Только для взрослых 18+
Все права на текст принадлежат автору: , (nikki).
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Лера-Лерочка (СИ)
(nikki)

nikki Лера-Лерочка

Глава 1. Лето в деревне


Лера окончила первый курс лицея и с гордостью возвращалась домой с далёкого города. Здесь её конечно ни кто не ждал, кроме любимой бабушки и подруги. Парень, с которым она проводила время с 16 лет, потерял всякий интерес к жизни, и потихоньку спивался. Конечно, столь большая разница в возрасте не могла сказаться на их длительных отношениях. Взрослому парню, отслужившему Армию, хотелось жить полноценной половой жизнью, а она понимала, что в 16 лет рано и это будет большой позор для неё, а особенно она не хотела огорчать бабушку.

Но он был настойчив и даже приходил просить разрешение родителей. Те конечно ему отказали и выгнали с позором. С тех пор он покатился по наклонной прямой к алкоголю и развратным девицам. Встреча не могла пройти мимо них. Увидев первую любовь, с девицей ну очень легкого поведения, Лера с какой-то смешанной ненавистью и жалостью посмотрела на него, и повернувшись молча ушла. Дорога к дому казалась вечностью она только и думала, как я могла любить такое ничтожество. Ей хотелось быстрее вымыться, в физическом смысле слова, от его годовалой давности поцелуев и объятий.

Эта мысль долго не покидала её, но как гром, ворвавшийся в дом, явились две знакомые девицы. С Мариной и Галей, Лера познакомилась в лагере в прошлом году, и сейчас они вновь приехали на стажировку. На этот раз с ними в команде был парень. Две хохотушки наперебой рассказывали, как разводили парня, вводили его в краску, показывая голые коленки. Виктор, так звали стажёра, был человеком застенчивым и легко возбуждаемым. Увидев голые бедра, или полуобнаженную грудь его член напрягался до таких размеров, что вот — вот лопнут штаны, лицо становилось багровым и даже чем-то напоминало головку члена. Они часто специально оставляли дверь открытой, перед его приходом, раздеваясь до нижнего белья. Увидев полуобнажённых девиц, на парня нападала трясучка, пропадал дар речи, он просто столбенел, а ещё больше столбенел его член. Подружек это очень забавляло. И сегодня они пообещали Лере показать полную программу издевательств.

Лера была очень красивой девушкой с большими голубыми глазами, слегка вздёрнутым не большим носом и строгой причёской. Средний рост, длинные стройные ноги и осиная талия придавали ей ещё больше шарма. Освоившись в незнакомом городе она не испытывала дефицита в молодых людях. Её популярность росла с каждым днём. От кавалеров не было отбоя. Каждый хотел потискать и поцеловать такую красотку. Она конечно не отказывалась весело проводить время, но всё ограничивалось только поцелуями. Девственность Лера берегла для своей первой любви, дожидаясь совершеннолетия, по крайне мере она так считала. А теперь смысл был потерян. Сегодня она идёт смотреть очередную жертву, доведённую до экстаза и оставленную без надежд.

В гостинице у подружек ждать долго не пришлось. Сидя на диване с раздвинутыми ногами Лера не заметила, как вошёл Витёк. Его взгляд быстро устремился в промежность, где виднелись её любимые голубые трусики. Поняв, что на неё смотрят, она быстро сжала ноги, и теперь его взгляд замер на полуобнажённых бёдрах. Белая бархатистая кожа, через которую проглядывались вены, возбуждала по круче любой порнушки. На мгновенье их взгляды сошлись. Он смотрел в её голубые глаза, как в большие озёра, которые манят его и пытаются утянуть в бездну.

Лера же кроме растерянности в его глазах ни чего не увидела, да и был он не такой яркий, как некоторые её ухажёры. Когда она опустила глаза, то не вольно перед её взором возникла завораживающая картина. Штаны парня чуть ниже пояса набухали как на дрожжах. Казалось, что эта мощная пружина скоро вылезет наружу, прорвав нейлоновую ткань спортивных штанов. Но вот рост прекратился, и член стал просто содрогаться в такт с самим парнем. Лера не могла оторвать глаз, она ещё в жизни не видела такого агрегата. Даже в штанах он наводил ужас. Ей хотелось схватить член двумя руками и сжать его, сколько есть сил. Она перебрала все свои мысли, что делать дальше? Но тут громкий смех подружек нарушил тишину. Витёк как ошпаренный помчался в свою комнату. Может это и сыграло злую судьбу с девушкой.

Шло время заканчивались каникулы. Витёк также возбуждался при виде её коленок, но это уже не было так забавно. Так как в деревне не было достойных кавалеров, Лера проводила с ним всё свободное время. И даже когда была в деревне свадьба, то она его представила как своего суженного по просьбе девчонок, так как их пригласили другие ребята в качестве своих подружек. Гулянка продолжалась набирая обороты, пьяная не управляемая толпа то и дело воровала туфель у невесты и в качестве выкупа заставляли пить из него самых трезвых. Очередь дошла и до Леры с Витей. Выпив под рёв толпы полную туфлю, они решили уединиться возле водоёма, подышав свежим воздухом. К ним присоединились и Галя с Мариной, так как их парни были заняты алкоголем. От выпитого Вите понесло крышу, и он полез купаться. Девчонки не могли его удержать, и он грохнулся в холодную воду.

Лера не стала смотреть на этот кошмар, и уже пошла домой, но девчонки её догнали и сказали, что Виктор снял штаны и трусы и направляетсяснова на свадьбу. Лера больше всего боялась деревенской огласки и помчалась догонять парня. И вот она стоит на четвереньках перед ним, одевая трусы, а он как маленький капризный мальчик их сбрасывает, тем самым показывая свои достоинства внушительных размеров. Лера в плотную смотрела на висячего красавца, каждую секунду молила бога лишь бы он не встал. Кажется, она на мгновение стала трезветь и осознавать, что его нужно срочно отвести окольными путями в гостиницу и уложить спать.

Но не тут-то было. Виктор вернулся на свадьбу и стал собирать все рюмки подряд. Лера пыталась напоить его и уложить спать, но сама не рассчитав силы, повисла на него и гости их проводили в дом жениха и невесты. Упав на диван, голова её закружилась, и она полетела словно по ветру, а перед глазами мелькали огромные члены без хозяев. Скорее бы кончился этот кошмар думала она, и наконец она провалилась в яму и все исчезло. Это был сон, а самый кошмар ждал её позже.

Проснувшись от жуткой боли между ног, Лера мгновенно протрезвела, она поняла, что лежит абсолютно голая, а на ней в глубоком мандраже покрасневший Виктор. Она отчётливо видела его рожу, так как уличный свет плотно освещал всю комнату. Она попыталась его скинуть или выползти, но попытки оказались безуспешными. Не подвижная туша лежала плотным грузом и не давала сомкнуть ноги. А попытки освободиться только усилили давление на маленький розовый бутон, который по размерам был, наверное меньше головки полового гиганта.

При очередном нажатии казалось, что сейчас наружные половые губы и лобок с густым волосяным покровом войдут в чрево девушки. Лера хотела вытащить член руками, но одна мысль взять его пугала и в то же время возбуждала. А ещё её больше пугала сама мысль лишь бы ни кто не вошёл и ни кто не услышал. Она уже не могла сопротивляться, тело ослабло, ноги стали ватные, руки повалились в стороны. В данный моменте ей хотелось по быстрее завершить эту грязную работу. И она смирилась с поражением. Это дало безбашенному товарищу новых сил. Он по шире раздвинул ноги и стал руками нащупывать и расправлять уже разбухшие розовые губки. Головка погрузилась на всю её глубину и в очередной раз уперлась в преграду.

Это была ещё не девственная плева, Это был просто свод к влагалищу. Ощутив огромный шар своей вульвой, Лера уже полностью была уверена, что сегодня она станет женщиной. Желание и страх начали одновременно давить на неё. Одновременно и давление начал оказывать наш терминатор. Головка медленно ползла в глубину, и теперь она уже упиралась в самую драгоценную плоть девушки. Лера ощутила сильную, но приятную боль. Крепко зажав зубы, она как кошка вцепилась в спину своему насильнику. Член как пружина изгибался и снова выравнивался, но упорно не хотел проникать дальше. Затем последовало несколько толчков. Лера чуть не потеряла сознание и опять не удача.

Сколько это продолжалось, помнит наверное, только уличный фонарь, который так тщательно освещал внебрачное ложе. Член Витька то продолжал давить с неимовернойсилой, то ударял как лом, но всё безуспешно. Парень был тоже не железный и чувствовал, что вот-вот наступит кульминация, ломота в мошонке свидетельствовала о переполнении спермы в яйцах. А лоно девушки тоже уже захлёбывалось в какой-то вязкой и приятной на запах жидкости. Член пару раз выскользнул, но сам же встал в нужное отверстие и в нужный момент. От этих щекотных движений тело нашего героя содрогнулось в конвульсиях, и во влагалище девушки, через отверстие в плевре, хлынул резкий поток горячего семени.

Витёк сделал отчаянный толчок членом, когда тот напрягался вторым потоком спермы, и вместе с ней прорвался в ранее не изведанные недра девственницы. На этот раз от перенапряжения член не согнулся, он вошёл на половину и медленно стал проникать всё глубже и глубже. Девушка на мгновение потеряла сознание, но очнувшись, она вспомнила своих подруг, которые говорили, что им было чуть больно один миг, а потом сразу же всё шло как по маслу. "Где это масло" — подумала она. Член с трудом медленно передвигался, дёргаясь судорожно, и освобождаясь от последних остатков. Наконец он вошёл на всю длину и замер. Лера ощутила сильное жжение внутри и острую боль в промежности. Но больше всего она чувствовала его — главного виновника этой ночи. Над которым глумились и издевались, и который так жестоко отомстил за обиду.

Как огромный вбитый кол член продолжал наслаждаться нектаром юной девственницы. И даже в вялом состоянии влагалище трещало по швам. Лера думала, что всё уже закончилось, сейчас она пойдёт домой отмоется от кошмара, ляжет в чистую постель и уснёт как младенец. Влагалище крепко сжимало член, не давая уйти крови из пещеристых тел, и он с новой силой стал твердеть и увеличиваться в объеме. Фрикции начали продолжаться, сначала медленно и монотонно, но потом всё быстрее и быстрее.

Ведь нужно было закончить всё до рассвета. Лера уже не чувствовала промежности, она словно омертвела. Но появились новые два ощущения, Кто-то слегка пошлепывал по анусу, и как бы подгонял их темп. И второе малое приятное, член входил на полную длину, ударял в матку, отталкивал её и упирался во что-то ещё не изведанное. От таких толчков появилась тупая боль в низу живота. И она уже перестала думать. о чём либо, и оком либо. Наконец её обидчик излил новую порцию семени, вытащил член и обтёрся простыней.!

Далее ждала жуткая картина. Из преддверия влагалища мелкими струйками сочилась розоватая жидкость из спермы и крови, простынь была залита почти от плеч до колен. Оставалось скрыть последствия. На помощь пришла подруга невеста, которая с радостью согласилась скрыть их и свой грех. Так у Леры началась вторая взрослая жизнь.



Глава 2. Встреча с Сергеем


После свадьбы подруги, Лера замкнулась в себе. Она не хотела ни кого видеть, пропускала дискотеки, весь белый свет ей был ни мил. Уткнувшись в подушку, она плакала ночами, с горечью вспоминая каждую минуту, нет даже, наверное каждую секунду, той трагической ночи. Ну почему это случилось именно с ней, что она сделала не так, за что судьба так жестока. Она просто так ни кому бы ни позволила, девственность для неё было самое святое.

Прошла неделя, а боли не прекращались. Ныло в низу живота и в промежности, хорошо хоть перестало кровоточить. Но эти боли были терпимые, по сравнению с душевными болями. Сердце разрывалось на части. Я уже не девочка. Она не могла представить себе, что она скажет тому, с кем в дальнейшем решит провести остатки своей жизни, кого по-настоящему полюбит. Больше всего её, конечно, волновал тот факт, что если вся деревня узнает, пойдут разговоры, сплетни. И недотрога Лерочка превратится в давалку Лерку. Скорее бы занятия, так хочется уехать в город, и забыть этот кошмарный сон. Но в деревне было тихо и спокойно, подруга молчала, так как она продемонстрировала простынь как свою невинность, а Витёк боялся открыть рта. Вдруг на него заявят в полицию об изнасиловании, или ещё хуже отомстит местная молодежь.

Ни кто не заметил перемен в жизни девочки, родители готовились к уборке урожая, а младшая сестра напролёт бегала по подружкам. И только одна бабушка обратила на поведение любимой внучки. Замкнутость, излишнее молчание и строгий женский взгляд выдавали Леру. И ещё любимые голубые трусики, испачканные якобы в менструации, не могли не насторожить опытную женщину, повидавшую многое на своём веку. Со слезами на глазах она мылила окровавленное пятно, кипятила их. Хотелось выкинуть, но подумав, решила: "Раз это не сделала Лера, значит они ей дороги". А дороги они были ей потому, что их купила бабушка. Старая женщина переживала не меньше своей внучки. Она не расспрашивала Леру ни о чём, она точно знала, что придёт время и та всё расскажет.

Ждать долго не пришлось. Оставшись дома одни, Лера со слезами на глазах сказала: "Я стала женщиной". "Молчи" — прижав палец к губам, ответила бабушка: "Я всё знаю". Но она не знала, что внучка сделала это против своей воли. Мудрая женщина предсказала своей любимице, что это не её судьба, Витя тебе не пара, ты его не любишь, и твой принц, ещё явится на белом коне, и он тебя поймёт и простит. Но пока тебя ждут не менее суровые испытания, и ты должна преодолеть их с честью, возможно даже по головам своих подруг. С этой мыслью Лера уехала в далёкий город на учёбу.

Новая обстановка и занятия отвлекали от прошлых мыслей. Снова начались дискотеки, новые знакомства, новые поклонники. Но Лера была та же не подступная крепость, и не каждый мог похвастаться, что целовал её в губы, или касался груди. И все-таки мысли о беременности не покидали её. Пришлось рассказать всё Гале и Марине, так как у них был большой опыт половой жизни. Девчонки успокоили, и объяснили, что с первого раза быть ни чего не может, особенно, если было много крови. Лера окончательно успокоилась, быстро всё забыла и продолжала флиртовать.

Тайна — когда знает один человек, два — это уже не тайна. Не знаю, кто из подружек оказался болтливее, но в компании, где в основном тусовалась Лера, пошёл слушок: "Лерка уже ни целка". Парни как мухи на мёд стали липнуть к ней. Каждый, оставшись с ней наедине, сразу требовал секса, просил, умолял, как алкоголики просят на выпивку. Некоторые демонстрировали своё достоинство, но это её не возбуждало, после того, что она видела и попробовала, это наводило только на смех. Один даже просил сделать конилингус, стоя перед ней на коленях. Но она продолжала стоять как скала. Обиженные и униженные, они придумывали различные истории, распространяя слухи, как "трахали" красавицу-недотрогу. Лера быстро пресекала эти разговоры, приводя веские аргументы против вранья. А однажды самому крутому парню устроила публичную "казнь".

Когда на вечеринке собралась вся компания, это было что-то. Лера взяла прокладку, предварительно измазав красной гуашью, небрежно засунула в трусики и вышла когда объявили белый танец. Пригласив Павла, она сразу же прижалась к нему, положила голову на плечо, иногда задевая носом за мочку уха. Парень быстро возбудился, его член стал упираться в ногу Леры, а та продолжала подыгрывать, еле сдерживаясь от смеха. Закончилась музыка, все пары начали расходиться, и только Лера с Павлом оставались в сплетении, привлекая внимание присутствующих.

Девушка опустила руки, отошла на пару шагов от Павла, и задрала подол юбки, так чтобы все увидели окровавленный предмет, просматривающийся через сетчатые трусики, которые ей накануне подарила сестра. Что ей это стоило, она даже перед подругами не всегда могла пройти полуголой, а тут?. Но игра стоила свеч. Лера обратилась к Павлу: "Милый, я так возбуждена, поласкай мне там язычком, вчера так было прекрасно, сегодня у меня льёт меньше, можно почти не испачкаться, или может лучше "трахнемся"? Сегодня у тебя стоит лучше, и на этот раз я останусь удовлетворённой". Она не ожидала такого поворота событий. Павел ударил девушку в челюсть, и с криком: "Сука! Такого ни когда не было" — побежал проч. Она не заплакала, у неё просто началась истерика. Лера махала руками и кричала: "Ну что козлы может ещё кто-то хочет "потрахаться", подходи, занимай очередь". Ошарашенная толпа смотрела в растерянности на обезумевшую девушку.

И только хозяйка квартиры смогла её успокоить, прижав к себе, она говорила: "Молодец, с ними так и надо, я тоже когда-то так поступила в молодости". Затем Наталья, так звали хозяйку, обратилась к гостям: "Ну что "натрахались", а теперь валите по домам, и если я услышу что-то, даже если это и было про Лерку, всем пиписьки отрежу на гербарий". После этого случая Лера долго не появлялась в этой компании.

Наталья жила без мужа, одна в большой квартире, оставшейся от родителей. Супруг покинул её два года назад, после того как узнал, что она бесплодна. Но она так не считала, и поэтому всячески пыталась завести ребёнка. Для этого лучше всего подходили ребята из соседнего общежития. Многие из них прошли курс молодого бойца, но выбор пал на Олега, вернувшегося из Армии на 3 курс машиностроительного факультета. Олег был крепко физически сложен, высокого роста, прошёл Афган, и к тому времени имел кое-какой жизненный опыт.

Он всё чаще и чаще заглядывал к Натальи и приводил своих друзей. Они устраивали вечеринки, или просто распивали спиртное. Через месяц Олег полностью освоился с обязанностями хозяина квартиры, отвадил всех старых тусовщиков, в том числе и Лерыных обидчиков. Теперь в этой квартире собиралась новая мужская компания, с прежним женским коллективом. Лера там больше не появлялась.

Она завязала с тусовками, ни с кем не встречалась и полностью погрузилась в учёбу. Хватит погуляла. Вчера целка, сегодня зуб, завтра отрежут голову. И что? А она должна оправдать доверие бабули. Мать и отец всегда упрекали Лерыну бабушку: "Твоё воспитание, сюсюкайся больше, вот принесёт в подле, или уголовницей станет", как буд-то Лера им была не родная.

Учёба ей давалась легко и уже после окончания учебного года, её досрочно перевели из лицея на второй курс колледжа в этом же учебном заведении. У Леры появились новые подруги, новые интересы. Шло время, и она стала задумываться о замужестве. Этим летом ей исполнится 18 лет. Многие девчонки из группы уже обручены, вот и Танюшка соседка по комнате и её лучшая подруга по группе, сегодня с Вовчиком понесут заявление.

Вспомнив, Лера подскочила и начала собираться на ходу, накладывая макияж. Она пообещала пойти вместе, как будущий свидетель, тем более там будет друг Володи. А может это судьба? Сердце девушки ёкнуло. Дверь открылась без стука. Танюшка стояла в длинном розовом платье свободного покроя с букетом цветов, а по бокам два кавалера в чёрных костюмах. С одной стороны вечно-улыбающийся Вовчик, а с другой — незнакомый красавчик, с прищуренными глазами, как буд-то пряча свой хитрый взгляд.

— Сергей, представился молодой человек

— Лера, ответила девушка.

Взявшись под руки, они проследовали за будущими молодожёнами к ожидавшему такси.

С этого дня парочка стала не разлучной. Сергей преследовал её по всюду, одаривал комплементами, подарками. Она уже поверила, что это и есть принц на белом коне. И начала потихоньку влюбляться. Лера теряла голову при виде нового избранника. А он продолжал её готовить, завоёвывая своё внимание. Всё чаще и чаще оставаясь на едине, Сергей доводил её до изнеможения своими поцелуями, затем снимал футболку и нежно проводил языком по набухшим соскам. Грудь у Леры была не большая, даже не дотягивала до первого размера, но твёрдо стоящие бугорки с ярко выраженными сосками выглядели аппетитно. Она почти ни когда не носила бюстгальтер, он сковывал ей дыхание, а она всегда любила свободу и независимость. Может поэтому грудь хорошо сохранилась, а может и потому, что она раньше не позволяла её трогать.

Тем не менее, и в этот раз Сергей так же работал языком, и когда соски окаменели, он поочерёдно заглатывал их в рот, и сосал как младенец. Лера закрыла глаза, и была в другом мире. Она представляла себя маленькой девочкой, лежавшей на зелёном лугу под голубым небом, где множество разноцветных васильков ласкали её голое тело: глаза, губы, шею, грудь, живот, бёдра, промежность. Ей казалось, что вот-вот она улетит. Ноги и руки произвольно поползли в стороны, вот уже таз оторвался от земли.

А Сергей продолжал осыпать её поцелуями, опускаясь всё ниже и ниже к сокровенному месту. После того как на животике не осталось сухого места, он попытался опуститься ниже, и у него это получилось. Одним рывком лосины сползли до колен. Это было сделать легко, так как Лера подняла свой таз, прогнувшись вперёд. Но это затруднило снять их полностью. Широко раздвинутые ноги, упёршиеся пятками в диван, не поддавались нашему ловеласу. Тогда он решил вернуться к расслабляющим действиям.

Шквальным градом посыпались поцелуи грудей, живота, бёдер. Целуя промежность, Сергей ощутил запах девичьей плоти, и когда его нос случайно коснулся чего-то влажного, он посмотрел, и увидел, на трусах между ног не было сухого места. "Девочка готова, пора действовать" — подумал красавчик. И в этот раз он себя переоценил. Приспустив трусики, он не вытерпел, решив пальцем проникнуть в девичий свод. Тем временем Лера начала прижимать таз к дивану, и плотно сдвигать бёдра. Его средний палец настойчиво лез между двух пухленьких бугорков, все ближе и ближе к уже раскрывшемуся бутону. Голубое небо посинело, затем стало темно фиолетовым и почти черным. Поднялся ветер и унёс все цветы. Лера начала падать, и под ней оказался терновый куст. Открыв глаза, она увидела самонадеянного ухажера с засохшей слюной на щеках, который продолжал искать отверстие в сжатой как тиски вульве.

— А я вот решил проверить девочка ты или нет, первое, что пришло ему в голову

— И как? спросила Лера

— Да вот, ещё не совсем убедился, ответил он. Это её ещё больше взбесило.

— Пошёл вон "федираст" закричала она. Огорошенная девушка соскочила с кровати, быстро натянула лосины, надела футболку, поняв, что она не дома, взяла оставшиеся вещи и сумочку быстро удалилась.

И опять разочарование, почему ей по жизни попадаются одни козлы, желающие только одного, у неё, что на лбу написано.

Лера не знала, как поступить далее, бросить его, или нет. Сердце подсказывало да, а вот душа, душа раздиралась на части. Лере казалось, что она его любит.

Пока эти две части тела спорили друг с другом, Сергей явился с большой охапкой полевых цветов, похожих на те, о которых мечтала девушка в эротическом сне. Лера с разбегу запрыгнула на парня, обняла, поцеловала в щёчку и тихо сказала: "Не делай больше так". "Придёт время и я всё…" — осеклась она. "Нииикооогдааа" — с улыбкой ответил Сергей.

Лера стала держаться осторожнее, всегда надевала бюстгальтер и колготки под джинсы, или спортивные штаны. Старалась не оставаться наедине с Сергеем, и целовалась с открытыми глазами. Она не боялась полового акта, она боялась, что раскроется её сокровенная, девичья тайна.

Нашу героиню постоянно терзала мысль, как рассказать своему любимому про потерю девственности, как он на это отреагирует. Пока она ждала подходящего момента, Сергей вынашивал план как "трахнуть" девственницу. Он перестал быть настойчивым, боялся спугнуть рыбку с крючка. Красивая девушка, да и ещё целка в 18 лет считалась редкостью.

Как говорят, женщина любит ушами, поэтому наш ловелас заливал девушке о совместной будущей жизни, говорил, что в другом городе у него есть квартира, осталось только оформить наследство, её согласие, и они переедут. Заберём твою бабулю, ты будешь учиться в институте, а она будет нянчится с нашими детками. Лера с недоумением спросила: "А как же колледж, мне ещё год учиться". И на этот аргумент нашёлся веский ответ, мол, зачем тебе колледж, у меня родной дядя декан экономфака. И будешь ты бухгалтер — экономист, а не какой-то кулинар — технолог. Лера ещё больше задумалась, её прельстило, что бабушка с ними будет жить вместе. И решила, что завтра перед уездом в деревню расскажет истинную правду о её девственности. Но у Сергея был свой план.

