Все права на текст принадлежат автору: Крис Коламбус, Нед Виззини, Крис Райландер.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Столкновение мировКрис Коламбус
Нед Виззини
Крис Райландер

Крис Коламбус, Нед Виззини, Крис Райландер Дом секретов. Столкновение миров

Посвящается Неду

Chris Columbus, Ned Vizzini, Chris Rylander

The House of Secrets: Clash of the Worlds



Печатается с разрешения литературных агентств

William Morris Endeavor Entertainment, LLC и Аndrew Nurnberg


Дизайн обложки Константина Парсаданяна


Copyright © 2016 by Novel Approach LLC

Illustrations copyright © 2016 by Greg Call

© А. Авербух, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2018

1


Брендан Уолкер знал: счастливого конца у этой истории не будет.

Со своими сестрами Корделией и Элеонорой он стоял на берегу возле их дома на Си-Клифф-авеню и смотрел на залив Сан-Франциско. Не на весь залив, а на определенное место, где они только что видели своего друга, великана по имени Жирный Джаггер.

На мосту «Золотые ворота» останавливались автомобили, несколько человек смотрели с него, не в силах поверить, что всего несколько мгновений назад посередине залива Сан-Франциско видели грузную фигуру Мика Джаггера высотой с пятидесятиэтажный небоскреб. Мик выл на луну.

Такого не могло быть. Жирный Джаггер был нереален или реален, но не так, как Брендан и его сестры. Жирный Джаггер – всего лишь герой старого романа Денвера Кристоффа. Или так раньше думал Брендан. В последние месяцы дети-Уолкеры насмотрелись «невозможных» вещей и убедились, что возможно буквально все.



Другие дети, увидев поднимающегося из океана великана в набедренной повязке, вероятно, с криками побежали бы прочь. Или, в самом крайнем случае, позвонили бы 911. И уж, конечно же, не попытались бы приманить великана поближе. Но Брендан, Элеонора и Корделия были не то, что другие дети. По крайней мере, с того времени, как переехали в Дом Кристоффа и оказались в магическом мире его книг – в кажущейся бесконечной борьбе со злой Ведьмой Ветра, ледяными чудовищами, нацистскими киборгами, кровожадными пиратами и множеством других ужасных порождений воображения их автора.

– Итак, что дальше? – спросил Брендан. – Можно было бы позвать мою учительницу английского, миссис Крамсли. Может, она его приманит. Она по-прежнему одинока, а размером – почти как Жирный Джаггер. Симпатичная получилась бы пара.

Младшая сестра Брендана, Элеонора, шлепнула брата по руке.

– Брен! – возмутилась она. – Жирный Джаггер – наш друг! Он заслуживает лучшей участи. Ведь он несколько раз спасал нам жизнь. Миссис Крамсли слишком гадкая. Я бы и худшим врагам не пожелала иметь с нею дело.

– Да, верно, Нелл, – сказал Брендан. – Наверно, я просто хочу сказать, что у нас нет хорошего плана.

– С каких это пор отсутствие плана мешает тебе действовать? – спросила Корделия.

Из троих детей Уолкеров она была старшей, но в свои неполные шестнадцать лет говорила и действовала так, как будто ей в два раза больше.

– Эй, иногда и я могу строить планы и быть лидером, – запротестовал Брендан. Сестры посмотрели на него. Они-то знали, что это так, но гораздо лучше их брату удаются шутки.

Трое детей стояли на берегу залива прямо под утесом, на котором примостился трехэтажный в викторианском стиле Дом Кристоффов, тот самый дом, который должен был дать им кров еще на одну ночь. Потому что, едва в очередной раз выбравшись из мира фантастической книжки, они вернулись в реальность, в которой их отец ухитрился спустить в азартные игры десятимиллионное состояние. Поэтому на следующее утро им предстояло переезжать в тесную квартиру рядом с Рыбачьей пристанью.

– Давайте, – сказала Корделия, запахивая пальто (дул холодный бриз), – по крайней мере, попробуем подойти поближе к мосту, к тому месту, где он показался на поверхности. Стоя на месте, уж точно ничего не добьешься.

Брендан и Элеонора пошли вслед за Корделией по берегу к мосту. Никаких признаков Жирного Джаггера по-прежнему не было видно.

Идя берегом, Уолкеры миновали бездомного с длинной седой бородой. Сидя в кустарнике у подножия утеса, он проводил детей взглядом, но ничего не сказал. Лунный свет отражался у него в глазах, и от этого они сверкали в темноте, как бриллианты. Брендан подумал, что это Король Бури – так называл себя Денвер Кристофф с тех пор, как несколько лет назад «Книга Судьбы и Желаний» развратила его душу.

Но теперь эта книга исчезла. Элеонора, используя свою магию, уничтожила ее навсегда. Уничтожила она и Короля Бури, погибшего на глазах у детей Уолкеров под колесами городского автобуса возле Богемского Клуба в центре Сан-Франциско. Король Бури был убит не кем-нибудь, а собственной дочерью, Делией Кристофф, также известной как Ведьма Ветра. Несмотря на то что в одной статье, размещенной в интернете, утверждалось, что тело Короля Бури похоронили под чужим именем в мавзолее неподалеку, Брендан не был вполне уверен, что сгорбленный старый колдун действительно умер.

– Жирный Джаггер! – крикнула Элеонора, возвращая Брендана к окружающей действительности.

На мгновение Брендану показалось, что великан появляется снова. Но Элеонора снова прокричала его имя над заливом, как будто звала потерявшуюся собаку.

– Жирный Джаггер, выходи, мы можем помочь тебе! – кричала Элеонора.

Корделия, сложив ладони рупором, стала звать вместе с сестрой.

– Жирный Джаггер, мы здесь!

– Выходи, Жирный Джаггер! Это мы, Уолкеры, – кричала Элеонора, растягивая звук «р» в своей фамилии так, как это делал он.

– Дайте-ка попробую изобразить Жирного Джаггера, – сказал Брендан, осмотрев берег.

Он подошел к воде и запел:

– Если меня завести, если меня завести, я никогда не остановлюсь.

– Ты был рок-звездой во время нашего путешествия в Древний Рим, но это не значит, что ты великий певец в реальном мире, – сказала Элеонора.

– Ты просто завидуешь моим серебряным дудкам, Нелл.

Элеонора не потрудилась ответить.

По берегу бежала трусцой молодая супружеская пара. Супруги настороженно посмотрели на детей и, пробегая мимо, взяли немного в сторону, чтобы оставаться на безопасном расстоянии.

Дети продолжали кричать. Вода ласково плескалась у их ног, но никаких признаков Жирного Джаггера по-прежнему не было. Несколько человек, гулявших вечером по берегу, в замешательстве смотрели на детей с любопытством.

