Все права на текст принадлежат автору: Стив Берри.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

Стив Берри «Александрийское звено»

Кэти и Кевину, двум падающим звездам, вновь притянутым на мою орбиту

История — это дистилляция свидетельств, дошедших до нас из прошлого.

Оскар Хэндлин. Правда в истории (1979 г.)

В тот момент, когда прародитель Адам впервые увидел рассвет, закати очертания собственной руки, началась история человечества, которую потом стали запечатлевать в камне, металле, на пергаменте — во всем, что существует в мире и что создают мечты людей. И вот — плод их труда, Библиотека… Не имущие веры утверждают, что, если она сгорит, история сгорит вместе с ней. Они ошибаются. Неустанный человеческий труд породил эту бесконечность книг. Если из них не останется ни одной, человек восстановит каждую страницу, каждую строчку.

Хорхе Луис Борхес об Александрийской библиотеке

Библиотеки — это память человечества.

Иоганн Вольфганг Гёте

ПРОЛОГ

Палестина

Апрель 1948 г.

Терпение Джорджа Хаддада было на пределе. Он с ненавистью смотрел на привязанного к стулу мужчину. Как и у него самого, у пленника была смуглая кожа, орлиный нос и глубоко посаженные темные глаза сирийца или ливанца. А еще в этом человеке было что-то, что очень не нравилось Хаддаду.

— Спрашиваю еще раз: кто ты?

Бойцы Хаддада поймали незнакомца три часа назад, перед самым рассветом. Он шел один и без оружия. Какая глупость! С тех пор как в прошлом ноябре британцы решили разделить Палестину на два государства — арабское и еврейское, — между двумя этими сторонами бушевала война. А этот дурак идет прямиком в арабскую цитадель, не оказывает никакого сопротивления и не произносит ни слова с того момента, как его прикрутили к стулу.

— Ты слышишь меня, кретин? Я спрашиваю: кто ты такой?

Хаддад говорил на арабском и видел, что незнакомец понимает его.

— Я — Хранитель.

Ответ не прояснил Хаддаду ровным счетом ничего.

— Что это значит?

— Мы храним Знание. Из Библиотеки.

Хаддад находился не в том настроении, чтобы разгадывать шарады. Только вчера израильские подпольщики напали на соседнюю деревню. Они загнали сорок палестинских мужчин и женщин в карьер и перестреляли всех до одного. Ничего нового. Арабов методично уничтожали и изгоняли. Земли, на которых в течение тысячи шестисот лет жили их предки, конфисковывались. Происходила накба, катастрофа. И сейчас Хаддад должен быть там, сражаться, а не выслушивать эту ахинею.

— Мы все — хранители знаний, — сказал он. — Мое заключается в том, как стереть с лица земли каждого сиониста, который встретится на моем пути.

— Именно поэтому я и пришел. В войне нет нужды.

Этот человек определенно идиот!

— Ты что, слепой? Евреи наводняют наши земли, стремятся нас уничтожить! Война — это единственное, что нам осталось!

— Вы недооцениваете стойкость евреев. Им удавалось выживать на протяжении веков, и они сумеют выжить в будущем.

— Это наша земля! Мы победим!

— Существуют вещи посильнее пуль, и они могут подарить вам победу.

— Правильно! Бомбы! И у нас их предостаточно! С их помощью мы сокрушим всех вас, проклятые сионисты!

— Я не сионист.

Незнакомец сказал это тихим голосом, а потом умолк. Хаддад понимал, что допрос пора заканчивать. У него не было времени распутывать эти узлы.

— Я пришел из Библиотеки, чтобы поговорить с Камалем Хаддадом, — сказал наконец мужчина.

Злость Хаддада сменилась удивлением.

— Это мой отец, — проговорил он.

— Мне сказали, что он живет в этой деревне.

Отец Хаддада был ученым, специализировался в области истории Палестины и преподавал в одном из колледжей Иерусалима. Большой — и телом, и сердцем — человек, он громко говорил и смеялся. Недавно он выступал посредником в переговорах между палестинцами и британцами, пытаясь не допустить массового наплыва евреев и предотвратить накбу, но потерпел неудачу.

— Мой отец мертв.

В пустых глазах пленника вспыхнул огонек тревоги.

— Я этого не знал.

На Хаддада нахлынули воспоминания, от которых он хотел бы избавиться навсегда.

— Две недели назад он сунул в рот дуло винтовки и снес себе затылок. Он оставил записку, в которой написал, что не может смотреть, как уничтожают его родину. Он считал себя виновным в том, что не способен остановить сионистов. — Хаддад поднес револьвер к лицу Хранителя. — Зачем тебе понадобился мой отец?

— Он один из тех, кому должна быть передана информация. Он — Приглашенный.

В груди Хаддада вновь поднялась злость.

— О чем ты толкуешь?

— Твой отец был человеком, пользующимся большим уважением. Он был ученым и заслуживал того, чтобы разделить наше Знание. Для этого я и пришел — чтобы пригласить его и поделиться.

Слова пленника произвели на Хаддада эффект ведра воды, вылитой на огонь.

— Поделиться чем?

Хранитель покачал головой.

— Это предназначалось только для него.

— Он мертв!

— Значит, будет избран другой Приглашенный.

Что бормочет этот сумасшедший? В плену у Хаддада побывало много евреев. Сначала он пытал их, чтобы вытянуть необходимую информацию, а потом уничтожал то, что от них оставалось. До наступления накбы Хаддад был фермером и выращивал оливковые деревья, но его всегда тянуло к науке и он мечтал продолжить отцовские исследования. Теперь это стало невозможным. Было образовано государство Израиль, территорию которого выкроили из исконно арабских земель, видимо, в порядке компенсации евреям за холокост. И все это — за счет палестинского народа.

Хаддад прижал дуло револьвера к переносице Хранителя, прямо между глазами.

— Я только что назначил себя Приглашенным. Давай выкладывай свое знание.

Глаза незнакомца, казалось, проникали в самую душу Хаддада, и на мгновение его охватило странное чувство неловкости. Этот посланец явно попадал в переделки в прошлом. Хаддад всегда восхищался смелыми людьми.

— Ты ведешь войну, в которой нет нужды, против врага, который введен в заблуждение, — сказал мужчина.

— О чем, во имя Аллаха, ты говоришь?

— Это узнает следующий Приглашенный.

Приближался рассвет. Хаддаду было необходимо поспать. Он надеялся узнать от пленника имена кого-нибудь из еврейских подпольщиков, возможно, даже тех, что устроили вчерашнюю бойню. Проклятые англичане снабжали евреев ружьями и танками, а арабам годами запрещали иметь собственное оружие, что ставило их в заведомо проигрышное положение. Да, арабов было больше, но евреи были лучше оснащены, и Хаддад опасался, что в результате этой войны государство Израиль будет окончательно узаконено.

Он смотрел на человека, которого, похоже, было невозможно сломить, в глаза, которые незнакомец ни разу не отвел в сторону. Он понимал: Хранитель готов умереть. За несколько последних месяцев убивать для Хаддада стало гораздо легче. Зверства евреев помогли ему избавиться от остатков того, что называется совестью. Ему исполнилось всего девятнадцать, а его сердце уже превратилось в камень.

На войне как на войне.

И он спустил курок.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

Копенгаген, Дания

Вторник, 4 октября, наши дни, 1.45

Увидев, кто пожаловал к нему в гости, Коттон Малоун сразу понял: неприятности. На пороге открытой двери его книжного магазина стояла его бывшая жена — человек, которого он хотел видеть меньше всего на свете. Он сразу заметил страх, плескавшийся в ее глазах, вспомнил неистовый стук в дверь, разбудивший его несколько минут назад, и сразу подумал о сыне.

— Где Гари? — спросил он.

— Ты, мерзавец! Они забрали его! Из-за тебя! Они его похитили! — Она метнулась вперед и стала бить кулаками по его плечам. — Мерзкий, грязный сукин сын!

Малоун схватил ее за запястья, и она разрыдалась.

— Именно из-за этого я ушла от тебя! Я думала, что все это закончилось!

— Кто забрал Гари? — Ответом ему были новые всхлипы. Он продолжал сжимать ее руки. — Пэм, успокойся и ответь на мой вопрос. Кто забрал Гари? С чего ты взяла, что его похитили?

Она посмотрела на него заплаканными глазами.

— Откуда, черт возьми, мне знать?

— Что ты здесь делаешь? Почему не пошла в полицию?

— Потому что они запретили мне обращаться к полицейским. Они сказали, что, если я хоть близко подойду к полиции, Гари умрет. Они сказали, что сразу же узнают об этом, и я им поверила.

— Кто такие «они»?

Женщина вырвала свои запястья из его рук. Ее лицо исказилось от гнева.

— Я не знаю. Они только сказали, чтобы я подождала два дня, а потом отправилась к тебе и передала вот это. — Она порылась в сумке и вытащила сотовый телефон. По ее щекам продолжали бежать слезы. — Они велели, чтобы ты вышел в Сеть и заглянул в электронную почту.

Верно ли он ее расслышал? Выйти в Сеть и заглянуть в электронную почту?

Малоун открыл сотовый телефон и проверил частоту. С помощью этой трубки можно было бы позвонить в любую точку мира. Внезапно он почувствовал себя беззащитным. Ходжбро Пладс была пустынной. В этот ночной час на площади не было ни души.

Все его чувства ожили.

— Входи.

Он втащил женщину в магазин и закрыл дверь, но свет включать не стал.

— Что происходит? — спросила она дрожащим от страха голосом.

Малоун повернулся к ней лицом.

— Я не знаю, Пэм. Это ты мне должна рассказать. Нашего сына похитили какие-то неизвестные, а ты выжидаешь целых два дня, не сообщая об этом ни единой живой душе! Тебе это не кажется безумием?

— Я не хотела рисковать его жизнью.

— А я хотел? Я хоть когда-нибудь ставил его жизнь под угрозу?

— Да! Тем, что ты был тем, кем был! — ледяным тоном ответила женщина.

Внезапно ему в голову пришла мысль: ведь она никогда прежде не была в Дании!

— Как ты меня нашла?

— Они мне сказали…

— Да кто «они», черт побери?

— Я не знаю, Коттон! Двое мужчин. Говорил из них только один — высокий, темноволосый, с плоской физиономией.

— Американец?

— Откуда мне знать!

— Как он говорил?

Женщина, похоже, сумела совладать с эмоциями.

— Нет, не американец. Скорее европеец. Он говорил с акцентом.

Коттон поднял руку с телефоном.

— Что я должен с этим делать?

— Этот тип сказал, чтобы ты открыл электронную почту — и тогда все поймешь. — Она нервно оглянулась, окинув взглядом прячущиеся в тени полки. — Компьютер у тебя наверху?