Он не хотел отпускать девушку ни на шаг. Придумав, что хочет поехать с ней, для знакомства с родителями, и возможно просить её руки. Лера согласилась.

Вся деревня гудела, о! Лерка наконец выходит замуж. Родители собрали всех родственников, соседей и закатили гулянку, почти до утра. Мать даже спать постелила им вместе, ей не терпелась отдать дочку побыстрее и по дальше от дома. Уж больно им приглянулся зять-юрист. И только бабушка могла разглядеть лисью ухмылку хитрого паренька. Она отвела Леру и спросила: "Ты ему рассказала"?"Нет" — ответила та. "И не надо, это не тот человек, с которым можно делить брачное ложе, а в прочем может и я ошибаюсь, смотри, как подскажет сердце".

Довольный Сергей ожидал в комнате, глядя на белоснежную постель. "Сработало, наконец-то сработало" — потирая ладоши думал он. Лера, молча вошла, села на стул, и спросила: "Как тебе весь этот балаган". Он ничего не сказал. И так они, молча, просидели до утра. Пришёл автобус, и ни кто не заметил в пьяном угаре как уехали молодые. По дороге в город, Сергей делал вид, что спит, а сам вынашивал новый более коварный план. Леру же теперь терзали сомнения, она несколько раз повторяла слова бабушки: "Это не тот человек, с которым можно делить брачное ложе".


И как знает, что было бы дальше, если бы не свадьба, на которой Лера с Сергеем были свидетелями. Свадьба снова сыграла злой рок с непорочной девушкой. Всё шло по старому сценарию. Толпа кричала "Горько". Молодежь воровала туфли у невесты, свидетели, как обычно отдувались за жениха. Сергей рассчитал всё заранее, он не стал платить деньги за туфлю, а решил из неё выпить. Отпив немного, он вспомнил о Лерыной слабости к алкоголю. Лера не имела тягости к спиртному, она просто быстро пьянела, и в торжественных случаях не могла отказать. Вот и сейчас под крики толпы "Пей до дна" она опустошила туфлю. Далее всё проходило по старому сценарию.

Лера оказалась в соседней комнате с молодожёнами, лёжа одетой на разложенном диване. Рядом сидел уже раздетый Сергей. Он наклонился к девочке и предложил снять платье. Та промычала не членораздельно и помотала головой. "Я обещал" — сказал он. И она согласилась, оставшись в одних трусиках и бюстгальтере. Они легли по разные стороны баррикады. Леера повернулась к Сергею и уперлась на него взглядом боясь уснуть. Сергей то же повернулся к ней, достал своё хозяйство и стал его наминать и водить рукой туда-сюда.

Член постепенно стал увеличиваться в размерах. О боже, почти как у Витька, разве, что чуть по короче. Голова её закружилась, и она полетела словно по ветру, а перед глазами мелькали всё те же огромные члены без хозяев. Но на этот раз Лера не отключилась, она чувствовала тело Сергея на себе, огромный кол торчал между ног, упёршись в лобок через не снятые трусы. Лера вцепилась в них двумя руками. Это были те же голубые трусишки подаренные бабушкой. Её одолел страх как никогда, и она ещё крепче сжала ноги.

А Сергей тем временем освобождался от бюстгальтера. Обнажилась юная девичья грудь, она по-прежнему была красива и не затискана. Твёрдые бугорку в виде конусных холмиков ни сколько не сомлевали Сергея о непорочности девушки. И он принялся их целовать, лаская языком соски. Лера старалась не думать о ласках, её всё больше и больше одолевал страх, что сейчас он поймёт всё сам.

И что тогда? Тогда: Нет этого не будет. Она ещё сильнее сжала ноги. Ей хотелось закричать, но сил хватило только на три слова: "Ты же обещал". И её снова понесло и покружило. То она оказывалась сверху, то опять внизу. Сергей, молча продолжал своё дело, он был уверен, что сегодня планы свершатся. Сильно надавив коленкой между ног, он заставил девушку их раздвинуть. Довольный красавчик теперь был на шаг ближе, его член упирался в самое лоно девушки. Казалось вот-вот, трусики лопнут, и он войдёт в пещерку. Но плотная тканевая перегородка стояла насмерть. Тогда Сергей руками сдвинул её в сторону, и тем самым оставил девичий бутон без защиты.

Огромная головка, сминая его, была на миг от заветной цели. Давление становилось всё сильнее и сильнее. Короткий и толстый член не изгибался как пружина, твёрдый как кол он постепенно углублялся, раздвигая бутон. Лера продолжала тянуть трусы на себя, это единственное, что она могла делать в данный момент. И кто его знает, что сыграло на руку девушки. Толи девственная плева заросла, толи влагалище сжалось от страха, толи лямка трусиков передавила в него вход. Но член категорически отказывался входить дальше. "Есть! Целкач!" — чуть не выкрикнул Сергей. Теперь оставалось самое малое, рывок и всё. Но крепость по-прежнему оборонялась и была прочна как гранит.

Как обезумевший зверь Сергей резкими толчками начал пробивать дорогу своему дружку. Лера почувствовала адскую боль в промежности, ещё более неприятную и невыносимую, чем в первый раз. Она потеряла сознание. Её тело обмякло, руки опустили трусики, а ноги произвольно раздвинулись. Влагалище стало более рыхлым, и теперь головка опускалась всё глубже и глубже, проникая в недра к детородному органу. Лера умирала. Её бездыханное тело оставалось неподвижным. А по промежности, анусу и ягодицам стекали капельки крови.

В голове мелькали все моменты её жизни подруги, друзья близкие родственники махали ей руками. Как бы прощаясь. А она в просторном белом платье с длинной фатой поднималась к небесам. И только слышен был голос бабушки: "Не уходи, ты нам нужна". Лера очнулась от пощёчин и сильных толчков в матку. Сергей, приводя её в чувство продолжал делать глубокие фрикции. Открыв глаза, она увидела покрасневшее, самодовольное, и в тоже врем испуганное лицо парня. Он был в своём репертуаре, начал оправдываться, подбирать красивые слова, осыпал комплементами, просил прощения. Мол, извини всё должно быть не так, это должно было произойти на нашей свадьбе, но мы эту ошибку исправим в ближайшем будущем. Но никто ни знал, когда наступит это будущее. Лера поверила в очередной раз, и растаяла как льдинка.

Влагалище расслабилось, увлажнилось, ноги раздвинулись шире, и теперь член скользил как по маслу. Тяжёлые яйца с силой ударяли по попе, это стало заводить девушку, и она в такт начала совершать встречные движения. Стенки вагины как тысячи языков лизали оголенную часть члена, от этого Сергею становилось не по себе, он чувствовал приближение развязки. Не желая обременять себя, он вытащил своего победителя из лона, и излил всё семя на лобок девушки, как-бы показывая своё превосходство. Со словами: "Молодец! Мастерски!" он встал и пошёл в ванну. Лера, поразмыслив подумала: "Ещё не известно кто из нас мастер и у кого лучше получилось". Теперь она была полностью уверена, что говорить ни чего не надо про первую связь. Всё решилось само. Она встала, свернула простынь и пошла в ванну после того, как услышала, что Сергей хлопнул дверью. Они молча прошли друг мимо друга с опущенными головами.

Лера стояла под душем и смывала с себя следы этой ночи. Какая-то прозрачно-белая слизь забилась в густых зарослях лобка, и не хотела смываться. Она прилипла к нему так же, как и её хозяин прилип к девушке. Лера посмотрела по сторонам, но не увидела предмета, похожего на скребок. Тогда она пальцем провела по лобку, подняла его ближе к лицу и стала разглядывать. Запах и вид спермы начал выворачивать её на изнанку. Леру стошнило. Она почувствовал отвращение к семени и её хозяину, и снова вспомнила слова её бабушки: "Это не тот человек, с которым можно делить брачное ложе". Эти слова Лера вспомнит ещё не раз. А сейчас она легла на диван, одевши ночнушку и халат и повернулась спиной к Сергею. Ей надо было выспаться, завтра второй день свадьбы, вернее уже сегодня. Боли в низу живота и в промежности не давали ей заснуть, но больше всего её терзала душевная боль: "Она не знала, как поступить с Сергеем"


Глава 3. Иллюзия семейной


Лера лежала с широко раздвинутыми ногами и была на седьмом небе от счастья. Член в хорошо увлажнившейся киски, двигался с причмокиванием, доставая до самой матки. Расслабившись, она представляла их совместную семейную жизнь. А сколько у нас будет детей? Наверное двое, девочка и мальчик. Сергей продолжал качаться на девушке, стараясь как можно глубже проникать в её чрево.

Его огромные яйца по-прежнему шлёпали по попе, проговаривая слова: "На тебе шлюха! На тебе шлюха!..". Сергей не мог кончить. Его больше прельщали плотные вагины девственниц увлажнённые кровью, а не лоханки в собственном соку. От злости он прошипел: "Сдвинь ноги", и далее чуть не вырвалось: "Шалава". Лера покорилась, и крепко сжала дружка внутри себя. Да так, что его шкурка оставалась не подвижной, а головка то пряталась в ней, то чмокала матку. Она хотела, чтобы член в ней застрял навсегда, и излил своё семя. Вот уже месяц они живут половой жизнью, и он ни разу ни кончил в неё. Не вспоминал больше про свадьбу, не дарил ей цветов, а вместо комплиментов одни упрёки. Он боялся попасть в расставленные сети, случайно подслушав разговор и совет подруги. Лерка, да дай ты ему хорошенько, чтобы кончил в тебя, и тогда не отвертится. Скажи что беременная.

В очередной раз Сергей почувствовал, как приятная дрожь пробежала по телу, что-то дёрнулось в промежности, и член его выстрелил. Сперма со скоростью звука мчалась на волю. И когда она приближалась к головке, опытный мачо, вырвал ялду из тисков, направив её на лобок. Со словами: "Молодец! Мастерски!" он сдрочил остатки пряной жидкости.

— Ты что дурра? Отпусти! Скомандовал он. Лера вцепилась как кошка в его ягодицы и продолжала удерживать

— Я ещё хочу, я не кончила. Тихо сказала она.

— Значит так надо. Баба всегда должна быть голодной, съязвил Сергей.

— А я не хочу быть голодной. Я хочу иметь семью, детей, расплакалась Лера.

— Лучше иди умойся и подмойся. От тебя дурно пахнет, уже громче ответил он.

Лера покорно встала и пошла в ванную. Сергей следом за ней, проследив, что она смыла всё его семя с лобка, удалился обратно. Она долго стояла то под горячей, то под холодной водой, вспоминая слова любимой бабули: "Это не тот человек, с которым можно делить брачное ложе". Терпение её лопнуло. Она подошла к кровати, сдёрнула одеяло, и закричала, что было мочи: "Убирайся! Пошёл вон я сказала! Катись в свою вонючую общагу, и трахай местных шалав". Сергей не ожидал такого поворота. На какое-то время он потерял дар речи. Его вполне устраивала такая беззаботная жизнь. Квартира, тёплая лунка под боком, вкусная горячая пища.

Да, Лера хорошо умела готовить. Ей это досталось от бабушки. Сергей вновь включил свой шарм, своё обаяние и умение обольстить женщину: "Прости любимая, думаешь мне легко жить альфонсом, в квартире, которую снимаешь ты, есть твой хлеб, тратить твои деньги". Родители Леры считались в деревне зажиточными, и хотя они мало принимали участие в воспитании дочери, денег на неё они не жалели, а бабушка отдавала всю свою пенсию. "Потерпи дорогая, мои сейчас занимаются оформлением наследной квартиры для нас, и у них тяжёлая финансовая ситуация" — с жалостью говорил он. На самом же деле Сергей тратил все деньги на новую жертву. Лера в очередной раз простила своего ловеласа. Но пыл к нему стал угасать.

Масла подлила в огонь одна из подруг. Галя ей позвонила, когда Сергея не было дома.

— Твой-то где? Поди опять у общаги первокурсниц обхаживает, спросила она.

— Нет. Он пошёл в библиотеку готовиться к зачёту, ответила Лера.

— Ага картошку жарить там. Эй Картошина выходи, съязвила Галя.

— Я его вчера видела возле общаги, жался с какой-то малолеткой.

— Это правда? Спросила Лера

— Правда не правда, нафига он тебе нужен этот федираст, приезжай и всё. У Натальи новый хахаль, ну помнишь в тот вечер.

— Да я всё прекрасно помню, перебила её Лера.

— Олег кажется.

— Да Олег, ответила Галя

— Оказался крутой чувачок. Разогнал всю ту шушеру. И теперь к Натальи ходят только ребята его круга. Нормальные парни не дерганные как те. Маринка то же оторвала себе женишка, продолжала она, ну просто лапушка, а как он поет под гитару, так бы и съела. Если б не мой Димасик. Ну что говорить, приезжай и увидишь. Ладно. Пока-пока.

Лера ещё долго сидела одна. В голову лезли всякие мысли. Вдруг в дверь позвонили, она вздрогнула и пошла открывать. С букетиком увядающих роз стоял Сергей.

— Где был так долго? Спросила она.

— Заезжал за цветами, а до этого в библиотеке, не уверенно ответил он.

— Ага в библиотеке. Картошку жарил? И как эта Картошина? Писька ужи моей? Съязвила Лера.

Сергей понял, что влип. Начал оправдываться.

— Да это моя двоюродная сестра. В этом году поступила к нам на юрфак.

— Брат сестру прижал к кресту, дай сестра ради Христа, снова съязвила она.

Молча взяла цветы у него из рук и выкинула в мусорку.

— Всё равно до утра не доживут, добавила она. Я уезжаю до Натальи, сегодня Маринка устраивает смотрины нового хахаля. Поедешь со мной?

— Нет, ответил Сергей.

Он даже рад был такому повороту событий. Сегодня у него появится возможность привести новую подружку.

Лера набросила плащ и упорхнула как бабочка.

Смотрины шли в полном разгаре. Роман сидел на диване с гитарой и громко пел:


Стала пуганной птица удачи, и не верит людским рукам
Да и как же ей быть иначе, браконьеры и тут и там
Подкрадешься, она обманет, и вот уже навсегда ушла
И только небо тебе поманит, синим взмахом её крыла

Гости просили ещё и ещё из репертуара "Машины времени", но Роман пел строго по просьбе Натальи, которая сидела рядом с ним. С другой стороны сидел Олег, изрядно подпитый он кричал: "Наливайте Маэстро, Рома нашу дембельскую Афганистан…". Маринка шуршала наливала водку с Амаретто и разносила гостям. "Лер проходи, познакомься это мой Ромка" — радостно произнесла она, и протянула ей приготовленный коктейль. "Роман" — ответил гитарист, и опустошив рюмку, начал петь дальше. Лера молча немного отпила, взглянула на парня и сразу же дала оценку: "Какой-то алкаш, а с виду ничего, что это я, нет Сергей хоть и ниже, но покрасивее будет". Лера периодически смотрела на Романа. Тогда она ещё не знала на сколь свяжет их судьба.

Сверху соседи постучали по батареи. "Ша" — сказала Наталья: "Расходимся по норам". Пьяные гости начали разгребаться. Кто по комнатам, а кто в общагу, или домой. Приятный на вкус Аморетто, разбавленный водкой, быстро вскружил голову. Лера снова не рассчитала со спиртным.

— Марин мне надо прилечь, еле выговорила она.

— Пойдём со мной на тахту. Сказала Марина.

— А Ромка?

— А Ромка отвалит в общагу.

— Он же пьяный, залетит, и вытурят из института.

— Да, да. Подруга твоя правильно мыслит, вмешался Роман.

— Я остаюсь и точка, двигайтесь.

Они дружно подвинулись, и Роман завалился, закинув ногу на Маринку. Прикинувшись сильно пьяным, он полночи донимал свою подружку. То гладил её груди, то лез своей ногой между её ног. Маринка постоянно копошилась и что-то бурчала.

Роман не любил эту девушку. И хотя она была симпатичной на мордашку, ему ни когда не нравились низкопопые сиповки. Роман любил ярких девушек с длинными стройными ногами, и осиной талией. Чтобы девушка была не порочной, труднодоступной. Он мог хорошо ухаживать и нежно любить. Секс его интересовал меньше, нежели порядочные романтические отношения с девушкой. Его имя полностью соответствовало его характеру. Недавно вернувшись из Армии, он узнал, что его девушка ему изменяла. Он оставил её, и теперь всё зло вымещал на Маринке.

Лера долго не могла заснуть, ей надоела эта возня, она встала и вышла в гостиную. В темноте она могла разглядеть свободный диван. Голова закружилась, и она свалилась как сноп. Тем временем на кухни сидели Миша и Валера, допивая остатки водки. Они услышали шум и собирались выйти. Лера уснула. Ей снился Сергей. Сегодня он был необычно нежный. Его губы трепетали, целуя глаза. Руки одновременно ласкали волосы, грудь и промежность, осторожно нажимая на клитор. От этих прикосновений Лере стало не по себе. Она раздвинула ноги, и начала медленно двигать тазом. Мишка вытащил руку из Лерыных спортивных штанов. "Блин, да там уже болото, ты как хочешь, а я потопчу" — сказал он Валерке, и начал снимать штаны. Иди, погуляй. И в этот момент включился свет в гостиной.

Роман лежал рядом с Мариной и уже не донимал её. Он думал, где Лера? Его сердце предвещало беду. Он поднялся и пошёл разыскивать девушку.

— Что здесь происходит? Спросил Роман.

— Выключи свет! Заорал Мишка

— Оставьте её. Она Маринкина подруга и у неё есть жених. Я её так просто не брошу, твёрдо заявил Роман.

— Жених ни стенка, можно и отодвинуть, снова заорал Мишка.

— Уйдите по-хорошему, уже спокойно попросил Роман.

— Да ты посмотри, она сама хочет, аж пищит.

— Ни слышу! Снова закричал Роман.

— Сейчас услышишь, угрожающе сказал Мишка и дёрнулся к выключателю. Роман ударил его в челюсть. Он упал, перевернув стул. Лера подскочила от испуга, она уже давно не спала, и слышала практически весь разговор. Вышли Наталья с Олегом, и Мишка сразу успокоился. Все снова пошли на кухню, пить мировую. Лера забилась на диване, поджав под себя ноги. Её продолжало колотить. Теперь она мыслила по-другому: "Да, парень, что надо, и ни какой он ни алкоголик, почему он вступился за меня, пошёл против друзей, Сергей бы так никогда: ". Роман вошёл в комнату, сел на диван и спросил: "Как ты сестричка? Пока я здесь тебя ни кто не обидит". Он поближе подвинулся к Лере, обнял её за талию и поцеловал по-отцовски в лобик. После этих слов она успокоилась и крепко уснула.

Лера спала сном младенца, ей снилась бабушка, крепко обнявшая и прижавшая к себе свою внучку. Это был первый знак, посланный свыше. Роман напротив не спал. Он просидел всю оставшуюся ночь со своей подзащитной, и никак не мог понять, что его тянет к этой девчонке. Жалость или любовь. Но он ясно понимал одно — она была не свободной.

Проснувшись в той же позе, Лера поняла. Она всю ночь проспала в объятиях Романа. Ей до боли было стыдно, что может подумать Маринкин жених, а что скажет Маринка, если увидит их вместе. С этой мыслью она подскочила, надела свой плащик, и со словами: "Спасибо братишка", растворилась как сон.

— Что, нагулялась шалава, с порога рявкнул Сергей

— Понятно, гулящая свекровь — снохе не верит, с иронией ответила Лера.

— От тебя прёт табаком и спиртным, продолжал Сергей.

— Дай пройти. И она как мышь проскользнула в квартиру. Ей хотелось скорее в душ и в постель. Не успев снять трусишки, в ванну завалился голый Сергей. Его член вздыбился к пупку и угрожающе смотрел на Леру. Она его таким не видала ещё ни когда. Вены выступали наружу, как будто обвивая ствол, а розовая головка с фиолетовым отливом, налилась кровью до блеска.

— Отстань, у меня начались месячные, спокойно сказала Лера.

— Это тебе там расковыряли пипиську, ухмыльнулся Сергей.

— Да, там, не сдержалась она.

Сергей взял Лерыны трусики и начал разглядывать не большое окровавленное пятно, вокруг которого большой каймой выделялось ещё одно, из бесцветной жидкости.

— Что это? Сперма? Зарычал он.

— А ты понюхай, или на язык попробуй, дерзко ответила Лера.

И она повернулась спиной, для того чтобы перешагнуть через ванну. Сергей вскипел от ярости. Он схватил хрупкое тело девушки, перегнул через раковину и направил своего разъярённого зверя. Со словами: "Тебя там так трахали, или нет?", Сергей вогнал свой член по самые яйца. "Нет Я уверен ни так, как я так никто не может" — приговаривал он, совершая уже возвратно-поступательные движения. Член туго скользил по влагалищу, и казалось порой, он на всю глубину проникал в матку. Не хватало смазки, а менструальная кровь ещё хуже усугубляла ситуацию. Лера стонала от боли, толи физической, толи душевной. А Сергей продолжал: "Стони, стони сука! Вам это нравится, не нравилось, давно бы ушла". И продолжал насиловать беззащитную девушку. Вид крови на волосах лобка и потёки на бёдрах своей жертвы, всё больше и больше с каждой минутой возбуждали любителя целок. Он начал представлять, что трахает девственницу. Разум его помутило, по животу пробежала приятная дрожь, член судорожно задергался.

Лера почувствовала выстрел горячего семени. Сперма разлеталась по стенкам влагалища, ударяясь о матку. Она так долго ждала этого момента, но сегодня ей это хотелось меньше всего. Лера попыталась вырваться, но крепкое мужское тело держало её, изливая последние капли.

Ослабленный член с эффектом бутылочной пробки выскользнул из плотной пещерки. Сергей быстро подмылся и удалился на кухню. Лера встала под душ, широко расставила ноги и ввела два пальца в вагину. Затем развела их как можно шире и направила теплую струю душа. Сейчас как никогда она хотела избавиться от этой противной слизи и от её хозяина. Лера твёрдо решила: "Это не тот человек, с которым можно делить брачное ложе". Завтра я от него уйду, а пока мне надо выспаться.


Рома ещё долго приходил до Натальи, в надежде встретить свою подзащитную. Маринка его больше не интересовала, да она его не интересовала никогда. А теперь он её вообще возненавидел, за то, что та прилюдно поливала грязью свою лучшею подругу. Марина считала Леру причиной разрыва с Романом.


Глава 4. И снова Витёк


Слухи расходятся быстро. Когда Лера вернулась в родную общагу от тётки, у которой она прожила неделю после разрыва с Сергеем, её у двери ожидал Виктор. От Маринки он узнал, что Лера свободна. Та поспешила сообщить эту новость, в надежде, что у неё снова вспыхнет роман, с её первым мужчиной. Витёк — это тот человек, которого Лера хотела видеть меньше всего. Но всё же пригласила его к себе в комнату, когда тот жалобно сказал: "Надо поговорить, я у тебя так и не попросил прощения за ту ночь".

Лера извинилась, и попросила выйти свою соседку по койке на пол часика. Он стоял на коленях, и что-то ей говорил. Она же, ходила по комнате, раскладывая свои вещи. Лера теперь не стеснялась мужчин. Зайдя за спину Виктору, она быстро сняла блузку и джинсы и собиралась накинуть халат. В этот момент парень повернул голову. Он вновь увидел молочные бёдра девушки, но на этот раз они были более круглые, более женственны. От вида дорогих ажурных трусиков перед глазами, ему ещё больше снесло крышу, его затрясло, нет его просто заколотило. Виктор вскочил, схватил Леру за ягодицы, приподнял и повалил на кровать. Поцелуи посыпались в губы, глаза, мочки ушей, да по всюду. Нервно снимая бюстгальтер, Виктор заметил, что Лерына грудь увеличилась больше чем на размер. Она уже не была плоскодонкой, это была высокая, красивая грудь настоящей женщины. Он принялся её целовать, заглатывая соски как можно глубже в рот, пытаясь полностью проглотить свою жертву. Лера не ожидала такого поворота событий.

