло до выступлений, я вообще чуть было не потерял дар речи: ИХ каратэ было совсем НЕ каратэ. Я пришел в себя. Испытывая стыд и смущение, решил извиниться перед публикой. Ведь они только что принимали за каратэ то, что я, посвятивший этому искусству жизнь, не узнал и не мог считать таковым. И когда меня спрашивают, сколько стилей у каратэ, что я по-вашему должен отвечать? Перечислять это неизвестно что? Так врать непростительно» [Gichin F., 1975].

Тем не менее, как уже отмечалось, во всем мире в настоящее время существует, по меньшей мере, несколько сотен школ и стилей каратэ. Ниже в алфавитном порядке приведем краткую характеристику некоторых из них (более подробная информация об этих школах и стилях каратэ дана в главе 27 раздела IV).

Американское кэнпо-каратэ Паркера – стиль каратэ, созданный американцем гавайского происхождения (праправнуком гавайского короля Камехамеха Первого, правившего на Гавайях в начале XIX в.) Эдмундом Кеалоха Паркером (1931–1990), основу которого составили 150 приемов базовой техники из японского дзю-дзюцу, окинавского кэнпо, гавайских (полинезийских) методов боя, а также уличной техники драки.

Ашихара-каратэ – новейший контактный стиль, основанный в 1980 г. японским мастером Хайдеэюки Ашихара (1944–1995), синтезирующий в себе каратэ, бокс, айкидо.

Вадо-рю – «Школа мирного пути», стиль японского каратэ, основанный в 1939 г. мастером Оцука Хиронори (1892–1982), который постулировал сообразительность, ловкость, быстроту, точность ударов, так называемый принцип «мягкого» контакта с противником – вместо «стального» блока или силового удара внезапный уход с линии атаки с нарушением равновесия противника и броском; при этом удары в броске выполнялись толчком или с одновременной подсечкой.

Годзю-рю – школа жесткого и мягкого, стиль окинавского каратэ, основанный в 20-е гг. ХХ в. японским мастером Мияги Тодзюном (1888–1953), отличительной особенностью которого является близкая дистанция ведения боя, когда с противником не входят в длительный обмен ударами, а стараются на первых движениях войти в ближний бой, повалить и в неудобном для противника положении сделать болевой, удушающий прием или добивающий удар по жизненно важным центрам.

Госоку-рю – «Школа быстроты и силы», жесткий и быстрый стиль, сочетающий в себе технику стилей Шотокан и Годзю-рю. Его создал американец японского происхождения Кубота Такаюки, получивший известность изобретением «куботана» – ладонной палочки, служащей одновременно брелоком для связки ключей. Акцент в Госоку-рю ставится на практическое применение изученной техники и спарринги (бои).

Дзёсинмон-Шорин-рю – «Врата непоколебимого духа», один из «новых» стилей каратэ, основанный в конце 1960-х гг. японским мастером Хошу Икеда (1942 г. р.), в котором учат владеть не только телом и оружием, но в первую очередь духом. Стиль включает в себя технику и методику традиционного каратэ (общий и специальный разделы), технику и методику кобудо (техника с использованием оружия, основанная на искусстве применения традиционных окинавских видов оружия – бо, дзё, нунчаку и т. п.) и разновидность мануальной терапии (сэйтайдо).

Дзюкэндо – «Путь мягкого кулака», создателем которого является Тун Циньзак, более известный под японским псевдонимом Кинрю (Золотой дракон), который соединил технику нескольких стилей ушу с различными японскими методами.

Дошинкан – также один из «новых» стилей каратэ, который основал в 1966 г. японский мастер Ичикава Исао. В основе обучения этой школы, наряду с духовным и моральным воспитанием, поставлены базовые формы упражнений – ката.

Иссин-рю – «Школа одинокого сердца», смешанный стиль окинавского каратэ, объединяющий элементы стилей Сёрин-рю и Годзю-рю. Создан мастером Симабуку Тацуо (1906–1975) в 1956 г. Особенностью стиля является простота технических действий: стойки естественные, удары короткие, перемещения быстрые.

Кёкусинкай – «Школа Абсолютной Истины», широко распространенный в мире стиль каратэ, созданный в 1957 г. японским мастером корейского происхождения Масутацу Оямой; используется техника рукопашного боя руками и ногами, включая удары ногами по ногам, но с запрещением ударов руками в голову.

Кодзё-рю – стиль окинавского каратэ, созданный семьей Кодзё, суть которого выражена в словах одного из представителей этой семьи Кодзё Кафу: «Каратэ – это искусство реального боя. Оно не сводится только к ударам кулаками и ногами. Защищающийся должен быть способен, кроме этого, схватить, бросить, вывихнуть конечность, задушить».

Косики-каратэ – спортивный вариант стиля Сёриндзи-рю Кэнкокан, возникшего несколько столетий назад как сплав традиционных боевых систем, практиковавшихся на острове Окинава, и систем монастыря Шаолинь. Современную интерпретацию Косики-каратэ дал Кайсо Кори Хисатака (1907–1988). Одним из самых ярких учеников Кайсо Кори Хисатака является его сын Масаюки Кукан Хисатака (1940 г. р.), который сменил отца на посту верховного учителя в Сёриндзи-рю Кенкокан каратэ-до. Масаюки Хисатака основал Всемирную федерацию Косики-каратэ, в рамках которой представители различных стилей боевых искусств могут соревноваться, используя специальное защитное снаряжение. Главная особенность косики-каратэ заключается в обязательном защитном снаряжении, удобном и надежном, изготовленном на основе новейших технологий.

Кудо – стиль, в котором его создатель Адзума Такаши объединил приемы каратэ, борьбы и бокса. В нем разрешены любые удары руками, ногами, в том числе – локтями и коленями, в любую часть тела, кроме спины и затылка. Четко разработанные правила и строгое их соблюдение судьями на соревнованиях, а также особый настрой бойцов позволяют почти полностью избежать травматизма. К тому же бойцы используют защитную экипировку. Лицо и наиболее уязвимые зоны головы прикрывает специально разработанный в Японии шлем superface с пластиковым забралом.

Мотобу-рю кэнпо-каратэ – окинавский стиль, созданный японским мастером Мотобу Тёки (1871–1944); отличается более высокими, чем в других окинавских стилях, стойками, стремлением к бою на ближней дистанции, сочетанием жестких яростных атак с мягкими отводящими блоками и грациозными перемещениями.