Должно быть, это Гари рассказал ей о том, что отец живет над магазином. По крайней мере сам Коттон этого точно не делал. С тех пор как в прошлом году он уволился из министерства юстиции и уехал из Джорджии, они разговаривали лишь однажды — два месяца назад, когда он привез Гари домой после летнего визита в Копенгаген. Пэм холодно сообщила ему, что Гари — не его сын. Мальчик якобы стал плодом короткой интрижки, которую она позволила себе шестнадцать лет назад в качестве мести за его неверность. С тех пор мысль об этом поселилась в душе Малоуна всепожирающим демоном, от которого он до сих пор не мог избавиться. Коттон пришел лишь к одному окончательному выводу: он больше не желает разговаривать с Пэм Малоун никогда и ни при каких обстоятельствах. Если возникнет необходимость передать какое-нибудь сообщение, это можно сделать через Гари.

Но теперь все изменилось.

— Да, — сказал он, — наверху.


Они поднялись в его квартиру, Коттон включил ноутбук и стал ждать, пока тот загрузится. Пэм наконец полностью взяла себя в руки. Такой уж она была. Ее настроение менялось скачками, за которыми было невозможно уследить: то она на вершине счастья, то в бездне отчаяния. Она, как и сам Коттон, была юристом, но если он работал на правительство, то Пэм вела высокооплачиваемые процессы, представляя интересы крупнейших американских компаний и получая заоблачные гонорары. Когда Пэм поступила на юридический факультет, Коттон решил, что она просто хочет походить на него, стремится к тому, чтобы у них были общие интересы. Только потом он понял, что таким образом она пыталась обрести независимость. Такова была Пэм.

Ноутбук загрузился, и Коттон открыл электронную почту. Пусто.

— Здесь ничего нет.

Пэм метнулась к нему.

— Что значит «пусто»? Они сказали, чтобы ты открыл электронную почту!

— Это было два дня назад. И кстати, как ты сюда добралась?

— Они дали мне билет.

Коттон не верил собственным ушам.

— Ты что, окончательно спятила? Знаешь, что ты сделала? Дала им фору в два дня!

— А ты думаешь, я этого не понимаю? — закричала она. — Считаешь меня полной идиоткой? Они сказали, что мои телефоны прослушиваются, а за мной круглосуточно следят! Что, если я хоть на дюйм отклонюсь от данных мне инструкций, Гари умрет! Они показали мне фотографию! — Женщина вновь залилась слезами. — Его глаза… О боже, какие у него были глаза… Он был так испуган!

Сердце колотилось в груди Коттона, как паровой молот, в висках горело. Он сознательно отказался от жизни, полной опасностей, чтобы найти что-нибудь иное. И что теперь? Та, прошлая жизнь вновь настигла его? Он ухватился за край стола. Не хватало еще и ему раскиснуть! Если бы те, кто похитил Гари, намеревались убить его, мальчик был бы уже мертв.

Но нет! Гари нужен им в качестве разменной монеты, они хотят использовать его, чтобы надавить на отца.

Ноутбук издал переливчатый звук. В левом нижнем углу появилось окошко, в котором значилось: ПРИНИМАЕТСЯ ПОЧТА. Затем в строчке, озаглавленной «ОТ», появилось слово ПРИВЕТСТВУЕМ, а в строчке «ТЕМА СООБЩЕНИЯ» — ЖИЗНЬ ВАШЕГО СЫНА.

Коттон щелкнул мышкой и открыл почтовый ящик.

У ВАС ЕСТЬ ТО, ЧТО НУЖНО МНЕ. АЛЕКСАНДРИЙСКОЕ ЗВЕНО. ВЫ СПРЯТАЛИ ЕГО, И ВЫ ЕДИНСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ, КТО ЗНАЕТ, ГДЕ ЕГО ИСКАТЬ. ДОБУДЬТЕ ЕГО. У ВАС ЕСТЬ 72 ЧАСА. КОГДА ЗВЕНО ОКАЖЕТСЯ У ВАС, НАЖМИТЕ НА ТЕЛЕФОНЕ КНОПКУ 2. ЕСЛИ ЧЕРЕЗ 72 ЧАСА ОТ ВАС НЕ БУДЕТ ИЗВЕСТИЙ, ВЫ СТАНЕТЕ БЕЗДЕТНЫМ. ЕСЛИ В ТЕЧЕНИЕ ЭТОГО ВРЕМЕНИ ВЫ ПОПЫТАЕТЕСЬ ВЫКИНУТЬ КАКОЙ-НИБУДЬ ФОКУС, ВАШ СЫН ЛИШИТСЯ КРАЙНЕ ВАЖНОГО ДЛЯ ЛЮБОГО МУЖЧИНЫ ОТРОСТКА. 72 ЧАСА. НАЙДИТЕ ТО, ЧТО МНЕ НУЖНО, И МЫ ПОТОРГУЕМСЯ.

Пэм стояла за его спиной.

— Что это за Александрийское Звено?

Малоун не ответил. Не мог. Он действительно был единственным человеком на Земле, кто знал, что это и где его искать. Но он ведь дал слово!

— Тот, кто прислал это сообщение, все равно знает, о чем идет речь. Так что же это?

Коттон смотрел на экран, понимая, что отследить отправителя невозможно. Похититель, как и он сам, прекрасно умеет использовать «черные дыры» — компьютерные серверы, которые отправляли сообщения через запутанный лабиринт электронных каналов. Это трудно, но возможно.

Коттон встал со стула и провел ладонью по волосам. Вчера он собирался постричься, но не успел. Он стряхнул с плеч усталость и сделал несколько глубоких вдохов. Перед тем как открыть дверь Пэм, он натянул джинсы и рубашку с длинными рукавами. Застегивать ее он не стал, и из-под нее выглядывала серая футболка. Ему вдруг стало холодно.

— Черт возьми, Коттон…

— Заткнись, Пэм! Мне нужно подумать, а ты мне мешаешь!

— Я — мешаю? Какого…

Зазвонил сотовый телефон. Пэм потянулась к нему, но он оттолкнул ее руку.

— Не трогай!

— Ты что! Это может быть Гари!

— Приди в себя!

Он взял телефон и после третьего звонка нажал на кнопку «РАЗГОВОР».

— А вы не очень-то торопитесь, — проговорил в его ухо мужской голос с характерным датским акцентом. — И пожалуйста, не надо бравады в стиле «если вы прикоснетесь к мальчику, я вас убью»! У нас с вами мало времени. Отсчет ваших семидесяти двух часов уже начался.

Малоун стоял молча. Он вспомнил одно правило, которое усвоил много лет назад. «Никогда не позволяй противнику навязывать тебе условия сделки».

— Засунь их себе в задницу. Я никуда не пойду.

— Вы рискуете жизнью своего сына.

— Я хочу увидеть Гари и поговорить с ним. Только после этого я, возможно, что-то предприму.

— Выгляните на улицу.

Он бросился к окну. Ходжбро Пладс была по-прежнему пустынна, и только на дальнем конце выложенной брусчаткой площади стояли две фигуры. На плече каждого из них лежала труба.

Гранатометы.

— Не будьте так упрямы, — проговорил голос в телефонной трубке.

Снаряды с шипением вырвались из труб и, оставляя дымные хвосты, полетели в окна первого этажа. А потом взорвались.

2

Вена, Австрия, 2.12

Человек, сидящий в синем кресле, наблюдал за тем, как у навеса перед ярко освещенным входом остановилась машина и из нее выбрались двое. Это был не лимузин. Обычный европейский седан неброского цвета, каких полным-полно на запруженных машинами улицах Вены. Самый подходящий транспорт, чтобы не привлекать к себе внимание террористов, преступников, полиции или назойливых репортеров. Вскоре подъехала и высадила пассажиров вторая машина, отъехав затем на стоянку под темными деревьями. Несколько минут спустя прибыли еще два автомобиля. Вполне удовлетворенный, Синее Кресло покинул свою роскошную спальню и спустился на первый этаж.

Встреча была назначена в обычном месте.

На толстом венгерском ковре широким кругом стояли пять позолоченных кресел с прямыми спинками. Все они были одинаковыми, за исключением одного, по мягкой спинке которого шла широкая полоса небесно-голубого цвета. Рядом с каждым креслом стоял позолоченный столик с бронзовой лампой, блокнотом и хрустальным колокольчиком. Слева от круга кресел в камине из дикого камня плясал огонь, отсветы которого нервно танцевали по расписному потолку.

Каждый из мужчин занял свое место.

Они расположились в строгом соответствии с иерархией. У двоих из них еще сохранились волосы и здоровье, трое других были плешивы и имели болезненный вид. Всем им было не меньше чем по семьдесят лет. Пальто и фетровые шляпы они повесили на стоящую в углу бронзовую вешалку, оставшись в строгих консервативных костюмах.

Позади каждого из четырех стариков стоял молодой человек — преемник данного Кресла, в обязанности которого входило слушать и учиться, оставаясь при этом безмолвным. Правила были установлены давно. Пять Кресел, четыре Тени. Синее Кресло — за главного.

— Приношу извинения за то, что собрал вас в столь неурочное время, но несколько часов назад поступила тревожная информация. — Голос Синего Кресла был тонким и напряженным. — Возможно, нашему последнему предприятию угрожает опасность.

— Разоблачения?

— Не исключено.

Кресло номер три вздохнул.

— Может ли эта проблема быть разрешена?

— Полагаю, да. Но действовать необходимо незамедлительно.

— Я предупреждал: не надо в это ввязываться, — сварливо заметил Кресло номер два, тряся головой. — Все должно было идти своим чередом.

Кресло три согласился, как и на их прошлой встрече.

— Возможно, это знак, указывающий на то, что мы должны оставить все как есть. О естественном ходе вещей можно долго говорить.

Синее Кресло покачал головой.

— Результат нашего последнего голосования был прямо противоположным. Решение принято, и мы должны ему следовать. — Он сделал паузу. — Ситуация требует пристального внимания.

— Завершение потребует такта и умения, — сказал Кресло три. — Недостаток внимания погубит дело. Если мы намерены двигаться дальше, я бы рекомендовал в полной мере задействовать die Klauen der Adler.

Когти Орлов.

Двое других закивали.

— Я уже сделал это, — проговорил Синее Кресло. — А вас созвал потому, что это мое одностороннее решение должно быть одобрено.

В воздух поднялись четыре старческие руки.

Единогласно.

Синее Кресло был доволен.

3

Копенгаген

Дом Малоуна содрогнулся, как во время землетрясения. На них дохнуло жаром, и вверх по лестнице пронесся огненный смерч. Коттон прыгнул к Пэм, сбил ее с ног, и они упали на истертый ковер, покрывавший дощатый пол. Он прикрыл ее своим телом, и тут же внизу раздался второй взрыв, и новая волна огня метнулась по направлению к ним.

Внизу уже бушевал пожар. Оттуда грозовым облаком поднимались клубы дыма.