В миг, оказавшись под первым мужчиной, она не сопротивлялась и не кричала. Она понимал, что всё бесполезно, этот так просто не сдастся. И ещё не хотела она, привлекать внимание со стороны окружающих. Витёк продолжал её целовать, спускаясь всё ниже и ниже, тело его дрожало по-прежнему, а сердце билось как у зайца. Это стало возбуждать мою героиню. Приятная дрожь появилась в низу живота. Чрево заныло, и желала его. Лера катилась без тормозов. И когда желание одолело её, она тихо сказала: "Встань я хочу снять трусы". У неё до сих пор слегка кровоточило, после месячных или после того как Сергей поимел её сзади. Она сняла трусы, свернула в двойне и положила под попу. Лера обомлела, когда Витёк снял свои джинсы. Огромная кувалда вырвалась из его трусов. Казалось, что в этот раз она была ещё больше. Теперь затрясло нашу Леру. Она двумя руками схватила за член, пальцы не сходились в обхвате. "О боже! Нет только не в рот, туда он точно не влезет" — подумала Лера.

И потянула дружка к себе между ног. Член вмиг проскользнул в разогретую лунку и замер, сделав несколько движений. Счастливый насильник не хотел торопить события. А Лера продолжала двигать тазом, то вверх, то обратно, стимулируя клитор. И вот он вошёл до отказа, и брызнула сперма как мощный бронсбойт, за маткой, в области таза. Ещё немного и она бы испытала новые чувства, ранее ей не изведанные. Но кувалда превратилась в молоточек. Теперь он лежал перед ней маленький, сморщенный и оплеванный как окурок. Лера быстро пришла в себя, встала, набросила приготовленный халатик и пошла за водой. Подмывшись, она обратилась к Витьку: "Иди, приведи своё хозяйство в порядок, чтобы не воняло и вали огородами". Приведя себя в порядок, счастливчик даже не мог себе представить, что ему сегодня обломится, и он побежал делиться с друзьями.

Лера молча лежала на кровати. Сегодня она ненавидела себя как никогда. Я стала шлюхой. У неё был первый секс без насилия и без любви. "Что скажет Роман? Ну а что Роман, причём здесь он, кто я ему, для него я такая же шлюха" — продолжала мыслить она со слезами на глазах.

После разрыва с Сергеем, она не находила себе места, это наверное был единственный человек, которого она любила по настоящему. И теперь утешение она обретала в Витьке. Который для неё был просто член, член без лица и без имени. Лера ещё несколько раз занималась сексом с Витьком. Её стоны и вздохи доносились в соседней комнате, привлекая внимание сокурсниц. Приложив ухо к стене, они нежно стимулировали клитор, своей девичьей вульвы, доводя себя до оргазма. А вот Лера его никак не могла получить. В нужный момент у партнёра происходила развязка, и его друг не мог подняться пару дней.

Прошло пять недель. "А где же месячные, я что беременная" — подумала бедная девочка. Больше всего на свете она не хотела иметь детей от этого мужчины и прогнала его прочь, ничего не сказав. Её обуял сильный страх, она не знала что делать, как сказать бабушке, маме, узнает отец, тем более, она им сказала, что навсегда порвала с Сергеем. И Лера пошла к гинекологу.

Там она столкнулась с Натальей, которая в надежде забеременеть продолжала лечиться.

— Что случилось подруга, то же не можешь родить? Спросила она.

— Нет, напротив, ответила Лера.

— И какой уже срок

— Да вот месяц как нет ни чего.

— Тьфу! Это легко поправимо, с улыбкой сказала Наталья. Зайдём сейчас в аптеку, и через неделю будешь как огурчик.

Ждать долго не пришлось. Уже на следующий день у Леры полило как из ведра, и продолжалось пять дней.

На выходные Лера купила бутылку вина и отправилась до Натальи. У неё было хорошее настроение, и ей с нетерпением хотелось отметить такое событие. Наталья дома была одна. Олег с друзьями разъехались на выходные. Они пили вино и плакали, вместе обнявшись, пока Лера подробно рассказывал всю свою горькую жизнь старшей подруге. Допив всё до дна, она захмелела и плюхнулась на диван.

Ей снова снился тот же сон, что бабушка обняла её, прижала к себе и нежно поглаживает чёлку. Лере не хотелось просыпаться, она мечтала, чтоб это продолжалось вечно. Но почувствовав дыханье мужчины, резко открыла глаза. Обнявши её рядом лежал Роман. Он ни лапал, ни лез ни куда, он просто смотрел на неё и поглаживал чёлку. "Не бойся, спи, спи" — прошептал паренёк. "А я с тобой — ничего не боюсь" — С улыбкой ответила Лера. Повернувшись удобней к нему, она закрыла глаза и обняла как старшего брата. Ей казалось, что сон продолжался. И так они провели целые сутки, вставая попить только чая, пока шумная толпа с авоськами в руках не нарушила их спокойствие. Олег с друзьями вернулся с деревни. Роман при всех объявил, что они с Лерой пара. С тех пор он её ни отпускал, ни на шаг, за исключением маленьких случаев.



Глава 5. Дружба с Романом


Лера не могла поверить своему счастью. После стольких мучений и испытаний, когда все от неё хотели только секса, пришла настоящая любовь. Роман не лез ей в штаны, не тискал ей груди под лифчиком, не слюнявил ей шею и мочки ушей. Они просто целовались день и ночь напролёт, делая паузу во время занятий. И как только прозвенит звонок с последней пары, влюблённые мчались на встречу друг к другу. Снова дневные прогулки по парку, вечерние сеансы в кино и только к закрытию общаги они возвращались и расходились опять до звонка. Роман ни когда не настаивал остаться у неё в комнате на ночь и никогда не предлагал подняться к нему. Он "слыл" благородным рыцарем.

— Сегодня ровно месяц как мы вместе с Леркой, сказал он Олегу.

— Надо отметить!

— Да не вопрос, спиртное продукты с меня. А Наталья пусть к вечеру всё приготовит.

— Хорошо, я ей передам, ответил Олег

Дальше всё шло по обычному сценарию. Роман с гитарой сидел на диване и пел свои песни. Наталья не в такт подпевала, а изрядно поддатый Олег кричал: "Рома! Нашу дембельскую про Афган". И Роман запевал. И только две подруги, если можно их был сейчас так назвать, сидели молча, по разным углам. Одна вынашивала план, как вернуть обратно Романа. А другая, как его удержать и сказать про Сергея. Лера не любительница была брендовской музыки, да и музыкальным слухом была обделена. Поэтому она просто смотрела на Романа, и вспоминал тот вечер их первого знакомства.

Снова сверху постучали по батареи, и компания стала расходиться, кто куда. Как прежде Лера с Маринкой легли на тахте, А Роман завалился у них в ногах, и засопел. Подруги, поменявшись ролями, молча не спали, Бывшая думала, как отомстить и подставить соперницу, а настоящая вспоминала слова своей бабушки, что за свою любовь тебе придётся пройти по головам лучших подруг. Она чувствовала себя виноватой перед Маринкой. Ей хотелось подорваться и сказать: "Марин да забери ты его, а я вернусь к Сергею". И мне не надо будет перед ним объясняться. Какие дурные мысли, нет, я завтра же всё расскажу Роману, я его не смогу обмануть. Она уснула.

Проснувшись к обеду, Лера поняла, что они проспали занятия. В квартире ни кого не было. Роман в джинсах и ветровке, спал одетый, свернувшись в калачик. Ей стало жалко парня, и она тихонько сказала: "Рома проснись, разденься и пошли под одеяло". Сонный Роман безприкословно подчинился девушке, и молча завалился под одеяло. Лера обняла его и крепко прижалась.

Роман ощутил голое тело девушки, сердце забилось так, как никогда в жизни. Сон улетучился. Он не верил своим глаз, что в объятии с ним, в лифчике и трусах лежала его загадочная Лера. Они слились губы в губы и долго не отпускались. Роман не чувствовал своего член, ему казалось, что его у него просто нет. Всё так гудело. Зато его чувствовала Лера. Какой-то очень твёрдый предмет до боли давил её бёдрышко. Он больше и больше ёрзал по ней, размазывая головкой нектар. Девушке не терпелось увидеть его. И она сказала: "Ром, отодвинься". Поджав под себя ножки, она ловко стянула трусы. Давай теперь ты, и он последовал её примеру.

— Ром, ну давай я вижу, ты хочешь.

— Ну а ты?

— А я хочу, чтоб тебе было хорошо.

Роман переваливался уже на неё и увидел между двух бугорков розовенький, нежный и беззащитный бутон, напоминавший не распустившейся цветок. Ему вспомнились слова из песни: "Любите розу не рвите цвет: ". И он вернулся в исходное положение.

— Лер, я не могу. Я не хочу тебя обижать. Мне кажется, мы ещё не созрели для секса.

— Мне тоже. Но я хотела, чтоб тебе было приятно.

— Мне было и до этого приятно, ответил Роман и натянул трусы на себя и подругу. Они замолчали.

Лера долго думала, и вдруг сквозь слезы проронила: "Не девочка я, меня изнасиловал дважды мой бывший жених. На свадьбе подруги и когда расставались". Она долго ещё рассказывала про все свои приключения, не состоявшихся женихов. Но она ни когда не говорила про Виктора. Для неё он был просто член без лица, и без имени.

Роман, молча, слушал свою собеседницу, пытаясь представить каждое событие. Он не мог до сих пор понять, что его тянет к ней — жалость, или любовь. Конечно, он многое знал про неё, Маринка уже успела всё растрепать. Но он, не мог поверить себе, нет, это не про неё, Лера моя не порочная. И даже когда она рассказывала, как ей было больно, как его толстый член не мог пройти во влагалище, как долго он её мучил потом, не кончая часами. Роман стоял на своём, нет, это не про неё, она для него навсегда останется девственницей. Скорее всего, Роман был влюблён, и думал он так, чтобы не пойти против своих принципов. Ещё с молодости он считал, что его девушка должна быть яркой, красивой, с длинными стройными ножками, осиной талией, и чтобы все смотрели ей в след, но самое главное, она должна быть не порочной. Роман оставлял своих подруг, даже когда узнавал, что они целовались с другими, или просто встречались. А тут он не знал, как поступить, его сердце разрывалось на части.

Они молча расстались, не договорившись о встрече. Они и раньше не договаривались, они просто виделись каждый день. И вновь её подставила лучшая подруга. Услышав от Леры, что заболела её бабушка, она просто воспользовалась этим.

После вчерашнего откровения Роману с нетерпением хотелось увидеть свою возлюбленную. Но по дороге он встретил Маринку, которая и сказала, что Лера уезжает сегодня в деревню. Роман поспешил на вокзал, но Леры не было на том единственном рейсе. Он поехал в общагу, и там её не застал. Соседка по комнате сказала, что она уехала с Маринкой и какими-то парнями на машине. Расстроенный Роман побрёл к себе в общежитие. Ему стало ещё хуже. Он начал терять веру, и ему хотелось напиться.

Маринка, заехала за ней в общежитие и сказала, что видела Ромку, он пошёл до Натальи, и если хочешь, мы тебя подвезём. Она согласилась. Они долго сидели, но он не приходил, тогда Маринка сказала, что они уезжают и могут её подвезти обратно. Но обратно они не поехали, и уговорили её поехать к сестре в дачный посёлок.

В дачном коттедже уже было всё приготовлено: фрукты, вино и прочее. Маринка начала напевать: "Да он ни кого не любит, поиграет как со мной и бросит, расслабься подруга, бери сейчас всё от жизни пока молодая, какая разница одним больше одним меньше". Но Леру мучил только один вопрос, почему он не пришёл. Она ему излила всю душу, а он не пришёл. "Не пришёл" — эти слова она проговаривала про себя до тех пор, пока вино не ударило в голову. Спиртное всегда делало злую шутку с девушкой. И на этот раз она лежала в полуночном мраке и не могла шевелиться, а молодой человек зацеловывал её до экстаза. Она не видела его лица, и даже не понимала, кто это был из друзей — Андрей, или Толик, ей было просто хорошо. Она долго лежала, и получала удовольствие, позабыв о Романе. Парень не стал лезть в трусы, и даже не мял её груди, он был просто уверен, что девочка в экстазе, и с ней можно делать всё. Он достал свой член, и начал мастурбировать у неё перед лицом, надеясь на продолжение.

Лера от увиденного начала трезветь и ни как не реагировала на происшедшее. Тут он ей предложил поиграть с его дружком. Посмотри, какой он большой и упругий, возьми, поцелуй, И вложил член в руку девушки. Лера опешила от создавшейся ситуации, и продолжала держать член. Конечно, это был не такой как у Витька, но своей твёрдостью наводил страх. Да этот и через трусы всё прорвёт, подумала она. Влагалище предательски заныло, требуя секса, а в низу живота появилась приятная дрожь. Лера долго не отпускала член незнакомца, она чувствовала, как её трусики переполнились влагой, которая медленным потоком стекала к промежности и ягодицам. Её терпению приходил конец. Она раздвинула ноги и потянула окаменевшего жеребца в своё лоно. Но парень желал другое. "Возьми в рот сучка" — скомандовал он.

Леру как ошпарило кипятком. Желание резко пропало. И теперь у неё было другое желание, как отделаться от наглеца. "А может и ты, мне одновременно, полижешь там" — сказала она. Парень нагнулся, запах девичьего чрева одурманил его. И он упал лицом между ног. Лера истерически расхохоталась, смотри не замажься в параше, а то на утро подумаешь, что съел меня. Парень почувствовал на носу влагу, отпрыгнул и побежал умываться. Лера встала, оделась и включила свет. В комнату так и ни кто не вошёл. Парни уехали, бросив своих подруг, и больше не появлялись.

Тем временем Роман не терял время даром. Возвращаясь в общагу, он встретил свою сокурсницу, с которой учился до Армии. Тонечка уже окончила институт, и снимала не далеко квартиру. Она предложила по дружески поехать к ней, поквасить водочки. В данный момент Роман не мог отказаться. Выпив по бутылке на рыло, они не поняли, как оказались в постели. Роман не целовал её в губы, но грудь третьего размера была изрядно потрёпана, и обсосана. Девушка стонала от удовольствия. Её таз играл как на пружинах. А он продолжал лежать на ней, и давить всей длинной, своего стеклянного члена, на клитор девушки.

— Ты когда-нибудь делала это, спросил он у девушки.

— Да пару раз, но они были старше меня на много

— И как?

— Да я толком и не поняла, они как-то быстро кончали и больше не могли поднять своё орудие. А вот ты как на батарейках.

— В смысле, спросил Роман.

— Да в прямом, ты даже не толкал мне туда, а я уже раз десять кончила, у тебя там как будто стеклянный.

— Да нет обычный, сказал Роман и полез в трусы девушки.

Ему хотелось доставить ещё большее удовольствие, ведь его похвалили, а это самая лучшая награда мужчине от женщин. Огромная пилотка растерзанная боковым давлением члена, захлёбывалась в собственном соку. Роман достал своего дружка, и уже собирался вводить его, ёрзая головкой по срамным губкам вагины.

— Какая лохань подумал он, нет у Леры не такая.

— О боже Лера! Я же ей изменяю!

Но он не хотел обижать и эту женщину. Роман положил свой член между половых губ и начал интенсивно стимулировать, имитируя половой акт. Девушке это очень понравилось, и она начала двигать навстречу каждому такту. Вскоре они кончали вместе.

— Мы ещё встретимся, спросила Тоня.

— Не знаю, наверное нет, ответил Роман.

— Почему? Спросила она.

— У меня была девушка. И я хочу с ней разобраться, сказал он.

— Эта Лерка малолетка, что ли твоя девушка, съехидничала Антонина.

— Да она же: Да про вас весь студенческий городок смеётся

— Что она? Закричал Роман

— Я никому не позволю про неё говорить плохое, более спокойно сказал он, взял вещи и удалился.

Роман долго бродил по ночному городу, под окнами общежития своей девушки, ему с нетерпением хотелось снова увидеть её. Но не в этот день, и не на следующий он так и не дождался её. Маринка специально затягивала время, и говорила, подожди, скоро сестра с мужем приедут и нас заберут. Но никто, так и не приезжал. Тогда Лера молча собралась и отправилась пешком. Ей повезло, её подобрал один старичок дачник, и довёз почти до общаги. Роман стоял у крыльца и ждал её. Разные мысли приходили ему в голову, он не знал, как поступить. А вдруг она появиться с новым парнем, или ещё хуже вспыхнет старая любовь. Но было всё гораздо проще.

Выйдя из машины, они одновременно побежали, друг другу на встречу. Лера запрыгнула на Романа, обняла изо всех сил, и сказала: "Я больше ни когда не отойду от тебя ни на шаг, давай будем жить вместе". Она вернулась к шофёру отблагодарить за доставку, но тот со словами: "Будь счастлива дочка", быстро уехал. Лера шла счастливая, глядя на Романа, и с горечью рассказывал про свои ночные похождения. Ром, но у меня там ничего не было, меня только целовали, я даже за сиськи не давала потрогать, а как я его проучила. Так им козлам и надо. Роман в очередной раз поверил и простил, но про свои похождения он ни чего не сказал.

Лера чувствовала за собой вину, и поэтому она пригласила Романа к себе домой на выходные. А самое главное она хотела показать его своей бабушке, и услышать её мнение. Роман долго колебался, он был не любителем знакомств с родителями, но он боялся оставить Леру одну, без него она вечно попадала в неприятные истории.

Как и в случае с Сергеем родители готовились к встрече с новым зятем.

При встрече будущая теща как обычно съязвила:

— Лерк? Это последний, или как?

— Последний, за неё ответил Роман.

— А ты водку пьёшь, спросил уже тесть.

— Кто хочет помериться, пошли наливай, пошутил Роман

Помериться желающих оказалось много. Родственники и одноклассники Леры приняли тепло нового члена семьи. Вот только Лера ворчала: "Ромка не пей, их всё равно не перепьешь". И иногда забирала рюмку и выпивала сама.

Изрядно поднабравшись, Роман и Лера пошли спать. "Раз это последний, идите вместе спать в дальнюю спальню, я уже постелила" — сказала будущая тёща. Роман держался довольно таки бодренько, а вот Лера, или она изрядно перебрала, или она делала вид, что ничего не соображает. С закрытыми глазами, она молча лежала, да же не отвечая на его ласки. Роман вспомнил слова, тёщи, и некоторых гостей, которые по пьянке путали его с другим женихом. Он лежал и был как никогда злой на свою ненаглядную. Он ругал себя много раз, но зачем я согласился поехать, зачем мне весь этот балаган. Всё приезжаю в город, и разбегаемся. Его одно утешало, хоть одноклассники про неё говорили только хорошее, Лерка у нас как скала, любому даст отпор, Её здесь ни кто даже не целовал, короче девка что надо, тебе повезло чувак.

И где её отпор? Роман снял с неё лифчик, погладил по грудям, потеребил соски. Она лежала молча, как в коме. Затем он засунул свою руку в густые заросли лобка, пошарился там, тоже ни каких эмоций. Его пальчики скользнули чуть ниже, и он ощутил тот самый розовый бутон. Роман попытался раздвинуть лепестки, так-как ноги были сильно сжаты, но девушка развела их пошире, и начала поднимать таз. Роман воспользовался этим и быстренько сдернул ей трусики. Это были те самые, в которых Лера дважды лишилась девственности. Перед ним встала картина, что это он её лишает сейчас девственности. И если не сделает он, то это сделает кто-то другой. Нет я этого не допущу она моя, и только моя. Роман быстро залез на распростёртое ложе девушки, и вот уже его член медленно и аккуратно проникает всё глубже, и глубже в сухую письку девочки. Я её продефлорировал, и с этой мыслью у него начался оргазм. Роман инстинктивно засунул свой член до отказа и излил всё семя в матку девушки.


Его член не увял, и он начал дальше продолжать быстрые движения. Через чур, увлажнённое влагалище, плотным кольцом сжимало его член. Романа охватили новые чувства ранее ему не изведанные, и минут через 10 у него нахлынула новая волна. И так это повторялась раз пять, нет семь, потом скажет Лера она тогда не спала. Уже после третьего раза она начала в такт совершать встречные движения. Ей было как никогда хорошо. Но она не могла раскрепоститься, боялась реакции Романа. И как бы тут не было после 3-х часового акта, любая раскрепоститься. Она впервые в своей половой жизни получила настоящий оргазм из десяти серий. Лера сжала влагалище, по телу началась пробегаться дрожь, мозг отключился, и она схватила Романа за ягодицы и чуть не до крови вцепилась ногтями, натягивая его на себя. С тех пор она стал регулярно получать оргазмы уже в первые минуты секса.

Лера и Роман вернулись в город, и начали жить вместе. Они трахались как кролики, до мозолей стирая, свои половые органы. Она как никогда была счастлива, гордилась собой, и своим женихом. Теперь она его любила не только как брата, но и как мужа, и страстного любовника.

Лера закончила колледж, устроилась на работу в детское кафе. Роман, ещё полгода писал диплом, и отрабатывал практику. После защиты его направили в другой город. Роман уехал один и Леру с собой не вял. Последнее время он всё чаще и чаще стал вспоминать свои принципы.


Глава 6. Поездка с таксистом


Роман был в растрёпанных чувствах, он стал понимать, что он зашёл далеко. Зачем парить мозги девчонке, давать ей какие-то надежды, обещания. Ей хотелось семейной жизни, детей, а он к этому совершенно был не готов. Да он и не мог представить, как можно жениться не на девственнице. Что бы потом говорили, да вот этот, или тот трахали его жену. Пересилив свои чувства, он решил поехать к себе, в свой родной городок, и навсегда забыть Леру. Там у него была не менее любимая девушка-Танюшка. С которой, он прекратил отношения только из-за того, что её после дискотек пытались провожать другие ребята. Сегодня Роман решил просить у неё прощение, чтобы возобновить отношения. Он встретился с другом, зашли в магазин, взяли спиртного, и отправились на своё излюбленное место. Вдалеке послышался знакомый звук мотоцикла.

— О это кажется Генкина Планета-Спорт, спросил Роман у товарища.

— Да вот он и сам, ответил Валёк.

Мимо них проезжал мотоцикл, на котором сидели парень с девушкой.

— Давай его к нам, сказал Роман, и начал махать рукой проезжающим. Мотоцикл проехал мимо, ни как не прореагировав.

— Да он сейчас в завязке, не пьёт, тем более подруга на 6-м месяце, сказал Валёк.

— И кто его так осчастливил? Спросил Роман.

— Да это помнишь, у тебя была подруга Танька, так вот как ты её бросил, они стали встречаться. Ответил Валёк.

Романа как будто ударило молнией. Он сорвал пробку, и принялся пить из горла.

— Э хватит, там уже меньше половины, оставь, закричал Валёк.

— Тебя какая муха укусила, осекся он. Понимая, что другу стало плохо из-за его Танюшки.

— Да кончай Ром она не стоит этого, ты думаешь Генка у неё первый был? Да вот хрен, она блядь конченная. После того, как ты её бросил, кто с ней только не был. Раньше все тебя боялись, поэтому она была пай-девочкой. Даже этот Ванька сопливый, и тот её трахал. Она тут всё члены побольше выбирала, вот и на Генке остановилась. А ребёнок хрен знает от кого. Продолжал Валёк

— Хватит уже про неё, мне она на фиг не нужна. Зарычал Роман

— Лучше ещё сбегай в магазин. Валёк взял деньги и молча пошёл. Он знал, что она ему была не безразлична. И в этот момент лучше друга оставить одного и не перечить ему. А то этот контуженный, мог отоварить любого.

Роман продолжал пьянствовать и дебоширить на дискотеках. Прошёл месяц. И ему пришёл отказ по работе. Данная организация не нуждается в молодых специалистах. Он не переживал, больше конечно переживали его родители. И они не знали, что твориться с сыном, и как его остановить.

Лера целый месяц продолжала по ночам плакать в подушку. Известий от любимого не было. Где он, как там, ни кто из знакомых ни знал. Ночью, услышав плачь внучки, бабушка сказала: "Лерочка не упусти своего счастья, поезжай сама к нему, это твоя судьба". Утром Лера собрала вещи, и отправилась в город. Она опоздала на последний рейс, разочаровавшись, пошла на свою съёмную квартиру. Рядом с автовокзалом она увидела частника.

— А сколько вы берёте, подойдя к нему спросила девушка.

— С тебя ни сколько, ответил таксист.

— Что ни помнишь, на даче с Маринкой и Толиком, продолжал он.