Окинава-кэмпо-каратэ – стиль, созданный в 1953 г. японским мастером Накамура Сигэру (1893–1969); отличительной особенностью является практика кумитэ в протекторах (в перчатках и с упругим нагрудником) и отработка быстроты и ловкости в сочетании с силой.

Оперативное каратэ – направление в системе современного каратэ и рукопашного боя, созданное в 1970-х гг. на Кубе. Имеет прикладную направленность, проверенную опытом и практикой. В основу оперативного каратэ положены опыт классического японского каратэ, а также его традиционных японских и окинавских стилей, практический опыт боевого самбо и армейского рукопашного боя и многих других боевых искусств.

Рюэй-рю – стиль окинавского каратэ, созданный Накаима Кэнко (1911–1989), где равное внимание уделяется как работе с традиционным окинавским оружием, так и бою голыми руками, причем в бою с голыми руками важное место занимает спарринг с реальными ударами.

Сёриндзи-кэнпо – «Кулачный бой монастыря Шаолинь», система самозащиты, духовного совершенствования и физического воспитания, которую создал в 1947 г. мастер Накано Мичиоми (1911–1980), более известный под псевдонимом Со Досин. Эта система включает в себя изучение законов природы и общества, физиологии и психологии, восточной философии и медицины, стратегии и тактики поединка, развитие биоэнергетических возможностей организма, выработку умения сознательно управлять циркуляцией энергии, направлять ее в любую точку тела и в окружающее пространство, а также совершенствование тела. При этом совершенствование тела осуществляется тремя способами: твердым (гохо) – включает в себя различные защитные действия, такие как уходы, уклоны, нырки, прыжки, блоки и контрудары в ответ на атаки противника; мягким (дзохо) – включает броски и болевые удержания, освобождение от захватов и контрзахваты, удушения и т. д.; саморегуляцией (сэйхо) – объединяет практику сидячей и динамической медитации, релаксации, точечный массаж и самомассаж, приемы мгновенного приведения себя в состояние наивысшей боевой готовности, приемы реанимации и восстановления путем воздействия на энергетические каналы и центры человеческого организма.

Сёриндзи-рю Кэнкокан – стиль каратэ, основанный в 1946 г. мастером Кори Хисатаки (1907–1988). Особенностями стиля с точки зрения техники являются практика ударов кулаком в вертикальном положении и акцент на работе ног с использованием пятки в качестве основного оружия. В обязательную программу входит также борьба против партнера с оружием. Тренировочные занятия на «продвинутой» стадии обучения проводятся в протекторах и защитных шлемах.

Синдо-рю – «Школа Истинного Пути», один из стилей окинавского каратэ, принадлежащий к семейной традиции Ханаширо, важнейшими принципами которого являются принцип «одним ударом – наповал» и принцип «хладнокровной решимости идти в бою до конца», а главными компонентами тренинга – практика ката, работы на снарядах и кумитэ.

Сито-рю – «Школа Итошу и Хигаонны», стиль «гимнастического» каратэ, созданный в начале 30-х гг. ХХ в. в Осака мастером Мабуни Кенва (1889–1952); не отрицая важности кумитэ и тамэшивари, основное внимание здесь все же отведено ката, что, подобно стилю Шотокан, превращает занятия в разновидность военизированной гимнастики.

Сэнъэ – «Дело всей жизни», школа каратэ, которая возникла в СССР в начале 1970-х гг. на базе корейского стиля «квон-тху» (букв. «кулачный бой») и представляет собой смешение корейских, японских и советских элементов рукопашного боя.

Уэти-рю – стиль окинавского каратэ, основателем которого является мастер Уэти Камбун (1877–1948). Особенностью стиля является то, что поединки проводят в жестком контакте по всему телу и без протекторов. При этом допускаются подсечки, подножки, болевые приемы. Бой продолжается, даже если один из соперников сбит на землю. Основная идея – спортивная схватка должна как можно больше походить на реальный бой.

Фудокан – стиль каратэ, созданный в 1980 г. югославским мастером Ильей Йоргой. Йорга создал Фудокан из-за неудовлетворенности условным характером бесконтактных поединков. Йорга подчеркивает, что Фудокан – это традиционное каратэ, в котором кихон, ката и кумитэ играют одинаково важную роль. В поединках выше всего ценится победа одним решающим ударом (в соответствии со старинным принципом «иккэн хиссацу – одним ударом наповал»).

Шотокан-рю – широко известный во всем мире стиль японского каратэ, созданный в 30-е гг. ХХ в. мастером Фунакоши Гитином и его сыном Йошитакой; суть заключается в превращении каратэ из искусства жестокого рукопашного боя в средство физического и духовного воспитания молодежи, поддержания оптимальной «формы» людей зрелого и пожилого возраста, то есть превращении искусства боя в военизированную гимнастику.

В настоящее время каратэ представляет собой довольно широкий и разнообразный спектр школ и стилей. При явном единстве базовой техники, различия школ и стилей каратэ сводятся к характеру исходных стоек, постановке того или иного удара, степени использования бедер при ударе и уходе, способу маневрирования, числу прыжков и звучанию боевого клича (киай). Различия существуют также в объеме и сложности экзаменационных программ, жесткости экзаменационных требований. Кроме того, некоторые школы и стили, отстаивающие ценность спортивного каратэ, пропагандируют бесконтактный спарринг, спарринг с ограниченным контактом или спарринг в защитном снаряжении.

Тактика различных школ и стилей каратэ в основе своей едина и сводится к применению комбинаций ударов и блоков в сочетании с подсечками и бросками. Для бросков чаще всего используются болевой захват руки в запястье или локте, задняя подножка с фронтальным ударом, перебрасывание через колено с приседанием и т. п. Кроме того, в некоторых школах каратэ прибегают к подхвату обеими руками за щиколотки противника в нырке, броску с обхватом бедер после серии подготовительных ударов и даже броску через бедро с подворотом, характерному для дзюдо.

Методика обучения в различных школах каратэ по сути дела также одна и та же. Первый этап – постановка базовой техники (кихон), закладка основ правильных движений: ударов, блоков, стоек, переходов, маневрирования. На этом же этапе закладываются основы духовной и морально-волевой подготовки учеников. Второй этап – разучивание комбинаций (рэндзоку-ваза) из нескольких элементарных приемов с завершающим ударом или броском и овладение комплексами формальных упражнений (ката). На этом этапе предполагается активный духовный рост, способствующий достижению совершенства. Третий этап – участие занимающихся в свободных поединках, происходит выработка их индивидуального почерка и оттачивание мастерства. Важное место на этом этапе занимает психологическая подготовка. Четвертый этап – совершенствование в военно-прикладных аспектах и в духовной сфере. Начиная с этого этапа для большинства занимающихся каратэ уже является основной профессией, смыслом всей жизни, а сами они становятся носителями духовной мудрости и мастерства каратэ.

