Все права на текст принадлежат автору: Энид Блайтон.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
На острове сокровищЭнид Блайтон

Энид Блайтон На острове сокровищ

Enid Blyton

FIVE ON A TREASURE ISLAND


Enid Blyton ® Famous Five ® Text copyright

© Hodder & Stoughton Ltd

Все права защищены

Illustration copyright © Hodder & Stoughton Ltd

Enid Blyton`s signature is a Registered Trade Mark of Hodder & Stoughton Ltd


First published in Great Britain in 1942

By Hodder & Stoughton


© Солнцева О.М., перевод на русский язык, 2017

© Оформление, издание на русском языке.

ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2017

Machaon®

* * *

Глава 1 Большой сюрприз

– Мамочка, а куда мы поедем на летние каникулы? – спросил Джулиан за завтраком. – В Полсит, как обычно?

– Боюсь, что нет. В этом году там всё переполнено.

Трое сидящих за столом ребят разочарованно переглянулись. Они просто обожали дом в Полсите. И побережье там изумительное, и купаться замечательно.

– Выше нос! – приободрил детей папа. – Найдём для вас место не хуже. Но мы с мамой на этот раз с вами не поедем. Она уже сказала об этом?

– Нет! – воскликнула Энн. – Ой, мамочка, неужели это правда? Мы же всегда проводим каникулы с тобой.

– Папа хочет, чтобы мы с ним вдвоём поехали в Шотландию, – ответила мама. – А поскольку вы растёте и взрослеете не по дням, а по часам, мы подумали, что и вам будет интересно отдохнуть одним, без нас. Хотя теперь, раз с Полситом ничего не вышло, я не очень представляю, куда же вас отправить.

– А, может, к дяде Квентину? – неожиданно предложил папа. Квентин был его братом. Дети виделись с ним лишь однажды, и он произвёл на них не слишком приятное впечатление. Это был очень высокий и очень хмурый человек, при этом талантливый учёный, который всё своё время отдавал работе. Жил он у моря. Вот и всё, что они о нём знали.

– С какой стати ты о нём вспомнил? – поджала губы мама. – Вряд ли он захочет, чтобы в его тесном домишке у него под ногами путались чьи-то дети.

– Ну, на днях я встречался в городе с его женой по одному делу, и мне показалось, с деньгами у них не слишком благополучно. Фанни сказала, что она с радостью пустила бы на какое-то время в дом одного-двух постояльцев за умеренную плату. Их дом стоит у моря, сами знаете. Детям там должно быть хорошо. Фанни – женщина очень милая, она будет за вами ухаживать и присматривать.

– И ко всему прочему у неё есть собственный ребёнок. Дай бог памяти, как же её зовут? Как-то забавно… Ах да, Джорджина! Насколько я помню, ей лет одиннадцать.

– Моя ровесница, – заметил Дик. – Представьте только, у нас есть двоюродная сестра, а мы её ни разу не видели! Ей там, должно быть, скучно. Мы ведь все вместе – я, Джулиан и Энн, а Джорджина всегда одна. Она наверняка будет нам рада.

– Тётя Фанни и правда говорила, что Джорджине нужны друзья, – согласился папа. – Думаю, наша проблема решена. Сейчас мы позвоним и договоримся о том, что вы поедете к ним. И Фанни поможем, и Джорджине будет с кем играть. А мы с мамой свободно вздохнём – ведь вы будете в надёжных руках.

Ребята были немного возбуждены. Как это здорово – поехать туда, где ещё ни разу не бывал! К тому же им предстояло знакомство с кузиной.

– Там есть камни, скалы и песок? – спросила Энн. – И вообще там хорошо?

– Я смутно помню ту местность, но, уверяю, вам будет интересно и вы полюбите Киррин-Бэй, – ответил папа. – Кажется, так она называется. Тётя Фанни прожила там всю свою жизнь и ни на что его не променяет.

– Ой, папочка, скорее звони тёте Фанни и спроси, можно ли нам к ним приехать! – воскликнул Дик. – Мне кажется, нас там ждут приключения!

– Вы всегда так говорите, куда бы вы ни отправились! – засмеялся папа. – Хорошо, позвоню прямо сейчас и выясню, не против ли они.

Пока ребята доедали свой завтрак, папа вышел в холл, чтобы позвонить в Киррин-Бэй.

– Это то, что нам нужно, – сказал Джулиан. – Интересно, какая она, Джорджина? Имя у неё смешное. Больше подходит мальчику, чем девочке. Значит, ей одиннадцать – она на год младше меня, ровесница Дика и на год старше тебя, Энн. Мы подружимся и сможем весело провести время вчетвером.