— Ты прости если что не так, да пьяные тогда были. Тебя кажется Лера зовут?

— Да, ответила она.

— Садись Лера довезу с ветерком в целости и сохранности.

Это был тот Андрей, который на даче тряс своим длинным, твёрдым членом у неё перед лицом, и которого она бортонула с минетом. Лера заменжевалась, но у неё не было выбора. Она так сильно хотела встречи с Романом.

Они молча ехали почти половину пути. Затем она не выдержала и начала рассказывать про Романа, их отношения, как она его любит и как по нему соскучилась, Ей так хотелось выговориться, поделиться своей радостью. И она почему-то ляпнула, кажется, что я беременная. Андрей начал представлять, что кто-то трахает эту красотку, суёт ей член в рот, как та страстно сосёт, заглатывая по самые яйца. Он стал возбуждаться, его член напрягся до такой степени, что стало неимоверно больно, так как джинсы не давали полностью распрямиться. Терпению приходил конец, а она всё продолжала говорить и говорить. И даже не заметила знака "Объезд" и как Андрей свернул на просёлочную дорогу. Проезжая возле леса, он спросил, не хочет ли она отлить. Лера увидев, что они свернули с трассы, запаниковала и потребовала выехать на дорогу.

— Что ты дурёха, там же знак стоял, "Ремонт дороги". Сейчас возле леска отолью, и поедем дальше к твоему Роману. А то я сегодня целый день на колёсах клиенты достали, некогда в туалет сбегать.

Андрей подошел к дереву, расстегнул джинсы и достал своё копьё. Да он действительно был как копьё. Довольно длинный, ровный. Ни одной морщинки, ни одной складочки. Бархатистая, белая как сметана кожица обтягивала его, прикрывая на половину розовенькую головку. Андрей долго, мял его, затем начал рукой совершать поступательные движения, при этом, то оголялась, то снова пряталась самая сокровенная и красивая часть мужского достоинства. Лера смотрела на него, не отрывая глаз. О боже какая красота. Как они все прекрасны и толстые и тонкие, и длинные и короткие Она сразу вспомнила члены Витька и Сергея, и представила, что они втроём стоят и дрочат на неё.

Андрей продолжал стоять так, чтобы его видела Лера, и он несколько раз уловил её взгляд. Поняв, что девочка не отрывает глаз с приоткрытым ротиком, глотая слюну, он ещё больше возбуждался, и не мог помочиться. У Леры больше месяца не было секса. Поэтому её влагалище предательски заныло, по животу пробежала приятная дрожь, которая опускалась всё ниже и ниже. От перевозбуждения в области клитора появилась тупая боль. Она захотела в туалет. Не стесняясь, Лера вышла и уселась с другой стороны машины. За журчанием мочи она не услышала, как подошёл Андрей. И когда последние капли упали на листву, она подняла глаза, и увидела.

Перед ней стоял он, со спущенными до колен штанами. Огромные яйца прятались под густой рыжей волоснёй, а сверху от неё вздымался к небу длинный ствол, головка которого заканчивалась за пупком. Леру одолел страх, она снова оказалась беспомощной в трудной ситуации. Что делать, что делать? Думала она, продолжая разглядывать член. Теперь он находился в нескольких сантиметрах от неё, и тем более днём. Видна была каждая его складка, каждая жилка. Она представила, как он легко проникает во влагалище, двигаясь всё глубже и глубже, проходит через весь живот и доходит до горла. До горла он конечно ещё дойдет.

— Что нравиться? Ухмыльнулся таксист.

— Знаю нравится, если бы не нравился так бы не зырила.

— Отойди по-хорошему, сказала Лера.

— За тобой должок, прошлый раз ты меня бортонула, а вот сейчас не отвертишься, снова ухмыльнулся он.

— Отойди, или я всё расскажу Роману, чуть не плача сказала она.

— Да! расскажи как там мы бухали, как мацались, как ты мой член тащила к себе между ног. Тебе тогда не повезло с месячными. А то бы я тебя как сидорову козу отжарил. А может мне самому ему рассказать? Спросил таксист.

— Не надо ты опоздал, я ему сама всё рассказала.

— Опоздал говоришь? Да нет мне торопиться некуда, сейчас мы всё исправим. С гордостью ответил таксист.

Лера попыталась встать, но мощные руки шофёра легли на плечи и не давали ни малейшего шанса. Андрей прижал её голову к своему достоинству, и начал потихоньку совершать круговые движения. Резкий запах мочи и пота ударил в нос девушке. Она начала отворачиваться, тогда он схватил двумя руками за уши и начал с силой крутить их в разные стороны.

— Соси сука, соси! Истерически кричал он.

Член торчал к пупку и категорически отказывался лезть в рот. Андрей, быстро освободив одну руку, обхватил ствол, нагнул его вниз и резким толчком вогнал по самые яйца в ещё не закрывшийся ротик. От неожиданности Лера чуть не задохнулась. Головка прошла за гланды и перекрыла дыхательные пути. Из глаз потекли слёзы. Она сильно сжала зубами член и была готова откусить его. Но таксист снова схватил за уши, и от боли Лера открыла рот как можно шире. Длинный как шланг, агрегат Андрея так же быстро вырвался наружу.

— Ты что шалава делаешь, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Сейчас раком поставлю, и буду разрабатывать другие дырочки, а после смены должна слизать всё. Поняла? спросил он.

— Не надо раком, я жду ребёнка, это может навредить малышу, дрожащим голосом сказала Лера.

— Я сделаю всё, как ты хотел.

— Так-то лучше, уже спокойнее ответил таксист.

Лера нежно взяла член у основания, и медленно начала двигать вдоль ствола, не зная, что делать дальше. Она смотрела уже с безразличием на обслюнившую головку, которая надулась как воздушный шар, и казалось, вот-вот лопнет от налива крови. Из узкой щелки выделялась какая-то, бесцветная жидкость, которая тонкой струйкой свисала на несколько сантиметров. Это ещё больше наводила брезгливость на девушку.

— Ну что смотришь, уже не нравится, давай покажи, как ты это делала своему Ромочке.

— Я ему этого никогда не делала, и вообще я этого никогда не делала, дрожащим голосом сказала Лера.

— О! Да я сегодня лишил твой ротик девственности, с гордостью сказал Андрей.

— Ну что же, раз он побывал в тебе, ты теперь не девочка, принимай дружка, или может раком? Спросил он.

— Нет, я же сказала, всё сделаю. И она быстренько погрузила головку в свой девственный ротик. По началу, ей было противно, но вкус слегка солоноватой жидкости из простаты начал постепенно разогревать чувства. Она сначала медленно, затем всё быстрее и быстрее начала двигать головой вдоль ствола, одновременно рукой массируя огромные яйца и основание члена выдавливая столь вкусный нектар, напоминающий любимую красную икру. Лера начала входить во вкус. О, мамочка, как же я его хочу, боялась признаться она себе. В данный момент ей казалось, что нет приятнее занятия. Она была готова заглотить его до самой матки, но рвотный рефлекс ограничивал глубину входа. Она продолжала стоять на коленях, со спущенными розовыми стрингами, которые одела для встречи с Романом. А сейчас она предательски чувствовала, как изнемогает влагалище, и просит, нет, даже требует огромного члена. Да сейчас бы Витька, или хотя бы Сергея, пощекотать щелочку.

Это её ещё больше возбудило, она чувствовала, как по её бёдрам, стекает влагалищная смазка. Андрей смотрел на неё сверху. С размазанной помадой и потёкшей тушью Лера походила на дешёвую проститутку. Это конечно его не возбуждало, и он долго не мог кончить. Акт продолжался около получаса. Да, вот это трахаль, как долго он не кончает, думала она, не то, что Ромка как кролик, за это время раза три бы кончил. Но она, то же не могла кончить. Ей нужен был член с частотой как у кролика, вот тогда бы она в миг разрядилась. Лера сначала одним пальцем, затем вторым, третьим и наконец, всей маленькой ладошкой погрузилась во влагалище. Ей хотелось засунуть всю руку и сжать в кулак, но большой палец руки препятствовал проникновению. Андрей не мог этого не заметить сверху.

Да, а девочка ещё та штучка, я не ошибся. Теперь он полностью был уверен, что она ни кому не расскажет, а особенно Роману. Он заочно знал его и наслышан о его подвигах в прямом и переносном смысле и слегка побаивался. В знак благодарности он взял Лерыну руку, которая находилась в изнывающей от влаги пещере, и начал обсасывать каждый пальчик. Вкус девичьего нектара быстро привел к оргазму. В тот момент, когда Лера пыталась повторить первое проникновение до гландов, тело Андрея содрогнулось, и первая мощная струя ударила прямо в пищевод девушки, и провалилась в желудок.

Она хотела вытащить член изо рта, но Андрей аккуратно придержал голову и со стонами: "Я люблю тебя Лерочка" начал наполнять ротик. Как из крана, с каждой судорогой сперма заливала рот девочки. Она не успевал глотать горьковатую и уже, кажется противную на вкус семенную жидкость. Когда это кончится и сколько там её. Сперма двумя потоками по щекам начала вытекать прямо на новенький кримплиновы костюм. Ещё мгновение и член выпрыснул остатки семени и начал быстро увядать. Он почти не изменился в размерах, просто стал дряблым.

— Пососи еще, я хочу, чтобы он снова встал, попросил Андрей.

— Нет, помотала головой Лера.

Одновременно вынув член, у неё начался рвотный рефлекс, её стошнило. Андрей посмотрел на девушку, фу блин типичная шлюха, на панели таких нет страшных. Он долго пытался возбудить член, но попытки оказались безуспешными. При каждом взгляде на размазанное лицо, член мгновенно таял. На такую даже не стоит. Он достал бутылку минералки, отпил, промыл член и передал девушке.

— На, возьми, прополоскай рот и умойся, сказал он.

— Полей мне, попросила Лера. Остатками воды она прополоскала ротик, переоделась вплоть до трусов, села в машину. И они поехали. Одетая в старую футболку и спортивные штаны, без макияжа, она выглядела как серая мышка. Слёзы накатывлись на глаза, что я скажу Роману, а что он скажет, увидев меня такой. Опять оправдываться. Сколько можно. Она уже хотела попросить развернуть машину, вдруг Андрей заговорил: "Не любишь ты своего Ромашку, не любишь".

— Не тебе судить, ответила она. Я его люблю больше жизни.

— Понимаю, любишь как брат, как друга, но ни как мужчину, ни как любовника. Зачем тогда с нами на дачу попёрлась, зачем бухала, чтобы лучше расслабиться? Я за свои 27 лет вас изучил на сквозь. Думаешь я не видел, как ты глазела на меня, когда я не мог помочиться у дерева. Другая бы отвернулась и в машине обоссалась бы, но не вышла, А как ты мастерски делала минет, профессионалкам далеко до тебя, и это первому встречному, а не своему возлюбленному. Лера подумала: "А ведь он правду говорит". Отстегнув ремень, она хотела выпрыгнуть на полном ходу, но Андрей быстро разгадал её замысел. Схватив крепко за футболку, он дал по тормозам.


— Ты что дурра, в тюрьму меня захотела упечь! Закричал он. Да у тебя в жизни ещё будет столько измен, столько членов отсосёшь, что теперь за каждого жизнь отдавать. Получила удовольствие, радуйся, раз он тебе в сексе не интересен. И не хрен здесь сопли жевать, что скажу, да ничего не говори, вот ты ему прям целочкой досталось. Поди херов-то немерено повидала.

— Да нет с его и с твоим четыре.

— Ну да, а я бы дал больше, наверное были ребята ого.

— Да по более твоего, с улыбкой ответила Лера.

— Расскажи как это было в первый раз. Спросил Андрей.

— А у меня это было дважды, и Лера начала свой рассказ. Сначала про Витька. Потом про Сергея. И потом только про Романа.

— Хороший парень этот Роман, наверное, действительно любит тебя. Не обижай его и держись за него.

— Да мне тоже так бабушка сказала, уже веселее сказала Лера.

— А ты ему ни чего не говори, пусть это будет нашей маленькой тайной. Если хочешь, я всегда буду к твоим услугам. Или хотя бы просто останемся друзьями.

— Друзьями можно. А вот член сосать я больше ни у кого не буду. Даже под дулом пистолета.

— Не зарекайся, попадется какой-нибудь красавчик. Устоять не сможешь и в рот возьмёшь и в попу дашь.

— Я слово тебе даю, что Роману больше не изменю никогда и ни за что.

Да девочка только не ты, подумал Андрей, тебя поласкай чуток и ты поплыла. За разговором они не заметили как быстро прикатили в нужное место. Пожав руку, Лера поспешила к дому Романа.

Лера уже была пару раз у Романа и знала его родителей. Мать с радостью встретила девушку и провела в свободную комнату, где до замужества жила старшая сестра Романа. Хотя она не симпатизировала Лере, но была с надеждой, что может с ней он остепенится, меньше будет пить и дебоширить. Лера приняла ванну, постирала все свои вещи, надела халат сестры и принялась ждать любимого. Мать была уверена, что он не придет. Со слезами на глазах она умоляла Леру пожить у них и повлиять на Романа. Они просидели всю ночь, но Роман явился только под утро, когда все уже ушли на работу. С глубокого похмелья, он не мог поверить своим глазам.

— Ты, ты что здесь делаешь. Зачем приехала, спросил Роман.

— Я по тебе соскучилась, мне кажется у нас будет ребёнок.

— Так кажется или будет, твердо спросил Роман.

— Кажется, не уверенно ответила Лера.

— Если кажется — крестись. А я вот тут вас пытаюсь забыть, только вот хреново получается. Роман достал бутылку пшеничной водки, сорвал пробку и принялся пить с горла. Лера выхватила бутылку, и сама начала пить. Роман опешил от такой наглости, и очнулся когда на дне осталось на пару пальцев.

— Ты что здохнешь.

— Не здохну бывало и хуже.

Роман взял бутылку и пошел выливать в раковину. Лера как хвостик бежала за ним и требовала отдать спиртное. Войдя в ванную, он увидел постиранные вещи своей подруги, в том числе и розовые стринги.

— И что это за постирушки, не успев приехать, спросил он, тебя нароком не насиловали. Он взял стринги и поднес к носу. Глубоко вздохнув, он сказал: "Кажется спермой прёт, и от костюма то же". Лера выхватила бутылку, и осушила содержимое. Ей стало обидно, но не от слов Романа, а от того, что с ней случилось вчера. Она заплакала, и рассказала, что её действительно пытались изнасиловать и не тронули только потому, что она сказала, что она ждёт ребёнка. Про минет она ни чего не сказала, и это было началом её вранья. Роман громко кричал на всю квартиру. О боже ну почему это только с тобой происходит, почему все хотят трахнуть именно тебя. Есть сотни красивых женщин и ни кто их не насилует. Мол сама виновата, сука не захочет — кобель не вскочит. От этих слов ей стало ещё обиднее.

Какая я дурра, зачем приехала, лучше бы я из машины выпрыгнула. Лера побежала и упала на кровать. Роман принял душ, успокоился и вошел в комнату девушки. Лера от алкоголя быстро уснула. Она лежала на спине с широко раздвинутыми ногами, как бы призывая, я вся твоя. Он подошел, наклонился к девушке поцеловал её в щечку, посмотрел на неё внимательно. Да какая же она красивая, какая сексуальная и если я не могу устоять, то что говорить про других. Роман развязал пояс халата, развернул его и долго наслаждался телом девушки, которое лежало в одних трусиках.

Роман взял за резинку, стянул их и положил под подушку. Теперь она лежала совсем голая перед его взором. Он впервые видел красоту женского тела так близко в полном объёме. Нет, это была не Танюшка, это была его Лера, его любимая женщина которую он будет любить всю жизнь. Любить и мучиться, до последних дней представляя как она была под другим. И в этот раз он представил, как она лежит пьяная и на ней измывается Сергей. Роман упал на девушку и принялся страстно целовать глаза, мочки ушей, губы, груди спускаясь всё ниже и ниже. Дойдя до пупа, он увидел дорожку из короткого нежного пушка, которая открывала путь к самому заветномуместу. Роман ни когда не целовал девичьих вагин. Он остановился на нежных молочных бедрах и страстно их целовал у самой промежности. Нежный и тонкий запах не давал ему покоя Он слегка сжал губы, и чмокнул прямо в бутон свою Лерочку. Она как бы в благодарность развела ноги шире и приподняла таз. Роман не понимал, что он творит.

Он языком провёл по розовым складкам один раз, затем другой, третий и впился губами в прекрасный цветок, высасывая из него нектар. Жажда страсти давила всё сильней и сильней, ему хотелось всё глубже и глубже проникать в чрево девушки. Но язык не член. Тогда Роман решил по шире раздвинуть губки влагалища. Его слегка затрясло, когда он увидел девичью плевру, вернее, то, что от неё осталось. Белой плотной каёмкой, с рюшечками она отделяла влагалище от свода половых губ. Но больше его заколотило от вида двух глубоких порывов. Сволочи, значит, она говорила правду, такие порывы бывают только от насильственной дефлорации.

Роману до боли стало жалко девчонку, и он принялся зализывать старые раны. Лера лежала молча, толи она спала, толи не хотела мешать процессу. Роман долго не мог воздерживаться от оргазма, твердый как гранит член истекал смазкой, яйца слегка ломило. Тогда он прижался к груди девушки, слегка потерся, одновременно посасывая клитор, разрядился в собственные трусы. Но на этом дело не закончилось. Подмывшись, он вернулся к девушке, его член продолжал стоять как гранит. Не раздумывая Роман лёг на девушку, опираясь на руки и колена, давя лишь пятой точкой. Член без труда скользил в просторной киске, и Роману это доставляло больше удовольствия. Ему не хотелось насилия и грубости, и от этого он кончал раз за разом в свод больших половых губ. Вытерев полотенцем он снова вставлял член и продолжал нежные фрикии. Лера открыла глаза только под вечер,

— Ром может хватит, ты наверно устал,

— Да нет, я по тебе так соскучился и готов сутками продолжать.

— Я тоже, так бы и лежала всю жизнь с тобой. У меня ещё в жизни не было такого продолжительного секса, чуть не вырвалось из её уст, но на этот раз она промолчала. Роман от таких слов кончил в очередной раз.

— Давай вставай, сейчас придут родители твои, надо прибраться и приготовить кушать. Они быстро помылись и начали заниматься уборкой и приготовлением пищи.

По приходу родители впервые увидели вечером взрослого сына дома трезвого, да и ещё за уборкой, они были очень благодарны этой хрупкой девочке и предложили ей остаться навсегда. Лера пожала плечами.

— Я не знаю, как Роман, да и мне нужно посоветоваться с родителями, спросить их согласие.

Роман я думаю не против. Да Рома. Он кивнул головой.

— А к родителям мы едем в следующий выходной, договариваться о свадьбе.

Лера с Романом были ошарашены таким поворотом событий, они были на седьмом небе от счастья. И с нетерпением ждали сегодняшней ночи, во время которой они побьют свой же рекорд по продолжительности непрерывного секса.


Глава 7. Последний девичник


Лера соблюдала приличия, ей было стыдно перед родителями Романа по ночам бегать в его комнату. Поэтому она, приготовив брачное ложе, ждала своего кавалера после того, когда в доме все уснут. Роман с нетерпением ждал каждой встречи. Как тайный поклонник королевы, он тайком пробирался по коридорам квартиры, как по лабиринтам замка. Аккуратно закрывая за собой дверь, он быстро нырял под одеяло своей возлюбленной и заваливался на неё. Роман крепко обнимал Леру, гладил груди, целовал её шею, мочки ушей губы и одновременно пытался вводить своего дружка, в ещё не разогретый бутон. Его член всегда готов был к бою, и порой казалось, что под нежной шкуркой находится кость, а не пористая губчатая ткань наполненная кровью. Бесчувственный орган от перенапряжения вечно упирался выше искомой дырочки, давя на клитор. От боли Лера прикусывала губы и шепотом говорила:

— Ром направь его, мне немного больно.

— Давай лучше ты, у меня руки заняты, отвечал он ей. И она как пионер в сексе, брала член двумя пальчиками, пытаясь головкой найти отверстие во влагалище.

— Лерочка, да не стесняйся, это теперь твой дружок на веки, возьми его покрепче и толкай, шептал он ей на ушко.

— Да я не стесняюсь, я просто боюсь. У меня аж мурашки по коже, отвечала она. Как будто первый раз брала член в руки.

— Не бойся, он не кусается.

— Правда? И она всей пятернёй обхватила член, оценивая его размер. Да, длинный, как у Сергея, разве, что тоньше. Толстый как у Андрея, разве, что короче. А вот был бы толстый как у Сергея и длинный как у Андрея, то есть как у Витька, вот это да. Она вспомнила мужское достоинство своего первого мужчины невероятных размеров. И что было сил, сдавила своего родного до боли дружка.

Да, Лера ещё часто будет вспоминать своих первых мужчин, занимаясь любовью со своим мужем. Согласно закону природы женщина всегда помнит своего первого мужчину, и мужчину с самым большим достоинством.

Когда член Романа с трудом вошёл в не увлажнённую письку девушки, она подумала, интересно, а как же тогда Витька член ко мне влазил? Ведь последние разы было не больно и легко. Чпок и всё как по маслу. Но до неё не доходило, что от частых сношений её вульва не успевала восстанавливаться, то есть просыпаться и вырабатывать фермент смазки. От этих мыслей и небольшой боли в области девственной плевы, внизу живота пробежали мурашки, матку как будто прошило током, Лера задрожала, вцепилась в спину Романа — у неё начался очередной на этой неделе оргазм. Она хотела прикусить губы, чтобы не выплеснуть свои эмоции, но Роман опередил её. Крепким поцелуем, он впился, просовывая как можно дальше язык в рот девушки.

Роман думал о своём. Каждый раз, вдавливая свой член в сухую и поэтому тугую пещерку девушки, он представлял, как лишает её девственности. Аккуратно введя на всю длину, и почувствовав, что головка начинает упираться, Роман начинал медленно его вытаскивать на половину, и снова опускать почти на всю длину. С таким напрягом обычно это продолжалось не более десяти тактов, и каждый думая о своём одновременно, или почти одновременно получали дикий оргазм, сливаясь в поцелуях.

При каждом оргазме, Лера прижимала Романа к себе, не давая члену выйти из любимого логова. Она уже не боялась забеременеть и точно знала, что скоро выйдет замуж за этого человека. Получившая удовлетворение и залитая спермой плотная вагинка худенькой, юной девочки, превращалась в большое бездонное дупло, растянутое до размеров огромного члена Витька. И в таком состоянии Роман продолжал её "любить" на протяжении всей ночи, получая оргазм за оргазмом.

Теперь член двигался без каких-либо сопротивлений, казалось порой, не касаясь стенок влагалища, напоминавшего большой сосуд наполненный киселём. Да вот это лохань, думал Роман, ну и раздолбил же её этот Сержик. Нет, неужели у него такой толстенный. И он начинал представлять, как огромный член прорывается в лоно его девушки, разрывая в пух и прах перепончатую перегородку. От одной только мысли у Романа сразу наступала разрядка. В этот момент его член напрягался по полной программе, входил на всю глубину, касался матки и изливал на неё очередную порцию горячей жидкости.

Разгрузившись и уменьшив пыл, он не раз ловил себя на мысли, да она же раздолбанная шлюха, вон как подмахивает, уже почти неделю продрать не могу, ей всё мало и мало. Нет, надо выпроваживать. Но что я скажу своей матери, я же обещал поехать к её родителям, просить руки. И с этой мыслью, глядя на Леру, как в том старом анекдоте: "Жопа, жопочка, жопулька, да нахрен эту рыбалку", Роман падал в объятия любимой и ещё с большей страстью, начинал её "трахать".

Практически не ощущая размер фаллоса своего любимого, Лера просила увеличить темп и начинала двигаться навстречу мощным толчкам, всё так же, представляя огромный член Витька, в своей дырке. При таком темпе, от одной только мысли у неё начиналась серия продолжительных оргазмов.

И только под утро, когда маленькая и в тоже время красивая попочка девочки была полностью погружена в едкую сперму, и её начинало жечь и щипать, они прекращали, убирая после себя брачное ложе, состоящее из детской клеёнки и пелёнки, оставшихся от племянниц.

Сегодняшняя ночь была самой продолжительной, как будто последней. Ведь утром рано надо было выезжать, а на выходных неизвестно, как сложатся обстоятельства, и будит ли у них возможность провести ночь вместе.

