Все права на текст принадлежат автору: Unknown, Тимур Аскарович Айтбаев.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Вы призвали не того 6 Том 3. Unknown
Тимур Аскарович Айтбаев

Тимур Айтбаев

Вы призвали не того... (книга 6, том 3) Продолжение приключений Буревестника

Тимур Айтбаев

Вы призвали не того... (книга 6, том 3)

Глава 233. ЭксКоБа-1.

Время, когда умирают и рождаются легенды (8).

Может ли машина испытывать боль?

«Конечно же нет!» - ответит большинство здравомыслящих разумных. И они будут, в общем-то, правы. Холодный металл не испытывает боли, страха или усталости. Все это — прерогатива живых существ. Естественная реакция организма на внешние и внутренние раздражители… Конечно, куклам и киборгам оставляют имитации болевых и многих других ощущений — без них теряется сам смысл существования этих квази- и полуорганических существ. Они должны испытывать весь набор чувств и эмоций, чтобы заключенная в них душа ощущала себя «живой». Однако в летящем высоко в небе алом мобильном доспехе даже близко не было ничего похожего на органику. Тем не менее, заключенной в нем душе казалось, что каждый атом этого металлического гиганта пылал нестерпимой болью, сжигающей саму его суть. Пируэт в разреженном воздухе. Уход от залпа слабеньких излучателей одного из десантных ботов. Удар плазменным мечом по вражескому доспеху. Выпущенный в борт спускаемой капсулы снаряд плазмера. Резкий рывок в сторону от мелькнувшего рядом белоснежного луча раскаленного воздуха, оставшегося после прохода снаряда тунельника через атмосферный газ. Попавший в бок плазменный заряд, так и не сумевший продавить усиленный божественной маной щит. Перезарядка. Пируэт… Атака… Уклонение… Перезарядка… Электронный мозг цифровой души работал без единой погрешности. Миллионы операций и расчетов в секунду, подавляющий технологический разрыв и напитывающая крылья божественная мана — все это, помноженное на личный талант и огромный боевой опыт пилота, позволяло ему на несколько порядков превосходить своих противников… Но в душе пилота не было ярости или азарта боя. Как не было спокойствия профессионала или радости фанатика. Там была лишь боль, постепенно уступающая место холодной пустоте. Душа Рани Льюиса стремительно умирала.

«Одно крыло никогда не поднимет птицу в небо…» - любили говорить в некоторых мирах. И Орден Стальных Крыльев слишком часто наглядно демонстрировал подтверждение этой поговорки… - Слушай, Рани… - Ммм? - По статистике живые пилоты умирают чаще. - Ой, Ири, не начинай… - И все же! Говорят, Аквотис часто возвращает души умерших пилотов… Но не всегда. Мне вот интересно, если меня сожгут, а бог откажется возвращать мою душу… Что ты будешь делать, Рани? - Как это «что»? Устрою кастинг на роль моего второго пилота! Вон, стоит только заикнуться, и тут такая толпа выстроится — выбирай фигурку и темперамент на любой вку… АЙ! - Дурак… У них часто случались такие разговоры. Боевые пилоты москитного флота, будь то простые смертные, одаренные асы или виртуозные Крылья, всегда несли самый большой процент потерь в глобальных сражениях. Молодые курсанты часто верили в свою неуязвимость. До первого боевого вылета. До того самого момента, когда на их глазах сгорала идущая рядом машина товарища, а собственный аппарат получал снаряд в бок… Рани разуверился в своей исключительности и неуязвимости очень давно. Еще в бытность пустоголовым новичком, летавшим на стареньком перехватчике. В тот день, когда он болтался среди пустоты в оплавленном куске того, что пираты оставили от его пустотника после короткого встречного боя. Когда молча смотрел в холодную тьму Пустоты, от которой его отделял лишь тонкий пилотский скафандр, пробитый и спешно запененный в трех местах. Именно тогда, ощущая как из раны на боку вместе с кровью вытекает его жизнь, тогда еще юный и полный оптимизма сильф впервые понял…

«Я не главный герой. Мне не суждено перевернуть жизнь этой галактики. Мне не суждено править межпланетными Империями, гасить или зажигать звезды… Я - боевой пилот. Я умру в пустоте и одиночестве, пропустив один единственный выстрел вражеского орудия. И тело мое, даже если от него что-то останется, вряд ли ждет достойное погребение…» Тогда он чудом выжил. Но смирение с неизбежностью пустило глубокие корни в душе пилота… И освободило его.