Глава 5 Ошибки относительно каратэ

Есть вещи, которые нам понятны сразу же. Есть вещи, которых мы не понимаем, но можем понять. Кроме того, есть вещи, которых мы не можем понять, как бы мы ни старались.

Из «Книги Самурая»
Прежде всего ошибка связана с самим названием каратэ как искусства безоружного поединка (каратэ-до – путь пустой руки). Во-первых, как уже отмечалось, практически все школы и стили каратэ практикуют работу с традиционным оружием. Во-вторых, что тоже отмечалось, сам термин «каратэ» в нынешнем написании появился лишь в начале ХХ в., а до этого в слове «каратэ» (тодэ) был другой иероглиф, обозначавший Китай периода династии Тан. В-третьих, термин «пустота» относится скорее не к оружию в руках, а к незамутненному сознанию мастера.

До сих пор во всем мире не стихают ожесточенные споры относительно пользы и вреда от занятий каратэ. И где бы эти споры ни происходили, всегда выявляются две противоположные точки зрения.

Противники каратэ считают, что каратэ вредно и опасно, как для тех, кто его практикует, поскольку приводит к различным физическим и моральным травмам, гипертрофирует психику занимающихся, пробуждая в них звериные инстинкты, так и для окружающих людей, которые могут подвергнуться нападению со стороны преступников, вооруженных приемами каратэ.

Защитники каратэ утверждают, что в нем много красивого, динамичного и изящного, что занятия каратэ улучшают здоровье, укрепляют физически и психически, способствуют гармоническому развитию, воспитывают ценные моральные и волевые качества, учат уважению к старшим, бережному отношению к окружающему миру. По их мнению, каратэ способно перевоспитать человека, – любой человек, даже из числа преступных элементов, если начинает изучать каратэ, то очень скоро меняет свои взгляды на жизнь, становясь на позиции добра и справедливости.

И, как всегда, истина, по всей вероятности, лежит где-то посередине.

Да, конечно, в каратэ бывают травмы, но по их количеству и тяжести каратэ стоит далеко от таких видов спорта, как футбол, хоккей, регби и других, в которых практикуются и удары (клюшкой по лицу, коленями по голове, бутсами по ногам и т. д.), и броски, и болевые захваты, которые по травматизму занимают лидирующее положение в мире спорта.

Да, некоторые тренеры настраивают своих учеников на то, чтобы они крушили своих соперников, забивали их, добывали победу любой ценой. Например, один из лидеров каратэ начала 70-х гг. прошлого века давал своим ученикам такую установку: «Каждый встречный – твой смертельный враг, и ты должен в любой момент отправить его на тот свет». Но все это от некомпетентных тренеров, «примазавшихся» к каратэ («в семье, как говорится, не без урода»), а не от истинного каратэ, суть которого была проиллюстрирована в главе, посвященной философии каратэ, словами Верховного Учителя школы Дзёсинмон-Шорин-рю Х. Икеды: «Вы не можете обучать каратэ как средству нанесения ущерба другому человеку, это нарушает гармонию Природы. Но вы можете учить каратэ как средству, позволяющему остановить того, кто хочет причинить вред вам или другим людям. Таким образом вы восстанавливаете гармонию Природы».

Да, конечно, среди занимающихся каратэ есть и те, кто использует полученные навыки в преступных целях. Но они есть и среди борцов, и среди боксеров, и среди прочих спортсменов, однако и в этом случае владеющие каратэ не занимают лидирующее положение по количеству среди них преступных элементов.

Что касается влияния занятий каратэ на организм и возможности человека, то здесь необходимо отметить следующее.

Прежде всего, каратэ – это всего лишь развитие естественного динамизма человеческого тела и ничего более. Думать, что человек, занимающийся каратэ, ударом ребра ладони может разбить череп противника или вонзить в его грудь кончики пальцев – глубочайшее заблуждение. Такого рода легенды только дискредитируют каратэ. Безусловно, некоторые мастера каратэ способны продемонстрировать ряд головокружительных трюков, связанных с раскалыванием нескольких дюймовых досок всевозможными ударами рук и ног, пробиванием руками и головой ледяных глыб, отрубанием горлышка бутылок и тому подобному, однако овладение этим искусством вовсе не увеличивает их возможности до бесконечности. Например, еще более невероятные трюки могут продемонстрировать индийские йоги-факиры или китайские мастера цигун. Поэтому каратэ – это один из способов самосовершенствования человека, который, как доказано учеными, использует только 10 % своих возможностей, не более.

Одна из распространенных ошибок относительно каратэ связана с тем, что очень многие считают родиной каратэ Японию. Однако это не совсем так. Об этом уже говорилось в главе, посвященной истории каратэ. Конкретизируем теперь некоторые моменты.

В противоположность популярному мнению родиной каратэ считается Китай. Так, например, в Китае еще в период династии Чжоу (XII–III вв. до н. э.) существовал обычай турнирных боев без оружия – сянбо. Техника единоборства включала броски и захваты, удары руками и ногами. Как средство воспитания у молодежи воинской доблести сянбо нашло поддержку в конфуцианстве – этическом учении Древнего Китая. Об отце Конфуция рассказывали как о могучем богатыре, неоднократно побеждавшем на турнирах по сянбо, да и сам Конфуций (551–479 гг. до н. э.), по преданию, не чуждался занятиями этим видом единоборств.

В конце IV в. до н. э. среди воинов императорской армии Китая получили распространение боевые танцы, имитирующие схватки с оружием или без оружия (прообраз современных ката). Боевые танцы и родившаяся в сянбо техника боевого единоборства шоубо (вольная борьба) позднее составили ушу, дословно «воинские искусства». Сам термин ушу встречается в письменных памятниках III в. н. э. Как и многие другие явления китайской жизни, ушу подвергся воздействию философско-религиозных учений – пришедшего из Индии буддизма и китайского даосизма.