Минут через десять вернулся папа, и по его лицу дети сразу поняли, что всё улажено.

– Лучше и не придумаешь! – сообщил он, широко улыбаясь. – Тётя Фанни очень довольна: её Джорджине будет не так одиноко, а то она целыми днями предоставлена сама себе. И ещё она сказала, что с удовольствием присмотрит за всеми вами. Только постарайтесь не обременять дядю Квентина. Он очень много работает, и если вы станете ему допекать, он вас по головке не погладит.

– Будем вести себя в доме тихо как мышки! – пообещал Дик. – Честное-пречестное. Господи, как же всё это здорово! Пап, а когда мы туда поедем?

– Думаю, на следующей неделе, если мама успеет всё организовать, – ответил папа.

Мама согласно кивнула:

– Да собирать-то вас особо нечего – покидаем в чемоданы купальники, футболки, свитера и джинсы и – в дорогу!

– Как приятно будет снова влезть в джинсы! – обрадовалась Энн. – Я так устала от школьной формы! Жду не дождусь, когда смогу надеть шорты или купальник, чтобы отправиться с мальчишками загорать или лазать по камням, холмам.

– Скоро твоё желание сбудется, – засмеялась мама. – Не забудь приготовить игрушки и книги, которые хочешь взять с собой. Только, пожалуйста, не увлекайся – места в багаже не так много.

– Помнишь, Энн, как в прошлом году ты собиралась взять в Полсит все пятнадцать кукол? – хихикнул Дик. – Ты была совсем маленькой и такой смешной.

– Ничего подобного, – покраснела Энн. – Просто я люблю всех своих кукол одинаково и никак не могла решить, какую из них выбрать. Вот и подумала: пусть едут все. И ничего смешного тут нет.

– А помните, ещё годом раньше Энн хотела взять с собой лошадку-качалку? – не унимался Дик.

Но тут вмешалась мама:

– А я помню, как маленький мальчик по имени Дик приготовил для поездки в Полсит плюшевого медвежонка, трёх игрушечных собачек, двух котят и вдобавок – любимую старую обезьяну.

На этот раз покраснел Дик. И он поспешил сменить тему разговора:

– Пап, мы поедем на поезде или на машине?

– На машине, – ответил папа. – Запихнём вещи в багажник. Может, отправимся в путь во вторник?

– А почему бы и нет? – сказала мама. – Отвезём детей, вернёмся, не спеша соберём свои вещи и уже в пятницу – в Шотландию. Да, давайте ориентироваться на вторник.

Во вторник, значит, во вторник. И вот пошёл отсчёт дням. Энн каждый вечер делала отметки в календаре. Неделя тянулась медленно. Но наконец наступил вторник. Дик и Джулиан, которые жили в одной комнате, проснулись почти разом и выглянули в окно.

– Какой хороший день! Ура! – крикнул Джулиан, вылезая из постели. – Не знаю почему, но очень важно, чтобы первый день каникул был солнечным. Пойдём разбудим Энн.

Энн спала в соседней комнате. Джулиан вбежал к ней и потряс сестру за плечо.

– Вставай! Сегодня вторник! Солнце уже вовсю светит!

Энн спросонок подпрыгнула в кровати и весело посмотрела на Джулиана.

– Наконец-то! Я уж думала, понедельник будет длиться вечно, – ликовала она. – Сегодня мы уезжаем на каникулы – это просто потрясающе!

Они выехали сразу после завтрака. Машина была большая, и все устроились в ней с комфортом. Мама села на переднее сиденье рядом с папой, а трое ребятишек разместились сзади, взгромоздив ноги на два чемодана. Кроме того, багажник был набит всякой всячиной. Мама очень надеялась, что они ничего не забыли.

Они ехали по запруженным машинами лондонским улицам, поначалу медленно, а затем, когда выбрались из города, папа прибавил скорость. Оказавшись в сельской местности, они помчались ещё быстрее. Дети во весь голос распевали песни – так было всегда, когда они чувствовали себя счастливыми.

– У нас будет пикник? – поинтересовалась внезапно проголодавшаяся Энн.

– Да, но мы сделаем остановку чуть позже, – ответила мама. – Сейчас всего одиннадцать. Давайте перекусим в половине первого.

– Да я до этого времени не доживу! – заскулила Энн.

Так что маме пришлось дать детям шоколаду, и все трое радостно заработали челюстями, обозревая по ходу дела холмы, леса и поля, мимо которых они проезжали.