Коттон поднялся с полу и метнулся к окну. Двое мужчин исчезли. Ночь лизали языки пламени. Он понял, что произошло. Нападавшие подожгли нижний этаж. Его самого убивать не собирались.

— Что происходит? — закричала Пэм.

Не обращая на нее внимания, Коттон поднял оконную раму. Комната быстро наполнялась дымом.

— Идем! — скомандовал он и поспешил в спальню.

Сунув руку под кровать, он вытащил оттуда рюкзак, который был у него наготове всегда. Так было на протяжении тех двенадцати лет, когда Малоун являлся агентом группы «Магеллан», эта привычка осталась у него и сейчас, после выхода в отставку. В рюкзаке находился паспорт, тысяча евро, запасной комплект документов, смена одежды и заряженная «беретта». Его влиятельный друг Хенрик Торвальдсен только недавно забрал из полиции пистолет, который у Малоуна конфисковали после того, как несколько месяцев назад он ввязался во вселенскую драку за призрачные сокровища ордена тамплиеров.

Он закинул рюкзак за спину, а ноги сунул в легкие кроссовки. На то, чтобы завязывать шнурки, времени не было.

— Стой здесь! — сказал он, задержал дыхание и бросился сквозь дым к лестничной клетке.

Под ним находилось еще три этажа. На первом располагался его магазин, второй и третий служили в качестве складских помещений, на четвертом находилась его квартира. Теперь первый и второй этажи были объяты пламенем. Жар опалил лицо Коттона, заставив его отшатнуться назад. Зажигательные гранаты. Наверняка!

Он кинулся обратно в спальню.

— По лестнице спуститься не получится. Они об этом позаботились.

Пэм, согнувшись в три погибели, стояла у окна. Она хватала ртом чистый воздух и кашляла. Коттон встал рядом и высунул голову в окно. Его спальня располагалась в углу здания. Соседний дом, в котором разместились ювелирная лавка и магазин одежды, был ниже на один этаж, с плоской крышей, окруженной по периметру выложенным из кирпича парапетом. Коттону как-то сказали, что эта постройка датируется семнадцатым веком. Он посмотрел вверх. Над окном тянулся широкий карниз, проходящий по всему фасаду и торцу здания.

Кто-нибудь наверняка вызовет пожарных и спасателей, но Коттон не собирался дожидаться, когда к окну подадут лестницу.

Кашель Пэм усилился, да и ему самому стало трудно дышать. Он повернул к ней голову.

— Смотри сюда, — сказал он. — Ты уцепишься за этот карниз, перебирая руками, доберешься до угла и спрыгнешь на крышу соседнего дома.

Ее глаза округлились от страха.

— Ты что, спятил? Мы на четвертом этаже!

— Пэм, это здание может в любую минуту взорваться. Здесь проходит газовая магистраль. Гранаты предназначались для того, чтобы поджечь дом. Они не стреляли сюда, потому что хотели, чтобы мы выбрались.

Она, казалось, не слышала его слов.

— Мы должны уйти раньше, чем приедут пожарные и полиция.

— Но они нам помогут!

— Ты хочешь провести следующие восемь часов, отвечая на их вопросы? Но у нас их всего семьдесят два!

Пэм словно в одночасье протрезвела и посмотрела на карниз.

— Я не смогу, Коттон!

В ее голосе впервые не прозвучало злости.

— Мы нужны Гари! Мы должны идти! Смотри на меня и в точности повторяй то, что делаю я.

Он поправил рюкзак за плечами, выбрался в окно и ухватился за карниз. Шершавая каменная поверхность была теплой и достаточно тонкой, так что держаться за нее было удобно. Перебирая руками, он стал двигаться по направлению к углу дома. Преодолев несколько футов, Малоун завернул за угол и спрыгнул на плоскую крышу соседнего здания.

Подойдя к парапету, он выглянул за угол своего дома и посмотрел вверх. Пэм все еще стояла у окна.

— Вылезай! — крикнул он. — Делай все, как я!

Она колебалась.

На третьем этаже грянул взрыв, и на Ходжбро Пладс полетели осколки выбитых стекол. Пламя пожара сделало ночь еще светлее. Пэм отшатнулась вглубь комнаты. Это было ошибкой с ее стороны, и через несколько секунд она, неистово кашляя, снова высунулась в окно.

— Давай же! Вылезай! — крикнул Малоун.

Наконец женщина поняла, что выхода у нее нет. Выбравшись из окна, она, по примеру Коттона, вцепилась в карниз и повисла на руках. Он видел, что ее глаза закрыты.

— Не открывай глаз! — крикнул он. — Просто перебирай руками и двигайся!

Так она и сделала.

Стоявшего на крыше Коттона и болтающуюся над пропастью в четыре этажа Пэм разделяли восемь футов карниза. Но она двигалась и довольно уверенно. А затем он снова увидел внизу, на площади, две фигуры. Те двое вернулись. Теперь в руках у них были винтовки.

Малоун скинул рюкзак и принялся рыться в нем в поисках «беретты».

Он выстрелил дважды в силуэты, находившиеся в пятидесяти футах ниже. Выстрелы гулким эхом отозвались от стен окружающих площадь домов.

— Почему ты стреляешь? — крикнула Пэм.

— Ползи, не отвлекайся!

Еще один выстрел — и мужчины внизу ретировались.

Пэм добралась до угла. Он бросил на нее быстрый взгляд.

— Перебирайся за угол и прыгай там, где спрыгнул я!

Он вглядывался в темень, но стрелков не было видно. Пэм добралась до конца фасада, перенесла правую руку за угол. В этот момент ее левая рука сорвалась с карниза, и она упала. Малоун, не выпуская пистолета, успел подскочить и поймать ее, но не удержался на ногах и они вместе повалились на крышу. Она задыхалась, он — тоже.

Зазвонил сотовый телефон.

Малоун сунул руку в рюкзак, вытащил трубку и ответил.

— Ну как, весело вам? — спросил тот же самый голос.

— А на хрена было взрывать мой магазин?

— Вы же сами сказали, что никуда не пойдете!

— Я хочу поговорить с Гари.

— Правила устанавливаю я. Вы уже потеряли тридцать шесть минут из ваших семидесяти двух часов. Я бы советовал вам поторопиться. От этого зависит жизнь вашего сына.

В трубке раздались короткие гудки.

Послышалось завывание приближающихся сирен. Малоун взял рюкзак и выпрямился.

— Нам пора идти.

— Кто это был?

— Наша проблема.

— Кто это был?

Он вдруг почувствовал приступ злости.

— Не знаю!

— А что он хочет?

— То, чего я не могу ему дать.

— Что значит «не могу»? От этого зависит жизнь Гари! Оглянись вокруг! Они уже взорвали твой магазин!

— Спасибо, Пэм. Если бы не ты, я бы этого не заметил.

Он повернулся, намереваясь идти, но женщина вцепилась в него.

— Куда мы идем?

— Искать ответы.

4

Доминик Сейбр стоял на восточной стороне Ходжбро Пладс и наблюдал за тем, как полыхает книжный магазин Коттона Малоуна. Выкрашенные желтой флуоресцентной краской пожарные машины уже заняли свои места, и теперь огнеборцы поливали из брандспойтов окна, из которых с ревом рвалось пламя.

Пока все шло хорошо. Малоун отправился в путь. Порядок рождается из хаоса — его лозунг, его жизнь.

— Они перебрались на крышу соседнего дома, — послышался голос в наушнике переговорного устройства.

— Куда они идут теперь?

— К машине Малоуна.

Точно в цель!

Пожарные метались по площади, подтаскивая всё новые рукава. Их главной задачей сейчас было не допустить распространения огня. А пламя тем временем резвилось вовсю. Дорогие редкие книги горели весело и споро. Скоро дом Малоуна превратится в груду пепла.

— Все готово? — спросил он у стоящего рядом мужчины, одного из нанятых им датчан.

— Готово. Я сам проверял.

Тому, что должно было вскоре произойти, предшествовала долгая подготовительная работа. Он совсем не был уверен в успехе — уж больно неосязаемой, иллюзорной казалась конечная цель, но если след, по которому шел Сейбр, куда-то приведет, он будет к этому готов.

Однако все зависело от Малоуна.


Имя, полученное им после появления на свет, было Гарольд Эрл, и нигде, ни в одном из досье, не было ни намека на то, откуда взялась его кличка — Коттон. Малоун, которому уже исполнилось сорок восемь, был на одиннадцать лет старше Сейбра. Как и он, Малоун был американцем и родился в Джорджии. Мать Малоуна была коренной южанкой, отец — профессиональный военный, капитан, утонувший вместе со своей подводной лодкой, когда сыну было десять лет. Малоун пошел по стопам отца, окончив военно-морское училище и летную школу. Затем он резко изменил свою жизнь, получив за государственный счет юридическое образование и ученую степень в области юриспруденции. Его перевели в военно-юридическую службу, где он трудился девять лет. Тринадцать лет назад в его жизни произошел еще один крутой вираж. Малоун перешел в министерство юстиции и недавно созданную в его рамках группу «Магеллан», занимавшуюся наиболее щекотливыми международными расследованиями.

Там он и работал до прошлого года, когда неожиданно для всех ушел в отставку в звании коммандера ВМС США, покинул Америку и, переехав в Копенгаген, купил магазин антикварных книг.

Кризис среднего возраста? Нелады с правительством?

Этого Сейбр не знал.

Затем последовал развод. Почему? Тоже неизвестно. Малоун был ходячей загадкой. Точно о нем было известно лишь одно: он — завзятый библиофил. Но ни один из психологических портретов этого человека, которые довелось читать Сейбру, не объяснял столь резких поворотов в его жизни.

Все остальное, что удалось узнать о Малоуне, говорило в его пользу. Свободно говорит на нескольких языках, не имеет вредных привычек и фобий, отличается целеустремленностью и фанатичным упорством в достижении поставленной цели. Он также обладал фотографической памятью, чему Сейбр откровенно завидовал.

Компетентный, опытный, умный. Полная противоположность тем идиотам, которых нанял Сейбр, — этим четверым датчанам, безмозглым, аморальным и недисциплинированным.

Он стоял на краю темной, заполненной людьми Ходжбро Пладс и смотрел, как пожарные делают свою работу. Ночной холодок пощипывал его лицо. Осень в Дании была лишь быстротечной прелюдией к долгой зиме, и он сунул крепко сжатые кулаки в карманы куртки.

Сжечь все, что Коттон Малоун заработал за прошлый год, было необходимо. Ничего личного. Чистой воды бизнес. И если Малоун не сделает того, что от него требуется, Сейбр убьет мальчишку без колебаний.

Стоявший рядом с ним датчанин — тот самый, что звонил Малоуну, — кашлял, но не произносил ни слова. Сейбр с самого начала ознакомил их с главным правилом: говорить только тогда, когда к тебе обращаются. У него не было ни желания, ни времени на пустую болтовню.