– Слушайте, давайте поосторожней с криками. Люди примут нас за дураков, которым не досталось спагетти на ужин, – сказал Брендан, повторяя одну из неудачных шуток своего отца.

Сначала, слыша ее, Брендан охал. Но за долгое время на праздниках и днях рождения привык к ней и полюбил ее. Тогда все было проще. Тогда семья Уолкеров еще не пережила финансового краха, не связалась с черной магией и тайнами, окружавшими Дом Кристоффа. Тогда еще дети-Уолкеры не проводили вечера на берегу, пытаясь выманить великана по имени Жирный Джаггер из залива Сан-Франциско.

– Что будем делать? – спросила Корделия. – Почему Жирный Джаггер не всплывает?

– Может, он нас не слышит? – предположила Элеонора, стараясь не заплакать. – Он же под водой.

– Может, мы его даже не видели? – сказал Брендан. – Может, мы его только вообразили?

– Это ни к чему не ведет, – сердито сказала Корделия. – Мы все знаем, что видели. Пусть даже один из нас и вообразил его, но не все же трое. Три человека одновременно не могут видеть одну и ту же галлюцинацию.

Брендан вздохнул. Сестра была права.

– Что ж, – сказал он. – Известно, что Джаггер может задерживать дыхание очень надолго. Поэтому, скорее всего, он не утонет.

– Это верно, – сказала Корделия, оборачиваясь к испуганной Элеоноре. – Помнишь? В первый раз, когда нас послали в книги Кристоффа, Жирный Джаггер пересек огромное море к Тинцу… чтобы спасти нас.

Элеонора кивнула и несколько раз глубоко вздохнула. Ей все еще хотелось заплакать. Она не знала толком, что связывает ее так сильно с Жирным Джаггером, но относилась к нему как к одному из лучших своих друзей, несмотря на то что все разговоры между ними сводились к одному-двум словам.

– Я хочу сказать, можно ловить его на приманку, – предложил Брендан полушутя. – В качестве наживки можно было бы использовать одну из кошек миссис Дигл.

– Это отвратительно, – закричала Элеонора.

– Но у нее чуть не двадцать семь кошек, – сказал Брендан. – Одна исчезнет – она и не заметит.

– Не смешно, Брен, – пропела Корделия.

– Прошу прощения, шутить – мое прирожденное свойство. Я не могу его просто выключить.

– Я бы не назвала это шуткой, – пробормотала Корделия.

Элеонора, задумавшись, не слушала пререканий старших брата и сестры. Вдруг она нашла способ выманить Жирного Джаггера из залива.

– Есть идея, – сказала Элеонора, – мне надо всего лишь попасть в универмаг «Сейфвэй».

– Нелл, поесть можно и позже, – сказал Брендан, но затем приложил руку к животу. – Хотя, если подумать… раз уж ты предложила, я бы, пожалуй, съел пару ланчабалз.

Корделия и Элеонора не успели на это ответить, потому что сзади раздался голос их матери.

– Дети, вот вы где! – кричала она. – Не убегайте так. Я вас везде искала. Идемте домой. Планы изменились.

– Мы еще не можем, – сказала Элеонора. – Мы… гм… еще не закончили прощание с соседом.

Элеонора понимала, что на воплощение в жизнь ее плана потребуется много времени. План состоял в том, чтобы выманить Жирного Джаггера из города и увести на побережье к северу от Сан-Франциско, там он будет менее заметен. Она видела достаточно фильмов и знала, что великану, оказавшемуся в Сан-Франциско, уготован печальный конец. Элеонора уже представляла Жирного Джаггера в цепях на представлении какого-нибудь странствующего цирка. Или даже хуже: что он сбивает руками пикирующие на него военные самолеты.

– Извини, дорогая, нет времени, – сказала миссис Уолкер, разрушив надежды Элеоноры. – Все изменилось, нам надо сегодня переехать на другую квартиру. Грузовик уже ждет нас. Уезжаем прямо сейчас.

2


Дети переглянулись.

– Что же теперь делать? – взглядами спрашивали они друг друга. – Как сможет Жирный Джаггер скрываться весь вечер? Господи, я бы сейчас не отказался от ланча.

Но у них не было выбора. Миссис Уолкер не допустила бы никаких споров о том, уйти с берега или остаться, она очень спешила. Поэтому дети медленно пошли за матерью вверх по склону в сторону своей улицы, Си-Клиф-авеню. Или, точнее, в сторону своей бывшей улицы.

Они плелись по крутому склону. Элеонора напоследок посмотрела на залив и у середины моста увидела волнение на воде. Издалека казалось, что это небольшая зыбь, может быть, водоворот в течении, проходившем в заливе, тюлень или дельфин. Но Элеонора знала, что это такое. Эти волны напоминали ей две огромные губы, выступившие из воды. Жирный Джаггер, вероятно, должен был сделать вдох.

По дороге к Дому Кристоффа дети немного отстали от миссис Уолкер. Брендан и Корделия с удивлением заметили, что Элеонора улыбается.

– Я только что видела, как Жирный Джаггер выставил из воды губы, чтобы сделать вдох, – прошептала Элеонора. – По-моему, он понимает, что должен скрываться. Только бы он не привлекал к себе внимания до завтрашнего утра! Тогда бы я знала, как выманить его из воды.

– Но что мы будем делать, когда он окажется на берегу? – с сомнением в голосе спросил Брендан. – Пригласить его на вечеринку и потом оставить у нас ночевать? Сыграем в «Твистер», приготовим попкорн в микроволновке и потом будем делиться самыми сокровенными тайнами?

– Мы могли бы взять его в школу! – воскликнула Элеонора, совершенно не замечая сарказма в словах брата.

Брендан представил себе, как Жирный Джаггер покатает между подушечками большого и указательного пальцев школьного задиру, Скотта Калурио, и затем швырнет его о стену школьного здания.

– Это было бы круто, – признал Брендан. – К тому же Жирному Джаггеру не было бы равных в лакроссе[1].

Корделия посмотрела на Элеонору и Брендана, но, прежде чем они успели что-то сказать, разговор прервала их мама.

– Дети, я должна вам еще кое-что сказать, – с тревожным видом сказала миссис Уолкер. – Нам придется нелегко, но это к лучшему. Именно поэтому нам надо переехать на новое место именно сегодня, а не завтра.

Дети остановились и с нетерпением ждали, что еще скажет их мама.

– Я знаю, вам будет тяжело. Мне уже тяжело, – медленно проговорила усталая миссис Уолкер и обвела детей покрасневшими глазами. – Завтра утром папа уедет на несколько дней или даже недель лечиться от пристрастия к азартным играм.