Практическое превращение ушу из боевой хореографии и спортивно-прикладного единоборства в кодифицированное учение началось в VI в. и связано это с именем Бодхидхармы, выходцем из индийской княжеской семьи. В поисках истинного Пути в жизни он поселился в небольшом китайском монастыре под названием Шаолинь. Здесь, наряду с учением о переходе от обычного сознания к просветленному путем медитации, он в качестве метода овладения психотехникой использовал также оздоровительную гимнастику, куда входили и приемы самообороны. Со временем монастырь превратился в своего рода творческую лабораторию по разработке новых приемов самообороны. Так, в VII–IX вв. была разработана тактика ведения поединка, получившая название «обманный стиль». К ударам кулака добавились удары и другими частями рук. Для целей обучения разрабатывались формальные упражнения (тао), включающие наиболее универсальные приемы применительно к конкретным боевым ситуациям. Как уже отмечалось, боевое искусство Шаолиня получило широкое распространение не только в Китае, но и вышло за его пределы, достигнув берегов Японии.

До IX в. Япония находилась на задворках огромной культурной империи, включающей в себя территории современного Афганистана, Пакистана, Индии, Китая, Кореи, Вьетнама. Однако с IX в. Япония становится составной частью огромного мира, в котором культура островов включилась в орбиту культуры восточной зоны Старого Света. Именно в этот период Япония знакомится с новой религией – буддизмом, возникают новая письменность – иероглифы, новая форма литературы – поэзия, а также новый вид борьбы, названный чан-фа, – китайский бокс, включающий в себя удары руками и ногами.

В то время на острове Окинава существовала своя национальная борьба – тодэ, которая включала в себя захваты, броски и удары. Поэтому чан-фа попал на благодатную почву, органически слился с традициями острова. Так родилась новая борьба под названием окинава-тэ, или «рука Окинавы», в элементах которой ярко вырисовывался контур будущего каратэ. При этом изменения в чан-фа были столь велики, что жителям Окинавы стали приписывать и авторство самого каратэ.

Вместе с тем следует заметить, что на формирование нового вида единоборства каратэ (слово «каратэ» появилось в 1887 г. и, как уже отмечалось, переводилось тогда как «китайская рука») оказало свое влияние и Корея. Еще задолго до прихода Бодхидхармы в Китай (520) в Корее практиковались различные виды боевого единоборства (субак, квонбоп, пигаксуль), о чем свидетельствует настенная живопись на захоронениях в ранней столице государства – городе Чольбоне, изображения боевых сцен в городе Хвандо, бывшем на протяжении четырех веков (3–427) столицей государства, каменные изваяния у входа в пещерный храм Соккурам (VIII в.).

Самый большой вклад в развитие национальных видов единоборств внесли мастера королевства Силла, существовавшего в Корее с 57 г. до н. э. до 935 г. Здесь в VII в. сложилась военно-религиозная организация аристократической молодежи (хваранов), в которой боевые единоборства тесно увязывались с военной подготовкой. С боевым искусством хваранов Китай познакомился во время шестилетней войны (670–676), когда возглавляемые хваранами корейские воины не раз обращали в бегство многочисленные китайские армии. Китайское ушу и поныне включает множество дугообразных движений, характерных для корейского боевого искусства. Несомненным приобретением из корейского боевого искусства стала и техника ударов в прыжке. Военно-прикладной характер корейского боевого искусства обусловил акцент на действиях безоружного против вооруженного противника, слабо разработанный в китайских школах.

Японские воины смогли познакомиться с корейским боевым искусством еще в 1592–1598 гг. во время вторжения в Корею.

Нельзя списывать со счетов и другие страны Юго-Восточной Азии. Как свидетельствуют документы из национальных архивов Японии, в период между началом XV и концом XVI вв. Окинава имела представительства в Малайзии, Индонезии, Вьетнаме, Лаосе, Бирме, Корее и еще более чем в тридцати соседних странах, поэтому можно предположить, что арсенал окинава-тэ пополнялся национальными элементами боевых техник.

Таким образом, можно утверждать, что современное каратэ – это синтез боевого опыта и воинского искусства государств Восточной Азии, вобравший в себя многие качества и характерные черты из национальных видов единоборств этих стран.

Следующая ошибка связана с тем, что в последнее время в связи с массовым распространением каратэ, прежде всего в западных странах, у многих людей оно стало ассоциироваться с одним из видов спорта. Такое восприятие выхолащивает каратэ как боевое искусство, как культуру многих народов мира, как средство самосовершенствования, как стиль жизни, наконец, внося в умы людей осознание значимости каратэ лишь по количеству завоеванных медалей представителями той или иной страны на всевозможных турнирах и первенствах и настраивая многих занимающихся каратэ на получение спортивных разрядов и на победы в соревнованиях.

Однако боевое искусство каратэ и спортивное единоборство каратэ – это абсолютно разные как по сути, так и по содержанию явления.

В спортивном каратэ соперничество людей идет по определенным правилам и в определенных равных условиях. Условность действий спортсменов зачастую не позволяет определить того, кто на самом деле является лучшим в тяжелом испытании на прочность. И очень часто побеждает не самый сильный и мощный боец, а тот, кто красивее двигается, наносит эффектные, но неэффективные в реальном поединке удары, вроде удара «свеча» в тхэквондо.

А в каратэ как виде боевого искусства все подчинено одной-единственной цели – уничтожить противника, используя для этого весь свой технический арсенал, оружие, все запрещенные в соревновательной практике действия, в том числе и удары в пах, горло, суставы, по лежачему или травмированному противнику. Главное здесь – выжить, не дать себя (нет, не победить!) уничтожить. Здесь нет судей, секундантов и зрителей, но и предвзятости и субъективизма тоже нет. Все зависит лишь от тебя самого, твоего умения, искусства, может быть, удачи.

Поэтому отождествлять спортивное каратэ с реальным боевым искусством каратэ – глубочайшее заблуждение, которое, увы, довольно-таки широко распространено в общественном сознании.

Спорт – это только видимая часть айсберга каратэ. Его истинный смысл и содержание скрыто от посторонних взглядов. Даже не всем занимающимся каратэ он понятен. В этом плане, на наш взгляд, очень точно высказался руководитель национальной федерации каратэ Кубы гранд-мастер Рауль Рисо во время беседы с президентом Международного союза Дзёсинмон Шорин-рю Ю. Е. Маряшиным: «Реальное боевое искусство может проявиться только в реальном бою, а смысл его – сохранить себе жизнь. И если человек никогда не участвовал в реальной драке, а тем более в боевых действиях, он не может говорить о том, что владеет реальным боевым искусством. Другое дело, готовиться к реальному бою, ежедневно работать над собой, устранять слабые места, постоянно бороться со временем, неумолимо уносящим силы, даже если тебе и не придется применить навыки в деле или суждено быть убитым в первом же бою. В этом и есть истинный смысл боевого искусства».