Он наблюдал этот спектакль еще несколько минут и наконец прошептал в микрофон переговорного устройства:

— Всем быть наготове. Мы знаем, куда они направились, а вы знаете, что делать.

5

4.00

Малоун припарковал машину напротив Кристиангаде — особняка Торвальдсена, стоящего на восточном берегу острова Зеландия, омываемого проливом Эресунн. Он проехал двадцать миль от Копенгагена на своей «мазде» последней модели, которую обычно парковал на площади перед бывшим королевским дворцом Кристианбург.

После того как они с Пэм спустились с крыши, Малоун некоторое время смотрел на пожарных, пытающихся справиться с бушующим в его доме огнем. Он понимал, что книгам пришел конец, и даже если пламя не сожрет их все до единой, оставшиеся будут безвозвратно испорчены жаром, копотью и водой. Наблюдая эту картину, он пытался справиться с поднимавшейся яростью, напоминая себе еще одну истину, которую затвердил много лет назад: нельзя ненавидеть врага. Ненависть затуманивает разум. Нет. Он не должен ненавидеть. Он должен думать.

Но с Пэм это было не так просто.

— Кто здесь живет? — спросила она.

— Друг.

По дороге сюда Пэм пыталась выудить из него максимум информации, но Малоун отделывался скупыми, ничего не значащими фразами, отчего ее злость только нарастала. Прежде чем иметь с ней дело, он должен был пообщаться с кем-то другим.

Темный дом являл собой классический образец датского барокко: трехэтажный, построенный из блоков песчаника, увенчанный элегантно изгибающейся медной кровлей. Одно его крыло было обращено вовнутрь острова, другое смотрело на море. Торвальдсены возвели его триста лет назад, после того как придумали превращать тонны ничего не стоящего торфа в топливо для производства стекла. Следующие поколения Торвальдсенов заботливо ухаживали за ним на протяжении веков, и со временем эмблема «Адельгаде Гласверкер» — два кольца, подчеркнутые прямой линией, — превратилась в символ самой известной в Дании стеклодувной компании. Во главе нынешнего конгломерата стоял патриарх семьи, Хенрик Торвальдсен, — человек, благодаря которому Малоун сейчас жил в Дании.

Он быстрым шагом направился к массивной входной двери. Перезвон колоколов, прозвучавший посреди ночи совершенно неуместно, возвестил о его прибытии. Малоун нажал на кнопку звонка еще раз, а потом принялся колотить в дверь кулаком. В одном из верхних окон зажегся свет. Затем — в другом. Через несколько секунд он услышал, как открываются засовы, и дверь распахнулась. Хотя лицо смотревшего на Малоуна мужчины было заспанным, он был аккуратно причесан, выглядел аристократически вежливым, а на его халате не было ни единой складки.

Джеспер, домоправитель Торвальдсена.

— Разбудите хозяина, — сказал Малоун по-датски.

— А на каком основании я должен принимать столь решительные меры в четыре часа утра?

— Взгляните на меня. — Малоун был покрыт грязью и копотью, смешавшимися с потом. — Ну что, убедительно?

— Я склонен думать, что да.

— Мы подождем в кабинете. Мне нужно воспользоваться его компьютером.


Первым делом Малоун залез в свою электронную почту, чтобы выяснить, нет ли новых сообщений, но там ничего не оказалось. Тогда он вошел на защищенный сервер группы «Магеллан», воспользовавшись паролем, который предоставила ему его бывшая начальница, Стефани Нелли. Хотя Малоун уже являлся отставником и не числился более в списке сотрудников министерства юстиции, Стефани в благодарность за то, что он недавно сделал для нее во Франции, выделила ему прямой доступ к служебной линии связи. Даже несмотря на разницу во времени (в Атланте сейчас было десять вечера понедельника), он знал, что его послание будет немедленно переправлено ей.

В комнату, шаркая шлепанцами, вошел Торвальдсен. Малоун заметил, что старый датчанин успел одеться. Его низкорослая, сгорбленная фигура — результат старой травмы позвоночника — была облачена в безразмерный свитер тыквенного цвета. Седые волосы торчали в разные стороны, густые кустистые брови непокорно топорщились. На лбу и возле рта залегли глубокие морщины, а дряблая, нездорового цвета кожа говорила о том, что этот человек редко бывает на солнце.

Малоун знал, что так оно и есть: датчанин не любил выходить из дома. На континенте, где унаследованные богатства исчислялись миллиардами, имя Торвальдсена неизменно занимало верхнюю строчку списка самых богатых людей.

— Что стряслось? — спросил он.

— Хенрик, это Пэм, моя бывшая жена.

Торвальдсен улыбнулся женщине.

— Весьма рад знакомству!

— У нас нет времени на любезности, — не слишком вежливо ответила она. — Нам нужно спасти Гари.

Торвальдсен посмотрел на Малоуна.

— Ты выглядишь столь же ужасно, сколь возбужденной выглядит она.

— Возбужденной? — ощетинилась Пэм. — Я только что едва выбралась из горящего дома, у меня похитили сына, меня рвало в самолете, и я не ела уже два дня!

— У меня найдется чем перекусить. — Голос Торвальдсена звучал невозмутимо, словно подобные вещи происходили с ним каждую ночь.

— Мне не нужна еда! Мне нужен мой сын!

Малоун рассказал Торвальдсену о событиях последнего часа, а в заключение добавил:

— Боюсь, что дома больше нет.

— Но это, как я понимаю, волнует тебя в последнюю очередь?

Малоун уловил модуляцию фразы и едва заметно улыбнулся. Именно это ему нравилось в Торвальдсене: что бы ни случилось, он всегда на твоей стороне.

Пэм металась по комнате, словно посаженная в клетку львица. Малоуну показалось, что с тех пор, когда они разговаривали в последний раз, она похудела на несколько фунтов. Пэм всегда была стройной, с длинными рыжеватыми волосами, и время не заставило потемнеть ее светлую, покрытую веснушками кожу. Ее одежда была помята — так же, как и ее нервы, и тем не менее выглядела она блестяще, как и годы назад, когда он женился на ней, поступив на работу в военно-юридическую службу США. С внешним обликом Пэм все было в порядке, а вот с тем, что творилось внутри нее, — гораздо сложнее. Ее глаза покраснели от слез, и в них светилась ледяная ярость. Умная, современная женщина, сейчас она была растеряна, ошеломлена, зла и очень напугана. Ничто из этого не шло им на пользу.

— Чего ты ждешь? — спросила, словно выплюнула, она.

Малоун посмотрел на монитор компьютера. Система защиты пока не дала согласия на вход в систему, но, несмотря на то что он являлся отставником, его послание должно было быть немедленно передано Стефани.

Так и случилось.

— Так вот ты какой! — со злостью проговорила Пэм. — Твой дом поджигают, в тебя стреляют, а тебе все нипочем! Оглянись! Посмотри, в какой заднице мы по твоей милости очутились!

— Миссис Малоун… — заговорил Хенрик.

— Не называйте меня так! — взвизгнула она. — Мне нужно было сменить фамилию после развода! Но нет, я этого не сделала! Не осмелилась пойти наперекор, не решилась, поскольку не хотела, чтобы у нас с Гари были разные фамилии. Ведь Коттон в глазах мальчика — рыцарь в сияющих доспехах! Черт бы его побрал!

Она набивалась на крупный скандал, и Малоун почти жалел, что у него нет времени дать ей достойный отпор.

Компьютер издал мелодичный звук, и на экране высветилась стартовая страница сайта группы «Магеллан». Он ввел пароль, и через секунду двусторонняя связь была установлена. На экране появились слова: «РЫЦАРИ ХРАМА», виртуальная идентификация Стефани. Малоун напечатал: «Аббей-де-Фонтэн» — название места, где несколько месяцев назад они со Стефани нашли современные следы средневекового ордена тамплиеров. Через несколько секунд на экране появились слова: «Что случилось, Коттон?»

Малоун лаконичными фразами пересказал, что с ним произошло. Стефани ответила:

«У нас произошел несанкционированный вход в систему. Два месяца назад. Кто-то взломал защищенные файлы».

«Можешь рассказать подробнее?»

«Не сейчас. Мы хотели сохранить это в тайне. Теперь мне нужно кое-что проверить. Сиди смирно, не дергайся. Я вскоре свяжусь с тобой. Где ты находишься?»

«В доме твоего любимого датчанина».

«Поцелуй его за меня».

Малоун услышал, как за его плечом хихикнул Хенрик. Он знал, что они со Стефани, словно разведенные родители, терпят друг друга только из-за него.

— Так что же, мы будем тупо сидеть и ждать? — спросила Пэм. Она тоже стояла за спиной Малоуна и читала все, что появлялось на экране компьютера.

— Именно это мы и будем делать.

Она кинулась к двери, бросив на ходу:

— Ну и сиди! А я намерена что-нибудь предпринять!

— Что, например? — осведомился он.

— Пойду в полицию!

Она открыла дверь. В дверном проеме, преграждая путь, стоял Джеспер.

— Дайте мне пройти! — прорычала женщина.

Джеспер был непоколебим, словно монумент.

Она повернулась к Хенрику.

— Велите своему слуге убраться, иначе я уберу его сама!

— Попробуйте, — благодушно ответил хозяин дома. Малоун был рад, что Торвальдсен оказался столь предусмотрительным и предвосхитил глупость его бывшей жены.

— Пэм, — заговорил он, — у меня внутри тоже все разрывается, как и у тебя. Но полиция ничем не сможет нам помочь. Мы имеем дело с профессионалом, который опережает нас как минимум на два дня. Чтобы помочь Гари, мне нужна информация.

— Ты не пролил ни слезинки! Даже не удивился! Ты холоден, как всегда!

Это заявление возмутило его до глубины души. Тем более что исходило оно от женщины, которая два месяца назад ледяным тоном сообщила ему, что он не приходится отцом своему сыну. Это откровение никак не повлияло на его отношение к Гари. Мальчик был, есть и всегда будет его сыном. Но ложь заставила его коренным образом пересмотреть отношение к бывшей жене. Вот и сейчас его захлестнула волна холодной ярости.

— Это ты, как всегда, все испортила! Ты должна была позвонить мне через секунду после того, как Гари пропал! Ты же такая умная, ты могла бы найти способ связаться со мной или со Стефани, тем более что она находится у тебя под боком, в Атланте! Вместо этого ты подарила ублюдкам целых два дня! У меня нет ни времени, ни сил, чтобы бороться одновременно с тобой и с ними. Поэтому сядь и заткнись!

Несколько секунд Пэм стояла, храня мрачное молчание, но затем сдалась и безвольно опустилась на обитую кожей кушетку.