– Подожди, а что, отец пристрастился к азартным играм? – спросила Корделия и сразу же почувствовала себя виноватой: первая ее мысль была о том, как эта новость коснется ее – что подумают окружающие? Узнают ли в престижных колледжах, куда она собиралась поступать, что ее отец лечился от игровой зависимости? Корделия всегда думала о будущем, делала все «правильно» и пыталась быть лучшей. И теперь после того, что сказала мама, ее будущее оказалось под угрозой. Попадают ли дети, отцы которых страдают от игровой зависимости, в такие университеты, как Гарвардский, Йельский или Стэнфордский?

– Папа уезжает? – спросила Элеонора прерывающимся голосом. Мысль о возможности потерять в один вечер и Жирного Джаггера, и отца казалась ей невыносимой.

– Не волнуйся, малыш, – сказала миссис Уолкер, обнимая Элеонору и пытаясь улыбнуться. – Это ненадолго, и мы сможем поехать к нему в выходные. И когда он вернется, все станет гораздо лучше. Обещаю. Вы, дети, сильные и независимые. Вы всегда были такими. Знаю, вы… вместе мы пройдем через это.

– Но чем мы будем зарабатывать деньги? – спросил Брендан.

– Брендан! – воскликнула миссис Уолкер, осуждающе глядя на сына. – Это и все, о чем ты сейчас думаешь?

Брендан растерялся, но отрицательно покачал головой, устыдившись, что больше думает о финансовом положении семьи, чем о душевном здоровье своего отца.

Разумеется, оставалась добытая в книжном мире карта, на которой красным крестиком было помечено место, где хранились нацистские сокровища. Место это находилось в Европе, которая, как в последний раз выяснил Брендан, располагалась далеко от Сан-Франциско. К тому же дети не знали, существуют ли эти сокровища и в реальном мире, а не только в одной из книг Денвера Кристоффа.

– В настоящее время я вполне способна позаботиться о нашей семье, – продолжала миссис Уолкер, стараясь говорить уверенно. – Именно поэтому завтра я выхожу на работу в отдел обуви в одном из универсальных магазинов сети «Мейси».

Еще несколько недель назад семья Уолкеров жила в красивом доме, выстроенном в викторианском стиле, выходившем окнами на мост «Золотые ворота», и имела на счету в банке десять миллионов долларов. Теперь они переезжали в крошечную квартирку, не имея ничего, если не считать стыда за доктора Уолкера, за четыре месяца потерявшего медицинскую лицензию и проигравшего все деньги. Стыд у семьи по-прежнему оставался.

Брендан вдруг ужаснулся, представив себе, как тяжело придется маме с деньгами. Ее вины в том не было. Во всех прошлых и нынешних бедах семьи Уолкеров, если она и была виновата, то в наименьшей степени.

– Что ж, – сказал Брендан, – вот тебе и первый покупатель. У меня скопились деньги, подаренные на дни рождения. Интересно, как я буду выглядеть в туфлях на красных каблуках.

Несмотря на мрачное настроение, в котором пребывали Уолкеры, все засмеялись. От их смеха над Си-Клиф-авеню, казалось, стало немного светлее, как будто луна засветила ярче.

– Я бы заплатила, чтобы посмотреть на Брендана на красных каблуках, – сказала миссис Уолкер, обнимая детей. – Люблю вас, ребята, вы это знаете? Как бы тяжело нам ни приходилось, вы всегда находите способ заставить меня улыбнуться. Как бы то ни было, завтра тебе не придется тратить время на покупку обуви.

– Почему? – спросила Корделия.

И тут миссис Уолкер сообщила новость, которая Брендану и Корделии показалась самой плохой за весь вечер.

– Потому что завтра утром каждый из вас пойдет в свою прежнюю школу.

3


В тот же вечер Элеонора металась в крошечной кровати, стоявшей в крошечной комнатке, которую она делила с Корделией, в крошечной квартирке, куда они только что переехали. Ей снились кошмары. О Жирном Джаггере, сражавшемся с огромными белыми акулами в темных водах залива Сан-Франциско. Кошмары о тонувшем Жирном Джаггере, попавшемся в рыболовные сети. Кошмары о Жирном Джаггере, которого обнаружили китобои и теперь преследовали с огромными гарпунами. И во всех этих кошмарах Элеонора никак не могла помочь Жирному Джаггеру.

Брендан даже не пытался заснуть.

Он сидел за небольшим письменным столом у себя в комнате, обхватив голову руками, и думал о том, что ему предстоит вернуться в прежнюю школу, увидеть старых друзей и учителей. Все будут спрашивать о причинах его перехода из частной школы в прежнюю, государственную. И ему придется сказать правду: что отец проиграл в азартные игры все деньги семьи, которую выставили из ее прежнего дома. Встретить старых знакомых теперь было особенно тяжело из-за того, как Брендан уходил из старой школы, – теперь он понимал, что слишком кичился переходом в новую частную школу «из этой помойки».

Реальность этого мира пугала Брендана гораздо сильнее, чем самые безумные приключения, в которых он участвовал в книгах. Оказалось, что гораздо проще оказаться лицом к лицу со смертью, чем пережить унижение. Это открытие оказалось неожиданным и отрезвляющим.

Брендан включил телевизор с пятидесятипятидюймовым экраном из пещеры на чердаке Дома Кристоффа. Судебные приставы могли лишить его спальни на чердаке, его прежней школы, денег и даже личного шофера (этот атрибут прежней жизни Брендан, наверно, ценил больше всего). Но никто не пытался лишить его телевизора, приобретенного на часть денег, которые Элеонора пожелала за использование «Книги Судьбы и Желаний». Вместе с этим телевизором Брендан прошел уже через многое, включая недавнюю победу великанов в Мировых сериях. В финале он так разошелся, что бросил недопитую банку содовой в прекрасный, без единой царапины, экран.

Брендан переключал каналы в поисках повторного показа «Гриффинов» или «Южного парка», которые обычно шли поздно вечером. Он уже решил было остановиться на И-Эс-Пи-Эн[2] и утешиться им, как вдруг его внимание привлек заголовок новостного канала. Ему показалось, что он смотрит пародию на новости, потому что такого заголовка быть не могло.

Но его показывал канал Си-Эн-Эн, и новость, на которую наткнулся Брендан, была вполне реальна. Услышав ее, Брендан буквально свалился со стула и с глухим стуком ударился о пол.

4


В другой комнате квартиры Уолкеров Корделия видела самый странный сон. Ей он казался не сном, а, скорее, реальностью: она слышала звуки, чувствовала запахи и осязала предметы. И если бы не то обстоятельство, что происходившее во сне было невозможно, она бы считала, что все это происходит в реальности.

Корделия вернулась в книжный мир. Она твердо знала это, хоть и не понимала, откуда это стало ей известно. Вероятно, отчасти дело было в слишком ярком солнечном свете, лившемся через узкие окна, расположенные в ряд в каменных стенах огромного дворца. Она двигалась по длинному коридору, и солнечные лучи освещали ее ступни.