«Смерти не миновать. Так зачем ее бояться?» И страха за собственную жизнь не стало… Но появился страх за жизнь других. А когда серебряный доспех, летящий перед ним, сгорел во вспышке орбитального удара, в нем угнездился страх самой жизни. Страх существования без той, которая всегда была рядом… Он спросил у Стальных. Но линкор и дредноут были слишком далеко, чтобы «поймать» ее душу. Он спросил у Бога. Но Кузнец молчал. Лишь по тонкому каналу связи последователю пришло едва уловимое ощущение.

«Сожалею». И сейчас алый доспех рвался вверх. Сквозь бесконечный поток вражеских машин, сквозь бурю энергии, обломков и горящей атмосферы. Игнорируя команды общей сети, вызовы товарищей и здравый смысл. Он рвался туда, где мог получить ответ. Не потом, не когда-то… А прямо сейчас. Потому что ждать он не мог… И не хотел. Вот огонь планетарной битвы остался позади и доспех вырвался из атмосферы на орбитальное пространство. Тут тоже кипело сражение, но оно было намного привычней — не было сковывающих крылья ограничений трения и инерции. Можно было включить плазменные ускорители на максимум и рвануть вперед на околосветовой скорости. Что Рани и сделал, стремясь покинуть разрываемый сражением мир. Вырваться дальше. Туда, где обломки и покореженные корпуса еще живых кораблей не загораживали бездонную тьму Океана Пустоты. Туда, где вспышки излучателей и яркие шары безмолвных взрывов не заглушали холодный свет далеких звезд… И он вырвался. Легко и непринужденно рассек хаос пустотного сражения, словно это была обычная пробка на орбите какой-нибудь торговой планеты. И там, среди тишины и холода безразличной Пустоты, он сделал то, на что отваживался далеко не каждый… Он задал Ей вопрос. Но не о способе победы. Не о сакральных знаниях или несметных богатствах.

«Что мне теперь делать?» - прошептала умирающая от тоски одинокая душа, сворачиваясь в комок от терзающих ее болей и страхов. - «Что мне делать… с этой жизнью?»

«Вернуться в бой и погибнуть во имя Вселенной», - тихо ответили ему звезды.

«Или… попробовать найти то, что утрачено», - прошептала Пустота.

«Найти…» - душа задумалась всего на миг. - «Как? И где?»

«На это я скажу… Но только после твоего ответа, пилот», - раздался голос откуда-то из глубины его трепещущей сути. - «Ты готов… встать на Путь Пустоты?»

«Она у тебя?»

«Да, пилот».

«Тогда…Ro-Shay-Lien,Древнейшая». Нерушимые крылья на спине потрепанного доспеха, выкованные из загадочного божественного металла, рассыпались черным пеплом. Связь Последователя и Бога была прервана. И замещена.

«Алый Блик» начал разгон для прыжка. На нем не был установлен варп-привод, но это было не важно. Отныне ему был открыт другойпуть. Путь Истинной Пустоты. Рани Льюис, цифровой пилот мобильного доспеха, дезертировал с поля боя, погнавшись за призраком надежды…

***

«Серебро-три», конеки Дас-Кай, скрипнула клыками, глядя на данные отряда. Оба ведущих выбыли — «Алый-один» дезертировал, а «Серебро-один» погибла. Вторые номера тоже накрыло массированным орбитальным ударом. «Алый-три», ее напарник, совершил аварийную посадку — его доспех получил слишком сильные повреждения. Еще пятеро Крыльев также вышли из строя — один погиб, четверо не могли продолжать сражение.

«Киса, что делать будем?» - раздался на приватном канале голос Гарри, «Красного-восемь».

«Стоять до конца, что еще мы можем?!» - зашипела на него конеки, разрубая клинком очередной излишне настойчивый доспех противника, и продолжила уже на общем канале. - «Серебро-три, принимаю командование! Перегруппировка по восходящей! Гарри, тащи ко мне свою ублюдскую задницу!»

«А ведь в постели такая пушистая и покладистая», - притворно вздохнул тот. - «Нет, киса, сегодня полетаешь без моей жопы. У меня реактор пошел вразнос, скоро рвану. Пожалуй, направлю доспех на какой-нибудь орбитальный кораблик! Смотри, крошка, фейерверк в твою честь!» Дас-Кай, ведущая бой сразу с двумя десятками вражеских машин, чуть не пропустила удар от такого заявления и обеспокоенно сверилась с мониторингом. Доспех Гарри, судя по данным, не просто находился на грани взрыва — там было столько повреждений, что вообще непонятно как он до сих пор продолжал бой!

«Отставить! Слышишь! Я…»

«Спокойно, кисонька!» - в ответ на разгорающуюся истерику раздался спокойный смех. - «Я не суицидник! У меня тут аварийная кукла в багажнике, я уже в нее загрузился. Мелкая, правда, но тушка побольше просто не влезла… Сейчас катапультируюсь, потом подберете капсулу. Так что спокойно продолжай командовать и не кипишуй».