Пикник был просто замечательным. Они устроили его на вершине холма, на скошенном лугу, откуда открывался изумительный вид на солнечную долину. К Энн подошла огромная бурая корова и уставилась на неё. Но она почему-то не слишком приглянулась девочке. Тогда папа велел корове уйти, и та послушно пошла прочь. Аппетит у ребят был отменный, и мама предложила вместо очередного пикника в половине пятого выпить чаю в каком-нибудь придорожном кафе, потому что все бутерброды, приготовленные на день, были съедены.

– В каком часу мы доберёмся к тёте Фанни? – спросил Джулиан, приканчивая последний бутерброд и мечтая о том, чтобы откуда-нибудь появился ещё один.

– Если всё пойдёт как по маслу, будем там в шесть, – ответил папа. – Может, кому-то из вас хочется размять ноги? Нам ехать ещё довольно долго.

Машина урчала, поглощая милю за милей. Подошло время чая, и тут дети вдруг разволновались.

– Где-то рядом море! – сказал Дик. – Я чувствую его запах!

И он был прав. Машина перевалила через вершину холма – и мгновение спустя их взору открылось сияющее в свете вечернего солнца синее море – спокойное и гладкое.

Ребята хором воскликнули:

– Вот оно!

– Оно бесподобно!

– Ой, я хочу искупаться прямо сейчас!

– До Киррин-Бэй ещё минут двадцать, – сказал папа. – Быстро мы с вами добрались. Сейчас увидите бухту, она довольно большая, а у входа в неё крохотный островок.

Машина ехала вдоль побережья, и дети высматривали бухту и остров.

– Да вот же она, бухта! – раздался вдруг вопль Джулиана. – Какая синяя и красивая, правда, Дик?

– А вон скалистый островок! – показал Дик. – Мне бы хотелось побывать на нём.

– Не сомневаюсь, что так оно и будет, – улыбнулась мама. – А теперь бы нам не пропустить дом тёти Фанни. Смотрите в оба! Он называется Киррин-Коттидж.

Это оказался старинный дом, который стоял на низком утёсе на берегу бухты. Не просто коттедж, а довольно большой дом из старого белого камня. Переднюю его стену украшали ползучие розы, и вообще в саду было много цветов.

– Вот вам и Киррин-Коттидж. – Папа остановил машину. – Ему лет триста! Ну, и где Квентин? Привет, Фанни!

Глава 2 Странная кузина

Тётя Фанни уже какое-то время высматривала их машину. И стоило ей увидеть, как та подъехала к дому, она моментально выбежала гостям навстречу. Ребятам она сразу же понравилась.

– Добро пожаловать в Киррин! Всем привет! Я так рада вас видеть! Какие большие дети!

Она расцеловала всех детей, и те вошли в дом. В доме было хорошо. Он казался старым и почему-то таинственным, мебель тоже была старая и очень красивая.

– А где Джорджина? – спросила Энн, оглядываясь в поисках кузины.

– Ох уж эта несносная девчонка! Я велела ей ждать вас в саду, – сокрушалась тётя Фанни, – а она куда-то запропастилась. Должна вас предупредить: вам может показаться, будто с ней трудно ладить – она, знаете ли, всё время пребывает в одиночестве и поначалу ваше присутствие может быть ей не по вкусу. Но вы не должны обращать на это никакого внимания – скоро всё образуется. Как хорошо, что вы приехали! Я так рада за Джордж – ей обязательно нужно общаться со сверстниками.

– Вы зовёте её Джордж? – удивилась Энн. – А я думала, она Джорджина.

– Ну да, – кивнула тётя. – Но она не желает быть девочкой, и нам приходится звать её Джордж, словно она мальчишка. Когда мы называем её Джорджиной, она просто не откликается.

Дети были заинтригованы. Им хотелось поскорее посмотреть на эту странную Джорджину. Но она всё не появлялась. Зато пришёл дядя Квентин. Вид у него был довольно необычный: очень высокий рост, тёмные-тёмные волосы, глубокие морщины на широком нахмуренном лбу.

– Привет, Квентин! – обрадовался папа. – Давненько мы с тобой не виделись. Надеюсь, мои сорванцы не слишком тебя обременят.

– Квентин работает сейчас над очень сложной книгой, – сказала тётя Фанни. – Но я предоставила ему уединённую комнату в другой части дома. Дети не будут ему докучать.

Дядя посмотрел на ребят и кивнул им. Его лицо оставалось хмурым, ребята слегка поёжились и обрадовались тому, что встречаться им, по всей видимости, придётся не часто.