Президент Окинавской федерации дзюдо Эйити Миядзато очень резко высказался против спортивного каратэ и отозвался о нем как о «глупом и несправедливом», потому что судьям нелегко разглядеть быстрый удар и у них нет возможности измерить его силу или способность выдержать удар без вреда для себя. Кроме того, он отметил, что, используя удары ногами в верхний уровень, боец открывает себя для встречных ударов, которые могут быть нанесены ему одновременно с парированием ударов. Миядзато, бывало, говорил, что каратэ – это защита от четырех противников, а не одного.

«В истинных боевых искусствах, в отличие от спортивных, нет правил», – утверждал гранд-мастер каратэ Сэйки Аракаки [Бишоп М., 2001, с. 114].

И еще одна ошибка относительно каратэ связана с представлением о том, что люди, занимающиеся восточными единоборствами, якобы завлекают учеников в различные религиозные секты.

Многовековое развитие каратэ как боевого искусства подверглось усиленному инородному философско-религиозному воздействию, преимущественно со стороны западного сознания, с началом его популяризации и распространения по всему миру после Второй мировой войны. Что касается окинавского каратэ, то в его основание были положены военно-прикладные задачи. В Средние века оно больше было направлено на выживание, чем на достижение идеальной вселенской гармонии, поэтому связь с религиозным учением патриархов кэмпо была почти полностью утрачена.

В поисках духовной опоры современное каратэ обратилось в первую очередь к Буси-до «путь самурая» – морально-этическим заповедям самураев, их идее сочетания чести (гири) и гуманных чувств (ниндзё), добавив сюда стремление к универсальной гармонии и к слиянию человека с природой. Постепенно развиваясь, Буси-до превратилось в симбиоз нескольких религий: буддизма, конфуцианства и синтоизма – национальной религии японцев.

Буси-до совмещало в себе теорию бытия и изучение психики человека, решало вопросы, связанные с понятием сущности человека, его роли в окружающем мире, смысле жизни, добра и зла, нравственных ценностей и нравственного идеала. В Буси-до использовалась также дзен-медитация, при помощи которой в душе самурая воспитывались самоуверенность и хладнокровие перед лицом смерти. Из конфуци-анства Буси-до переняло прежде всего требование верности долгу. В числе главных принципов кодекса Буси-до выделялись: верность долгу, храбрость, отвага, честность и прямота, простота и воздержанность, презрение к личной выгоде и деньгам. Так под влиянием синтоизма, буддизма и конфуцианства сформировалось понятие «мити» (до) – жизненный путь, целью которого является познание смысла жизни ценой пребывания в земном теле.

Патриарх современного каратэ Фунакоши Гитин писал по этому поводу:

«Осваивая устои,

постигнешь нового суть.

Что старым слывет, что новым —

время не обмануть.

Незамутненность духа

через годы сумей пронести!

Кто пройдет безупречно

до конца своего Пути?..»


Подлинное каратэ-до – это органичный комплекс психофизической тренировки сознания и духа человека, основывающийся на системе приемов защиты и нападения, в которых все части тела задействованы наиболее рациональным образом.

Настоящий мастер каратэ всегда обладает большой внутренней силой, терпением и великодушием.

Именно в терпении и великодушии заключается истинный дух каратэ-до, пронизывающий все занятия, в процессе которых происходит воспитание личности, усвоение ею высших идеалов человеческого общества.

Поэтому на протяжении всех тренировок и за пределами додзё (зала для тренировок) человек, посвятивший себя изучению каратэ-до, должен всегда контролировать свое поведение и эмоции, постоянно увеличивая запас физических и духовных сил, направляя их к единой цели – самосовершенствованию.

Интересно отметить, что древнее философское учение китайцев, сформулированное приблизительно в IV–III вв. до н. э., основным постулатом которого признавалась необходимость для человека следовать правильному пути, со временем стало своеобразной народной религией. Вместе с тем сам термин «религия» здесь можно употребить весьма условно, поскольку в данном учении отсутствуют как главное божество, так и общепризнанный пантеон святых, а есть только Дао – путь, ведущий человека к нравственному и духовному совершенству, без которых невозможно достичь совершенного образа жизни, правильности своих действий и поступков, уважения окружающих. Как говорили древние китайцы: «Дао ведет нас к победе духа над плотью, являющейся источником человеческих слабостей».

Умение сосредоточить все физические, умственные и психические силы позволяет человеку, занимающемуся каратэ, сделать то, что непосвященному покажется сверхъестественным. Поэтому занимающийся каратэ человек в комплекс своих тренировок включает и психорегулирующие упражнения, главная цель которых – научиться хладнокровию и спокойствию, умению концентрировать свою энергию, выработать необходимые морально-этические качества – усердие, вежливость, мужество, правдивость, скромность.

Где же здесь стремление обратить человека в чужую веру, в чуждую религию?

Вообще вызывают недоумения попытки некоторых авторов связать свои размышления о религии с отдельными высказываниями тех, кто называет себя «мастерами» каратэ. Да мало ли кто что скажет. «Не надо искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет», – говорил Конфуций.

Глава 6 Социальная значимость каратэ

Каратэ вырабатывает преданность, храбрость и другие качества, свойственные воинам. Но оно не смогло бы просуществовать столь долго, если бы было только комплексом приемов борьбы, а не чем-то большим. Его жизнеспособность проистекает из органичного слияния технических приемов и Пути, которым следует Дух. По этой причине каратэ должно расцениваться не столько как воинственное искусство, используемое для поражения врага, сколько как средство саморазвития в физическом и духовном смысле. В целом же каратэ следует рассматривать как путь и средство самосовершенствования.

Масутацу Ояма, создатель стиля Кёкусинкай
Как уже отмечалось, каратэ формировалось и развивалось на протяжении столетий. В разные исторические эпохи в различных культурах складывались представления о каратэ, его роли и месте в жизни людей. Часто носителями высших знаний о каратэ были наставники монастырей. Отсюда философские представления о высокопосвященных, отмеченных Божественной рукой учителях каратэ, являющихся исполнителями Божественной воли.