Родители их всё же застукали. Лере было стыдно, и она всю дорогу молчала, и только когда они подъезжали к городу, она попросила заехать за своей тёткой, у которой она часто проживала. Роман то же всю дорогу молчал, ему не хотелось расставаться со своей холостяцкой жизнью, но больше всего на свете ему не хотелось расставаться с Лерой.

В деревне все опешили, когда к дому Лерыных родителей подъехала новая белая девятка. Все вышли и пошли в дом. Отец отдал Роману ключи от машины, не выдержав, он всё-таки проболтался: "Возьми, покатайтесь, привыкай, мы всё равно подарим тебе её на свадьбу". Они сели с Лерой и поехали по деревне навещать подружек. Ей как никогда хотелось рассказать о своём счастье.

Желающих послушать оказалось мало. Почти все подруги и одноклассницы поразъехались, и мало, кто приехал на выходные. Из близких дома оказалась только Ирина, она, то же на следующей неделе выходит замуж в городе, и была очень рада Лерыному приезду, так как у неё в городе подруг нет, да и родственников то же, а с деревни брат с женой и мать будут. Она пригласила их вместе с Романом. "А мы пока не знаем когда у нас свадьба, за нас пока договариваются" — пошутили они.

Свадьбу назначили через месяц. Мать Романа решила поторопить события, она боялась сплетен и разговоров в их маленьком городке, что сноха может родить раньше времени. На следующий день они уехали, Роман с Лерой остались у тётки в городе. Им нужно было решить вопрос с работой Леры и взять отказную, чтобы поставить печать в диплом Романа, и тогда можно искать работу.

Роман зашёл в институт, и объяснил ситуацию. Ему пошли на встречу и предложили место ассистента на кафедре, но только после того, как он привезёт документ. Для этого нужно было ехать в соседний город. Стоял период отпусков, и была проблема с билетами на поезд, поэтому Роман извинился перед Лерыной подругой потому, что он не успевает вернуться до субботы, и будет только в воскресенье. А в субботу на свадьбе будет одна Лера.

Она долго думала, что одеть на свадьбу подруги. На улице стояла июльская жара, свадьба, а точнее вечер без регистрации в дворце, да и в частном доме под навесом, ладно пойдет легкий топик и короткая плиссированная юбочка. А под низ естественно те розовые стринги, а то я вся взмокну.


Лера ещё ни разу не видела такой скучной свадьбе. Из молодёжи были какие-то два урода, которые в гордом одиночестве ни как не могли напиться, паренёк лет семнадцати от силы. А остальные женатые мужики лет 30–40, которые держались за юбки своих баб, или бабы держали их на поводах. Толстомясая тамада, по-видимому, крестная жениха, только и делала, что собирала деньги со столов, за всякую мелочь, и по всяким пустякам. Ирине было очень стыдно за организацию торжества, которое по настоящему бывает раз в жизни.

И Лера не могла не видеть грустного лица невесты. Она решила взять всю увеселительную часть на себя, и попросила молодого паренька поставить по современней, по живей музыку. Слегка поддатая Лерочка начала вытаскивать всех, кто как-то держался на ногах, но тех быстро уводили жёны и усаживали на свои места. Лера, брат Ирины с женой и ещё две пары оставались на площадке. Она как заводная прыгала, и только плиссированная юбка моталась по сторонам, иногда оголяя не только бедра, но и попку девушки.

Которая была как два спелых персика и идеально сочеталась с осиной талией, и ровными ножками девушки. Красавица Лера была украшением свадьбы, и она немного переборщила. Теперь вся толпа, в основном состоящая из мужиков, глазела на неё, забыв про жениха и невесту. Сильная половина общества, только и ждала, когда она в очередной раз подпрыгнет, и оголятся её ягодички. Все гудели, блин да она без трусов. Бабы рычали на своих мужей, что вы пялитесь на эту шалаву, отвернитесь. Да же кто-то из толпы съязвил: "Смотрите пизда аж красная, как она хочет, да вдуйте же ей кто-нибудь", увидев краешек Лерыных стрингов. Но она продолжала заводить народ, и вскоре к ней присоединился, тот молодой паренёк, который крутил музыку и внимательно наблюдал за незнакомкой.

— Меня зовут Артём, я брат жениха, представился юноша.

— Лера, одноклассница и подруга невесты, ответила она.

— Одноклассница — это хорошо, это очень хорошо, сказал паренёк, подумав, что родственницу было бы проблематичнее трахнуть.

— Может прогуляемся, а то здесь жарко, предложил Артём.

— А тебя мама не заругает, спросила с усмешкой Лера и повернувшись пошла к невесте и жениху. Взрослые мужики, увидев отказ своему молодому родственнику, подозвали его и начали учить, как взять эту девчонку. Да ты не отступай, давай силой её, таким нравится, когда с ними грубо, короче давай вперёд, а завтра нам доложишь, сколько палок срубил. И теперь паренёк стал более настойчивее преследовать Леру.

Она не заметила, как пролетело время, автобусы в этот район после десяти не ходят, телефона в доме нет, чтобы вызвать такси. Да и эти два урода, изрядно поднабравшись, начали в наглую к ней приставать, один задирал юбку просил показать её голую попу, а другой, чуть не порвал топик, полез мять груди. Лера вырвалась и побежала по улице, но увидев за углом пьяную толпу, ещё больше напугалась, и вернулась в дом. Жених и невеста уже улеглись в отдельной комнате, а в доме штабелями валялись пьяные гости.

— Что вернулась, зарычали те два пьяных урода

— Ща будем трахать, прямо тут.

— Артём проводи меня до такси, попросила Лера

— Ты же хороший, не то, что эти, жалобным голосом произнесла она.

— Хорошо ответил тот, но только вы меня поцелуете.

— Ладно, улыбнулась Лера.

Они молча вышли. Для полной убедительности, она взяла паренька под руку, и два урода только облизнулись в след. Лера шла и всю дорогу разговаривала с юношей спокойным рассудительным тоном. Парень был от неё без ума и по уши влюблён. Ему хотелось всю ночь гулять с ней, бродить по спящему городу и слушать её до боли приятный голос. Подошло такси, Лера назвала адрес, и села в машину, молодой человек то же юркнул рядом на заднее сидение. "Можно я с вами, вы обещали" — жалобно попросил паренёк.

Леру это заинтриговало, интересно уже второй раз на вы, он же года на три только младше меня, да ладно пусть едет, вдвоём веселее, подумала она. Парень как бы случайно на повороте пододвинулся к девушке поближе и прижался. Она хорошо ощущала его дрожь, да он совсем ещё зелёный, как мальчишка, он и есть мальчишка, и эта мысль забавляла её.

Она почему-то вспомнила первую любовь, когда ей было даже меньше, чем ему сейчас, и её тогда ещё больше колотило от поцелуев взрослого мужчины. О боже как меня трясло, и как я только после него осталась девочкой. Был бы он по настойчивей, и я бы не устояла в свои 14 лет. Но она ни чего не знала, что у её мужика был условный срок, ещё до Армии, за попытку совращения малолеток. Поэтому он боялся с такой статьёй на зону.

Лера вздрогнула, когда таксист громко сказал: "Вставайте голубки, приехали". Она повернулась к своему юному спутнику, поцеловала в щёчку, и со словами:

— Я же обещала, ну а теперь пока, выпрыгнула из машины.

— А я не так хотел, казалось чуть не плача, выдавил паренёк.

— А как? Спросила Лера.

— В губы сказал он, и выскочил следом из машины.

— Я Вас люблю Лера, я весь вечер только и смотрел на Вас, какая Вы красивая, от Ваших глаз нельзя оторваться, они словно магнитом меня тянут к Вам. Какая у Вас фигурка, какие ножки, как точёные. Он продолжал всё дальше и дальше, а Лере это было приятно вкушать, ведь таких слов она не слышала, ни от кого из своих поклонников, ни от Романа, ни даже от красноречивого Сергея, не говоря уже про других. Ей почему-то не хотелось уходить. Не зря говорят, что женщины любят ушами. Она стала ловить себя на мысли, что это юное создание ей нравится больше и больше с каждой минутой. Какой он лапушка думала она, наверное ещё девственник. Но он опередил её.

— Извините, а можно не скромный вопрос?

— Да конечно, ответила Лера. Ей казалось, что ему сейчас всё можно.

— А Вы девственница? Дрожащим голосом спросил он.

А ты? Перебила она его строгим голосом, потому, что вопрос юного спутника, вывел её из себя.

— Я да, скромно ответил Артём.

— А я вот девочка после пятого аборта, съязвила Лера.

— Зачем Вы так, я же серьёзно, говорил полушёпотом паренёк.

— И я серьёзно, я живу с мужчиной, и у нас через пару недель, то же будет свадьба, так, что приглашаю. Да он завтра возвращается, вернее уже сегодня, и ты его увидишь утром на свадьбе твоего брата.

— И всё равно я Вас люблю, и буду любить всегда, Вы для меня идеал, и на всю жизнь останетесь самой желанной. Я Вас хочу Лера, хочу, чтобы Вы навеки были моей, и только моей.

Ей стало жалко мальчишку, разговор продолжать дальше было бессмысленно, да и на улице еже светало. Она подошла к нему вплотную, прижалась и поцеловала в губы напоследок.

— Ну, мы в расчёте, сказала она.

— Да машинально ответил Артем.

— А мы ещё встретимся в более интимной обстановке, с дрожью в горле спросил юноша.

— Нет ответила Лера, я же сказала, у меня есть жених. И я люблю только его.

— А как же я, я думал, мы тут всю ночь провели и что мне делать. Я тоже хочу с Вами, хочу так же как Ваш жених.

— Трахаться что ли, так и скажи, не жуй сопли, грубо ответила она. Её порядком уже стал раздражать этот парень. Лера была ещё той язвой и она могла ужалить любого своей выходкой, если её начинали доставать. Это зачастую играло с ней злой рок. И на этот раз, она добавила в след уходящего расстроенного парня.

— Как женилка вырастит, тогда и приходи, а сейчас свободен.

Любого мужчину могло вывести унижение в адрес его достоинства. И также подумал Артём, да она точно конченная шлюха, ей бы по толще и по длиньше, точно сказал дядя Валера, с такими надо грубее, им это больше доставляет удовольствие. И с этой мыслью он рванул к Лере. Догнав у калитки, Артём прижал её грудью к высокому штакетнику, и начал впиваться в шею девушки горячими губами.

— Женилка говоришь не выросла, сейчас я тебе покажу, как надо, таких как ты трахать.

— Отпусти, шептала девушка, барахтаясь и пытаясь вырваться из плотных клещей, а то я буду кричать и позову тётку. Но он, почему то был уверен, что она не будет кричать, и продолжал лапать маленькую упругую грудь под топиком девушки.

— Да ты гонишь, ты девственница, такие упругие только у целок бывают, а когда ломанёшь, то сразу до пупа отвисают, мне об этом старший брат говорил. У них с твоей подругой Иркой так же было до свадьбы. Да и я сам случайно их видел, такие стрёмные обвисшие, а раньше были как у тебя. И продолжал их наминать.

— Да отстань ты девочка, ни девочка, может тебе вывернуть её на изнанку, и показать, снова съязвила Лера. Но это только больше усилило натиск молодого насильника.

Он расстегнул ремень и пуговицу на брюках и те как по заказу свалились до самых стоп. Увидев его в одних трусах свободного покроя, Лера снова съязвила.

— Ну что остановился, показывай своего птенчика, или напугался, продолжала поддевать она юного паренька.

Тот резко сорвал трусы в низ, и с гордостью крикнул:

— На, смотри, что довольна.

— Да нет, я думала больше, продолжала издеваться она.

Уже практически рассвело, и Лера отчётливо видела вздыбленный и надутый пенис мальчишки. Белая, с голубыми прожилками шкурка, обтягивала его полностью, закрывая даже головку, и заканчивалась на конце маленьким сморщенным розовым колечком. Лера ни когда не видела девственных членов, у неё все мужчины были старше как минимум на три года, с уже сформировавшимися пенисами внушительных размеров. Но этот смотрел на неё как младенец, который смотрит на мать когда хочет кушать. Лере по-настоящему его стало жалко, ей хотелось обнять, поцеловать и приголубить это милое, нетронутое создание. Она продолжала смотреть на человеческую красоту, созданную толи богом, толи природой, пока голос Артёма не разбудил её от гипнотического сна.

— Что нравится, гордо спросил он. Возьми в руки, смотри какой большой.

— Большой ухмыльнулась Лера. "Да ты мальчик глуп, и не видал больших за…", подумала, но на этот раз промолчала наша язвочка. Она моментально оценила белого петушка, да на целую треть и по длине и по ширине меньше чем у Романа, не сравнивая даже с другими. При этом взяла член в руку и попыталась помастурбировать парню. Нежная шкурка, с треском натянутая, не двигалась по стволу. Лера придавила сильней, но парень только вздрогнул, а головка оставалась закрытой. Её стала снова заводить создавшаяся ситуация.

— Он у тебя, что всегда так, спросила девушка.

— Да ответил Артём.

— А как же ты собирался трахаться, с небольшой дрожью спокойно спросила она.

— Не знаю, ну так наверное, потом он в ней наверное вылезет.

— Да ничего подобного, ты не сможешь даже ввести.

— А давайте попробуем, еле слышно сказал юноша.

— Попробуешь ещё, но только не сейчас и не со мной, убедительно ответила Лера. Но я постараюсь тебе помочь.

— Для начала отпусти меня и пойдём за калитку, а то люди могут увидеть, а мне это ой как не желательно перед свадьбой. Артём подчинился требованиям Леры. И они удалились во двор возле сарая, там, где их никто не мог увидеть. Как мать над ребенком, Лера склонилась над девственной, ещё не вызревшей писюлькой парня.

— Отвернись, закрой глаза и расслабься, приказала она ему. А я всё сделаю.

Довольный Артём, уже начал представлять, как она берёт его член в свой нежный ротик, рассасывает его, головка выпрыгивает наружу, и её шершавый язычок круговыми движениями массирует плоть.

Тем временем опытная девушка, тихонько сплюнув на руку, начала обильно втирать слюну через маленькое отверстие на конце шкурки. И когда Артём стал отключаться, а это было слышно по его стонам, Лера резким движением оголила головку члена. Он машинально вскрикнул, присел и сжал промежность. Лера обняла по матерински парня, и нежно сказала

— Ну вот и всё ты уже не мальчик. Больно было?

— Да нет, но не из приятных, сквозь зубы ответил он.

— Да что нет, вижу же что больно. Всем бывает больно, добавила девушка. Интересно, а как это у Ромки было, надо обязательно спросить, подумала она. О Ромка, он же скоро приедет, надо быстрее сматывать удочки, а то тут такое будет — и член пополам, и писька в дребезги.

А как это у тебя было, и было ли это? Спросил Артём.

Было, было, как у всех бывает, торопливо ответила Лера и начала одевать трусы парню. Она вновь остановила свой взгляд на девственном члене. Теперь он был не такой уже безобидный, и как-то наводил страх. Лера слегка испугалась, увидев страшный грибок. Вены выделялись крупной синей змейкой, через чур ребристый ствол у головки, был почти в два раза меньше по диаметру, перетянутый крайне плотью. А сама головка, надутая, как воздушный шар, блестела, и отдавала фиолетово — розовым отливом.

Ничего себе, вот это наболдажник, как у Романа. И она представила, как этот маленький членик, с большим шариком нежно двигается по всей длине её киски. Она снова поймала себя на мысли, да я же похотливая сучка, мне же скоро замуж, а я всё члены перебираю. Нет, Ромка лучше всех и по внешности, и в сексе. И член у него, что надо. А что я нашла в этом сосунке. Так в очередной раз поразвлечься, вспомнить молодость, как издевались над пацанами. О это точно был последний мой девичник, подумала она и скомандовала парню:

— Что стоишь одевайся, да и не забудь дома смазывать вазелином два раза в день головку и крайнюю плоть и подрачивай его.

— Как подрачивать, спросил с недоумеванием парень.

— Ты что совсем трудный, в детстве не дрочил?

— Нет, ответил он. А как?

— Как, как. Да вот так. Она схватила член рукой и несколько раз провела процедуру одевания и раздевания головки. От неожиданности Артём вздрогнул, но боли такой уже не было.

— И что я уже не девственник?

— Да не девственник, я тебе уже говорила, сказала Лера.

— Это не правда, надо, чтобы он побывал там, и тогда всё. Давайте же завершите начатое. Ну, пожалуйста, умолял он. Я ни кому не расскажу, даже дяде Валере. Для меня это очень важно.

Лера уже собралась уходить в дом, и показала запасной выход со двора, чтобы ни кто не заметил парня. Но Артем набросился на неё сзади, прижал к стене и начал задирать и без того короткий край юбки. Маленький, но упругий член тыкался в округлые ягодички девушки, это ещё больше заводило парня. Он сдвинул в сторону лямку от стринг, ощутив при этом, какую-то липкую жидкость на всей промежности, и попытался ввести член. Но его длины хватило только, чтобы коснуться половых губ.

В ярости Артём рванул за лямку, и оторвал её от пояска. Теперь набухшая киска девушки оставалась полностью открытой. Но это также не помогло парню, длины члена по-прежнему не хватало. Тогда он схватил за ногу девушки, поднял вверх, и отвёл в сторону. Лера не стала сопротивляться, боясь повредить свои стройные, нежные ножки о не отёсанные доски. Какой он сильный, подумала она, мне с ним явно не справиться, и она как прежде пустила всё на самотёк. Артём, пристроившись сзади и немного с боку, ощутил, что уже всё ближе, чем до этого, пора действовать. Не опытный юноша не оценил, что по своей природной конституции, она была "КОРОЛЁК", и секс с такими, лучше всего спереди.

Он направил своего дружка примерно где-то между ног, и тот без труда нашёл свою лунку, в хорошо увлажнившейся и разбухшей киске. Артём впервые ощутил эти не земные чувства. Земля уходила у него из под ног. О какое блаженство. Я теперь понимаю, почему люди женятся. Ему хотелось навсегда застрять в этом новом мире, но инстинкт заставлял двигаться. При каждом обратном движении, член выпрыгивал, и снова елозил между ног в поисках заветной дырочки и снова проникал лишь до глубины девственной плевы, слегка щекоча её. Это единственное, что хоть чуточку доставляло удовольствие девушке. Да и какое там удовольствие, она всё время думала, ну как можно с таким трахальщиком получить оргазм.

Высотой парень был примерно как и Лера, поэтому маленький рост придавал ему дополнительные трудности. Для того чтобы глубже ввести хотя бы на пару сантиметров, приходилось вставать на цыпочки. Это утомляло и раздражало парня, он ни как не мог кончить. Между ног у Леры всё было извазюкано липкой и скользкой слизью из влагалища, Ей порядком начинал надоедать этот спектакль, и она уже хотела вырваться, когда член в очередной раз упёрся между ног и искал свою норку.

На этот раз он пошёл по кратчайшему пути. Упёршись в перегородку между двумя дырочками, он выбрал ближнюю к себе, та, что поменьше. Хорошо смазанный он юркнул на всю глубину. Лера ойкнула, немного испугавшись. Она ни сколечко не чувствовала боли, но в полный рост ощущала своего нового дружка, который, двигался в плотной норке, не выходя из неё полностью. А когда казалось, что он вот-вот выпадет, она сжимала как можно туже колечко своего ануса, и большая головка по отношению к стволу, оставалась зажатой как в клещах.!

Лера стала чувствовать, как через эластичную стенку, член ударяется в матку. Она заводилась с каждой минутой, нет с каждой секундой. Сейчас ей казалось, что в нутрии её не маленький девственный член юноши, а большой член Витька.

Юный развратник перестал нервничать, он всё больше и больше набирал уверенность и обороты. Теперь даже он понимал, что начинает доставлять удовольствия самой любимой и такой желанной, но не его девушке. Лера почувствовала дрожь парня, она уже знала по своему опыту, скоро он изольёт в неё не только душу, но и все содержимое половых органов, которые, как свинцом налитые, шлёпали по внутренней части бедра. Ждать долго не пришлось член Артёма начал быстро пульсировать, выбрасывая не большие порции горячего семени в нутро девушки.

Лера в такт обратных движений сжимала мышцы и как бы выдаивала остатки спермы. Её детородный орган от постоянных толчков гудел от изнеможения, и когда он через перегородку почувствовал тепло маленьких живчиков, его шейка, как рыбка без воды глотает воздух, пыталась проглотить семя. Леру затрясло, и она судорожно начала кончать, впервые ощутив новое чувство маточного оргазма. Она опустила ногу и продолжала удерживать член юноши. Артём попытался вытащить его, но плотное кольцо сузилось и не отпускало головку, которая по-прежнему оставалась раздутой из-за того, что крайняя плоть сдавливала ствол и мешала оттоку крови.

В очередной раз Лера поймала себя на мысли. Я как сука с кобелём, когда они скрещиваются. Ей стало противно за себя, она вспомнила Романа. Нет, я не достойна его, я конченая дрянь, шлюха, стерва, шалава ругала она себя разными не хорошими словами. Ей стало противно, и она выдавила из себя член паренька. Огорошенный юноша говорил ей что-то о любви, о встречах. Но она, твёрдо ответила ему, нет, и попросила ни кому не рассказывать, особенно дяде Валере. Мы сегодня лишили друг друга девственности, поэтому пусть это будет нашей тайной. Парень согласился, и дал слово девушке.

Они пошли в разные стороны — парень по задам на соседнюю улицу, а Лера в баньку отмывать свои грехи. Она сняла порванные розовые стринги, которые висели только на пояске, хотела выкинуть, но поразмыслив решила оставить. А вдруг Роман спросит про них, что я отвечу, на свадьбе потеряла. Да и зашить пару пустяков. С этими мыслями она начала их стирать, и затем повесила над печкой.

Зайдя домой, она увидела, что тётя Нина не спала, и что-то вкусненькое готовила на кухни.

— Лерк, ты что не спишь, спросила она.

— Да вот Ромку жду, ответила она.

— Ромку ждёшь. А это кто там шнырнул огородами, с ехидной усмешкой спросила тётка.

— Где, не вижу, да я не знаю, кто там шныряет. Может пацаны по огородам лазают, с недоумением ответила Лера.

— Пацаны, ты трусы то хоть одень, а то сидишь как шалава в этой своей юбчонке, все твои кудри видать.

— Ну и стерва же ты Лерка, продолжала тётка, вся в меня, смотри, а то профукаешь жениха, как я в молодости, и будешь всю жизнь одна. Такие парни как Ромка на дороге не валяются, за него надо зубами держаться. Я бы на его месте таких бы тумаков тебе отвесила, что на люди боялась бы показаться.

— Да хватит уже, достала, ну что тут такого, Иркиного мужа младший брат Артём ему ещё не полных 17, попросила проводить. Ночью темно страшно одной, а когда он меня проводил, и собирался уходить, то увидели пьяную толпу возле нашей остановки. Вот я его и завела за калитку, не выгонять же его на растерзание. Эти бандюги так и смотрят, кого отоварить. Так и просидели с ним за верандой у сарая. Ну поцеловала его разок, пусть парень учится, что тут такого.

— А трусы где потеряла, поди на память отдала, за страстный поцелуй, с издёвкой сказала тётка.

— Да нет, вон они в бане висят, я их постирала.

— Поди-ка вытирались ими, снова съязвила любимая тётушка.

— Да не было у меня ничего с ним, он ещё сосунок, ответила Лера.

— Вот такие сосунки нас и сводят с пути. И ты мне-то хоть не ври, я же тебя с детства знаю как облупленную. Когда ты начинаешь нервничать и оправдываться, то значит, точно врёшь.

— А если знаешь, то, что спрашиваешь, дерзко ответила Лера.

— Я хочу, чтобы ты говорила мне всегда правду и только правду.

— А Роману? Тоже правду, раздрожённо спросила Лера.

— Роману, нет Роману сегодня ты скажешь, если спросит, то, что мне на уши вешала. Уже спокойнее говорила тётя Нина. Ну ладно я пошла на работу, а ты тут встречай своего Ромашку. И трусы не забудь, одень.

У калитки она встретилась с Романом.

— Привет зятёк, как съездил?

— Да нормально, все документы сделал, завтра на работу, ответил радостный Роман.