– Где Джордж? – глухо спросил Квентин.

– А кто её знает! – пожала плечами тётя Фанни. – Я просила её быть здесь и встретить братьев и сестру.

– С ней нужно серьёзно поговорить. Сделать внушение, – сказал дядя Квентин, и ребята не поняли, шутит он или нет. – Ну, ребятишки, надеюсь, вам здесь понравится и, может даже, вы немного научите Джордж уму-разуму!

В Киррин-Коттидже не нашлось комнаты, где мама и папа могли бы переночевать, и потому после ужина на скорую руку они, попрощавшись со всеми, отправились в ближайшую гостиницу, чтобы после завтрака сразу же уехать в Лондон.

Джорджина так и не объявилась.

– Жаль, что мы с ней не увиделись, – вздохнула мама. – Передайте ей привет и самые добрые пожелания и скажите, мы надеемся, они с Диком, Джулианом и Энн подружатся.

Мама с папой ушли. Когда большая машина исчезла за поворотом, ребята чуть взгрустнули, но тётя Фанни повела их наверх, чтобы они посмотрели свои спальни, и настроение у них опять поднялось.

Мальчикам была отведена на верхнем этаже одна на двоих комната со скошенным потолком. Отсюда из окна открывался чудесный вид на бухту. Они были всем довольны. А Энн с Джорджиной досталась комната поменьше, окна которой выходили на вересковую пустошь на задворках дома. Но одно боковое окно смотрело на море, и Энн этому очень обрадовалась. И ещё в окна, покачиваясь, заглядывали головки красных роз. В общем, комната была славной.

– Поскорее бы пришла Джорджина, – сказала Энн тёте Фанни. – Мне не терпится увидеть, какая она.

– Ну, она очень забавная маленькая девочка, – ответила тётя. – Хотя вполне может быть грубиянкой и задавакой. Но сердце у неё доброе и преданное. И она очень правдива. Если с кем подружится, то на всю жизнь. Но с людьми сходится тяжело, и это очень жаль.

И тут Энн зевнула. Мальчики хмуро посмотрели на неё, прекрасно зная, что последует дальше. И, разумеется, оказались правы.

– Энн, бедняжка! Как же ты устала! Вам всем нужно немедленно лечь в кровати и как следует выспаться. Завтра проснётесь свеженькими как огурчики, – запричитала тётя Фанни.

– Энн, ты не бедняжка, ты идиотка, – сердито прошипел Дик, когда тётя вышла из комнаты. – Будто не знаешь, что приходит на ум взрослым, стоит нам зевнуть. А мне хочется ненадолго спуститься к берегу.

– Опять я во всём виновата, – прохныкала Энн. – Я просто не смогла удержаться. Дик, а теперь ты сам зеваешь! И ты, Джулиан!

И это была истинная правда. Ещё бы им не хотелось спать после такого долгого пути! Каждому не терпелось свернуться калачиком в постели и закрыть глаза.

– Интересно, где же Джорджина? – пробормотала Энн, простившись перед сном с братьями и войдя в свою комнату. – Встретить нас не встретила. Ужинать не пришла. И до сих пор ходит непонятно где. Странно всё это. В конце-то концов, мы с ней спим в одной комнате, а она возьмёт да и заявится посреди ночи.

Когда Джорджина добралась до своей кровати, все трое ребят уже спали глубоким сном. Никто из них не слышал, как она открыла дверь в спальню. Они не слышали, как она разделась и почистила зубы. Не слышали, как скрипнула её кровать, когда она забралась в неё. Они так умаялись за день, что не слышали абсолютно ничего – до тех самых пор, пока их всех не разбудило утреннее солнце.

Проснувшись, Энн не сразу сообразила, где находится. Она лежала в кровати и смотрела на скошенный потолок и на красные розы в открытом окне, которые приветливо кивали ей. И тут она вспомнила всё.

– Я в Киррин-Бэй и у нас каникулы! – воскликнула Энн и радостно задрыгала ногами.

Затем она перевела взгляд на соседнюю кровать. На ней лежала девочка, свернувшись калачиком под лёгким одеялом. Энн были видны только завитки её волос на макушке. Она слегка пошевелилась, и Энн радостно воскликнула:

– Эй! Да ты никак Джорджина?!

Девочка тотчас села на кровати и уставилась на Энн. У неё были коротко, почти как у мальчика, стриженные курчавые волосы, сильно загорелое лицо и яркие голубые глаза, напоминавшие незабудки. Но губы надуты и вид хмурый, как у отца.