На Востоке в средневековую эпоху, растянувшуюся почти до XX в., благодаря эзотерической философии и мироощущению даосизма, дзена, понимание смысла каратэ было выведено за пределы обыденного сознания и превратилось в средство духовного восхождения, в путь поиска истины и обретения просветленного сознания.

Именно на Востоке была создана наиболее полная система, которая наряду с чисто техническими и тактическими приемами, совершенным владением телом включала в себя и владение собственным сознанием или внутренним состоянием, высокую нравственность и мораль.

Ныне во всем мире каратэ – это прежде всего средство для самосовершенствования личности, путь физического и духовного (в том числе и умственного) развития человека. В качестве практического средства самозащиты каратэ широко вошло в программу деятельности многих организаций. Во многих странах мира каратэ является частью подготовки полицейских и военнослужащих.

Большое число университетов сейчас имеют каратэ в своих программах физической подготовки; все большее число женщин изучает приемы каратэ. В некоторых странах каратэ включено в школьную программу. Каратэ получает все большую популярность как вид спорта.

В наши дни, когда научно-технический прогресс все более ограничивает двигательную активность человека, отделяет его от природы, каратэ приобретает особую значимость. Занятия каратэ, способствуя формированию необходимых жизненных позиций у молодежи, содействуя интеллектуальному, эстетическому, волевому воспитанию, гармоническому развитию физических качеств, укрепляют здоровье, вооружают большим объемом специальных знаний и тактико-технических действий. Все это способствует значительному повышению работоспособности, формируя социально активных граждан.

Общественное значение каратэ с каждым годом все более усиливается. Высокий социальный статус каратэ проявляется в реализации таких гуманистических ценностей, принципов, идеалов, как укрепление здоровья, физическое совершенствование человека, организация свободного времени, повышение социальной активности масс и интенсификация общения между людьми.

Вызываемый занятиями каратэ общественный интерес выходит за рамки физического совершенствования людей. Он способствует радости общения, сопричастности радости победы и гордости за человека, регион, страну и за их неиссякаемые возможности и сопереживанию в случае поражения. Вот почему соревнования по каратэ собирают так много зрителей.

Особую значимость приобретает престижность достижений в каратэ. Они рассматриваются как демонстрация государственных возможностей. Об этом говорит тот факт, что правительства многих стран оказывают всяческую поддержку спортсменам, занимающимся каратэ, в виде присвоения высоких государственных званий, награждения знаками отличия, крупными денежными премиями и ценными подарками. Многие из тех, кто занимался каратэ, стал миллионером, заработав свои деньги выступая на спортивных аренах или пропагандируя этот вид спорта.

Социальная значимость каратэ проявляется и в воздействии на качество трудовой деятельности, общественные отношения, сферу потребления, организацию досуга, содержание образования и т. д.

Гуманистическая ценность каратэ не ограничивается положительным влиянием на биологическую сферу занимающихся. Совершенствуется и их духовный мир, формируется мировоззрение, культурные идеалы, воспитываются нормы поведения, имеющие непреходящую человеческую ценность.

«Люди обращаются к каратэ, чтобы как-то противостоять многочисленным организациям. Сегодня крупные организации определяют судьбу всего человечества: все вершат могущественные державы. Неудивительно, что при таких условиях люди начинают заниматься каратэ для сохранения в какой-то мере достоинства отдельного человека», – писал в своей книге «Философия каратэ» основатель стиля Кёкусинкай Масутацу Ояма [Ояма М., 2000].

Имея высокое прикладное значение, каратэ позволяет тем, кто им занимается, легко и быстро овладевать сложными профессиями, добиваться высокой производительности труда. Навыки каратэ и высокий уровень физической подготовки помогают и в боевой обстановке.

Таким образом, каратэ можно рассматривать как средство формирования физической и духовной гармонии и удовлетворения запросов и идеалов как отдельных людей, так и общества в целом.

Глава 7 Влияние занятий каратэ на телосложение, моторные и духовные свойства личности

Неподготовленное тело не может стать обителью высшей мудрости и духовного совершенства.

Даосский мудрец
К преимуществам каратэ относится то, что каратэ дает отдых для тела и души, составляет физическую подготовку, причем очень полную и весьма привлекательную. В процессе занятий каратэ работают все части тела, организм крепнет, развивается пластично и гармонично.

Человек, владеющий приемами каратэ, располагает определенными средствами самозащиты, которые в бою голыми руками даже с несколькими противниками дают определенное преимущество.

Занятия каратэ стимулируют энергию человека и динамизм его движений, способствуют развитию необычайно быстрого мышления. Серьезные и постоянные тренировки стимулируют интеллектуальную деятельность, развивают интуицию, способность к немедленной реакции действием. Преимуществом занятий каратэ является также способность интуитивно проникать в мысли противника.

При групповом методе обучения каратэ вырабатывается соответствующий эмоциональный, соревновательный фон, стимулирующий повышенную работоспособность.

К особенностям влияния занятий каратэ на телосложение, моторные и духовные свойства личности следует отнести:

● разностороннее воздействие на органы человека. При изучении приемов каратэ успешно совершенствуются функции всех человеческих органов. Таким образом, с помощью каратэ решаются задачи общего физического развития и разностороннего совершенствования двигательных способностей человека;

● всестороннее и гармоническое развитие функциональных и физических качеств (силы, быстроты, гибкости, ловкости, выносливости). Одновременно оказывается воздействие на координационные механизмы нервной системы, повышается ее пластичность;

● локальное воздействие на ту или иную группу мышц, суставов, связок, что способствует развитию необходимого двигательного качества и позволяет успешно исправлять недостатки физического развития;

● прогресс и развитие физических и других качеств. Путем изменения темпа и амплитуды движений, увеличением или уменьшением количества повторений, изменением позиции или варьированием последовательности выполнения элементов, применением отягощающих и амортизирующих устройств регулируется нагрузка в соответствии с подготовленностью занимающихся и обеспечивается прогресс в их развитии;

● гармоническое развитие телосложения, осанки;

● привычку преодолевать трудности, формировать важные волевые качества. Эти качества, особенно приобретенные в юношеские годы, помогают человеку всю последующую жизнь;

● выработку мгновенной реакции, высокой чувствительности, способности концентрировать и правильно распределять внимание, умение эффективно контролировать ситуацию и формировать ее в свою пользу, быстро мыслить и принимать правильное решение.