Правда, ступни выглядели чужими. Они казались… больше, чем ее ступни, но также и почему-то легче. Как будто они способны плыть. Но это были ее ступни, они должны были быть ее, поскольку через подошвы странных туфель из тонкой кожи Корделия чувствовала холод каменного пола.

Она вошла в большой зал, которым заканчивался длинный коридор, и сразу узнала гобелены на стенах и шторы на больших окнах.

Самой красноречивой подсказкой оказался красный шелковый ковер, начинавшийся от украшенного аметистами массивного трона из кости.

Корделия вернулась во дворец замка Корроуэй из книги Денвера Кристоффа «Дикие воители» и оказалась в тронном зале злой королевы Дафны. Королевская стража преклонила перед нею колена, но Корделия понимала, что этого не может быть. Тем не менее так было. Каким-то образом Корделия оказалась королевой.

Она продолжала двигаться вперед, как будто что-то подталкивало ее помимо ее воли. Корделия подошла к трону, как будто была у себя дома, села и осмотрела зал. По-видимому, в нем собрались гости. Но это, конечно, были не обычные гости.

Перед троном Корделии, помимо людей, стояли самые странные создания, вряд ли когда-либо собиравшиеся во дворце, будь он вымышленный или реальный. Тут был Кром из первого приключения детей-Уолкеров, сейчас он возглавлял отряд Диких Воителей, которые выполняли самые жестокие приказы королевы Дафны. Рядом с Кромом стоял один из знакомых немецких генералов, как две капли воды похожий на единственного другого немецкого генерала, с которым встречалась Корделия, – нацистского киборга Генриха Фольнхейма, генерал-лейтенанта танковой гренадерской дивизии из книги Кристоффа «Вторжение нацистских киборгов». Но это не мог быть Фольнхейм – Корделия сама видела, как его разорвало в клочья танковым снарядом на снежном горном склоне. Все генералы-киборги должны были выглядеть совершенно одинаково.

Рядом с нацистским киборгом стоял типичный вампир с прилизанными черными волосами, мысок которых был хорошо заметен над серединой лба, бледной кожей, в черной пелерине с высоким воротником и выступающими окровавленными клыками. Были тут также Ангил, раб-гладиатор из римского Колизея императора Оципуса; немецкие летчики, скорее всего, из приключенческого романа «Отважный летчик», действие которого происходит в годы Первой мировой войны; банда гангстеров времен «сухого закона» в США, офицеры – участники всех крупных войн, несколько отвратительных пурпурных инопланетян со щупальцами и множество других существ и персонажей, которых Корделия не узнала.

Они, как будто чего-то ожидая, смотрели на нее. Поэтому Корделия заговорила и сама удивилась уверенности своей речи.

– Добро пожаловать, – сказала она. – Спасибо, что собрались в этом зале. Как вы знаете, я нахожусь здесь в ловушке уже несколько месяцев. Но срок подходит. Миры готовы сойтись. Пока мы с вами говорим, наши друзья ищут способы прорваться, проскользнуть через барьеры, отделяющие нас от внешнего мира, от места, которое воистину наше. И когда мы наконец прорвемся, ничто не сможет нас остановить.

Присутствовавшие разразились приветственными криками. Изо рта Корделии вылилось, почти по своей воле, еще несколько слов. Она понимала, что говорит, хотя каждое из произнесенных слов ужасало ее. Как будто она говорила с кем-то по телефону и слышала эхо своего голоса.

– Единственный, кто мог нас остановить, теперь мертв! – объявила Корделия собравшимся. Она подозревала, что под ее обликом скрывается кто-то другой, и вдруг с ужасом осознала, что прекрасно понимает, что происходит. – Волшебные чары старика разрушены, они разлагаются, как его труп в холодной земле. Пришло время действовать. В соответствии с этим мы должны строить свои планы и готовиться к тому моменту, когда…

Вдруг Корделию жестоко вырвали из сна. Ее трясли, грубые голоса шептали ей в ухо.

– Корделия, проснись, – шептал голос. – Они прошли! Они убьют нас всех!

5


Услышав голос Брендана, Корделия Уолкер рывком села и ударилась головой о металлическую раму двухъярусной кровати. Она вскрикнула от боли и едва не выругалась вслух.

– Ух! Да что с тобой такое, Брен? – сказала Корделия и потерла ушибленный лоб.

– Извини, – сказал Брендан. – Я, может быть, слишком разволновался, но, клянусь, дело чрезвычайно важное. Вы обе захотите это увидеть прямо сейчас.

Корделия привыкла жить в отдельной комнате и спать на двуспальной кровати. Теперь квартира Уолкеров у Рыбачьего причала состояла только из двух небольших спален и гостиной. Поэтому Элеонора и Корделия спали в общей комнате. В тот вечер их старые кровати доставили сюда, на новую квартиру, из хранилища.

– Как ты, Дел? – прошептала Элеонора.

– Нормально, крови нет, – сказала Корделия. Она по-прежнему держалась за ушибленный лоб и старалась не сорвать зло на сестре. Корделия знала: Элеонора не виновата, что им приходится спать на старых двухъярусных кроватях.

Элеонора спустилась по лесенке с верхней кровати, Корделия в это время, охая, поднялась с нижней.

– Надеюсь, на этот раз ты покажешь не коллекцию состриженных ногтей, Брен, – сказала Корделия. – Это было не смешно даже и в первый раз.

– Нет, на этот раз не пожалеете, – сказал Брендан. – И, кстати… тогда было весело.

Несколько лет назад Брендан сказал Корделии, что хочет срочно показать ей нечто потрясающее. Ему удалось так заинтересовать сестру, что она заплатила доллар за право войти к нему в комнату. Тогда Брендан гордо показал ей коллекцию состриженных ногтей, которыми на письменном столе выложил слова «Корделия = Зануда».

– Потребовалось два года, чтобы собрать такую коллекцию, – сказал Брендан, ухмыляясь при воспоминании об этом случае.

– Фу, Брен! Давай лучше посмотрим, что ты хочешь показать, – сказала Корделия, состроив гримасу.

Вслед за Бренданом сестры вышли в темный коридор квартиры. Дверь в комнату родителей была закрыта, и света там не было. Тишина нарушалась только поскрипыванием пола под ногами детей, шедших к комнате Брендана, которая находилась в передней части квартиры и была вовсе не спальней, а гостиной, которую превратили для него в спальню.

Корделия, затаив дыхание, толкнула дверь. Скрипнули петли, и дверь открылась. В комнате было темно, и только поперек кровати, как это бывает в фильмах ужасов, лежала бледно-голубая полоска света.

Через несколько секунд глаза Корделии привыкли к полумраку, и она ахнула от ужаса. Она, молча, смотрела на экран телевизора. Рот у нее открылся, она почти забыла только что снившийся сон. Брендан протиснулся мимо нее и сел на край кровати.

– С ума сойти, верно? – сказал он.