«Убью засранца», - вздохнула конеки. Тем не менее, она действительно успокоилась и, быстро закончив перегруппировку, продолжила бой. Доспех «Красного-восемь» же, отстрелив капсулу, на форсаже рванул вверх, выбрав своей целью висящий над его квадратом штурмовой крейсер, обвешанный щитами и орудиями планетарного подавления как бродячая собака блохами. Покореженный «Алый Блик» на полной скорости вошел в брюхо корабля, а спустя мгновение очередная вспышка озарила орбиту планеты… А спускаемая капсула, отлетев к самому краю зоны десантирования под слабеньким маскировочным полем, благополучно приземлилась на песчаный бархан. Из открывшегося люка показалась невысокая щуплая фигурка человеческого ребенка лет двенадцати, затянутая в черный пилотский скаф облегченной модели. Поведя матовым забралом вправо-влево, Гарри облегченно выдохнул. - Все, навоевался! - проворчал он, вытаскивая из недр капсулы явно великоватый для миниатюрной куклы штурмовой комплекс и небольшой полетный ранец на силовой тяге. В этот момент воздух прорезал резкий свист и неподалеку упал один из вражеских десантных ботов. - Хммм… - задумчиво протянул Гарри, глядя в ту сторону. Потом посмотрел в противоположную. Постучал пальцами по прикладу. И, тяжело вздохнув, полетел в сторону противника, активируя висящий на поясе персональный энергощит и систему маскировки. - Главное, не сдохнуть в этом теле, а то эти засранцы такой цирк на похоронах устроят…

*** Тем временем сражение на орбите планеты затихало. С каждой секундой нападающих становилось все меньше, а пустотного мусора — все больше. И причина этого была проста — к силам обороняющихся прибыло подкрепление в лице дредноута Каалуси и линкора Стальных. Да и выжившие после мясорубки суда Союза все туже стягивали петлю. Корабли атакующих сами загнали себя в ловушку — ломившись вперед плотным строем, не обращая внимания на потери и не задерживаясь для атаки на отсеченные или рассеянные силы обороняющихся, слуги Пробудившихся вплотную поджались к планете, оказавшись зажатыми между атмосферой и окружившими их кораблями Союза. Нырнуть в атмосферу крупнотоннажные боевые суда не могли — не приспособленные для такого маневра гиганты просто рухнули бы на поверхность грудами бесполезного раскаленного хлама, погребая под собой атакующий десант и, тем самым, уменьшая вероятность успеха собственной кампании. Даже Пробудившиеся это понимали. Вот и висели корабли противника, прикрывая десантные силы и постепенно превращаясь в густой слой орбитального мусора. Появление же очень злой Каалуси, на пару с линкором Крыльев, только ускорило этот процесс…

*** Угруг Ло радостно улыбался. Что может быть лучше для последователя Кхара, чем добрая драка в соотношении один к тысяче? К сожалению, подобным обстоятельством его обеспечить не могли, но вот бой один к десяти или даже к сотне — это да, это было. Можно было и больше, но ширина ущелья и количество набившихся сюда членистоногих тварей не позволяли. Зато ему придется делиться врагами всего с дюжиной собратьев, что не могло не радовать. Но они были в таких же доспехах и со Священными Усекателями в руках. Это огорчало… Но если выйти чуть вперед, обосновав это… - Даже не думай, - грозно рыкнул стоящий рядом командир, заметив намек на движение Угруга. - Отправлю в резерв. Будешь доспехи языком полировать. - Да, вождь, - уныло признал берсерк, тяжело вздыхая. Бой — это хорошо. А вот командиры — это плохо. Или хорошо? Нет, пожалуй, все же хорошо — командиры обеспечивают хороший бой. Правда, сами лезут вперед. А это уже плохо… Дальнейшие мысли из головы Угруга, и так не блиставшей особой светлостью, вытеснила внезапно вскипевшая кровь. Огромные мышцы краснокожего задергались в спазмах, пытаясь хоть куда-то стравить внезапный прилив энергии. А было ее столько, что простого воина разорвало бы на части только от одной тысячной доли этой силы. Древние рунные доспехи тут же засияли сакральными узорами, реагируя на прелюдию к Песне Битвы. А через секунду вдалеке раздались… нет, не звуки. Но «ощущения» врагов. - Слабые, - вздохнул стоящий рядом с Угругом командир.