Кроме того, каратэ – это эффективное средство воспитания многих ценных черт характера: смелости, решительности, целеустремленности и настойчивости, самообладания, а также таких нравственных качеств, как уважение к сопернику, честность, благородство в отношении к слабому и т. п.

Поединки в каратэ характеризуются высоким динамизмом, напряженностью обстановки. Чтобы в них побеждать, необходим высокий уровень развития скоростно-силовых качеств и выносливости, способности к мышечной работе, выполняемой с большими перепадами интенсивности. Поэтому занимающихся каратэ отличает умение рационально действовать в различных режимах работы мышц (динамическом, статическом), чередовать предельные мышечные напряжения с расслаблением.

С точки зрения биомеханики движения в каратэ выполняются в разных плоскостях: фронтальной, горизонтальной, сагиттальной. По своему типу эти движения могут быть ударными, баллистическими, маховыми. Очень часто они имеют сложные траектории и различные амплитуды. Особые требования предъявляются к гибкости спортсменов, умению проявлять ее в статическом и динамическом режимах работы мышц, в ситуациях, требующих высокого уровня подвижности во всех суставах.

В каратэ широко используются те или иные способы создания инерции движения тела. В поединке силы соперников взаимодействуют и в их взаимодействие активно вмешиваются внешние силы: вес тела, силы трения, реакции индивидуальной и взаимной опоры, центробежные силы. Многообразность движений обуславливает интенсивное формирование координационных способностей. Так, в поединке соперникам приходится молниеносно выполнять координационно сложные атакующие и защитные действия. При этом некоторые технические приемы, сложные по своей структуре, выполняются из необычных положений тела и требуют высокой слаженности и скоординированности движений, способности ориентироваться и принимать нужные решения в неожиданных и сложных динамических ситуациях.

В общем, в каратэ проявляется столько физических, моторных и духовных качеств, что трудно отдать предпочтение какому-либо одному из них, так как для занятий каратэ в равной мере нужны сила, быстрота, гибкость, выносливость, сообразительность, остроумие, хитрость, внимательность, реакция, инициативность, чувствительность, быстрота мышления, устойчивое волевое состояние, способность преодолевать трудности. Поэтому можно говорить о комплексном влиянии занятий каратэ на телосложение, моторные и духовные свойства личности, которые как ни в одном другом виде спорта оказывают наиболее сильное воздействие, определяя широту и разнообразие подготовки спортсменов.

Глава 8 Каратэ в России

Успех в любом практическом деле требует не только знания этого дела в соответствии с сегодняшними требованиями, но и своеобразного исторического аспекта.

В. А. Сухомлинский, советский педагог
Боевые единоборства на Руси практиковались с давних пор. Так, еще в VI в. византийский император Маврикий Стратег писал: «Племена славян… любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению, храбры, в особенности в своей земле, выносливы… Юноши их очень искусно владеют оружием» [Попов Г. В., 1998, с. 35]. О славянах как искусных и отважных воинах примерно в то же время пишет и готский историк Иордан.

Однако в русской письменной культуре практически нет свидетельств воинской подготовки древних славян. Известно только, что у древних славян покровителем боевых единоборств считался бог Перун, в честь которого устраивались состязания в единоборствах. О высоком уровне подготовки русских единоборцев в то время свидетельствуют дошедшие до нас предания о победах Мстислава Удалого над князем косогов Редедей и Никиты Кожемяки над печенежским богатырем.

Весьма интересные данные приводит исследователь славянских боевых искусств и воинских искусств Китая И. А. Воронов, выдвигая гипотезу о китайских корнях древнеславянской системы военного обучения, ссылаясь при этом на еще более ранний древнеславянский текст «Велесовой книги», написанной приблизительно в IX в. новгородскими волхвами, в которой есть строки: «И идоша су Кий, Щек и Хорив, три сыни Иреова, ину земь глядати… Пред бя род словен у гориех велице высоцех… а изшед из края Иньска… мимо земле Фарсийсти, а идоша далеце… до гор Карпатских», – где под «горами великими» подразумевается восточный Тянь-Шань, под «краем Иньским» – верховье реки Хуанхэ, а под «землей Фарсийской» – ирано-персидская территория, простиравшаяся до северного причерноморья, на которой до XVIII в. язык общения назывался «фарси», Ирей же и есть «наш праотец» – «пахарь-первочеловек» Арий.

Следует отметить, что китайские корни славянских боевых искусств являются одной из гипотез, также как другой, не менее фантастической, гипотезой является предположение о славянских корнях боевых искусств Индии, Китая, Японии, Кореи и пр.

В княжеских дружинах подготовка к боевым единоборствам велась как в форме прямого обучения, так и в соревновательной форме при погребении павших товарищей: согласно древнему славянскому обычаю над могилой павших воинов насыпался курган, и ратники в единоборстве друг с другом штурмовали его, стремясь захватить вершину.

Русские былины доносят до нас некоторые особенности древнего единоборства:


Изучил Добрынюшка боротися,

Изучился он с крутой

с носка спущать…

Изловчился Усыня да ударил

ухаря ударом на полруки.

На полруки, да поперек груди.


В других былинах описываются приемы с захватом рук:


…да в руцех опожатием сноровил,

За себя сноровил откинути.


Упоминаемая в былинах техника единоборства напоминает древнегреческий панкратион: тесные связи с Византийской империей, наследницей греко-римской культуры, частые походы в страны Средиземноморья способствовали знакомству славян с боевым искусством Древней Греции и Древнего Рима.

Подготовке к боевому единоборству у славян служило и танцевальное искусство, например многие элементы украинских танцев напоминают приемы единоборств.

После крещения Руси во время религиозных праздников устраивались кулачные бои «стенка на стенку». Вот как они описаны в исторических источниках: «Бои кулачные и палочные составляли для русской молодежи потеху, увеселение. Бои проходили обыкновенно в праздничные дни, при жилых местах, а зимой чаще всего на льду; собирались „охотники“, составляли два враждебных лагеря и по данному сигналу бросались один на другого с криком для возбуждения, нередко тут же били в накры и бубны».

О русских кулачных боях есть упоминание в летописи Нестора «Повесть временных лет» (1068), в «Кормчей митрополита Кирилла» (1274) и других литературных источниках.

«Русские кулачные бои, – писал Г. Фомин, историк XIX в., – в том виде, в котором они происходят сейчас, – это наш спорт, его форма, в которую вылилось само собой наше российское стремление к состязанию в силе, ловкости и выносливости. Кулачные бои прочно слились с бытом русского народа, и корни его теряются в глубокой старине».