— Ну ладно, иди быстрей в дом, там тебя уже заждалась твоя Маркиза, всю ночь переживала, не спала. И мы там блинчиков настряпали.

Роман поспешил в дом, у него было отличное настроение. Увидев друг друга, они с жадностью набросились и слились в поцелуе, как будто не виделись три года, а ни три дня.

— Ну, давай рассказывай, как ты тут без меня, как свадьба, как погуляла.

— Да никак, свадьба, скучнее не было в жизни, одни пенсионеры, и Сашкин младший брат, ещё школьник. Да кстати, как только стемнело, я сразу поехала домой, было страшно, и я его попросила проводить. А потом возле нашей остановки встретили этих пьяных придурков, еле ноги унесли. И пришлось нам всю ночь сидеть под забором. Так болтали ни о чём, пока эти бандюги пили возле нашего дома. Представляешь, у него до сих пор не было девушки, и он ни разу не целовался. Стыдно признаться, но я его немного поучила поцелуям, ты же знаешь, это моё любимое занятие. Роман внимательно смотрел на Леру, понимая, что она, что-то не договаривает, и кажется, частично врёт. Тогда он перебил Леру и продолжил:

— А теперь у него есть девушка, которая научила его целоваться, и как снимать трусы. Роман не мог не заметить сидя напротив любимой девушки, что под юбочкой ничего нет. Лера покраснела, и заплакала.

— Я к тебе со всей душой, всё тебе рассказываю, ждала тебя, готовилась, а ты мне не веришь. Я только тебя люблю, и буду всегда тебе верна. Она упала на кровать и разрыдалась. Роман в очередной раз поверил в правоту девушки, и точно знал, что вторую половину фразы она произносила искренне.

— Лерочка, лапушка я тебя тоже люблю. Прости, прости, что засомневался в тебе. Я просто не удачно пошутил. Я всё исправлю. Он встал, и достал из пакета гарнитур дорогого нижнего белья, и принялся одевать на неё новые трусики.

— Ром, ты что офигел, это же от "Армани", так дорого. Давай лучше я их на свадьбу одену. Уже с улыбкой сказала Лера.

— На свадьбе будет ещё круче, такая яркая девушка как ты достойна самого лучшего.

Лера никогда не понимала, и не ценила красоты своего девичьего лица и тела, она, почему то всегда себя считала обыкновенной деревенской девчонкой неудачницей, которой вечно не везло в любви, а все хотели от неё только грязного секса. Теперь до неё стало доходить, что Роман настоящий ценитель её богатства, он любит её и дорожит ею. Ей хотелось сделать, что-то приятное Роману, ну а что, кроме того, что есть между ног. Нет она поклялась себе, что секс с другим мужчиной анальный, оральный, вагинальный или просто лапанье грудей будет через её труп. Ну а теперь она тихо скажет:

— Ром не медли, я так по тебе соскучилась и заждалась, я уже изнемогаю от твоей любви. Она закрыла глаза, и чуть слегка раздвинула ноги.

Романа сильно возбудили слова девушки. Одним движением он сбросил трусы и джинсы и запрыгнул на любимую. Его твёрдый член, скользя между бёдер как по желобу, быстро нашёл искомую дырочку, и погрузился в неё до отказа. Увлажнённая вагинка плотно обжимала своего дружка, чувствуя каждую жилку, каждый пупырышек его плоти.

У Романа после нескольких фрикций разразился дикий оргазм, и он еле сдержался, Чтобы не закричать на весь дом. Следом Лера тоже затряслась, начала интенсивно двигать тазом в разные стороны, при этом как можно сильно сжав ноги и сдавив член, она произнесла: "Ром не вытаскивай, подвигайся немного, я сейчас, я скоро". Роман с удовольствием, по просьбе любимой, стал делать глубокие движения с частотой переменного тока. Послышались нежные стоны, охи и ахи, которые продолжались несколько минут. Затем всё неожиданно прекратилось, тело девушки обмякло, руки и ноги потянулись в стороны, и она прошептала пятьдесят один.

— Что пятьдесят один? спросил Роман.

— Пятьдесят один раз кончила, всё тише не шевелись. А может ты слезешь? Спросила Лера.

— Ну уж нет ответил Роман, перевернув её на себя не вытаскивая член.

Укрывшись покрывалом, они пролежали в такой позе до самого вечера, пока не пришла тётя Нина.

— Вы всё любуетесь голубки. А кому я блины пекла. Со слезами радости она произносила эти слова. Сегодня она была как никогда счастлива за свою любимую племянницу.


Глава 8. Брачная ночь


Романа приняли в институт в качестве ассистента и дали сразу же направление в аспирантуру. Его родители считали это заслугой Леры, и поэтому решили в качестве благодарности устроить им пышную свадьбу. В душе он ругал себя и их. Ну, сдалась она эта свадьба, кому нужен этот балаган, Зачем я согласился. От одной только мысли его передергивало. Опять эти пьяные гости будут кричать: "Горько! Горько!..". Потом с невесты начнут снимать фоту, ещё бы простынь показали для полного фальша. Жили мы с Лерой, да и жили бы так, как прежде. Нет, им свадьбу подавай. Недовольный он сел в машину, и они покатили за невестой.

Решив несколько головоломок приготовленные сестрой и подругами Леры, Роман вошёл в дом. Он смотрел по сторонам пытаясь увидеть свою возлюбленную. Его взор невольно остановился на невесте, сидевшей за передним столом. Затем он вновь окинул взглядом всю комнату и всех присутствующих. В голове у него всё перевернулось, где-то в дали он слышал прощальный голос Леры, которая говорила, что всё, что с нами было, это в прошлом, теперь у тебя будет другая жизнь, другая девушка, она не порочная, она более девственна, береги же её.

Он продолжал смотреть по сторонам выглядывая свою Лерочку, пока голос тёщи не разбудил. Что зятёк не знаешь, с какой стороны сесть. Роман взглянул ещё раз на невесту. Да, какая красота, я в жизни не видал таких божественно прекрасных девушек, её глаза, её улыбка, да это же Лера. Тут он понял, что его место рядом с ней.

Всю свадьбу Роман не отрывал глаз от невесты, он думал, что это сон, и боялся проснуться. Гости сбивались со счёта, когда кричали "Горько", 1, 2, 3, 4, 5:: 55, 56, бросали считать, брали рюмки и пили, а молодые продолжали, сливаться в объятиях. Первый день церемонии подходил к концу. Пора снимать фоту. Романа снова, что-то начинало тяготить. На душе у него скребли кошки, он не мог представить, что такая с виду не порочная девушка неземной красоты с лицом ангела могла быть не девственной. Нет, это не та Лера, та со мной простилась, а эту мне бог послал свыше. Все друзья и недруги, присутствующие на свадьбе завидовали Роману.

Они по-настоящему только в одеянии невесты могли оценить истинную красоту стройной худенькой девушки с большими голубыми глазами, которая из красивого утёнка превратилась в прекрасную лебедь. И теперь многие смотрели на неё, пожирая взглядом, желая её ещё больше. Некоторые даже вслух говорили: "Да Рома, такую трудно будет удержать, да же на привязи, не боишься, что уведём". Но его это не беспокоило, он верил, что Лера ему будет самой верной женой. Его больше беспокоило то, что у него ни когда в жизни не будет первой брачной ночи.

Сняв с невесты фоту, и повязав косынку, старшая сестра Романа передала ключи от квартиры, и сказала: "Мы с гостями едем к родителям, а вы поезжайте к нам". Трое друзей Романа увязались за ними, прихватив спиртное. Ещё сидя за столом, Стас рассказывал, как они погуляли на свадьбе одноклассника. Невеста с женихом и дружка так упились, попадали все на большую кровать, и он сначала дружку трахнул, а потом когда ходил в ванну, и вернувшись перепутал, то и невесту. А понял, когда она начала его называть именем мужа, и не дала ему вытащить член, когда он кончал. В пьяном угаре она требовала ещё и ещё, он уже не мог, так как до этого, была ещё дружка. Поэтому он позвал двоих друзей, и они по очереди жарили и дружку и невесту.

Друзья, надеясь повторить предыдущую брачную ночь, предложили заехать в ночной бар. Лера не могла перечить Роману, и поэтому сказала: "Ром, если хочешь с друзьями, можно и заехать, разрядится после напряжённого дня", и они поехали. Компания веселилась на славу. Роман угощал всех знакомых и не знакомых людей. Лера выплясывала, ещё больше привлекая к себе внимание окружающих. Наконец они устали и отправились на ночлег. Друзья отправились с ними. Уже на квартире сестры, когда они были изрядно пьяны, Роман как бы разгадал их коварный план. Он шуткой сказал:

— Что чуваки, хотите споить меня и повторить Лёньчика свадьбу, нет тут вам облом, допивайте и валите, а мне хватит.

— Нет, да ты чего, Ромыч мы тебя уважаем. Да мы за тебя:

— Раз уважаете, тогда тем более валите, у нас сегодня сами знаете, брачная ночь. А то я вас сам всех оттрахаю, снова пошутил Роман.

Поняв, что произошёл полный облом, молодожёны были трезвы как стёклышки, друзья начали разливать остатки спиртного, и собираться на выход. Роман взял Леру на руки и потащил в спальню. Услышав, что входная дверь лязгнула, он понял, что друзья ушли, и они остались одни. Как будто в первый раз дрожащими руками он принялся раздевать невесту.

Лера стояла, не сопротивляясь, движением тела она помогала Роману освободиться от пышного платья. Оставшись в прозрачных трусиках и бюстгальтере, он взял её на руки, нежно опустил на кровать и принялся раздеваться сам. Лера задумалась, на глазах накатились слёзы, ей до боли стало обидно, что у неё не будет первой брачной ночи, она проклинала всех тех мужчин, с которыми была до Романа. Нет, после того, что они с ней делали, она их просто ненавидела, и будет ненавидеть всю жизнь. Ей стало обидно за Романа. Ну почему этот прекрасный благородный парень будет страдать из-за меня. Она разрыдалась. Услышав плачь любимой, Роман бросился к ней.

— Ты что малышка, не переживай, всё будет хорошо. У нас всё будет хорошо, я клянусь тебе, что буду верен тебе и буду любить тебя всю жизнь.

— Я, то же тебя люблю, очень-очень, и буду хранить нашу любовь и верность до конца своих дней. А сейчас может не надо, мне больно и стыдно за себя.

— Надо любимая, надо. Это наша и только наша ночь, и мы должны провести её так, как будто в последний раз, чтобы потом помнить всю жизнь.

С этими словами он освободился от её бюстгальтера, и принялся снимать прозрачные трусики. Её затрясло от страха, словно в первый раз.

— Ром меня всю колотит, я боюсь, мне кажется, тут кто-то есть, и этот кто-то наблюдает за нами.

— Да нет тут ни кого, все ушли, расслабься и подними нашу попочку, а то случайно порву трусики.

— Нет, ты что, это самые любимые, из тех, что ты мне подарил, да они и тебе самому нравятся.

Роман провёл по лобку девушки через нежный шёлк, и его тоже начало немного потрясывать. Она сделала движение навстречу его руки, приподнимая таз. И тогда он потянул за резиночку. Вмиг оголился лобок и округлые ягодички девушки. Её затрясло ещё больше, и она плотно сжала бёдра, не давая сползти дальше трусикам. Она вела себя естественно, как любая честная девушка в первую брачную ночь. Роман снова погладил по нежному треугольничку между ног. Перебирая густые заросли лобка, он нащупывал ложбинку, ведущую к заветному месту. И теперь уже его средний палец, нежно стимулировал клитор.

— Не надо, не надо, шептала девушка, не надо пальчиком, я хочу им, я сейчас кончу. О Ромка! Ну давай же, давай быстрее, я тебя хочу, хочуууууууу!

От нежных прикосновений и слов девушки Роман возбуждался больше и больше, и готов был разрядиться вхолостую. Не желая закончить, раньше времени, он прекратил ласки и принялся снимать остатки одежды с себя и с невесты. У него перепёрло дыхание, когда он увидел свой орган. От перенапряжения его член был на порядок толще и длиннее. "Ну держись Лерка" — подумал он.

Скомкав в кулак её трусики, он поднёс их к носу, и полным дыханием вкусил аромат девичьей плоти. Его сердце забилось как отбойный молоток, и вообще готово было выпрыгнуть, когда в ясном свете ночи, он увидел обнаженное тело своей красавицы. Как богиня на алтаре, она лежала с слегка раздвинутыми ногами, между которых виднелся алый бутон. Это было самое прекрасное соцветие в мире, и ни один цветок не мог сравниться с этой естественной красотой. Казалось, он сиял во мраке. Как заблудившийся путник в ночи, Роман все ближе и ближе двигался ему навстречу. Его губы коснулись чего-то влажного, а носом он ощутил ещё более насыщенный и приятный аромат, похожий на запах нижнего белья невесты.

— Не надо, снова шептала девушка, Ром не надо, я сейчас сойду с ума. Ой Ром, точно не надо, я же ещё не подмывалась, и мне кажется, я изрядно потекла. Ну вставляй же его, вставляй быстрее. Не могу, хочу тебя, тебя и только тебя.

Роман уже ни чего не соображал и полностью подчинялся воли своей королевы. Он завалился на девушку, и его член уперся в центр бутона, раздвинув набухшей головкой лепестки. Роман ощутил живительную влагу, и ему с нетерпением хотелось полностью окунуть и напоить своего дружка в этом нектаре. Он придавил, но член отказывался проникать глубже.

Лера изнемогала, и горела желанием, мышцы её пустого влагалища уже как бы ощутили член и пытались сдавить его с неимоверной силой, тем самым закрывая вход в нутро.

Роман начал давить сильнее и сильнее, не отпуская ни на миллиметр.

— Не надо, не надо, мне больно. Ну давай же быстрее, я хочу, Мне больно, как в бреду путаясь в словах шептала девушка.

— Ты что девственница, не веря себе, спросил Роман.

— Я для тебя старалась, дрожащим голосом ответила она.

— Ай, ай больно, немножко больно, сквозь зубы проговаривала Лера. Ой, вскрикнула она, Ром и уже не больно. Ты молодец, Ты супер.

Член провалился на всю глубину, замер, и начал двигаться обратно, и снова туда — сюда, ускоряя темп. Лера, долго не раздумывая, начала совершать встречные движения, сжимая член при обратном ходе, выдаивая все соки. Сама не зная, что она научилась управлять мышцами влагалища, Лера могла полностью ощутить член, его твёрдость, толщину и даже каждую жилку.

— Ромка, какой у тебя здоровый, чуть не разорвал меня, кажется на полметра входит.

Эти слова значительно ускорили развязку событий. Он воткнул своего молодца как можно глубже, и тот запульсировал, изливая резкими струйками разогретое семя. По телу девушки волной пробежала мелкая дрожь, сначала с ног до головы, потом обратно. Она интенсивно задвигала тазом, отрывая его от постели, затем вцепилась в ягодицы жениха и крепко потянула его на себя, давя при этом на встречу. Тело девушки начало содрогаться. Она издала несколько нежных стонов, и со словами: "Какой ты молодец, как мне с тобой хорошо, мне ни когда так не было хорошо", обмякла и развалилась на кровати. Член Романа оставался на полной глубине, его головка впервые ощутила встречный поток какой-то тёплой жидкости.

Её что-то внутри целовало, иногда сжимая нежными губами. Это дало ещё больший заряд парню, и он с новой силой начал продолжать толчки, вытаскивая член до отказа и снова погружая его на всю глубину. Через несколько секунд уже и Лера двигалась ему на встречу. И так продолжалось несколько часов, пока соседи снизу не постучали по батарее. От их бурных криков и стонов не спал, наверное, весь 60-и квартирный дом. Они улыбнулись, поцеловались и молча докончили последний акт.


— Ром, ты сколько? Спросила Лера.

— Пять. А ты? Задал встречный вопрос Роман.

— А я, наверное, пятьдесят пять.

— Ого, я столько не смог бы.

— О Ромчик, смог бы ещё как, если бы эти козлы не постучали. У тебя вон до сих пор стоит.

— Так в чём же дело, может продолжим, предложил Роман. Кого стесняться, ты теперь моя настоящая жена.

— Жена, тихо с сожалением произнесла Лера.

— Ром я не хочу быть женой, эти постирушки, жрачка, сопливые дети. Я хочу для тебя всегда оставаться невестой, хочу, чтобы эта ночь ни когда не кончалась, и ты любил меня всю жизнь как сейчас, уже плача говорила она.

— Лерочка, родная я буду любить тебя всю жизнь и буду всегда тебя хотеть. Я и сейчас до сих пор хочу тебя, сказал Роман, приподняв одеяло.

— Ой, Ромка смотри, а мы, кажется простынь уделали, там какое-то алое пятнышко. Сестра нас убьёт. Надо срочно застирать, да и мне хорошенько подмыться, чтобы не залететь.

Она скомкала простынь и пошла в ванную. "Ох и Лисичка-хитричка" — подумал Роман. Да какая она хитричка — дура она. Могла бы ни чего не рассказывать про себя, а всё устроить так, и я бы ни чего не понял. А после свадьбы рассказывал друзьям, как я ломал целку своей королеве. А что я теперь им скажу, да ничего, пошли все они. Буду я ещё рассказывать свою интимную жизнь с женой. Но ему не придётся объясняться и рассказывать, за него это сделает Стас, который лежал и не спал за стенкой в соседней комнате.

Голая Лерочка вышла из спальни и медленно проходила через зал, боясь зацепиться за стулья после вчерашнего застолья. Она не могла видеть человека, лежащего на диване со спущенными штанами, так как диван остался за открытой дверью. Напротив, этот человек отчётлив видел тело девушки. О боже, какое тело, какие пропорции, какие грудки, какая попка, нет, не уходи. Ему хотелось вскочить, согнуть девушку через стол и воткнуть свой разгорячённый до боли член, который сегодня уже извергался несколько раз, и стоял как ужаленный. Его останавливал только страх, страх перед другом быть униженным в физическом смысле. Но на что-то надеясь, он её ждал на обратном пути.

Лера вошла в ванную, замочила простынь и встала под душ. Нежные струйки ласкали её тело, ей было приятно как никогда, и казалось, что она, до сих пор, находится в нежных объятиях своего любимого. Лера начала нежно гладить своё тело, груди, ягодицы, бёдра, и вот уже рука опустилась к промежности. Фу ты, я же забыла прополоскать себя. Она ввела два пальца в вагину, раздвинула их и направила струю, вспомнив свой прошлый опыт. Ей снова стало стыдно за себя. Какая я дурра, какая дурра позволила себя до свадьбы. Нет, я умру, но только Роман может меня иметь. Она обтёрлась и поспешила к своему, теперь уже мужу. Войдя в гостиную, Лера опешила, теперь она отчётливо видела парня.

Стас лежал на диване и продолжал мастурбировать своим не длинным, но весьма толстым членом, на стволе которого пальцы не могли сомкнуться. Полностью облитая спермой рука задвигалась ещё быстрее, когда он вновь увидел это божественное создание. С ехидной улыбкой на лице, он смотрел на неё, ни на миг не прекращая действия, как бы маня её к себе. Он знал, что его член короче, чем у Романа, но гораздо толще, и какая сучка не может не клюнуть на этого красавца.

Лера ни сколечко не возбудилась, ей даже стало противно, она испугалась. Дорога в спальню проходила возле дивана, и грозный пёс не давал ей шансов. На этот раз она не стала искушать судьбу и впервые позвала на помощь. Вернувшись пулей в ванную, она окликнула Романа, чтобы тот срочно пришёл, помог ей в чём-то, и принес халат.

Роман взял из шкафа сестры халат и поспешил к жене. Войдя в ванную, он увидел дрожащую супругу, обмотанную двумя полотенцами.

— Что с тобой? Спросил уже напуганный, за свою любимую Роман.

— Там кто-то есть.

— Где есть, кто? Вновь спросил Роман.

— На диване лежит, ответила она.

— Да наверное домовой, с огромным членом, лежит и дрочит, то же тебя хочет, пошутил Роман.

— Не смешно, строго ответила Лера.

— Ну ладно пойдём, посмотрим, уже без иронии сказал он.

На диване, повернувшись спиной, лежал уже одетый его школьный товарищ и слегка посапывал.

— Да это Стас пьяный, пусть спит. Пацаны наверное, без него ушли, не захотели с ним возиться.

— А мне казалось, он не спит, прошептала Лера, и встала как вкопанная, прячась за мужем.

— Да пошли ты, не бойся, нашла чего бояться, сама всегда говорила, что со мной тебе ни чего не страшно, и потащил Леру в спальню.

Они легли на кровать, и Роман хотел продолжения их брачной ночи. Леру продолжало трясти, она шептала:

— Ром, я не могу, я честно не могу, пока он за стеной. Мне кажется, он подслушивает и подглядывает за нами.

— Да расслабься ты, он пьяный в зюзю, и спит без задних ног. Продолжал утешать Роман.

— Да ни фига он не пьяный и видела… Дальше замолчала Лера.

— Что ты видела, говори, что случилось, и он как разъяренный лев вскочил с кровати.

Лера не хотела конфликтов на своей свадьбе, тем более в брачную ночь, и в очередной раз солгала, точнее, сгладила события для их же блага.

— Мне показалось, он взглянул на меня, когда я выходила из душа голой.

— Ну и что, пусть расскажет, какая ты у меня супер модель, пошутил он

— А тебя это не бесит, что другие мужики видят меня голой, подглядывают и подслушивают нас. Или ты этот, как это- "фетишист" или "мазохист" и тебе это доставляет удовольствие.

— Нет, я ни этот, и удовольствие получаю только от тебя.

— Ну, тогда в чём дело? Выпроводи его.

Роман понимал, что она что-то не договаривает, что могло произойти между ними, его начали терзать сомнения. Но что могло произойти, я же не спал, я всё слышал, все её шаги, все шорохи, журчание воды, дверь то была открыта, и с дивана ни кто не вставал. Наверное, свадебный психоз. Он снова лёг на кровать, и прижался к своей Лерочке. А та, продолжала ему потихоньку жужжать в ухо.

— Ромка выпроводи его, выпроводи, он мне не нравится, как это пошло подслушивать, я не могу больше расслабиться.

Роман этого не сделал, он понимал, как можно выгнать пьяного человека, среди ночи одного на улицу. Он хоть и не питал симпатии к Стасу, но всё равно не мог с ним так поступить, да же не смотря на то, что сегодня у него появилась ещё большая неприязнь к этому человеку.

Они в очередной раз поцеловались, крепко обнялись и заснули. Впереди у них был ещё один сложный день.

Стас по-прежнему не спал, он думал о Лере. Он представлял, как он лежит на ней на этом диване, а его член раздирает её плотную дырочку. В очередной раз, упершись своей дубинкой между пружин, он кончил в штаны. Вот сучка не выдала меня, значит хочет, просто она Ромку боится, а так бы заскочила как миленькая. Ещё ни кто, ни кто не мог отказаться от моего красавчика, ни кто не мог устоять перед ним. Вон, Лёньчика жена, до сих пор бегает за мной, после того, как я её отжарил рядом с пьяным мужем, на их же свадьбе.

Жаль конечно, этого не удалось споить, а то бы я его лошадку обкатал. А на обкатанных, потом легче ездить, они покладистее. Эта Ленка сучка готова во все дыры его затолкать одновременно. Какая она ублюдина, последнее время уже не стоит на неё. Как только этот слюнтяй Лёньчик её каждый день трахает. А вот Лерочка — другое дело. Сколько там Ромашка её кончил, шептались они — пять, а я — шесть. Слабак он, подо мной она бы раз сто кончила. Воодушевлённый собой, он начал строить планы на будущее, как влезть в эту семью. К утру его план созрел. Он решил сделать Романа своим лучшим другом, чтобы ближе быть к его жене. И начал с первой минуты его осуществлять.

— Ромка вставайте, я приготовил кофе, отнеси его своей принцессе в постель, и идём похмеляться, а то голова трещит. Прикинь, вчера не помню, как отрубился, и вот только сейчас очухался. Я вам не помешал?

— Помешал! Из спальни прокричала Лера. И нехрено спаивать мужа, нам ещё свадьбу вести.

— Да я вам помогу, вы же мои лучшие друзья, ответил Стас. А ты Лерочка молодец, с первого дня мужа взяла в оборот, молодец правильно, с ним так и надо, а то он как обычно пузырь заглотит и пошёл в "Разгуляево".

— Это он с вами туда ходил, а со мной его не тянет. Резко оборвала его Лера.