Джеспер беззвучно закрыл дверь, оставшись снаружи.

— Ответь мне только на один вопрос, — проговорила Пэм, глядя в пол. Лицо ее было неподвижным, как у мраморной статуи.

Малоун знал, о чем она хочет спросить.

— Почему я не могу дать похитителям то, что они хотят? Все не так просто.

— Речь идет о жизни мальчика.

— Не мальчика, Пэм. Нашего сына.

Женщина не ответила. Возможно, она наконец поняла, что он прав. Для того чтобы хоть что-то предпринять, им нужна информация. Малоун сделал охотничью стойку — точно так же, как это происходило с ним во время экзаменов на юридическом факультете, или когда он потребовал перевода из военно-морского флота в группу «Магеллан», или когда вошел в кабинет Стефани Нелли и заявил о том, что увольняется.

Ждать, желать, надеяться — это все, что оставалось Пэм, в сочетании с полным неведением того, что происходит. Впрочем, и Малоун не знал, чем сейчас занята Стефани.

6

Вашингтон, округ Колумбия

Понедельник, 3 октября, 22.30

Стефани Нелли была рада тому, что она одна. Ее лицо было омрачено тревогой, и ей не хотелось бы, чтобы кто-нибудь, особенно начальство, видел ее такой. Она редко позволяла себе оказываться под влиянием происходящего, но похищение Гари Малоуна стало для нее настоящим ударом. Она оказалась в столице по служебной необходимости и только что вернулась с позднего ужина с советником президента по национальной безопасности. Конгресс, проявлявший все большую умеренность, намеревался внести кое-какие поправки в законы, принятые после 11 сентября. В частности, предлагалось сократить ассигнования на антитеррористическую деятельность, поэтому администрация готовилась к схватке. Накануне несколько высокопоставленных чиновников приняли участие в воскресном ток-шоу и обрушились на своих критиков, а утренние газеты вышли с ловко подогнанной информацией, которую скормили им в пресс-службе Белого дома. Стефани вызвали из Атланты, чтобы завтра она помогла справиться с ключевым сенатором-лоббистом, и на сегодняшней встрече как раз обсуждалось, кто и что будет говорить.

До чего же она ненавидела политику!

За время работы в министерстве юстиции ей довелось трудиться уже на трех президентов, но угодить нынешней администрации было, бесспорно, труднее всего. Последовательно занимая правые позиции и постоянно дрейфуя в направлении крайне правого экстремизма, президент уже сумел выиграть второй срок, и в Овальном кабинете ему оставалось сидеть еще три года. Поэтому сейчас он думал о том, какое наследие оставит своим преемникам. А разве существует что-то более завидное, чем слава человека, победившего терроризм!

Для Стефани все это не значило ровным счетом ничего.

Президенты приходят и уходят.

Но поскольку сейчас под угрозой оказались ассигнования на деятельность правительственных учреждений, которые в борьбе с международным терроризмом показали себя с самой лучшей стороны, она пообещала советнику по национальной безопасности, что будет хорошей девочкой и завтра утром на Капитолийским холме скажет все, что от нее требуется.

Однако это было до похищения Гари Малоуна.


В кабинете Торвальдсена зазвонил телефон, и от этого пронзительного звука Малоун, нервы которого и без того находились на пределе, чуть не подпрыгнул на стуле. Трубку взял Хенрик.

— Рад слышать тебя, Стефани. Я тебя тоже целую. — Он улыбнулся собственному лицемерию. — Да, Коттон здесь.

Малоун едва не выхватил у него трубку.

— Я слушаю!

— Значит, так. В День труда[1] мы заметили следы несанкционированного проникновения в нашу базу данных, которое произошло гораздо раньше. Кто-то очень заинтересовался закрытыми файлами, в особенности одним из них.

Коттон знал, о чем идет речь.

— Ты понимаешь, что, скрыв от меня эту информацию, поставила под угрозу жизнь моего сына?

На другом конце линии царило молчание.

— Отвечай мне, черт возьми!

— Я не могла рассказать тебе об этом, Коттон, и ты знаешь почему. Скажи мне просто, что ты намерен делать.

Малоун понял скрытую суть этого вопроса: собирается ли он отдать голосу в сотовом телефоне Александрийское Звено?

— А с какой стати?

— Ты — единственный, кто может ответить на этот вопрос.

— Стоит ли оно того, чтобы ради этого рискнуть жизнью сына? Я должен знать всю историю до конца. Почему мне ничего не сказали пять лет назад?

— Я тоже хотела бы это знать, — проговорила Стефани. — Мне тоже ничего не сказали.

Он уже слышал подобные доводы прежде.

— Не играй со мной в эти игры! Я сейчас не в том настроении.

— Сейчас я с тобой абсолютно откровенна и честна. Мне вправду ничего не сообщили. Ты попросил вмешаться, и я получила на это согласие. Я уже связалась с генеральным прокурором, так что ответы мы получим.

— Откуда вообще кто-то мог узнать про Звено? Ведь все было до такой степени засекречено, что даже ты не имела доступа! Таковы были условия сделки.

— Отличный вопрос!

— И ты до сих пор не сказала, почему не сообщила мне о взломе базы данных.

— Нет, Коттон, не сказала.

— Тебе не приходила в голову мысль о том, что я единственный человек, который знает про Звено? Ты что, не в состоянии сложить два и два?

— Разве могла я ожидать чего-то подобного?

— Ты обязана была ожидать этого! Потому что у тебя двадцатилетний опыт оперативной работы! Потому что ты не тупица! Потому что мы друзья! Потому что… — У Малоуна не хватало слов. — Твоя глупость может стоить моему сыну жизни.

Он видел, как каждое его слово бьет по Пэм, и надеялся, что она не взорвется.

— Я осознавала это, Коттон.

Он не собирался щадить ее.

— Ах, теперь мне стало гораздо легче!

— Я буду разбираться с этим отсюда, но и тебе я могу кое-что предложить. В Швеции у меня есть агент, который утром уже может быть в Дании. Я с ним переговорила. Он тебе все расскажет.

— Где и когда?

— Он предлагает тебе встретиться в замке Кронборг в одиннадцать утра.

Малоун знал это место. Мрачный замок, который обессмертил Шекспир, поселив там Гамлета, стоял на открытом пространстве и смотрелся в холодные воды пролива Орезунд. Сейчас это была самая популярная во всей Скандинавии туристическая достопримечательность.

— Он сказал, что будет ждать тебя в бальной зале. Надеюсь, ты знаешь, о чем речь.

— Я там буду.

— Коттон, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь.

— Учитывая сложившиеся обстоятельства, это меньшее из того, что ты можешь сделать.

Сказав это, он повесил трубку.

7

Вашингтон, округ Колумбия

Вторник, 4 октября, 4.00

Стефани вошла в дом Брента Грина, генерального прокурора Соединенных Штатов Америки. Сюда, в Джорджтаун, ее привезла правительственная машина. Незадолго до полуночи она позвонила Грину и, вкратце пересказав последние события, попросила о личной встрече. Он, в свою очередь, попросил немного времени, чтобы навести справки. Ей не оставалось ничего другого, кроме как согласиться.

Грин ожидал ее в своем кабинете.

Он служил президенту на протяжении всего его первого срока и оказался одним из немногих членов кабинета министров, которые согласились остаться на второй. Раньше Грин был успешным адвокатом и отстаивал в суде интересы представителей консервативных и религиозных кругов. Бакалавр из Новой Англии, он был кристально чист и не запятнан никакими скандалами. Даже в этот ночной час Грин был полон энергии. Его волосы и бородка-эспаньолка были аккуратно расчесаны, а сухощавое тело — облечено в безукоризненный дорогой костюм из ткани в елочку.

Шесть сроков подряд он был сенатором, а когда президент предложил ему возглавить министерство юстиции, занимал должность губернатора Вермонта. Прямота и искренность этого человека снискали ему популярность на всех областях политического спектра, но сухие манеры не позволили бы Грину подняться выше должности генерального прокурора.

Стефани прежде ни разу не была в доме Грина и ожидала увидеть угрюмое, лишенное воображения жилище, напоминающее его хозяина. Однако дом оказался теплым и уютным. Здесь было много охряных, светло-коричневых, приглушенных зеленых и апельсиновых оттенков. «Эффект Хемингуэя» — так рекламировала выдержанную в подобных тонах линию мебели одна торговая фирма в Атланте.

— Подобный поворот событий оказался неожиданностью даже для тебя, Стефани, — проговорил Грин, поздоровавшись с гостьей. — Есть какие-нибудь известия от Малоуна?

— Перед тем как отправиться в Кронборг, он решил немного отдохнуть. Сейчас, учитывая разницу во времени, он, наверное, уже едет туда.

Генпрокурор предложил ей сесть.

— Ситуация, похоже, накаляется.

— Брент, мы уже говорили на эту тему. Кто-то, кто стоит на вершине пищевой пирамиды, получил доступ к секретным файлам. Нам известно, что файлы, связанные с Александрийским Звеном, были незаконно скопированы.

— ФБР расследует это дело.

— Шутить изволите? Директор находится настолько далеко от задницы президента, что, если в этом замешан кто-то из Белого дома, ему нечего опасаться.

— Метафора яркая, но точная. К сожалению, это единственное, что имеется в нашем распоряжении.

— Мы могли бы вмешаться.

— Это не даст ничего, кроме проблем.

— Я к проблемам привыкла.

— Да, ты — такая, — улыбнулся Грин, а затем, помолчав, спросил: — Интересно, а насколько много ты сама знаешь об этом Звене?

— Когда пять лет назад я приказала Коттону ввязаться в эту войнушку, существовало понимание того, что мне не нужно об этом знать. Здесь нет ничего необычного. Я то и дело сталкиваюсь с подобными вещами, поэтому и не стала забивать себе голову. Но теперь я должна знать все.

Выражение лица Грина было озабоченным.

— Наверное, сейчас я нарушу миллион федеральных законов, но я согласен: тебе пора обо всем узнать.


Малоун смотрел на каменную громадину замка Кронборг. Когда-то его пушки были нацелены на корабли, которые проплывали через узкий пролив, направляясь в Балтийское море или возвращаясь из него. Дань, которая взималась с них за проход через пролив, пополняла казну Датского королевства. Теперь эти светло-бежевые стены мрачно стояли под чистым лазурным небом. Уже не крепость, а всего лишь памятник архитектуры скандинавского ренессанса — здание с восьмигранными башнями, острыми шпилями и позеленевшими медными кровлями, более характерными для Голландии, нежели для Дании. Это было объяснимо: ведь в шестнадцатом веке король поручил перестроить замок опытному в этом ремесле голландцу.

Малоуну здесь нравилось. Людные места лучше всего подходят для того, чтобы оставаться незамеченным, поэтому, работая в группе «Магеллан», он часто пользовался ими.