– Нет, – буркнуло прелестное создание. – Я не Джорджина.

– Ой! – изумилась Энн. – А кто тогда?

– Я Джордж, – возвестила девочка. – И отзываюсь только на это имя. Мне противно, что я девчонка. Не хочу и не буду. Ненавижу все девчачьи занятия. Люблю делать то, что делают мальчишки. Взбираюсь на деревья и лазаю по скалам лучше любого из них. И плаваю я быстрее. Могу ходить под парусом наравне с любым мальчишкой-рыбаком с этого побережья. Ты должна звать меня Джордж. А иначе я не буду с тобой разговаривать.

Энн слегка оторопела.

– Ну и дела… – «Та ещё сестричка!» – подумала она. – Ладно, мне без разницы, как тебя называть. Джордж – хорошее имя. А Джорджина – мне и самой не слишком нравится. И вообще ты похожа на мальчишку.

– Правда? – На какое-то мгновение хмурое лицо Джордж разгладилось. – Мама страшно сердится, когда я состригаю волосы. Но меня бесит, если они касаются моей шеи.

Девочки, изучая, смотрели друг на друга.

– А ты не имеешь ничего против того, что ты девочка? – спросила Джордж.

– Конечно же нет. Мне нравятся красивые платьица, и кукол своих я люблю, а мальчишкам всё это недоступно.

– Фу! Ну как можно зацикливаться на каких-то там платьях? – презрительно фыркнула Джордж. – А куклы! Да ты ещё малышка, вот что я тебе скажу!

Энн обиделась.

– Не слишком-то вежливо с твоей стороны, – поджала она губы. – Вряд ли мои братья станут иметь с тобой дело, если ты будешь вести себя как заправская зазнайка. Они в отличие от тебя настоящие мальчишки, а не притворщики.

– Ну, если они будут плохо относиться ко мне, тогда это я не стану иметь с ними никаких дел, – сказала Джордж, выпрыгивая из кровати. – Я вас сюда не приглашала. Так что нечего вмешиваться в мою жизнь! Мне и одной хорошо. Но приходится общаться с глупой девчонкой, обожающей платья и кукол, и двумя придурковатыми кузенами!



Да, их знакомство началось не слишком удачно, решила Энн. Не сказав больше ни слова, она стала одеваться – влезла в серые джинсы и красную майку. Джордж тоже натянула джинсы и майку. И тут в дверь постучали мальчики.

– Ты встала? А Джорджина с тобой? Кузина Джорджина, выходи! Давай знакомиться!

Джордж распахнула дверь и вышла из комнаты с высоко поднятой головой. Совершенно проигнорировав ошарашенных мальчиков, она стала спускаться по лестнице. Джулиан, Дик и Энн переглянулись.

– Она не откликнется, если вы будете называть её Джорджиной, – пояснила Энн. – Она такая чудна́я. Сказала, что не хотела, чтобы мы приезжали сюда и мешали ей жить. Насмехалась надо мной и наговорила кучу гадостей.

Джулиан обнял слегка понурившуюся Энн.

– Не унывай! За тебя есть кому заступиться. Пошли лучше завтракать.

Голодные ребята с удовольствием вдыхали запах яичницы с беконом. Они сбежали по ступенькам и поздоровались с тётей Фанни. Та как раз накрывала на стол. Дядя восседал уже во главе стола и читал газету. На секунду оторвавшись от неё, он кивком поздоровался с ними. Дети молча сели, гадая, можно ли в этом доме разговаривать за едой. Дома-то они болтали сколько душе угодно, но, похоже, у дяди Квентина не забалуешь.

Джордж, намазывая маслом тост, бросила на них сердитый взгляд.

– Не надо так смотреть, Джордж, – одёрнула её мама. – Надеюсь, вы уже успели познакомиться. И после завтрака сможете вместе поиграть. Ты должна взять братьев и сестру на пляж и показать им, где лучше всего купаться.

– Я поеду на рыбалку, – заявила Джордж.

Дядя Квентин мгновенно поднял на неё взгляд:

– Нет, не поедешь. Лучше вспомни о хороших манерах и отведи ребят на побережье. Ты слышала, что я сказал?

– Слышала. – Голос Джордж прозвучал так же резко, как голос её отца.

– Да ничего страшного, мы сами сходим на пляж, раз Джордж собралась на рыбалку, – быстро проговорила Энн, подумав, что куда лучше пойти купаться без девочки, раз у той паршивое настроение. ...



Все права на текст принадлежат автору: Энид Блайтон.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
На острове сокровищЭнид Блайтон