Роман привёл себя в ванной в порядок, взял кофе приготовленный Стасом, и пошёл в спальню.

— Сам или он приготовил? Спросила Лера.

— Да я пока умывался, а Стас хорошо варит кофе, запинаясь, ответил Роман.

Лера встала с кровати, надела новое нижнее бельё, замоталась в длинный халат и пошла на кухню.

— Отвернись, строго сказала она Стасу, меня такой даже муж не должен видеть. Демонстративно вылив кофе в раковину, она удалилась в ванную.

— Рома, вызови такси, я через час закончу с макияжем и буду готова. Да и принеси моё новое платье, которое мы приготовили на второй день.

Лера, в своём новом наряде, с новым макияжем и причёской была ещё красивее. Четыре глаза не могли от неё оторваться.

— Что пялитесь, выходите, там наверное такси ждёт.

Стас сидел на переднем сиденье, и всю дорогу пялился на Леру, через водительское зеркало. Да эта строгая, гордая, с такой придётся повозиться, возможно и ни один год, но я всё равно добьюсь её, чтобы это мне не стоило.

Он не один ещё будет добиваться её, но это уже в следующей части.


Глава 9. Семейная жизнь


Закончилась свадьба, и вместе с ней отведенные по законодательству положенные дни. Роман и Лера вернулись в большой город, теперь перед ними стояли новые задачи, новые трудности семейной жизни. На работе Романа ждал сюрприз. Ректор, в честь их бракосочетания, и как молодому специалисту вручил ключи от однокомнатной квартиры. И хотя она была, ведомственной, и требовала капитального ремонта, молодые были на седьмом небе от счастья. Это было их первое семейное достижение.

По жизни, Лера оказалась пробивным человеком, а Роман хорошим специалистом во всех отношениях. Они сделали шикарный ремонт, и купили новую мебель на свадебные деньги. Хитрый Стас как всегда был рядом, он помогал в ремонте, доставке мебели, а по утрам варил кофе и приносил в постель друзьям. Теперь старая разваленная квартира превратилась в самое уютное гнёздышко, во всём доме, где молодые продолжали наслаждаться любовью. Шло время, у них появлялись новые знакомые, новые друзья, новые подруги.

Лера продолжала расцветать. Её грудь увеличилась до третьего размера, продолжая оставаться плотной и стоячей. От регулярного секса, таз немного раздвинулся, бедра увеличились в объёме, ягодички стали ещё более круглыми. Роман с каждым днём всё больше и больше влюблялся в свою жену, и хотел её всё сильнее и сильнее.

Но желал её, не только он. По вечерам у Романа с Лерой собиралось большинство коллег по работе с жёнами, Лерыны подруги, и они смотрели американское видео, иногда с элементами порно. Ночью все расходились, и занимались сексом, как голодные волки. Бедные жёны думали, что это результат видео, но они ошибались, каждый из мужчин представлял, что занимается любовью с красоткой — Лерочкой. Одним из таких являлся Виталик. Но об этом чуть позже, а сейчас снова Стас.

Он попросил Романа восстановить его в институте, так как после армии, он не захотел учиться. А теперь было уже поздно. Роман сделал невозможное, проставив все предыдущие сессии, и помог своему товарищу, выйти на дипломное проектирование, забыв про неприязнь. Лера тоже успокоилась и стала воспринимать его как хорошего друга. Стас не настаивал, и не приставал к ней. Лера даже познакомила его с лучшей подругой, которая была в шоке от такого избранника. "О, Лерка какой он любовник, просто котёнок, лапушка, а какой у него в штанах толстенный, входит в меня только тогда, когда я потеку основательно, раздвину ноги до предела, и то кажется, что разлажусь по швам." — с восторгом говорила Светлана. "Я рада за тебя" — отвечала Лера.

Лера всегда старалась устроить жизнь своих близких, иногда даже забывая про свою. У неё было всё: квартира, машина, собственное кафе, которое, она получила после приватизации, любимый муж, без пяти минут кандидат наук. Но у неё не было детей, которых они собирались завести после защиты диссертации, и у неё в отличие от её подруг не было любовника.

Вечером позвонил Роман из столицы.

— Лерочка, поздравь меня, я успешно защитил кандидатскую, и скоро буду дома.

— А что это за шум там у вас, музыка, девки визжат, спросила Лера.

— Понимаешь, после защиты, полагается комиссию вести в ресторан, ответил Роман.

— Вместе с бабами? Спросила Лера.

— Да нет, здесь ко многим мужикам жёны приехали, вот они и веселятся.

— А меня нельзя было пригласить, или я уже не жена? Дрожащим голосом спросила Лера.

— Ну о чём ты, у тебя работа, кафе, квартира, на кого оставишь, ответил он, да и я не собирался идти, так получилось, я приеду расскажу, а то пятнашки заканчиваются.

— Да ты там паши, зарабатывай деньги, а я буду гулять, и она бросила трубку. Роман попытался перезвонить, но безуспешно.

Она думала только о том, что все заработанные ею деньги на новую квартиру, вырученные от кафе, которое она выкупила на деньги её родителей ушли на его защиту. А он не пригласил её в ресторан, на такое важное мероприятие. Лера два дня лежала в слезах, и не брала трубку телефона. "Вот заведу себе тоже любовника, тогда узнает" — думала она.

Роман не мог дозвониться домой, чтобы объяснить ситуацию, и сказать Лере, что он еще задержится на пару дней, так как в сертификате обнаружились орфографические ошибки, поэтому его нужно переделывать. Он позвонил Светлане и попросил об услуге.

Услугой воспользовался Стас. Он пришёл к Лере с цветами и бутылкой дорогого вина, якобы обмыть диссертацию друга, который должен вернуться этим вечером.

— А где Светик спросила Лера.

— Да она подойдёт попозже, работа, клиенты, ответил Стас.

Прошло три часа, как прибыл поезд из столицы, но не Романа, ни Светланы, не было. Лера думала, что за это время, можно пешком два раза прийти. Она позвонила на вокзал, и ей ответили, что поезд пришёл по расписанию.

— Наливай, сказала она Стасу, сегодня ей как никогда хотелось напиться. Просидев два часа, они опустошили бутылку, и у неё накатились слёзы. Она снова себя почувствовала беззащитной и одинокой, и была готова упасть в объятие к любому встречному, чтобы поплакаться в жилетку. Но только не к Стасу. Вначале Лера хотела его выпроводить, но подумав, что сама виновата, так как задержала его. А было уже три часа ночи. Она зашла в ванную, одела самые высокие и плотные трусики, длинную сорочку, и отправилась спать.

— Возьми плед и подушку, ложись на кресло-кровать, и не вздумай ко мне приставать, строгим тоном сказала Лера.

— Это ничего не значит, что мы пили, а полезешь, я все Ромке расскажу, на этот раз я молчать не буду, ещё строже добавила она.

Как буд-то голос снежной королевы пронзил Стаса, и он одетый закутался в плед и засопел. Лера напротив долго не могла заснуть, и отключилась только под утро. Уже светало. Стас проснулся от утренней эрекции, самой мощной, которая бывает у каждого полноценного мужчины. Он впервые смотрел на спящую Лерочку. Да, как она божественно красива, как хороша, но не моя, и как я её хочу. Чувство страха не давало ему подняться, тогда он скинул плед, стянул штаны вместе с нижним бельём, оставив совсем голым своего красавца.

Стас всегда с восторгом смотрел на свой орган и гордился им, считая его самым толстым не только среди друзей, но и во всём мире. На этот раз казалось, что он стал ещё больше и твёрже. При мастурбации, шкурка практически не двигалась, она не могла налезть на раздутую головку, величиной с лампочку в сто Ватт. Глядя на Леру, он продолжал теребить своего жеребца, и мечтать, как он её основательно лишает девственности.


Сейчас он нежно целует её в губы, страстные поцелуи в шею, оставляя красные следы, затем снимает сорочку, под которой уже ничего нет. И вот он видит красивую нежную грудь, которая возвышается как два холма-близнеца, с аккуратными вершинками, в виде маленьких шариков. Он поглощает эти шарики и пытается втянуть в себя весь холм. И когда его рот наполняется плотью девичьей груди, он представляет, как его головка с трудом погружается в её маленький ротик, заполняя всё пространство. Тело девушки извивается как змея, оно изнемогает от голода и трепещет под натиском неотразимого красавца. Ноги раздвигаются до предела, и вот он уже видит начисто выбритую киску своей жертвы.

Не вытаскивая член изо рта девушки, он разворачивается лицом к её сокровенному месту. Теперь он отчётливо видит самый красивый женский орган, такой же прекрасный, как её хозяйка. Божественный запах ударяет в нос, и ему окончательно сносит крышу. Он впивается в девичий цветок, проделывая языком разнообразные приёмы, то лаская клитор, то опускаясь, ниже до ануса, то глубоко проникая между малых губ. Там он ощущает новый, не изведанный ему ранее вкус, вкус, который заставляет интенсивнее двигать языком и проникать глубже.

Он берёт за нежные губки вагины, пытаясь вывернуть её наизнанку, чтобы глубже проникнуть язычком, и видит в целостности девичью плеву, с небольшим отверстием, через которое густым потоком вытекает нектар. Слабак этот Ромашка, даже целяк толком сломать не может. Он резко вытаскивает член изо рта девушки, разворачивается, и направляет в это маленькое отверстие, которое по размерам чуть больше его мочевого канала на головке, и в раз пять меньше самой головки. Лера уже лежит молча, она не стонет от наслаждения, она терпит, ожидая, когда он войдет в неё на всю глубину.

Головка встала как вкопанная в преддверии влагалища, Точно слабак, Ромчик, не мог её разработать как следует. Надавив со всей мочи, он почувствовал, что, что-то хрустнуло, и член стал опускаться всё глубже, и глубже и что-то его сдавливало больней, и больней.

Стас ослабил руку на члене, и тот выстрелил с неимоверной силой. Огромная капля спермы пролетела по комнате в нескольких сантиметрах от лица спящей Леры, и ударилась о стенку, за спинкой кровати. Он напугался, вторая, менее слабая порция может угодить точно в лицо. Тогда наш ловелас закрыл канал второй рукой. Мощная горячая струя, как из фонтана, ударялась в ладошку, и снова стекала к головке по руке и стволу, на живот разгорячённого парня. Стас разрядился, но желание при этом только больше возросло.

Поняв, что член ни сколечко не ослаб, он двинулся к спящей красавице. Он прекрасно знал, что второй акт, всегда продолжительнее, первого, и гарантирован от преждевременного семяизвержения. Теперь ему не зачем опасаться, Он доставит ей удовольствие по полной программе.

Свернувшись калачиком по центру кровати, Лера спала сном младенца. Вдруг она почувствовала, как Роман влажной липкой рукой, после ресторанных девиц, гладил ей ягодички под плотными трусиками, которые резинкой стали врезаться в живот. От излишнего неудобства и неприятных ощущений, она проснулась, и не понимая, кто её трогает, резко ответила.

— Убери свои грязные лапы от меня, и катись отсюда.

Стас быстро вытащил руку, и от растерянности сказал:

— Лер подвинься, я хочу к тебе лечь.

— А больше ты ни чего не хочешь, с трепетом и волнением в груди сказала она.

— Хочу тебя, всегда хотел, и буду хотеть.

— Может ты и руку предложишь? Продолжала она.

— Позже, как только разведусь с женой.

— Так ты женат? Вот козёл, ещё и Светке мозги пудрил. И её ещё больше заколотило.

— Так получилось, её родители оказались влиятельными особами, и мне пришлось расписаться, чтобы не посадили.

— Так ты ещё и насильник, и она ещё больше напугалась от своих же слов. В данный момент она боялась, что Стас может её взять силой, а кричать она не хотела, потом будут говорить, что сама привела мужика, а утром, когда надоел, решила изобразить из себя жертву. Но что все-таки, если он решится на это, я же себе дала слово, только через мой труп.

Лера вскочила с кровати, и не глядя на член Стаса, схватила его, и со всех сил потянула за собой. Даже длинные пальчики Леры не могли сомкнуться в обхвате, и мокрый член легко выскользнул из рук. Лера сделала вторую попытку, но на этот раз она схватила за мошонку, до боли придавив яйца, и потащила на выход нашего Жигало. Стас не сразу сообразил, что происходит и подчинился воли девушки. Когда они оказались в прихожей возле ванны, он обрадовался, и подумал, что она все-таки клюнула на его дружка, они помоются, и она исполнит все его эротические желания.

Лера потянулась к задвижке входной двери, и та в миг, распахнулась наполовину. Она ещё крепче сдавила самое больное место мужчины, и тихо сказала: "Или ты, молча, надеваешь штаны, валишь отсюда, и больше ни когда не появляешься мне на глаза, или я поднимаю шум в подъезде, и всё рассказываю Роману". Стас принял условие, быстро надел штаны, и направился к выходу. Больше она его в этой жизни ни когда не встречала. Он вернулся к жене. Примерно через год они развелись, и он где-то пропал на Севере. Лера в подробностях всё расскажет Роману, и он впервые будет гордый за свою жену. А пока не всё так складывалось хорошо.

Лера ещё сутки прождала Романа, и на этот раз поезд приехал без него. В подъезде она встретила своих соседей с верхнего этажа, которые приобрели своё видео и собирались обмыть покупку, а так же отметить холостяцкую жизнь Виталика. Сегодня он проводил беременную жену с дочкой в деревню к родителям, на всё лето.

— Лера, а где Роман пошли с нами, обмоем, у нас там новая порнушка есть.

— А Ромка ещё не приехал с защиты, ответила она.

— Как не приехал, он же должен два дня назад вернуться. Мы думали, что вы зажали его диссертацию, и наслаждаетесь вдвоём, после долгой разлуки. Да загулял парнишка, уже не молодой. Так ты холостая то же, тогда тем более пойдём с нами. Составишь Виталику пару, глядишь и подженим вас на ночь, пошутили друзья.

Лера не находила себе места, поэтому легко согласилась. В данный момент ей было всё равно, где и с кем, лишь бы напиться, поскорее заснуть и прогнать все дурные мысли. Они сели за стол, выпили по пару бокалов, перекусили, налили по третьему, и включили видео. В комнате погас свет, гости, прихватив своё вино, начали рассаживаться поближе к экрану. Лере с Виталиком досталось место на тахте в дальнем углу. Положив большие подушки под спины, они легли в полный рост.

На экране то и дело менялись сценки, где молодые качки, трахали силиконовых красавиц, а те в ответ сосали их члены. Присутствующие мужчины в квартире, вслух обсуждали стройные тела порноактрис, а женщины в отместку восхищались членами актёров.

Лера с Виталиком сидели молча, Леру никогда не интересовало порно видео. Она думала о Романе, почему он так поступил, и почему его ещё нет, а ещё у неё иногда промелькивала мысль, как отомстить мужу. Глядя на телевизор, она представляла, как этот накаченный самец сходит с экрана, и трахает её во всех позах. Она стонет, извивается от удовольствия, а Роман стоит на коленях, и просит у неё прощение.

Виталик также, только периодически поглядывал на экран. Его взор был больше направлен на голые ляжки, и стоячие грудки своей спутницы. Лера, опьянённая толи вином, толи сценками фильмов, расслабилась в жаркой комнате, и слегка раздвинула ноги для вентиляции. Она не обращала внимания на свой велюровый халатик, который завязывался одним пояском. Его пола сползли и полностью оголили длинные стройные ножки, и даже край лобка, спрятанного под белые нейлоновые трусики. От полу лежачего положения шалевый ворот оттопырился и обнажил налитую грудь. Новый бюстгальтер, одетый для встречи с Романом, поднимал её ещё выше и скрывал только соски.

Виталик нервничал из-за своей скромности, он не знал, как подступиться к Лере, и как найти нужные слова. Он всегда мечтал о ней, но ни когда не думал, что сегодня она окажется так близко. Совсем рядом он чувствовал её дыхание, её нежный женский запах, слегка разбавленный тонким ароматом дорогих французских духов. Невыдержав, его рука медленно обвила девушку и легла на плечо.

Когда на экране появился огромный негр, с членом внушительных размеров, каких она не видела даже в порно, мышцы бёдер инстинктивно начали сжимать промежность. В голову ей стукнула мысль, интересно, а какой член у Виталика, габаритами он не меньше негра, да и нога 47-го размера — наверное сантиметров 30. Нет это у негра сантиметров 30, а Виталик крупнее, у него наверное больше. Лера представляла, как огромный член торчит между её ляжек, и слегка касается внутренней поверхности её нежных губок. Мышцы её заработали интенсивнее, таз медленно задвигался то вверх, то вниз.

Виталий не мог не заметить бесстыдных движений девушки. Его рука потянула Леру к себе, а вторая машинально заползла под халат, и нежно гладила грудь. Лера спокойно вынула руку, и слегка отодвинулась.

— Не надо так демонстративно, нас могут видеть, и вообще успокойся. Что потом скажет твоя жена, а у вас скоро родится второй. Она не думала ни когда, что скажет Роман, потому, что знала, что он всегда в неё верит.

Виталий встал, взял пустые бокалы, и ещё раз посмотрел на промежность Лерыных трусиков. В ярком свете телевизора, он заметил на них узкую полоску просочившейся жидкости. Его это возбудило ещё больше, и он удалился в туалет, Через минут пять, получив разрядку, он вернулся с полными бокалами. Лера уже лежала, плотно завернувшись в халат. Он протянул ей бокал, и лёг рядом.

— Что успокоился, так-то лучше, шепотом сказала она, и залпом опустошила бокал. Виталик тоже выпил до дна, и убрал бокалы в сторону. Он так и не понял, что она имела ввиду.

Лера устала от постоянной позы, начала потихоньку ёрзать по тахте. Её халатик снова оголил бёдра, и ещё больше выглядывала полуобнажённая грудь. Довольный Виталик решился на второй штурм. Он снова обнял её, потянул на себя и принялся мять груди. Она не привыкла к таким грубым, медвежьим ласкам, и резко оттолкнула его от себя. Наш богатырь даже не качнулся, тогда она встала, и решила удалиться по-английски.

Добрая половина, как мужского, так и женского общества искоса наблюдали за ними, и они хотели какой-либо интриги. Всем не терпелось почесать языки про самую красивую и непорочную пару машиностроительного факультета. Сплетни до Романа дойдут сразу по приезду, раздутые в несколько раз.

— Лерочка, да не уходи, у нас есть ещё одна часть, ещё интереснее, говорили они хором.

— Нет мне надо домой, голова кружится, хочется спать. Ответила она.

— Да это сонная доза, налейте ей полный бокал, кто-то сказал из толпы.

— Нет, всё хватит, извините, спасибо за всё. Ну, всем пока, уже попрощалась она.

— А на пасашок, кто-то снова закричал. Они настояли, и чуть ли не силой заставили опустошить бокал, со словами "Пей до дна, пей до дна: ".

— Виталик, иди, проводи свою половинку, а то ненароком пройдёт мимо своей квартиры, снова съехидничал тот же голос.

— Смотри, чтобы ты не прошёл, а за меня не беспокойся. Лера то же могла язвить, и с этими словами она удалилась, захлопнув за собой дверь.

— Да догони же её быстрей, а то закроется, пьяная уснет, и потом не достучишься. Вслед кричали Виталию.

Он застал её, когда она вставляла ключ в замочную скважину. Взяв за плечи и прижавшись всем телом, Виталий предложил открыть дверь. Лера уже была не та наивная девочка, и понимала, что ключ может оказаться страшным оружием в руках врага. Она повернулась к нему и сказала:

— Хороший ты мужик Виталька, и у нас могли бы быть отношения, встреться мы раньше. Но сейчас у меня есть муж, которому я клялась в верности, и поэтому я никогда не приведу мужчину в нашу постель.

— Тогда может ко мне? Не решительно спросил он.

— К тебе? А зачем? Что бы потом эти злые языки чесали про нас, и наши семьи распались. Ты отдаёшь себе отчёт? Тебе не жалко своих детей? А если бы на моём месте была другая, и не отказала, ты бы потом всю жизнь жалел.

— Нет, я не буду жалеть, с тобой я не буду жалеть. Я хочу тебя, и хочу, чтобы наши отношения продолжались всегда. Мы ещё встретимся?

— Может быть, но не сейчас, ответила Лера, когда ключ сделал последний оборот. Она быстро юркнула за дверь, и лязгнула засовом.

Они стояли по обе стороны баррикады. Виталик начал понимать, мы просто засветились, и она боится огласки, действовать нужно осторожнее. С этой мыслью он вернулся обратно. Лера продолжала стоять у двери, она только сейчас оценила создавшуюся ситуацию, и как с трудом она выкарабкалась из неё. Её затрясло ещё больше, когда она подумала, а если бы он был настойчивее, да хоть закричись, ни кто бы не пришёл на помощь, напротив, все стояли бы и злорадствовали.

Лера сняла халат, и плюхнулась на кровать. Голова её закружилась и перед глазами как не однажды в молодости витали огромные члены без хозяев. Она провалилась, и вот теперь видит себя в роли порно актрисы.

Её по очереди имеют Роман и тот огромный негр, с длинным шлангом. Она ни как не может насытиться, и получить оргазм. Рядом стоит Виталик, его член как у хорошего жеребца свисает до колен, и не хочет подняться. Лера, не отрывая глаз, ожидает его у себя между ног. Наконец член начал подниматься и увеличиваться в размерах. Вот он уже вытянулся на полметра, и встал перпендикулярно туловищу. Громадное тело погрузилось на девушку, и член свободно вошел на всю длину. Где он я его не чувствую, ещё бы на пару сантиметров, и она подалась ему на встречу.

Она почувствовала боль в области клитора, и проснулась в холодном поту. Её ладошка, сдвинув трусики в сторону, продолжала стимулировать влагалище, а большой палец, по-прежнему ограничивал вход, давя на самый нежный орган вагины. Она ужаснулась от размеров своей пещеры. После вчерашнего просмотра, казалось все актёры, и присутствующие занимались с ней сексом. Она посмотрела на часы. Чёрт побери, у меня же встреча с клиентами через полчаса по поводу аренды для свадебного торжества. Она умылась, сделала легкий макияж, одела, что первое попало под руку, и поскакала в кафе.

Она явилась вовремя, встреча прошла успешно. Получив очередную сумму от сделки, Лера направилась домой. Ей с нетерпением хотелось принять прохладную ванну.

Виталик знал, где можно найти свою жертву, и поджидал её в машине рядом с кафё. Остановившись как бы случайно, он предложил её подвести, завязав разговор.

— Вы кажется расширяться хотели? Спросил Виталик.

— Да, но сейчас не знаю, почти все деньги ушли на защиту, теперь нужно заново откладывать. Ответила Лера.

— А у меня один хороший знакомый, уезжает в Германию и срочно продаёт коттедж. Возможно в рассрочку, я с ним могу поговорить, мне он не откажет. Соглашайся, место классное, рядом озеро. А поедем прямо сейчас, он наверное ещё там, поезд у них вечером.

Леру заинтересовало предложение Виталика, и она легко согласилась, подумав, что сделает сюрприз Роману. Они долго ехали по жаре, и наконец, добрались до двухэтажного дома из красного кирпича, с огромной мансардой. Лере понравилось жилище, но оно было закрыто. Хозяев не было, и они решили подождать. Виталик предложил искупаться, но она согласилась не сразу, так как была без купальника. Я тоже в семейниках говорил он, да здесь ни кого нет, кого стесняться. Подумав, она решила, и вправду, кого стесняться, тем более на мне такой красивый гарнитурчик, да и между ног всё вспрело.

Они долго плюхались в озере. Виталик обучал её плаванию, как бы нечаянно трогая, то за грудь, то за лобок, пытаясь тем самым возбудить девушку. Лера не придавала этому значение, ей нравилось барахтаться в воде, тем более после жаркой поездки. Он обнял её сзади, и она почувствовала своей попкой разгорячённый член. Её как кипятком ошпарило. И она предложила закончить плавание.

Они вышли из воды, не отрывая взгляда, друг от друга. Намокшие семейные трусы полностью облегали член, не скрывая истинных размеров, как длину, так и толщину. Вот это шланг, висит, а длинной и толщиной как у Ромки, когда стоит. Если у Ромки, когда встанет в два раза больше становится, а тут, наверное, точно больше 30 сантиметров. Ей с нетерпением хотелось увидеть этого гиганта. Как и в былые времена, её чрево предательски заныло, приятная дрожь в низу живота усиливалась с каждой секундой, кружилась слегка голова, а во влагалище ползали мурашки. И она уже представляла, как он чешет ей вагинку, всеми 30 сантиметрами.