Путь на север от Кристиангаде занял всего пятнадцать минут. Поместье Торвальдсена располагалось на полпути между Копенгагеном и Эльсинором, суетливым портовым городом, рядом с которым стоял замок. Малоун уже бывал и в Эльсиноре, и в Кронборге, бродил по пляжам, выискивая в песке кусочки янтаря. Это был замечательный способ расслабиться и убить воскресный вечер. Сегодня все было иначе. Малоун находился на пределе и был готов к схватке.

— Чего мы ждем? — спросила Пэм. Ее лицо было неподвижным и напоминало маску.

Малоун был вынужден взять ее с собой. Она настойчиво требовала этого, грозя новыми неприятностями, если он поедет без нее. Он понимал, что для нее было бы сущим мучением сидеть с Торвальдсеном и ждать известий. Напряжение и беспомощное ожидание могут свести с ума кого угодно.

— Наш человек назначил встречу на одиннадцать.

— Мы и так потеряли уйму времени.

— Мы не теряли его даром.

После разговора со Стефани Малоун выкроил несколько часов, чтобы поспать. Вряд ли он смог бы помочь Гари, находясь в полусонном состоянии. Он также переоделся в чистую одежду из рюкзака. Джеспер помог почиститься Пэм. Затем они съели скромный завтрак.

Итак, Малоун был готов.

Он взглянул на часы. Они показывали двадцать минут одиннадцатого. Автостоянка постепенно заполнялась машинами. Скоро начнут подъезжать автобусы с туристами. Всем хотелось посмотреть на замок Гамлета. А вот Малоуну в данный момент было на это наплевать.

— Пойдем.


— Александрийское Звено — это человек, — сказал Грин. — Его зовут Джордж Хаддад, он — палестинец, исследователь Библии.

Это имя было известно Стефани. Хаддад был лично знаком с Малоуном и пять лет назад обратился к нему за помощью.

— На что хотят обменять жизнь Гари Малоуна?

— На пропавшую Александрийскую библиотеку.

— Ты это что, серьезно?

Грин кивнул.

— Хаддад полагает, что определил ее местонахождение.

— Но какое значение это может иметь сегодня?

— На самом деле это может оказаться чрезвычайно важным. Библиотека являлась величайшим вместилищем всемирных знаний. Она существовала на протяжении шестисот лет, до тех пор, пока мусульмане — в седьмом веке — не овладели Александрией и не принялись уничтожать все, что, по их мнению, противоречило исламу. Полмиллиона свитков, рукописей, карт — чего там только не было! А что сегодня? Никто так и не нашел ни единого клочка из этих сокровищ.

— А Хаддад нашел?

— Он намекнул на это. Хаддад работал над какой-то теорией, связанной с Библией. В чем ее суть, мне неведомо, но доказательства правоты его теории содержались в потерянной библиотеке.

— Откуда ему это известно?

— Этого я тоже не знаю, Стефани. Но пять лет назад, когда наши люди на Западном берегу, на Синайском полуострове и в Иерусалиме сделали самый что ни на есть невинный запрос на визы, доступ к архивам и разрешение на археологические раскопки, израильские власти просто взбесились. Именно тогда Хаддад попросил Малоуна помочь.

— Миссия вслепую. Мне это с самого начала не понравилось.

Термин «миссия вслепую» означал, что Малоуну было приказано защитить Хаддада и не задавать при этом никаких вопросов. Стефани помнила, что сам Малоун тоже не был в восторге от этого задания.

— Хаддад, — сказал Грин, — доверял только Малоуну. Именно по этой причине Коттон впоследствии спрятал Хаддада и теперь является единственным человеком, которому известно его местонахождение. Видимо, администрация не имеет ничего против того, чтобы прятать Хаддада — по крайней мере до тех пор, пока у нее есть тропинка к нему.

— Для чего?

Грин покачал головой.

— На первый взгляд в этом действительно мало смысла. Но имеется одна подсказочка, которая намекает на то, что может стоять на кону.

Стефани внимательно слушала.

— В одном из отчетов я увидел написанные на полях слова: «Книга Бытия. 13.14–17». Ты знаешь это место?

— Я не сильна в Библии.

— «И сказал Господь Авраму: …возведи очи твои и с места, на котором ты теперь, посмотри к северу и к югу, и к востоку и к западу; ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки».

Это Стефани знала — евреи тысячелетиями приводили эти строки в качестве подтверждения своих прав на Святую землю.

— «И двинул Аврам шатер, и пошел, и поселился у дубравы Мамре, что в Хевроне; и создал там жертвенник Господу», — процитировал Грин и пояснил: — Мамре — это нынешний Хеврон, он находится на Западном берегу реки Иордан, на землях, которые Господь отдал евреям, после чего Аврам стал Авраамом. Этот коротенький отрывок из Библии лежит в основе всех существующих на Ближнем Востоке разногласий.

Это ей также было известно. Конфликт на Ближнем Востоке между евреями и арабами не являлся политическим, как считали многие. Это был извечный и бесконечный спор по поводу Слова Божия.

— А вот еще один любопытный факт. Вскоре после того, как Малоун спрятал Хаддада, саудовцы прислали в Аравию бульдозеры и стали стирать с лица земли целые поселения. Эта операция по уничтожению продолжалась три недели. Людей переселяли, а дома разрушали до основания. Теперь от тех поселений не осталось и следа. Поскольку все происходило в закрытой части страны, эта история не получила освещения в прессе и вообще не привлекла к себе внимания.

— Зачем это понадобилось? Такой поступок выглядит экстремальным даже для саудовцев.

— Сколько-нибудь внятного объяснения так и не прозвучало. Но они пошли на это вполне сознательно.

— Мы должны знать больше, Брент. Это необходимо Коттону. Ему предстоит принимать важные решения.

— Час назад я говорил с помощником советника президента по национальной безопасности. К моему удивлению, выяснилось, что он знает об этом даже меньше, чем я. Он что-то слышал про Звено, но предложил мне поговорить на эту тему с другим человеком.

Стефани сразу поняла, о ком идет речь:

— С Ларри Дейли.

Лоуренс Дейли служил заместителем советника по национальной безопасности, был близок к президенту и вице-президенту. Дейли никогда не появлялся в воскресных ток-шоу, не был замечен на Си-эн-эн и телеканале «Фокс». Он был брокером власти, всегда остающимся за кулисами, посредником между Белым домом и остальным миром политики. Но тут возникала проблема.

— Я не доверяю этому человеку, — сказала она.

Грин распознал тайный смысл, крывшийся в ее словах, но ничего не сказал и лишь смотрел на нее всепроникающим взглядом своих серых глаз.

— Мы не можем контролировать Коттона, — пояснила она. — Ему предстоит сделать то, что он должен сделать. А сейчас им движет ярость.

— Коттон — профессионал.

— Когда смерть грозит близкому человеку, все меняется.

Стефани говорила со знанием дела. Совсем недавно ей пришлось сражаться с призраками собственного прошлого.

— Он один знает, где искать Джорджа Хаддада, — произнес Грин. — У него на руках все козыри.

— Поэтому они его и прижали.

Грин не сводил с нее взгляда.

Она знала, что в ее глазах собеседник читает подозрение, но скрыть его у нее не получалось.

— Скажи, Стефани, почему ты не доверяешь мне?

8

Оксфордшир, Англия, 9.00

Джордж Хаддад стоял в толпе, слушал экспертов и знал, что они ошибаются. Это мероприятие было организовано лишь для того, чтобы привлечь внимание средств массовой информации к музею Томаса Бейнбриджа и неведомым миру криптоаналитикам из Блетчли-парка. Действительно, эти никому не известные мужчины и женщины, трудившиеся здесь в условиях полной секретности в годы Второй мировой войны, сумели взломать немецкие коды, созданные знаменитой шифровальной машиной «Энигма», чем приблизили конец войны. Но, к сожалению, полностью их история была рассказана миру лишь тогда, когда большинство этих людей умерли, а остальные стали такими старыми, что им уже было все равно. Хаддад понимал разочарование, которое они испытывали. В свои почти восемьдесят он сам был стар и тоже являлся ученым. Он тоже когда-то работал в условиях полной секретности.

И он тоже совершил великое открытие.

Его уже никто не знал как Джорджа Хаддада. Он использовал так много фальшивых имен, что все их было не упомнить. Пять лет назад он окончательно залег на дно и с тех пор не общался ни с одной живой душой. С одной стороны, это было хорошо, с другой — жизнь отшельника была мучительной. К счастью, один человек знал, что он все еще жив, человек, которому Хаддад доверял бесконечно. Хаддад умер для всех, кроме него.

Прийти сюда сегодня было рискованным шагом, но Хаддад хотел послушать, что будут говорить эти так называемые эксперты. Он читал о программе в «Таймс» и не мог не восхититься британцами. Они обладали подлинным талантом преподносить события средствам массовой информации. Вот и сейчас декорации были расставлены с умением голливудских чародеев: десятки улыбающихся лиц, дорогие костюмы, множество телекамер и микрофонов. Он позаботился о том, чтобы не оказаться перед объективами. Это было несложно, поскольку внимание всех собравшихся было приковано к памятнику.

Их было восемь, и они стояли, разбросанные в садах поместья. Все они были установлены в 1784 году тогдашним хозяином поместья эрлом Томасом Бейнбриджем. Хаддад знал историю этой семьи. Бейнбриджи купили эти земли, затерянные в складках оксфордширских холмов и окруженные буковыми лесами, в 1624 году и выстроили посередине участка в шестьсот акров огромный особняк в стиле короля Якова. Следующие поколения семейства Бейнбридж владели поместьем вплоть до 1848 года, когда оно было изъято в пользу короны за неуплату налогов и по указу королевы Виктории превращено в музей. С тех пор здесь не было отбоя от посетителей, приходивших полюбоваться на старинную мебель и ощутить, что означало «жить в роскоши» в стародавние времена. Библиотека и обстановка Бейнбридж-холла считались лучшими в Англии восемнадцатого века, но в последние годы большинство посетителей приезжали сюда, чтобы взглянуть на памятник. Бейнбридж-холл хранил загадку, а туристы двадцать первого века падки на тайны.

Он смотрел на изваяние из белого мрамора. На самом верху было барельефное изображение малозначащей картины «Les Bergers d'Arcadie II», «Аркадские пастухи-II», написанной Никола Пуссеном в 1640 году и представляющей собой почти зеркальное отображение его предыдущей работы, «Аркадские пастухи». Пасторальная сцена: женщина, наблюдающая за тем, как пастухи, столпившись у надгробия, указывают на вырезанные на его поверхности слова: «ЕТ IN ARCADIA EGO». Хаддад знал, как это переводится: «И вот я в Аркадии». Загадочная, кажущаяся бессмысленной надпись. Ниже этого изображения располагалась еще одна загадка, отдельные буквы, выбитые на камне одной линией:

D O.V.O.S.V.A.V.V. М

Хаддаду было известно, что любители теорий заговора и доморощенные криптоаналитики бились над этой надписью с тех пор, как десять лет назад она была заново обнаружена посетившим музей репортером газеты «Гардиан».