В России было два вида кулачного боя – одиночный и массовый. Одиночный бой назывался «сам на сам» и имел форму спортивного единоборства. Массовый бой назывался «стенка на стенку». Бились улица на улицу, посад на посад, деревня на деревню.

Из русских кулачных бойцов особенно славились казанские, калужские и тульские оружейники: Алеша Родимый, Терёша Кункин, братья Зубовы, Никита Долгов, братья Проходкины. Видным московским бойцом был Семен Трещала – крепостной графа Орлова-Чесменского. В Петербурге выдающимися кулачными бойцами были приказной чиновник Ботин и фабричный рабочий Соколик.

Описания старинной славянской забавы имеются в произведениях многих русских писателей: М. Ю. Лермонтова, С. Т. Аксакова, А. Е. Измайлова, Н. Г. Помяловского, Г. И. Успенского, А. М. Горького и др. Былины «Об Илье Муромце и Добрыне Никитиче», «Василий Буслаев и новгородцы» и другие также содержат красочные описания поединков. Есть упоминания о единоборцах и в произведениях А. С. Пушкина, Д. Н. Мамина-Сибиряка, А. И. Куприна.

Правила единоборств тех времен поражают своим благородством и великодушием. Так, например, запрещалось бить «под ложечку», в спину; позором считалось ударить упавшего противника.

Парные поединки, проводимые на Руси, получившие название охотницкие бои, характеризовались высокими открытыми стойками, отсутствием уклонов, уходов и нырков. Удары ногами не проводились, вместо этого изредка совершались подсечки. Одним из главных достоинств бойца считалось умение держать удары и терпеть боль. В охотницких боях преимущественно использовались удары кулаками, на которые одевали рукавицы, обшитые металлическими бляхами. Решающим фактором в бою была физическая сила.

Когда в 20–30-е гг. ХХ в. независимо друг от друга Н. Ознобишиным, В. Спиридоновым и В. Ощепковым на базе английского и французского бокса, дзю-дзюцу и кэтча стали разрабатываться прикладные советские боевые системы, они плохо вписывались в сознание русского народа, поскольку в этих системах основу поражения противника составляли не физическая сила, а быстрота, резкость, ловкость. Тем не менее когда В. Волковым, а в дальнейшем А. Харлампиевым элементы систем Спиридонова и Ощепкова были объединены в современную систему борьбы самбо, она получила широкую популярность среди советского народа. Развивалась она по двум направлениям – как спортивный вид борьбы и как боевая система, в которую были добавлены наиболее эффективные техники из различных восточных и западных единоборств.

И все же в русском сознании до сих пор не изжито настороженно-отрицательное отношение к восточным единоборствам, где допустимы удары в спину, где упавшего противника добивают, где не возбраняются всевозможные хитрости и увертки. Но не будем забывать, что восточное единоборство развивалось не как русская забава, не как спорт, а именно как боевое искусство, от которого зависела жизнь или смерть человека, его применяющего. Тут уж не до сентиментальности.

Неприятие восточных единоборств привело к тому, что за последние двадцать лет в России появилось множество школ и направлений, объединенных термином «русский стиль», среди которых можно назвать такие, как славяно-горицкая борьба, буза, скобарь, лесной воин, коло, тризна, лютый бой, кружала, челдон, приклад и другие. Они имеют собственную терминологию и символику, их духовной основой объявляются язычество или православие, провозглашается их принципиальное техническое, тактическое и психологическое отличие от восточных боевых искусств. На самом же деле в их основу положено самое разнообразное смешение приемов отечественного и восточного происхождения, а их создатели пытаются перенести на русскую почву традиции восточных школ боевых искусств.

Каратэ в нашей стране появилось в середине 60-х гг. прошлого века. Его «завезли» иностранные студенты, обучавшиеся в советских вузах, сотрудники зарубежных фирм, а также советские специалисты, работавшие и жившие за рубежом и овладевшие там основами каратэ-до. Были и те, кто пытался освоить каратэ по книгам и фильмам.

Основное внимание при изучении каратэ в 1960–1970-х гг. уделялось овладению техникой ударов и ведению поединков. Духовной, философской составляющими каратэ-до в то время практически никто не занимался. Взяв на вооружение внешние атрибуты восточного единоборства – кимоно, японскую (зачастую искаженную) терминологию, и не желая, а зачастую и не имея возможности изучать каратэ как элемент общечеловеческой культуры, многие из занимающихся должны были удовольствоваться каратэ исключительно только как системой рукопашного боя.

Именно в то время у нас в стране стали развиваться такие атрибуты каратэ, как псевдотаинственность, мистицизм, жестокость. Появилось множество «учителей», ничего общего с каратэ не имеющих.

Именно на этот период (1973) приходится первый запрет на каратэ, который «как метод физической подготовки не имеет ничего общего с советской системой физвоспитания». Однако запрет лишь усугубил проблемы: стали организовываться подпольные группы каратэ. Эти группы стали прятаться за вывески центров рукопашного боя, аэробики, гимнастики плавных движений и т. д.; для «прикрытия» использовались самые разнообразные названия – самбоуд, назабо и тому подобная абракадабра.

Обеспокоенный бесконтрольным и уродливым развитием этого явления Спорткомитет СССР 13 марта 1978 г. издал приказ «О создании комиссии по борьбе каратэ», а в ноябре того же года приказ «О развитии борьбы каратэ в СССР». Однако смутный период в развитии каратэ у нас в стране на этом не закончился. Спортивному руководству страны был навязан ошибочный курс на создание единого стиля каратэ – стиля Шотокан. Остальные школы и стили каратэ, а также прочие виды восточных единоборств – айкидо, вовинам-вьетводао, тхэквондо, ушу и другие – объявлялись «вне закона» и закрывались.

Все это привело к появлению большого числа незарегистрированных секций, в которых вели занятия неаттестованные, в том числе и некомпетентные инструкторы.

В 1981 г. в целях ликвидации «подпольного» каратэ были введены в Административный и Уголовный кодексы РСФСР и Союзных республик статьи (ст. 177 АК РСФСР, ст. 219-1 УК РСФСР), предусматривающие ответственность за «нарушение правил обучения спортивному каратэ» и за «самовольное обучение каратэ», а в 1983 г. последовало очередное запрещение каратэ в СССР. ...



Все права на текст принадлежат автору: Василий Юрьевич Микрюков.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Энциклопедия каратэВасилий Юрьевич Микрюков