Элеонора обошла Корделию, чтобы лучше видеть экран телевизора. Опять ей, младшей и самой маленькой ростом, все загораживают и не дают посмотреть!

Она вышла на середину комнаты и наконец смогла увидеть экран. Элеонора ахнула, так же, как незадолго до этого Корделия.

Как такое могло быть?

Элеонора стояла, качая головой, как будто от этого то, что она видела, могло исчезнуть. Выходило, что не только Жирный Джаггер смог перейти в реальный мир из мира книг Денвера Кристоффа.

Внизу телевизионного экрана бегущей строкой выводился заголовок Си-Эн-Эн: «Настоящий снежный человек убит в Санта-Роза, штат Калифорния».

Элеонора быстро поняла, что убитое животное, показанное по телевизору, – не просто снежный человек. Это было одно из тех беспощадных ледяных чудовищ, с которыми она и гладиатор Феликс сражались в мире книг Кристоффа плечом к плечу с Вангчуком и его монашеским орденом. Одно из уцелевших чудовищ не только сумело попасть в реальный мир. Оно добралось до Калифорнии!

6


Несколько минут дети смотрели телевизор в молчании. Крупнозернистое видео, снятое на сотовый телефон, показывало троих местных шерифов возле убитого животного. Один из них пригнулся к его косматой груди, держа в руке автоматическую винтовку. Видеозапись была низкокачественная, но даже и на ней было хорошо видно отверстие, оставленное пулей на голове животного в родничке между лобной и теменными костями, в единственном уязвимом месте ледяных чудовищ.

За новостными видеосюжетами последовало интервью с одним из шерифов.

– Сначала никак не удавалось его свалить, – сказал молодой помощник шерифа, глядя в камеру и стараясь не улыбаться. – Но мы продолжали стрелять, пока чудовище не упало на колени. Тогда я подошел, всадил ему пулю прямо в голову, и он упал замертво. Вот так.

Брендан, нажав на кнопку, отключил у телевизора звук.

– Что происходит? – сказал он. – Теперь покажут, как нацистские киборги штурмуют Белый дом? Или как гигантские стрекозы срывают собак с поводков в Центральном парке?

– Нет! – почти закричала Элеонора при мысли о бедных собаках, пожираемых гигантскими насекомыми. Она прижала ладони ко рту, испугавшись, что своим возгласом разбудила маму.

– То, что я видела во сне, был вовсе не сон, – тихо сказала сама себе Корделия. – Это было… на самом деле.

Смущенные Элеонора и Брендан переглянулись и повернулись к старшей сестре. Корделия покачала головой и широко раскрыла глаза. Ее охватили страх и отвращение. Такое же выражение было у нее на лице, когда она обнаружила, что все они были прямыми потомками Ведьмы Ветра.

– Какой сон? – спросила Элеонора.

– Мой сон, но в нем все было реально, – повторила Корделия, как будто в забытьи. – Получается, что все это происходит на самом деле. И дальше будет только хуже. Ведьма Ветра знает, как этого добиться.

– Ну-ну, Дел, – сказал Брендан, помахивая ладонью перед лицом Корделии. – Объясни нам, пожалуйста, о чем ты говоришь!

Корделия посмотрела в глаза Брендану и бросила взгляд в сторону Элеоноры, словно сомневалась, что младшая сестра способна понять то, что только сейчас поняла она сама.

– Может, мы с Бреном поговорим, а ты пока пойдешь к себе в спальню? – мягко предложила Корделия.

Элеонора в негодовании вскинула голову и нахмурилась.

– Я не ребенок, – сказала она. – Вам не надо меня защищать. Все, что может услышать Брен, могу услышать и я.

Корделия посмотрела на Брендана, но тот только пожал плечами. Вероятно, младшая сестра была права. Пора было перестать относиться к Элеоноре как к беспомощному малышу, который только учится ходить. Особенно в виду всего того, через что им пришлось пройти.

– Когда ты меня разбудил… мне снился этот сон, – начала Корделия. – Только он был не такой, как другие сны, которые я видела до него. Как будто я нахожусь в чужом сознании. И, по-моему, так на самом деле и было!

Она указала рукой на экран телевизора, где все еще показывали репортажи об убитом ледяном чудовище.

– Может, ты слишком сильно ударилась головой, когда проснулась? – сказал Брендан и выставил у нее перед лицом два пальца. – Может, у тебя сотрясение мозга. Сколько пальцев я показываю?

– Два, – сказала Корделия, шлепнула Брендана по руке, и он убрал пальцы. – Это было на самом деле! Я навечно подключена к какой-то другой женщине, помните? И во сне я каким-то образом стала ею, я видела и говорила то же, что и она. Я тогда стала другим человеком.

– Кем же? – спросила Элеонора, хотя и она, и Брендан опасались, что знали ответ на этот вопрос.

– Ведьмой Ветра, – сказала Корделия. – Я была Ведьмой Ветра.

7


– Но как же такое может быть? – удивился Брендан.

– Помните, как я читала дневник нашей прапрабабушки? – сказала Корделия. – Ведьма Ветра каким-то образом смогла читать его моими глазами. Иногда она видит то, что вижу я, но бывает и наоборот – я вижу то, что видит она.

– Великолепно, – пробормотал Брендан, – моя сестра подключилась к злой дьяволице, как к сверхъестественной сети вай-фай.

Корделия посмотрела на него так, что, будь на месте Брендана мальчик менее здоровый, ее взгляд убил бы его.

– А что было в том сне? – спросила Элеонора.

Элеонора и Брендан, молча, выслушали рассказ о том, что в ту ночь Корделия видела во сне персонажей из разных книг Денвера, собравшихся в одном месте, во Дворце Корроуэй.

– Трудно вспомнить всех, кто там был, – сказала Корделия, хмурясь. – Казалось, что это наяву, но сейчас я не могу вспомнить мелких подробностей, как будто это был сон.

– Похоже на собрание Темных Мстителей, – сказал Брендан. – Вроде сборной команды злодеев.

– Да, забавно было бы увидеть Дракулу сидящим между нацистским киборгом и Кромом, если бы они не замышляли что-нибудь ужасное, – сказала Корделия. – Я сказала… я хочу сказать, что, по словам Ведьмы Ветра, хоть им и кажется, что они заперты в книжном мире, как в ловушке… на самом деле это не так. Она говорила, что у них есть способ выбраться оттуда и попасть в реальный мир. Что швы между двумя мирами непрочны и с каждым днем делаются все менее надежными. Еще что-то о том, что магические чары теряют силу. И наконец прямо перед моим пробуждением она сказала, что единственный человек, который мог бы остановить ее, мертв.

– Денвер Кристофф, – еле слышно произнес Брендан. – Этот старый мешок гниющих козьих потрохов.

Корделия кивнула.

– Все становится на свои места. После его смерти мы смогли доставить предметы из его книг в Сан-Франциско.