— Приветствую всех, кто собрался здесь сегодня, — заговорил в микрофон высокий осанистый мужчина. — Мы рады видеть вас в Бейнбридж-холле! Возможно, сегодня мы узнаем значение тайного послания, которое Томас Бейнбридж оставил нам на этом памятнике более двухсот лет назад.

Хаддад знал, что говорящий — куратор музея. По обе стороны от него стояли двое старичков — мужчина и женщина. Он видел их фотографии в «Санди таймс». В прошлом они оба были криптоаналитиками Блетчли-парка, и им было поручено разобраться в том, что за код использовался в надписи на памятнике. Поскольку никто не сомневался в том, что памятник этот является зашифрованным посланием.

«А чем же еще он может быть?» — спрашивали многие.

Хаддад слушал рассказ куратора о том, что после сообщения в прессе о таинственной надписи криптографы, теологи, лингвисты и историки предложили сто тридцать версий ее расшифровки.

— Некоторые были весьма странными, — рассказывал куратор, — и были связаны с НЛО, священным Граалем и Нострадамусом. Разумеется, они не могли рассматриваться всерьез и поэтому были сразу отметены. Некоторые авторы полагали, что эти буквы представляют собой анаграмму, но слова, которые могли быть сложены их них, лишены всякого смысла.

Хаддад прекрасно понимал почему.

— Одна многообещающая версия поступила от отставного военного шифровальщика из Америки. Использовав применительно к надписи восемьдесят две дешифровальные матрицы, он в итоге получил три буквы: SEJ. В обратном порядке они читаются как JES. Использовав сложную таблицу шифрования, он получил следующий результат: «Иисус X попран». По мнению наших консультантов из Блетчли-парка, в этом послании опровергается божественная сущность Иисуса Христа. Вывод неожиданный, но интригующий.

Хаддад улыбнулся, услышав подобную чепуху. Томас Бейнбридж был глубоко верующим человеком. Он никогда не отверг бы Иисуса.

Пожилая дама, стоявшая рядом с куратором, сделала шаг вперед. У нее были седые волосы, одета она была в костюм бирюзового цвета.

— Этот памятник задал нам работы, — заговорила она мелодичным голосом. — Когда я и мои коллеги являлись сотрудниками Блетчли, нам приходилось ломать головы над немецкими кодами. Они были трудны, но если один человеческий мозг в состоянии создать код, другой может его разгадать. Эти буквы представляют собой еще более сложный код, поскольку он является персональным, что делает его дешифровку весьма трудной задачей. Изучив все сто тридцать вариантов расшифровки, мы не смогли прийти к единому мнению. Мы, как и общественность, разделились во мнениях. Но большинству все-таки кажется, что один из вариантов имеет больше прав на существование по сравнению с остальными. — Она повернулась и указала на стоящий за ее спиной памятник. — Это послание любви.

Затем женщина помолчала, давая слушателям время, чтобы переварить услышанное.

— OVOSVAVV является аббревиатурой от «Optimae Uxoris Optimae Sororis Viduus Amantissimus Vovit Virtutibus». Это означает примерно следующее: «Нежно любящий вдовец, преданный лучшей из жен и лучшей из сестер». Данный перевод не идеален. «Sororis» на классической латыни может означать как «из сестер», так и «из спутниц», а слово «vir», муж, было бы более подходящим, чем «viduus», вдовец. Но в целом смысл ясен.

Один из репортеров спросил, что означают буквы «D» и «М», стоящие в начале и в конце зашифрованной строчки.

— Тут все очень просто, — ответила седовласая дама. — Это древнее погребальное посвящение богам манам, которые, как считались в Древнем Риме, правили подземным миром. Данная эпитафия сродни нашему «Покойся с миром». Эти буквы можно увидеть почти на всех древнеримских могилах.

Она, по всей видимости, была очень довольна собой. Хаддад испытывал жгучее желание задать ей несколько каверзных вопросов, после чего ее самомнение лопнуло бы как мыльный пузырь, но делать этого, естественно, не стал. Он молча смотрел, как два ветерана Блетчли-парка фотографировались на фоне памятника рядом с немецкой шифровальной машиной «Энигма», которую по такому случаю притащили сюда из музея, улыбались, отвечали на вопросы и выслушивали панегирики в свой адрес.

Томас Бейнбридж был действительно блестящим человеком. К сожалению, он никогда не умел толково излагать свои мысли, поэтому со временем его интеллект зачах, а затем и вовсе пропал, так и оставшись неоцененным. В восемнадцатом веке он, должно быть, выглядел фанатиком, но для Хаддада был пророком. Бейнбридж кое-что знал. И причудливый памятник, зеркальное отображение мрачной картины, и выбитые на нем загадочные буквы появились неспроста.

Один только Хаддад знал, что это не признание в любви, не код и не послание.

Это — карта.

9

Замок Кронборг, 10.20

За входные билеты в замок для себя и Пэм Малоун заплатил шестьдесят крон, а вошли они, присоединившись к группе туристов, подъехавших к Кронборгу на автобусе.

Внутри их встретила обширная экспозиция фотографий многочисленных постановок «Гамлета». Какая ирония, подумалось Малоуну. Гамлет был сыном, который мстил за своего отца, и вот сюда приехал он — отец, который борется за своего сына. Каждый раз, думая о Гари, он испытывал боль. Он никогда не допускал, чтобы мальчик подвергался хоть малейшей угрозе, и на протяжении всех двенадцати лет, пока работал в группе «Магеллан», четко разграничивал работу и дом. И вот теперь, спустя год после того, как он по собственной воле ушел со службы, его сын превратился в пленника!

— И такая жизнь была у тебя всегда? — спросила Пэм.

— В какой-то степени.

— Как ты мог так жить? Меня после прошлой ночи до сих пор колотит.

— К этому со временем привыкаешь. — Малоун говорил искренне, хотя сам он уже давно устал от лжи, полуправды, невероятных фактов и предательств.

— Такая бесконечная гонка была тебе необходима?

Его тело было свинцовым от усталости, и он находился не в том настроении, чтобы вступать в очередную перепалку с бывшей женой.

— Нет, Пэм, я в ней не нуждался, но это была моя работа.

— Эгоист! Ты всегда был таким! Всегда!

— А ты у нас просто луч света в темном царстве. Заботливая жена, которая всегда и во всем поддерживает мужа. До такой степени заботливая, что забеременела от другого мужика, родила ребенка и в течение пятнадцати лет уверяла меня в том, что он — мой сын.

— Я вовсе не горжусь своим поступком, но ведь мы не знаем, сколько женщин забеременели от тебя, не так ли?

Малоун остановился. С этим надо было кончать.

— Если ты не закроешь рот, то добьешься того, что Гари по твоей милости убьют. Я — его единственная надежда на спасение, и капать мне на мозги сейчас не время.

Слова Малоуна словно разбудили ее, и на мгновение перед ним вновь возникла та Пэм, которую он когда-то любил. Ему хотелось, чтобы она осталась такой, но этого не произошло, и через несколько секунд на него снова смотрели мертвые глаза, в которых застыла сотня упреков.

— Показывай дорогу, — мрачно сказала она.


Они вошли в бальную залу.

Прямоугольное помещение тянулось на двести футов в длину. Высокие окна по обе стороны залы были глубоко утоплены в толстую каменную кладку, и из них на пол, напоминающий шахматную доску, падали косые лучи солнца. Несколько туристов слонялись по зале, восхищаясь огромными написанными маслом полотнами, на которых были изображены в основном батальные сцены.

В дальнем конце залы, у камина, стоял невысокий худой мужчина с рыжеватой шевелюрой. Малоун помнил его еще по группе «Магеллан». Ли Дюрант. В Атланте они пару раз разговаривали. Увидев, что Малоун заметил его, агент вышел из залы.

Малоун двинулся через залу и прошел в ту же дверь, в которой незадолго до этого исчез Дюрант.

Они прошли через несколько комнат, богато обставленных мебелью в стиле ренессанс и с коврами на стенах. Дюрант шел в пятидесяти футах впереди них. Внезапно он остановился.

Малоун и Пэм вошли в помещение, обозначенное на музейной табличке как «Угловые покои». На белых стенах висели гобелены с охотничьими сценами, пол был выложен черными и белыми плитками, и в помещении почти не было мебели. Малоун пожал руку Дюранту, представил Пэм и проговорил:

— Ну, давай рассказывай, что происходит.

— Стефани велела мне передать информацию. Тебе, но не ей, — сказал агент, подозрительно поглядев на Пэм.

— Мне эта дамочка тоже поперек горла, но тут уж ничего не поделаешь. Так что выкладывай.

Дюрант несколько секунд размышлял, а потом проговорил:

— Мне также велели выполнять все твои приказы.

— Рад слышать, что Стефани проявила такую душевную щедрость.

— Переходите к делу, — некстати встряла в разговор Пэм. — Время поджимает.

Малоун тряхнул головой.

— Не обращай на нее внимания. Расскажи, что там у вас творится.

— Кто-то получил доступ к нашим секретным файлам. Следы хакерского взлома отсутствуют, значит, этот кто-то вошел в базу, воспользовавшись паролем. Пароль периодически меняется, но постоянный доступ имеется у нескольких сот человек.

— И никаких следов, ведущих к определенному компьютеру?

— Ноль! А отпечатков пальцев на базе данных, как ты понимаешь, не остается. Тот, кто это провернул, знал свое дело.

— Наверное, по этому случаю должно вестись следствие? — предположил Малоун.

Дюрант кивнул.

— Его расследует ФБР, но пока им ничего не удалось раскопать. Незваный гость просмотрел двенадцать файлов, один из которых был связан с Александрийским Звеном.

И именно по этой причине, подумалось Малоуну, Стефани не поставила его в известность сразу же после того, как это случилось. У нее были другие варианты.

— И вот что интересно, — продолжал Дюрант. — Израильтяне буквально стоят на ушах. Особенно в последние двадцать четыре часа. Эту информацию нам передали наши источники, а они получили ее вчера от своих палестинских агентов с Западного берега.

— Какое отношение это имеет к происходящему?

— Были произнесены слова «Александрийское Звено».

— Что тебе известно?

— Мне только час назад сообщил об этом один из моих информаторов. Я даже не успел еще отчитаться перед Стефани.

— И каким образом это нам поможет? — спросила Пэм.

— Мне нужно знать больше, — обратился к Дюранту Малоун.

— Я задала вам вопрос! — звенящим голосом произнесла Пэм.

Вежливость Малоуна тоже имела предел.