Виталик смотрел на голую Леру. Её белый гарнитурчик намок, и стал, абсолютно прозрачным. Рассмотрев красивую грудь, с её аккуратными сосочками, взгляд мужчины опустился ниже. Теперь он видел лобок девушки с его густыми зарослями. Намокшие трусики врезались в углубление больших губ, подчёркивая весь их рельеф и всю красоту женского органа.

Его понесло, и он окончательно потерял разум. Он подошёл к Лере, крепко прижал к себе и начал хаотично целовать её тело. Руки произвольно поползли в низ, и он до колен снял с неё трусики. Лера находилась в плотных клещах, она не сопротивлялась, и не проявляла инициативы, пустив всё на самотёк. Ощутив это, Виталик снял с себя трусы, и мощная пружина, ударила ей по животу. Она вздрогнула, и произвольно взглянула на орудие страха. Всё тех же размеров член, только торчал уже к верху. Лера как буд-то проснулась. Менять часы на трусы, кошмар всего лишь как у Ромки. Она стала вырываться из объятий мужчины, от которого вдобавок разило потом. Но он не хотел отступать.

Не совместимость в росте доставляла большие неудобства в положении стоя. Он ни как не мог даже подвести к влагалищу, тем более что Лера постоянно извивалась, и плотно сжимала бёдра. Наконец член пролез между ляжек, и не успев коснуться вульвочки, выстрелил как из брантсбойта. Сперма текла и текла непрерывным потоком, а Виталик продолжал стимулировать свой член между ног, пока тот окончательно не излил своё семя, и свернулся в каральку. Огромные яйца стучали ей по ляжкам с одной стороны, и плотным потокам сперма стекала с другой стороны.

Ей было противно, как никогда, фактически она впервые изменяла мужу. Ну что она могла поделать в такой ситуации, и то хорошо, она не позволила ему войти в себя, а это самое главное. Лера вырвалась из объятий, и побежала в воду, придерживая на ходу приспущенные трусики. Виталик кинулся за ней.

— Отойди, скомандовала она, или я утоплюсь.

— Ты мне противен, я ненавижу тебя. Любовничик, под мышками побрей и сначала пипетку отрасти, потом лезь, до пизды не донёс, и уже кончил. В истерике, продолжая нести всякую чушь.

Виталик, молча, стоял и слушал, другой бы набил морду и уехал. Но он как благородный рыцарь всё выслушал и попросил прощение, пообещав, что такое никогда не повторится, если она не захочет. Они ещё немного побарахтались в воде, но теперь уже Виталик её не лапал, и предложил, свою рубашку, пока она будет обсыхать, сказав, что её купальник весь просвечивается.

Лера посмотрела на себя, и рассмеялась, её нижнее бельё было как буд-то из целлофана. Она поняла, почему он так возбудился, и уже не злилась на насильника. Они подождали ещё часа три, обсохли. Но так ни кто и не приехал, и недолжен был приехать, потому, что Виталик его уже сторговал для себя. Лера с Романом ещё ни один раз будут в гостях в этом доме, и даже с ночевками, но она никогда не расскажет про этот случай мужу. Она в дальнейшем симпатизировала Виталику как другу, но он её никогда не интересовал как мужчина.

Роман вернулся в пустую квартиру, позвонив на работу жене, ему сказали, что она ещё перед обедом, забрав выручку, уехала на серых Жигулях, которые её поджидали около получаса. Он зашёл к соседям, и ему быстренько всё доложили про их отношения с Виталиком, как они мацались на тахте у всех на глазах, глядя порнушку, и как они вместе пошли ночевать.

Роман открыл ванну, ни грязного, ни стираного белья не было. Он посмотрел на кровать, она оставалась не заправленной. Значит, она спала дома. Подняв одеяло, он не обнаружил следов чужого мужчины. Но его терзала мысль серые Жигули, да это же Виталика, точно, она укатила с ним. Он не боялся её потерять, он больше боялся сплетен и пересудов, что все-таки жена красавица наставила ему рогов, за которую он был так уверен. Сердце его стучало, как отбойный молот, он думал, как поступить с Лерой.

Их встреча впервые была такой холодной. Роман смотрел и дулся на неё. Он боялся спросить про отношения с Виталиком, вдруг она ответит "Да", и что тогда — развод. Лера же была зла на него, почему он задержался, и считала его виновным, в том, что с ней произошло вчера вечером, и сегодня днём.

Лера заговорила первой, что она ездила смотреть коттедж, который продают друзья Виталия. Они уезжают в Германию, и хорошо скинут цену. Она также рассказала, что была в гостях, смотрели видео, про негра с огромным членом. Как они сидели с Виталиком на тахте, и как он бегал дрочить в туалет. Роман верил и не верил жене, он хорошо её знал и прекрасно понимал, что она многое не договаривает. Затем она рассказала про Стаса.

Роман в ярости ходил по комнате, он впервые был так зол на свою жену. Ну почему, как только меня нет, ты обязательно попадаешь в дерьмо. Ладно, когда мы были студенты и не женаты. А сейчас, ты жена целого доцента. Тут Леру понесло, она впервые так кричала на Романа.

— Я что с кем-то сплю, я тебе всё рассказала как есть. Раз так, я лучше схожу на левака, и тебе ни чего не скажу. Это будет вернее. Мне пофигу, что там тебе наплели, я знаю, что я чиста перед собой. А сам-то квартиру прогулял, с шалавами в ресторане.

Роман достал свёрток из пиджака и бросил на стол.

На, забери, я потратил только на дорогу, и за гостиницу. Я сам полностью выполнил работу, и ещё ребятам помог с презентацией доклада, так что они мне не понадобились. И в ресторан меня утащили товарищи, они предлагали деньги за помощь, но я не взял. А когда узнали, что мой сертификат испорчен, и я остаюсь ещё на два дня, тут они не отстали, и потащили с собой в ресторан.

Роман попытался успокоить жену, хотел обнять, приласкать, но она оттолкнула его.

— Отстань, мне надо подмыться, у меня там всё щипит, сказала она, направляясь ванную.

— После вчерашнего или после сегодняшнего? С ехидством спросил Роман.

— И после вчерашнего и после сегодняшнего.

Он не ожидал такого ответа, и набросился на жену. Повалив на кровать, он задрал юбку и начал снимать трусы. Они молча барахтались, и Роман не мог с ней справиться. Сука, подумал он, вот бы так сопротивлялась когда целку ломали. И ему уже стало интересно, а можно ли справиться с девушкой насильно. Оставаясь в рубахе, он снял штаны до колен, и начал пытаться вводить член, сдвигая в сторону лямку трусиков. Лера всячески мешала ему своими руками, то поправляла трусы, то выталкивала член мужа.

— Да с ним ты так не сопротивлялась, поди сама хотела, в ярости говорил Роман.

— Да хотела, и сейчас может быть, хочу с ним, а не с тобой, со злостью ответила Лера.

От таких слов Роман озверел. Он схватил лямку трусов и рванул изо всех сил. Трусишки лопнули по швам, и теперь ему ничего не мешало, воткнуть свой разгорячённый орган. Лера ещё интенсивнее стала сопротивляться, Но его руки крепко сжимали её, а его стержень с усилием давил на закрытый бутон любимой жены. Ей стало больно, и она заплакала. Но Романа это не остановило. Он продолжал давить, пока член полностью не погрузился по самые яйца. Вкусив смазки, которой скопилось достаточно, за последние сутки, он задвигался легко и непринужденно. Роман начал увеличивать тем до бешеной скорости, Он был счастлив, поняв, по влагалищу жены, что, по крайней мере, у неё не было ни кого, в ближайшие три дня.

Роман начал зацеловывать Лерочку, просить у неё прощение. Но она лежала как бревно, не отвечая ни действиями, ни словами. И только попросила встать и подмыться, когда он спустил в неё первый раз. Но он и не собирался отступать, он никогда не удовлетворялся одним разом. Роман с ещё большим зверством начал её трахать. И только после третьего раза её стало цеплять, она, изредка начинала подмахивать, уже улыбалась, и думала: "А ведь он у меня самый лучший любовник, товарищ и муж". Забыв про все обиды, они вместе приняли душ, сменили постельное бельё, и продолжили наслаждение после долгой разлуки.


Глава 10. Измена во благо


Лера с мужем продолжали заниматься любовью ежедневно, по несколько часов в сутки, и даже в обеденный перерыв. Они уже не предохранялись, решив завести ребёнка. Она становилась всё голоднее и голоднее в сексе, требуя от Романа невозможного. А он старался всячески довести её до изнеможения, непрерывно кончая по 3–4 раза за акт. При этом залитое по самое горло влагалище щекотало головку члена после каждого его последнего опорожнения. Роман не мог продолжать быстрые движения, из-за щекоты, замедлял их, или останавливался на несколько секунд. И это зачастую совпадало, когда у Леры начинался бурный и продолжительный маточный оргазм, который был намного ярче и приятнее предыдущих клиториальных.

Она начинала интенсивно двигать тазом, при этом ей хотелось, чтобы член двигался быстро, и по максимальной амплитуде. Но Роман прижимался к ней, оставляя неподвижным своего дружка на полной глубине. Не до конца удовлетворённая Лерочка, сбрасывала своего всадника с седла, ссылаясь наусталость, или что уже вспотела и сперма изъела всю попку, промочив салфетку и простынь. Уставший Роман падал на свою половинку кровати и моментально засыпал. Лера же напротив подолгу не могла заснуть, вспоминая своих предыдущих партнёров по сексу, сравнивая их с мужем. Вспомнив огромные члены Витька и Сергея в своей киске, у неё начинало ещё сильнее и сильнее ныть в низу живота, разогретое влагалище, зудело и чесалось как у суки во время течки. Она была зла на мужа и не смотрела в его сторону, зная, что снова увидит его сморщенную пипетку.

Полностью убедившись, что он спит, она широко раздвигала ноги, слегка согнув в коленях, и вводила четыре пальца, давя пятым на клитор. Делая вращательные движения пальчиками при этом, задевая за шейку матки, она доводила себя до изнеможения. Ей хотелось ввести всю пятерню и сжать в кулак, но её практически девичье, не рожавшее влагалище не могло растянуться до таких размеров. Тогда она снова толкала свои четыре тоненьких пальчика и двигала ещё быстрее. И вот он снова наступал, тот продолжительный, особый оргазм. На протяжении нескольких минут тело содрогалось в конвульсиях, приятная дрожь волной пробегала с головы до ног и обратно.

Матка от приятной трясучки чуть не выпрыгивала из нутра. В этот раз влагалище мгновенно наполнилось вязкой жидкостью, и пятый пальчик проскользнул туда с небольшим усилием. То сжимая пальцы в кулак, то пытаясь проникнуть в шейку матки, Лера продолжала себя терзать, до крови кусая губы, боясь закричать и разбудить мужа. Ей хотелось, чтобы это приятное чувство продолжалось вечно, но природа берёт своё. Всё закончилось так же быстро, как и началось. Тело начало расслабляться, а влагалище сокращаться. Она с трудом и болью выдернула свою руку, и отправилась в душ.

И вот она снова лежит с Романом и смотрит на его пипетку, в отместку, ей хочется поиздеваться над этим созданием. Она начинает его дергать, щёлкать, раздевать и одевать, и он быстро начинает увеличиваться в размерах, доходя до своего критического состояния. О работает, думала она, и ей становилось стыдно за себя. Вот дура, до чего я дошла, точно ненасытная сука. Лера хваталась за твёрдый член и начинала его потихоньку мять. Иногда просыпаясь, Роман набрасывался на жену, и начинал трахать её с новой силой. После полученного самоудовлетворения она уже практически ни чего не хотела, и поэтому на её лице было написано отвращение к сексу с мужем. Роман не мог не видеть всего этого и у него возникали нервные срывы. Он начинал упрекать жену, говоря ей, что ты наверное думаешь о своём бывшем лёжа подо мной. Лера как обычно начинала оправдываться, плакать, отвечая, что любит только его, и никто ей не нужен, при этом уже имитируя оргазм.

Прошло больше трёх месяцев, а она не беременная, тогда Лера обратилась к врачу. Пройдя полное обследование, ей сказали, что она вполне здорова и может иметь детей, но для этого, нужно так же пройти обследование мужу. У Романа тоже оказалось всё в норме. И тогда медики сделали заключение, что проблема не большая в длительном предохранении спиралью, и нужно немного просто подождать. Но Лера ждать не хотела. Она поделилась с подругой о своих проблемах в зачатии, о проблемах в сексе, что иногда Роман её не удовлетворяет, останавливаясь на самом интересном, а иногда так затрахает, накончаюсь, что неделю не хочу ни какого секса, а он всё лезет. Светлана была злая на Леру из-за Стаса, считая, что она сама виновата и дала повод. Поэтому она поставила цель отбить Романа у Леры в отместку за Стаса.

— Да с тобой всё ясно подруга, чувство знакомое, говорила Света.

— И что ясно? Спрашивала Лера.

— Тебе, нужен любовник, с большим и толстым, и тогда, всё будет в порядке.

— Мне и Ромки хватает.

— Не смеши, а ты со Стасом не пробовала случайно, может поэтому и бесишься?

— Нет, не пробовала, и не собираюсь, ответила Лера.

— А зря, за разок я бы не обиделась, всё же подруга. Ты бы наверное сразу описалась, если бы он тебе вдул, и на первой же минуте ощутила все виды оргазмов.

— Не описалась бы не переживай, я не страдаю по большим херам.

— Да, что ты понимаешь, ты кроме Ромчика больше и не видала, а у меня, кроме бывшего мужа, ещё штук двадцать было. И оргазмы я получала только со Стасом, ну и ещё парочки мужиков. И она начала рассказывать как, её трахали настоящие мужчины.

— Да ты не бойся, попробуй разок, самый плохой любовник отжарит лучше любого мужа. Тем более, тебе нужно проверить себя, на беременность.

— Ты что спятила, при живом муже рожать от кого попало, ну уж нет.

— Да кто тебя заставляет рожать, сделай аборт, вон к Аньке моей сходим, полчаса и ты стерильна.

— Ага и потом вообще хрен рожу.

— Ну тогда найди ни кого попала. Вон Виталик русский богатырь, красивый и дочки симпотяжки. А в штанах наверное сантиметров тридцать.

— Да какие там тридцать, обычная стандартная писюлька. Ответила Лера.

— А ты откуда знаешь? А ну давай колись, поди, уже попробовала, тихоня.

— Да ни кого я не пробовала, просто Ромка говорил, когда они в сауну ходили.

— Да это он тебе так говорил, он что, видел его стоячим?

— Не знаю, ладно проехали, завяжем этот разговор. Я ничего не хочу больше слушать про любовников. Она боялась проболтаться ещё больше про ту поездку в коттедж, и поэтому не хотела продолжать разговор.

Прошло ещё полгода, но Лера по-прежнему не могла зачать ребёнка. Её начинали терзать сомнения по поводу мужа, и она начинала задумываться проверить себя с другим. Но с кем? Она боялась мужчин и не могла лечь под первого встречного. Ждать долго не пришлось. Очередной раз, приехав к Роману буд-то по работе, Виталик предложил подвести Леру до кафе и обратно, чтобы забрать выручку, и завести продукты. Роман был занят, и поэтому даже обрадовался, что ему не надо идти в гараж за машиной.

По дороге он сказал, что нужно заехать на квартиру сестры покормить кота, потому, что та с сыном уехала в деревню на месяц. По разговору она стала понимать, что Светка его тоже обработала, и он везёт её трахать. Лера молчала, ей было всё по барабану, она как никогда хотела ребёнка. Он предложил зайти вместе, и она не отказалась. Войдя в квартиру, ни какого кота не обнаружилось, и Лера с ехидством сказала: "Что привёз меня трахать, так давай еби, но только не так, как в прошлый раз". Виталик раздухарился от сказанных слов, и чувствовал себя хозяином положения. Он схватил Леру и начал жадно целовать в щёки, шею грудь. Лера убирала губы, и отворачивалась при каждом разе. Наконец ей всё стало надоедать, и она сказала, чтобы он быстрее переходил к делу. Виталик быстро расстегнул штаны и выпустил свой ствол, с громадными клубнями. У Леры всё сжалось внутри, и она пошла в попятную. Она не хотела его, и начала вырываться. Но не тут-то было. Виталик схватил её с зада и повалил лицом на круглый стол, накрытый плюшевой скатертью. Легкая юбчонка запрыгнула на спину, и трусишки сползли до колен. Лера поняла, что она может лишиться супружеской верности, начала кричать и звать на помощь. Виталик закрыл рот большой ладонью, не давая не только кричать, но и дышать. Второй рукой, он пытался направить своего жеребца в тугую и маленькую вагинку.

Лера дергалась попкой по сторонам, сбивая прицел. От злости Виталий воткнул средний палец в анус девушки и начал её приподнимать. Лера задёргалась, и начала кусать руку насильнику. Он сдавил ей челюсть и сказал: "Я всё равно это сделаю, но я хочу, чтобы это было обоюдно, поэтому прекрати истерики". Лера мотнула головой, и он вытащил палец. В заднем проходе всё гудело и жгло, поэтому её вход во влагалище сузился, до размеров девственности. Виталик, двумя руками широко раздвинул розовые губки, и направил посиневшую до блеска головку в лоно девушки. Он придавил, но она отказывалась продвигаться дальше. Мощный таз гиганта начал нагружаться на девушку. От сильной боли в промежности, Лерасхватила руками и зубами за скатерть, и пыталась забраться наверх стола. Мощные руки мужчины легли на плечи и давили в обратном направлении, продвигая всё ближе и ближе свой таз к округлым, гладким и белым как тесто ягодичкам девушки. Блин, она что целка, её наверное муж не ебёт, поэтому и детей нет, я свою и то проще ломанул.

А тут наверное возраст, срослось сильнее. Член с каждой минутой продвигался не более чем на сантиметр, и когда он вошёл на половину, Виталик сделал отчаянный толчок и вогнал его по самые яйца. Теперь она в полный рост ощущала своего повелителя. Её казалось, что это не член, а огромный кол, вбитый на пол метра, и толщиной как черен у лопаты. Она забыла истинные размеры Виталика, сзади он казался таким, как в эротических снах. Как обычно Лера не смогла устоять перед огромным членом, и сразу потекла. Влагалище расслабилось, стало более рыхлым. И теперь уже он двигался беспрепятственно, как по маслу, выходя практически полностью, и погружаясь на всю длину.

Огромные яйца ударяли по ляжкам, а головка то и дело тыкалась в шейку матки, нащупывая второй свод. От каждого соприкосновения у Леры внутри содрогалось, и она получала не земные, до боли приятные ощущения. Она развалилась на столе и слегка постанывала от удовольствия. Ну почему у него не два члена, когда его шевелюра щекотала вторую дырочку, которая находилась выше. Хоть бы догадался, и снова пальчиком потыкал. От нового удовольствия Лера потеряла счёт во времени, ей казалось, что это самый прекрасный эротический сон, пока она не ощутила судороги внутри и снаружи себя. Виталик навалился всем телом, обнял свою жертву за груди, и прижался тазом к нежным ягодичкам. Тут она ощутила, как внутри забился маятник, и низ живота начал наполняться горячим семенем. Он сделал несколько движений, и семя потекло с новой силой. Теперь она его уже ощущала повсюду: и на лобке, и на промежности, и на бёдрах. Виталик долго ещё попарил свой кочан, затем вытащил его, и уложил между ягодичек.


Сделав несколько движений по анусу своей головкой, член снова начал напрягаться, и через несколько секунд был готов к бою. Продолжая делать движения между ягодиц, он скользнул в разогретую лунку, совершая фрикции в том же темпе. Лера лежала молча, ей было так хорошо, она, наверное бы, и не дернулась, даже если бы зашёл Роман. Она начала уже интенсивнее двигать попкой навстречу, забыв про приличия замужней женщины. Потеряв всякий стыд, она просила двигаться быстрее и глубже. Возбужденный и не заезженный в сексе Виталик, продолжал её ублажать энергичнее с каждым темпом. Наконец она достигла того блаженства, которое получала при стимуляции пальчиками. Только на этот раз в ней находился член любовника, а не рука, и рядом спящий муж. Лера издала дикий стон, её тело затряслось, как прошитое током в 220 Вольт. Она как злая сука зубами терзала плюшевую скатерть, боясь поставить весь дом на уши.

Виталик видел кульминацию акта, и не мог кончить, заполненное спермой влагалище не давала четких ощущений. Тогда он вытащил свой ствол, и вогнал в смазанныйспермой маленький бутончик между округлых ягодичек. Лера успела только ойкнуть и снова ощутила как запулсировал член и потекла горячая жидкость, только по другим каналам. Её охватила новая волна оргазма. Огромный член через стенку заднего прохода упирался в самый центр шейки матки, которая раскрылась, и готова принять в себя, и если бы не плотная стенка влагалища он бы вошёл. Они слились в экстазе и говорили нежные друг другу слова. Виталик был на седьмом небе от счастья, он знал, что теперь эта женщина принадлежит ему полностью.

Лера молча несколько минут полежала на столе, обтерлась какой-то тряпкой, одела трусы, и отправилась домой. В душе она снова ругала себя, ей было больно и обидно, и даже хуже, чем в ту ночь, когда она впервые была с мужчиной. Но тогда она была свободной девушкой, а сейчас у неё есть любимый муж. Она думала рассказать Роману, он должен понять и простить её, но вдруг нет, и тогда полетит вся её семейная репутация.

Тем временем они подъезжали к дому, она очнулась от эротического сна, когда Виталик резко тормознул на светофоре. Видно он тоже думал, как занимался любовью с этой очаровательной женщиной. Она с облегчением выдохнула, подумав, о боже и что только в мою дурную голову не лезет. А если бы он и вправду привёз на квартиру, и трахнул, нет только через мой труп. Да и не пошла бы я на квартиру, я что такая наивная дура. Даже с самим Алленом Делоном не пошла бы. Ромка лучше всех.

Дома её ждал новый сюрприз. Лера с порога побежала в ванну подмываться и менять нижнее бельё. Какие-то непонятные выделения просочились через перегородку трусиков, и пощипывали промежность. Роман это заметил, но не придал значения.

Через пару часов они легли в постель, и она попросила сделать выходной. Он согласился, но при этом продолжал ласки грудей, поцелуи в губы, и наконец, его рука опустилась в промежность, и гладила нежный бутончик.

Какая она у тебя сладенька, вкусненькая, можно я её разочек поцелую, и больше не буду тебя донимать. Лера толи с испугу, толи от ненависти к мужу, отшвырнула руку, и дерзко сказала, чтобы он отстал. Этот жест вывел Романа из себя окончательно. Он отодвинулся от неё, и сказал, что он всё понял, что она натрахалась, и теперь ей муж противен. Сознание Леры перевернулась, она поняла, что своим жестом сделала ошибку. Она прижалась к мужу и включила весь свой шарм, всё своё обаяние. Роман стоял на своём, он по-прежнему отвернувшись спиной к жене, лежал молча. Ему было до боли обидно, получить оплеуху от жены, к которой он был так нежен. Наконец он заговорил.

— Не любишь ты меня, а просто используешь. Отстань, и ложись спать. А утром мы решим, как жить дальше.

Лера понимала, что все семейные проблемы решаются через постель, она это ещё уяснила от матери. И начала выворачиваться из сложившейся ситуации по горячим следам.

— Ром да я ни с кем ни трахалась, сдался мне этот Виталик, он вообще не в моём вкусе.

— Не в твоём вкусе, ты всё страдаешь по большим членам, не можешь успокоиться до сих пор. Да у него не больше моего.

— Ну, в очередной раз прокололась Лера.

— А ты откуда знаешь, поди попробовала? А теперь не в твоём вкусе, тебе надо лошадиный, чтобы вкусить. С каждым словом продолжал жалить Роман

— Ты знаешь, я никогда не прикалывалась по большим членам, а то, что меня изнасиловал тот парень своим огромным колом, вообще отвращение появилось. Мне нравится твой, и только твой. А хочешь я его поцелую в полный рост.

— Нет, ответил Роман. ...



Только для взрослых 18+
Все права на текст принадлежат автору: , (nikki).
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Лера-Лерочка (СИ)
(nikki)