– Нацистскую карту, на которой указано, где хранятся сокровища, – сказал Брендан.

– И потом Жирный Джаггер каким-то образом смог перейти границу миров, – сказала Элеонора.

– А теперь и ледяное чудовище, – добавил Брендан.

– И другие персонажи смогут сделать то же самое, теперь это только вопрос времени, – согласилась Корделия. – Если Ведьма Ветра сумеет воплотить свои замыслы, все они попадут в реальный мир.

– Что это такое, по-вашему? – спросила Элеонора.

– Я точно не знаю, – призналась Корделия. – Как бы то ни было, а это позволит всему, что есть в книжном мире, попасть в мир реальный. Мне кажется, Ведьма Ветра собирает армию злых персонажей из книг для вторжения в реальный мир.

– Вторжение в наш мир? – спросила Элеонора.

Корделия кивнула.

– Признайся, а ведь было бы круто увидеть тирекса, топающего по центру Сан-Франциско, – сказал Брендан. – Или тролля мостов, удирающего с Алькатраса[3].

Корделия и Элеонора закатили глаза.

– Это серьезно, Брендан, – сердито сказала Корделия. – Ведь погибнут тысячи людей.

– Знаю, – согласился Брендан. – Просто не знаю, что нам с этим делать. Как бы мы могли помешать этому? Для этого нужны армия, флот, авиация, вся городская полиция… и, может быть, всего этого окажется недостаточно.

– Первым делом надо добраться до Жирного Джаггера, – сказала Элеонора, у которой перед глазами так и стояла картина убитого снежного человека, и она никак не могла от нее избавиться. Она представила себе на телевизионном экране изрешеченное пулями тело Жирного Джаггера. – Он наш друг, и сначала мы должны помочь ему. Надо дать ему понять, что он должен скрываться подальше от города, пока мы не решим, что делать.

– Так и сделаем, Нелл, – заверила ее Корделия.

Но она также понимала, что это будет лечением одного из симптомов заболевания, а не избавлением от самого заболевания. Когда Корделии было десять лет, она провела с доктором Уолкером день в больнице, и он объяснил ей теорию лечения болезней.

– Ключ к исцелению человека от болезни, – объяснял тогда доктор Уолкер, – так же прост, как просто сосредоточиться на причине, вызывающей болезнь. Не пытайся избавить больного от проявлений болезни, устрани причину, которая их вызывает. Иногда причина и симптомы кажутся несвязанными друг с другом. Так, если у тебя все время болит нога, ты не можешь просто до конца жизни принимать каждый день аспирин. Но надо понять, что вызывает боль, и устранить эту причину. Боль в ноге может быть вызвана несколькими причинами, в том числе и действующими вовсе не в ноге, например, нарушениями в спине или неврологическими заболеваниями. Вот почему мы стараемся лечить причину заболевания, а не его симптомы.

Важно было уберечь Жирного Джаггера, но Корделия понимала, что нельзя просто попросить его скрываться в океане, пока он жив. Необходимо со временем найти способ вернуть его обратно в родной для него мир. Корделия понимала, что рассчитывать на чью-либо помощь не приходится. Единственным человеком, знавшим о существовании книжного мира, была Ведьма Ветра, а это означало, что спасти реальный мир предстояло троим детям-Уолкерам.

– Если б только мы могли разговаривать с мертвыми, – думала вслух Корделия.

– О чем ты говоришь? – сказал Брендан, поднимая у нее перед лицом три пальца. – У тебя точно не было сотрясения мозга?

– Я говорю о Денвере Кристоффе, – сказала Корделия, отталкивая руку брата. – Будь он жив, он бы сказал нам, что делать и как выйти из положения.

– Это старое чудовище не помогло бы нам, даже если бы мы смогли каким-то образом вступить в контакт с его духом, – сказал Брендан. – Он, вероятно, был бы рад, если бы порождения его фантазии существовали в реальной жизни. Да и какой писатель на его месте этому бы не порадовался?

– Ты в этом уверен? – сказала Корделия, указывая на телевизионный экран, где до сих пор показывали мертвого снежного человека. – Я хочу сказать, что многие порождения его фантазии, оказавшись в нашем мире, вероятно, будут убиты. Люди сначала стреляют, а уже потом задают вопросы. Неужели Кристоффу действительно хотелось бы увидеть бойню его персонажей? Или чтобы был разрушен его любимый город?

– Нелепый у нас разговор, – сказал Брендан. – Кристофф мертв. Если у тебя нет спиритической доски и экстрасенсорных способностей, мы от этого покойника ни слова не добьемся!

– Вот оно! – воскликнула Корделия. – Ты гений, Брен!

– Теперь называешь меня гением? – сказал Брендан. – По-моему, тебе надо сделать компьютерную томографию мозга.

– Нет, вспомни, как на наших глазах в Богемском Клубе Олдрич Хейс и Денвер с помощью простого заклинания вызывали духов мертвых Хранителей Знания.

Брендан кивнул, хотя то, к чему клонила Корделия, ему не нравилось.

– Не понимаю, почему нельзя вызвать духов Олдрича Хейса и Денвера, – сказала Корделия.

– Что ты говоришь? – сказала Элеонора.

– Мы воскресим Короля Бури!

8


– Но надо сначала помочь Жирному Джаггеру! – почти закричала Элеонора. – У меня уже есть план и все такое.

– Мы поможем ему, Нелл, обещаю, – заверила ее Корделия. – Но мы также должны найти способ сделать границу между мирами непроницаемой. Вероятно, только Денвер Кристофф может сказать нам, как этого добиться. Брендан, ты все еще помнишь то заклинание?

У Брендана была великолепная память, и он мог годами помнить то, что представляло для него интерес: спортивную статистику или тайные заклинания, с помощью которых можно было вызывать настоящих призраков.

Брендан неохотно кивнул, он слишком хорошо помнил ужас пережитого.

– Хорошо. Твоя задача – вызвать дух Короля Бури, – сказала Корделия. – А мы с Нелл попробуем помочь Жирному Джаггеру.

– Из этого ничего не выйдет, – сказал Брендан.

– Надо же попробовать хоть что-то, – сказала Корделия.

– В последний раз в Богемском клубе нас чуть не убили, – сказал Брендан. – Так где провести этот спиритический сеанс? В нашей гостиной? Может, на каком-нибудь перекрестке? Например, улиц Ларкин и Бей? Названия как будто магические…

– Начни с кладбища, – предложила Корделия, не обращая внимания на сарказм брата, – где похоронен это старый пердун. Напряги мозги, Брен. Не могу же я вечно подбрасывать тебе идеи!

У Брендана не было сильного желания в одиночку вызывать духов мертвецов на кладбище. Среди белого дня он мог бы с этим справиться. К тому же ему не хотелось выглядеть размазней перед сестрами. Поэтому Брендан кивнул с таким видом, будто поручение казалось ему не слишком сложным.