— Я же велел тебе заткнуться! — рявкнул он. — Дай мне самому разобраться во всем!

— Надеюсь, в твои планы не входит отдать все в их руки?

Ее глаза горели, казалось, она готова наброситься на Малоуна, словно дикая кошка.

— В мои планы входит вернуть Гари.

— Хочешь рискнуть его жизнью? И все для того, чтобы защитить какой-то поганый файл?

В комнату вошла группа туристов, увешанных фотоаппаратами. У Пэм хватило ума замолчать, и Малоун обрадовался этому. Конечно, везти ее сюда было ошибкой, и теперь ему следует избавиться от нее, как только они покинут Кронборг. Пусть даже для этого ее придется запереть в одном из туалетов особняка Торвальдсена.

Туристы, осмотрев гобелены, двинулись дальше и вышли из комнаты.

Малоун повернулся к Дюранту.

— Итак, что ты можешь рассказать мне о…

Договорить ему не дал выстрел, после которого вдребезги разлетелась камера наблюдения под потолком. Сразу же вслед за этим грянуло еще два выстрела. Дюранта отшвырнуло назад, на его рубашке оливкового цвета розами расцвели два кровавых пятна.

После третьего выстрела он рухнул на пол.

Малоун крутанулся вокруг своей оси.

В двадцати футах от него стоял мужчина, сжимавший в руке черный автоматический «глок». Малоун сунул руку за пазуху куртки, намереваясь вытащить пистолет.

— Это ни к чему, — сказал мужчина и кинул ему свой пистолет.

Малоун поймал его, перехватил и, направив на незнакомца, нажал на спуск. Послышался сухой щелчок. Его палец снова и снова давил на курок, но в ответ слышались точно такие же щелчки.

Мужчина улыбнулся.

— Неужели ты думал, что я дам тебе заряженный?

В следующий момент его уже не было в комнате.

10

Вашингтон, округ Колумбия, 4.40

Стефани не торопясь обдумала вопрос Грина: «Почему ты не доверяешь мне?» — и решила быть с ним откровенной.

— Все в этой администрации хотят, чтобы я ушла. Мне непонятно, почему я до сих пор занимаю свою должность. Поэтому сейчас я не доверяю никому.

Грин неодобрительно покачал головой, словно осуждая подобную мнительность. Стефани тем временем продолжала:

— В базу данных влез кто-то, обладающий паролем доступа. Да, он просмотрел добрую дюжину файлов, но мы-то знаем, что нужен ему был один. Про Александрийское Звено знали лишь некоторые из нас. Детали неизвестны даже мне. Я только знаю, что у нас были большие проблемы из-за чего-то, что кажется полной бессмыслицей. Вопросов — навалом. Ответов — никаких. Послушай, Брент, мы с тобой никогда не были закадычными друзьями, так почему сейчас я должна тебе доверять?

— Давай определимся. Я тебе не враг, иначе мы бы сейчас с тобой не разговаривали.

— Эти слова я не раз слышала от коллег по службе, и каждый раз они оказывались пустым звуком.

— Предатели — они все такие.

Стефани решила попытать шефа еще немного.

— Тебе не кажется, что нам следует взять в оборот больше людей?

— ФБР этим уже занимается.

— Брент, мы работаем в тени. Нам необходимо узнать то, что знает Джордж Хаддад.

— А значит, настало время поговорить с Ларри Дейли из Белого дома. По какой бы дороге мы ни пошли, она выведет нас к нему. Возможно, таким образом нам удастся выйти на источник.

Она не могла не согласиться.

Грин потянулся за телефонной трубкой.


Малоун услышал, как убийца Ли Дюранта во все горло кричит, что в Угловых покоях находится человек с пистолетом, который только что кого-то застрелил. А в руке у него действительно до сих пор находился «глок».

— Он умер? — пробормотала Пэм.

Дурацкий вопрос! Но, стоя с орудием убийства в руках, сам Малоун выглядел еще более глупо.

— Идем, — бросил он.

— Но мы не можем его здесь оставить!

— Ему все равно. Он мертв.

Малоун видел, что женщина находится на грани истерики, но он не мог осуждать ее за это, поскольку помнил, что творилось с ним самим, когда на его глазах впервые убили другого человека.

— Тебе не надо было этого видеть, но теперь уж ничего не поделаешь. Нам нужно идти.

За дверью послышался топот бегущих по плиточному полу ног. Служба безопасности! Он схватил Пэм за руку и потащил к противоположному выходу из Угловых покоев.

Они пробежали еще через несколько похожих комнат — скудно обставленных старинной мебелью и освещенных тусклым утренним светом, льющимся из окон. Малоун сунул «глок» в карман куртки и вытащил свою любимую «беретту».

Они вошли в комнату под названием Покои королевы.

За своей спиной Малоун услышал возбужденные голоса. Видимо, тело обнаружили. Опять — крики и топот в их направлении.

Покои Королевы представляли собой апартаменты. Из них вели три выхода. Один — на лестницу, уходящую вверх, второй — вниз, третий — в следующую комнату. Здесь не было камер наблюдения. Малоун огляделся, пытаясь оценить обстановку. У внешней стены стоял большущий шкаф. Он решил рискнуть.

Малоун кинулся к шкафу и дернул на себя железные ручки двойных дверей. Изнутри шкаф оказался просторным и пустым. Там хватит места для них обоих. Он кивнул головой, веля Пэм влезть внутрь.

— Полезай! — шепотом приказал он.

В кои-то веки она подчинилась без пререканий.

Малоун нараспашку открыл все двери Покоев королевы и только после этого забрался в шкаф и закрыл за собой массивные дверцы. Оставалась одна надежда: убийца решит, что они либо спустились вниз, либо покинули замок.


Стефани слушала, как Брент Грин рассказывает Ларри Дейли о произошедшем. При этом она не могла избавиться от мысли о том, что надменный засранец на том конце провода уже знает обо всем этом, причем знает больше, чем они.

Грин включил громкую связь, поэтому Стефани слышала каждое слово.

— Я знаком с Александрийским Звеном, — сообщил Дейли.

— Так, может, и нас введешь в курс? — спросил Грин.

— Рад бы, да не могу. Информация засекречена.

— Даже для генерального прокурора и руководителя одного из ведущих разведывательных ведомств?

— На этих материалах стоит гриф «Для ограниченного круга лиц». К сожалению, вы не входите в их число.

— В таком случае каким образом кто-то еще получил к ним доступ? — вступила в разговор Стефани.

— А вы до сих пор не поняли?

— Может, и поняла.

Воцарилось молчание. Дейли размышлял.

— По крайней мере я тут ни при чем.

— Ага, так бы ты и признался!

— Выбирай выражения.

Стефани было плевать на его нотации.

— Малоун сдаст им Звено. Он не станет рисковать жизнью сына, — торопливо проговорила она.

— Значит, его нужно остановить, — ответил Дейли. — Мы не можем отдать Звено никому другому.

Она уловила смысл этих слов.

— Хотите приберечь его для себя?

— Совершенно верно.

Стефани не хотелось верить собственным ушам.

— Но ведь речь идет о жизни мальчика!

— Это меня не касается, — заявил Дейли.

Позвонить Дейли было ошибкой, и теперь, как видела Стефани, это понимал даже Грин.

— Ларри, — проговорил он, — давай поможем Малоуну. Не будем усложнять его задачу еще больше.

— Брент, это не благотворительный аукцион. Речь идет о деле, затрагивающем вопросы национальной безопасности.

— Как интересно! — заговорила Стефани. — Вы, кажется, совершенно не встревожены тем фактом, что кто-то влез в наши закрытые файлы и получил доступ к совершенно секретной информации относительно Александрийского Звена — того, что считается одним из приоритетов национальной безопасности!

— Вы сообщили об этом проникновении больше месяца назад. Теперь этим делом занимается ФБР. А какова твоя роль во всем этом, Стефани?

— Мне было велено ничего не предпринимать. А что сделал ты, Ларри?

В трубке послышался вздох.

— Ты и впрямь заноза в заднице. Не зря тебя так называют.

— Но эта заноза работает на меня, — заметил Грин.

— Вот что я думаю, — решительным тоном заговорила Стефани. — Чем бы ни являлось это Звено, оно каким-то образом связано с внешнеполитическими замыслами Белого дома. Вы на самом деле довольны тем, что в секретные файлы кто-то забрался и этот кто-то получил доступ к этой информации. А из этого следует, что вы хотите, чтобы эти люди выполнили за вас какую-то грязную работу.

— Иногда, Стефани, твой враг может стать твоим другом. — Голос Дейли упал до шепота. — И наоборот.

В горле Стефани застрял комок. Терзавшие ее подозрения переросли в уверенность.

— Ты намерен принести сына Малоуна в жертву ради того, чтобы возвеличить своего президента?

— Это была не моя инициатива, — ответил Дейли, — но я намерен использовать подвернувшуюся возможность.

— Но на меня не рассчитывай.

— Только попробуй вмешаться — и тут же будешь уволена. Причем уволит тебя даже не Брент, а сам президент. Лично.

— А вот это — вряд ли! — заявил Грин, и Стефани уловила в его голосе угрожающие нотки.

— Ты что, на ее стороне?

— Однозначно!

Она понимала: это была угроза, игнорировать которую Дейли не мог. Администрация президента обладает определенными рычагами для воздействия на генерального прокурора, но если его уволят или он уйдет по собственному желанию, можно считать, что сезон охоты на президента открыт.

В телефонной трубке царило молчание.

Стефани представила себе, как Дейли сидит в своем кабинете и скребет затылок, пытаясь принять какое-нибудь решение.

— Я буду у вас через тридцать минут, — наконец сказал он.

— Эта встреча необходима? — спросил Грин. — Зачем?

— Уверяю вас, вы не пожалеете!

Связь прервалась.


Малоун стоял в шкафу и прислушивался к тому, что происходит снаружи. Послышался топот бегущих ног. Кто-то пробежал через Покои королевы. Пэм стояла рядом с ним, и от нее тянуло знакомым запахом сладкой ванили. Этот аромат пробудил в нем воспоминания — дерзкие и сладостные. Как причудливо действуют на мозг запахи!

«Беретта» по-прежнему была в его руке, и он изо всех сил надеялся на то, что ему не придется пустить ее в ход. В то же время Малоун не мог допустить, чтобы его задержала полиция — по крайней мере до тех пор, пока он не вызволит Гари.

Было очевидно, что убийцы Дюранта преследовали две цели: во-первых, изолировать их, и, во-вторых, не позволить Дюранту передать им какую-то важную информацию. Но откуда кто-то мог узнать о времени и месте этой встречи? От Кристиангаде за ним не было «хвоста», в этом он был уверен. Это означало, что телефоны Торвальдсена прослушиваются, а значит, в Кристиангаде их уже ждут. ...

Все права на текст принадлежат автору: Стив Берри.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.