– Да, отлично, – сказал он и выставил подбородок, чтобы придать себе уверенный вид. – Но когда же мы будем это делать? Завтра в школу. Позвоним и скажем, что заболели, или тогда уж после уроков?

– Так долго ждать нельзя, – покачав головой, сказала Корделия. – Пока мы тут говорим, другие создания из книг Денвера могут устремиться в реальный мир! Надо сделать это сейчас.

– Сейчас? – переспросил Брендан прерывающимся голосом.

– Да! – сказала Элеонора, и ее глаза заблестели. – Бедному Жирному Джаггеру уже, наверно, надоело скрываться под водой. Он там совсем один и напуган!

– Совсем один и напуган? – переспросил Брендан, отбрасывая напускную храбрость. – А как же я, ваш брат? Я один отправляюсь на кладбище посереди ночи! А там полно всяких подонков из Сан-Франциско…

– Ты видал кое-что пострашнее, чем ночное кладбище, – сказала Корделия. – Ты можешь это сделать, Брен.

Она, ободряя, положила руку на плечо брата и улыбнулась. Брендан повернулся к Элеоноре. Младшая сестра кивнула ему, и в ее взгляде он прочел неподдельное восхищение.

– Мы верим в тебя, Брен, – сказала Элеонора.

Теперь Брендан не мог отступить. Иногда Корделия и Элеонора могли сделать жизнь невыносимой, но в такие мгновения, как сейчас, когда ему требовались силы и уверенность в себе, сестры все это ему давали.

Он улыбнулся и кивнул.

– Ладно, – сказал Брендан. – Сделаем.

9


Любому постороннему Корделия и Элеонора Уолкер показались бы совершенно ненормальными. В конце концов, трудно представить себе, зачем девяти- и пятнадцатилетней девочкам в два часа ночи сваливать в огромную кучу куски сырого мяса на берегу залива Сан-Франциско. Они сложили целую башню из фарша для гамбургеров, вырезки, свиных плеч и куриных окорочков. Высота получившейся кучи равнялась росту Элеоноры плюс рост Корделии.

Чтобы заплатить за такое впечатляющее количество мяса, потребовались почти все их сбережения, накопленные из денег, выдававшихся на карманные расходы, денежных подарков к праздникам и дням рождения. Но Элеонора беспокоилась, что мяса окажется недостаточно: им можно было накормить целую армию людей, но для Жирного Джаггера это было все равно что маленький ломтик вяленой говядины.

В ту ночь дети тайком выбрались из квартиры и на ночном автобусе добрались до работавшего круглые сутки магазина «Сейфвэй», где и купили мясо. Брендан помог дотащить его до пристани «Торпедо», а затем отправился на кладбище «Фернвуд», где под вымышленным именем был похоронен Денвер Кристофф.

В три часа ночи было холодно, сыро и почти совсем темно. Сестры Уолкер прибыли на пристань «Торпедо», разрезали упаковки и на краю бетонного пирса сложили мясо в огромную кучу. Оставалось ждать, и они стояли, зябко поеживаясь.

– И что теперь? – спросила Корделия у своей младшей сестры. – Мы тут ждем уже почти двадцать минут.

– Не знаю, – сказала Элеонора. – Кучу из мяса мы сложили, этим мой план исчерпан. Я просто думала, что Жирный Джаггер проголодается, учует мясо и выйдет.

Запах от мяса был определенно силен. Корделия поднесла к носу ладонь, чтобы не чувствовать вонь. Но, может быть, одного запаха недостаточно? Ветер дул с залива, унося с собой запахи суши от того места, где скрывался Жирный Джаггер. Под водой ему было трудно, если вообще возможно что-либо учуять. Надо было что-то сделать, чтобы усилить запах.

От этих мыслей Корделию отвлек пронзительный крик. Белая чайка бросилась на вершину кучи мяса стоимостью в четыреста долларов и жадно проглотила несколько кусков.

– Кыш! – закричала Корделия, замахав на нее руками.

Чайка взмахнула крыльями, взлетела, несколько секунд повисела в воздухе над кучей и села на нее в другом месте. Несколько других белых птиц, взявшихся неведомо откуда, крича, набросились на мясо.

– Нелл, мне нужна помощь, – сказала Корделия и стала снимать куртку.

Она стала размахивать ею возле растущей стаи чаек, пирующих на куче мяса. Когда куртка приближалась к ним, они быстро отскакивали или взлетали. Но всякий раз, когда куртка удалялась, они снова набрасывались на кучу и продолжали пировать.

– Убирайтесь! – кричала Элеонора, размахивая курткой. – Это для Жирного Джаггера!

Должно быть, птицы чувствовали ее бешеную энергию, они взлетали, но затем, описав круг, одна за другой возвращались.

Корделия с отчаянием посмотрела на Элеонору.

– Надо срочно что-то предпринять, – сказала она младшей сестре. – Или скоро тут совсем ничего не останется.

10


Между тем в семи милях от сестер за мостом «Золотые ворота» Брендан заплатил водителю такси и вышел из машины в темную ночь. Он не представлял себе, как вернется домой. Автобус номер сорок перестал ходить в восемь часов вечера, и Брендану пришлось потратить все оставшиеся деньги на такси. К счастью, водитель плохо говорил по-английски и даже не потрудился спросить двенадцатилетнего мальчика, зачем тот едет на кладбище в полтретьего ночи, когда наутро надо идти в школу. Брендан решил, что это одно из преимуществ жизни в таком большом городе, как Сан-Франциско. Здесь ничто не казалось странным.

Брендан, к своему удивлению, обнаружил, что кладбище «Фернвуд» не огорожено. Он почти не сомневался, что придется перелезать через забор из заостренных металлических прутьев высотой в три с лишним метра, но огромное, окруженное лесом кладбище, расположенное на довольно пологом склоне холма, казалось, дружелюбно встречало ночных посетителей.

Если не считать света нескольких уличных фонарей и звезд на черном небе, было темно.

Брендан несколько раз глубоко вздохнул, глядя в черноту кладбища, и попытался убедить себя, что противостояние Диким Воинам, кровожадным пиратам, римским гладиаторам, голодным львам и злобному волку размером с лошадь было гораздо страшнее, чем войти ночью на кладбище. Брендан пытался убедить себя в том, что у него не было причин бояться.

Он вспомнил, как в девять лет пробрался ночью в гостиную, чтобы в системе «По требованию»[4] посмотреть «Ночь живых мертвецов». С таким же успехом вкусным мозгом, лежащим на блюде, мог бы быть и он сам. Брендан посмеялся бы над изображением своего мозга, аккуратно положенного на серебряное блюдо рядом с тушеной капустой и картофельным пюре, если бы не так окаменел от страха.

Он старался не обращать внимания на страх и сосредоточиться на том, что ему предстояло сделать. Сначала – главное: надо было как-то найти могилу Денвера Кристоффа.

Брендан включил фонарик сотового телефона и пошел по кладбищу, обходя могилы. Чтобы найти могилу Денвера Кристоффа на огромном кладбище, потребовалось гораздо меньше времени, чем предполагал Брендан. Он стал искать среди самых крупных, дорогих и недавно возведенных гробниц, и не пожалел об этом. Пробежав трусцой мимо четырех или пяти таких, он оказался возле мавзолея с надписью Хьюстон, в которой покоился Марлтон Хьюстон – это вымышленное имя упоминалось в новостях после того, как Денвер Кристофф и Олдрич Хейс попали под городской автобус в центре Сан-Франциско.

Мавзолей Кристоффа представлял собой величественное сооружение. Размером он был с большой сарай, но на этом сходство с сараем и заканчивалось. Он был сооружен из белого мрамора. Лестница из трех ступеней вела к двойным бронзовым дверям с замысловатой резьбой, изображавшей фигуры в капюшонах и мифических животных. Справа и слева от дверей стояло по мраморной колонне, над дверями на фронтоне портика был вырезан символ, который Брендан не узнал.

Стоя перед ступенями, Брендан сделал несколько глубоких вдохов, прочистил горло и стал вспоминать, как в Богемском клубе Денвер и Олдрич с помощью простых заклинаний вызывали духов Хранителей Знания.

– Диабло тан-тун-ка, – тихо начал Брендан. – Диабло тан-тун-ка, – повторял он нараспев все громче. – Диабло ТАН-тун-ка! Диабло тан-тун-КА!

Но, насколько он мог видеть, ничего не происходило. Брендан вспоминал слова, которые произносили двое Хранителей Знания, но он плохо помнил интонации.

– Диабло ТАН-тун-ка, дух моего … гм, прапра-прадедушки, гм, так я думаю, – сказал Брендан. – Вызываю тебя! Желаю говорить с ушедшим от нас по имени Денвер Кристофф!

Брендан поднял руки к небу, как будто буквально пытался поднять мертвый дух Короля Бури с места его покоя. Брендан остановился с поднятыми вверх руками, как будто показывал тачдаун[5].

Вокруг стояла тишина. Брендан опустил руки. Смешно было думать, что он мог поднять дух мертвого Хранителя Знания да и вообще кого бы то ни было.

Лицом и шеей он почувствовал дуновение ветра, и холодок пробежал у него по позвоночнику.

Затем за спиной хрустнула ветка.



Брендан повернулся и посветил фонариком. Сердце словно застряло у него в горле.

Он вскрикнул так громко, что мог бы разбудить и мертвых.

11


Но вернемся на пристань «Торпедо». Элеонора поняла, что Корделия была права. Срочно требовалось что-то предпринять, в противном случае становившаяся все более многочисленной стая чаек съела бы всю приманку, предназначенную Жирному Джаггеру.

Элеонора в отчаянии оглянулась по сторонам. Ее взгляд упал на стоявший неподалеку мусорный бак из металлической сетки, полный газет, пластиковых бутылок и кофейных стаканчиков из пенопласта. Рядом с баком спал, храпя, бездомный бродяга в рваной одежде. Было видно, что он заснул только что – между пальцами у него была зажата еще дымившаяся сигарета.

Элеонора взглянула на Корделию, которая все еще пыталась отогнать от кучи мяса кружившихся чаек. Крики все новых и новых птиц сливались с криками Корделии. Элеонора понимала, что времени терять нельзя. Ей не всегда требовались одобрение и руководство старшей сестры. Корделия была не единственной умницей в семье.

Элеонора преодолела страх, подошла прямо к бездомному, опустилась рядом с ним на колени, осторожно взяла сигарету из его пальцев и поднялась на ноги. Триумфальная улыбка играла у нее на лице.

В это время ее схватили за ноги.

– Отдай мою сигарету, – проворчал бездомный.

Элеонора стряхнула руку бездомного со своей ноги и подбежала к другому краю мусорного бака.

– Вернись, дрянь такая! – закричал бездомный, пытаясь подняться на ноги. Он закачался, стоять ему было трудно.

– Что ты делаешь, Нелл? – закричала Корделия, отбиваясь от чаек, которые пикировали на нее, по-видимому, не желая, чтобы она и дальше била их своей курткой. – Перестань мучить беднягу и помоги мне!

Элеонора не ответила. Она осторожно держала окурок между сложенными в чашечку ладонями, чтобы он не погас. Она знала, что дым и теплый воздух поднимаются вверх. Так говорил пожарный, выступавший перед ее классом с рассказом о правилах пожарной безопасности. Она села на корточки у сетчатого мусорного бака.

– Вернись, детка! – кричал бездомный. Он наконец сумел подняться на ноги и, спотыкаясь, пошел к Элеоноре.

– Нелл, отдай ему эту гадость! Что ты делаешь? – прокричала Корделия, ударив курткой по очередной чайке.

– Сейчас увидишь, – сказала Элеонора, прикасаясь тлеющим концом сигареты к мусору на дне бака.

Она понятия не имела, чем пропитаны скомканные газеты в баке, но они воспламенились гораздо быстрее, чем она ожидала. Через считаные секунды весь бак был охвачен пламенем, языки которого поднимались на несколько футов в воздух. К ночному небу летели искры.

Бродяга схватил Элеонору за ворот и поднял с земли.

– Отдай мою сигарету! – прокричал он.

Элеонора протянула ему тлевший окурок. Бродяга схватил его и поставил Элеонору на землю.

– Спасибо, мистер, – сказала она.

– Чужую собственность надо уважать, детка, – сказал бродяга и сел на землю.

– Нелл, будь добра, объясни мне, что происходит, – прокричала Корделия.

Элеонора побежала к куче, отогнала чаек и взяла столько сырого мяса, сколько могла удержать в руках. Она задержала дыхание и напомнила себе, что делает это ради Жирного Джаггера. Она бы легла даже в ванну с дождевыми червями, если бы это потребовалось, чтобы спасти его.

Элеонора подбежала к горящему мусорному баку и бросила мясо в огонь. Пламя затрещало, жир стал вытапливаться и гореть. Тотчас запахло жареной вырезкой, запах был гораздо более сильный, чем от сырого мяса.

Элеонора снова побежала к куче мяса.

Корделия, поражаясь сообразительности Элеоноры, тоже набрала в руки мяса. В следующий раз Жирный Джаггер, поднявшись к поверхности воды, чтобы вдохнуть воздуха, почувствует запах жареного мяса. Корделия и Элеонора бегали от мясной кучи к горящему баку, бросая в огонь все новые охапки мяса. ...



Все права на текст принадлежат автору: Крис Коламбус, Нед Виззини, Крис Райландер.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Столкновение мировКрис Коламбус
Нед Виззини
Крис Райландер