«Да, слабые» - мысленно согласился с ним берсерк, немного вернувший контроль над собственным мышлением. - «Зато их много. Очень-очень-очень много!» Он предвкушающе облизнул пересохшие губы. Захотелось содрать шлем и, вдохнув полной грудью, кинуться вперед, но… Дисциплина — это плохо. Она не дает волю чувствам. Хотя бы первое время. Или это хорошо? Угруг опять запутался. Впрочем, он сюда не думать пришел. Берсерку вообще сложно думать, когда рядом враг. Даже слабый. Но его много. Но он слабый… - Сложна, - скрипнул зубами стоящий по правую руку от Угруга собрат. - И долго. Не люблю ждать… Но больше ждать им и не пришлось — раздался свист и прямо перед ними, сминая копошащихся насекомых, упал дроп-бот. Большой. Закопченный. А в нем был враг… - ГРАОООООР ВААААРРРРГХ!!! От дружного вопля тринадцати луженых глоток ущелье заходило ходуном. Пауки, которые в принципе не знали такого чувства, как «страх», с перепугу попадали со стен, пуча в сторону взбесившихся берсерков раздувшиеся фасеточные глаза. А бедный дроп-бот с семью сотнями набившихся в него десантников… Он просто растаял. Растекся лужей раскаленного металла от одного только переполненного яростью и божественной силой вопля — выплеснутой берсерками энергии хватило бы на то, чтобы запитать на неделю целый боевой линкор! - Граор, - печально констатировал Угруг, глядя на истаявшего, словно снег в печи, врага. - Вааргх, - подтвердил его командир. - Ждем дальше…

Время, когда умирают и рождаются легенды (9).

«Чешир, вхожу в атмосферу».

«Понял вас, лидер. Удачи там». Печально вздохнув, закатил глаза. Благо, внутренняя имитация это позволяла. Без нее бы, наверное, давно сошел с ума в этой консервной банке. А ведь вопрос еще, кому она нужна больше, эта «удача»? Да и что можно за нее считать? Хотя многие недальновидные личности завидовали «кварку», но вот лично я отдал бы и его, и весь свой многолетний опыт, и половину души, лишь бы откатить время к тому моменту, когда сдуру принял то самое проклятущее задание по доставке… Эх, ладно… За спиной осталась орбита планеты со звеном ведомых и яростной схваткой. Но там есть кому повоевать. А я лучше разведаю обстановку, потому как наземные войска давали не полную картину, с орбиты особо ничего было не разглядеть, а атмосферные звенья оказались слишком заняты вопросом собственного выживания среди продолжающих высадку сил противника. На орбиту вышел вдалеке от места основных боевых действий — тут тоже велось сражение, но вот чуть ниже, где начинался атмосферный слой, было уже почище. Однако, слишком низко, в более плотные слои, тоже опускаться не стал, чтобы не терять в скорости и маскировке. Невольно раскинул руки, наслаждаясь встречным ветром слабого атмосферного слоя. Ну да, каюсь, было одно преимущество у моего доспеха — Кварк, пусть и в недостаточной для компенсации «выгорания» степени, но все же давал ощутить некоторые вещи. Правда, пришел я к этому не сразу, да и изгаляться пришлось по-черному, выделяя часть вычислительных мощностей на поддержку проекции… А впрочем, кому оно надо? Заложив крутой вираж, таранным ударом пробил один из подвернувшихся десантных ботов. Когда пролетал через внутренности кораблика, выпустил туда и заряд фотонного излучателя, который сдетонировал через мгновение, превратив участок пространства в пылающий ад. Но это так, на всякий случай… По мере приближения к области Гробницы, плотность спускаемых аппаратов становилась все выше — все же десанта Пробудившиеся кинули просто немерено. Можно было бы их посбивать, ввязавшись в атмосферную карусель, но… В данный момент не это было моей приоритетной задачей. Я нахожусь тут, чтобы оценить обстановку и дать рекомендации к дальнейшим действиям. А уже потом, сгрузив решения на светлые головы начальства, можно будет и покрутиться. Жаль, что тяжелый деструктор пришлось оставить — слишком уж мощный для атмосферы. Заменил на облегченную версию. Впрочем, ее и силового клинка будет более чем достаточно. Кстати, о клинке… Не удержавшись, я выставил его перед собой, чуть повысил подпитку внешнего слоя брони и рывком увеличил скорость, выбрав кратчайший маршрут к нужной точке обзора. Ну а кому там не повезло попасться на пути — это уже не мои проблемы… Добравшись, наконец, до заданного квадрата, нырнул вниз, в плотные слои атмосферы. Тут уже пришлось сильно сбросить скорость — даже при поддержке божественного допинга сила трения была такова, что частицы воздуха могли начать цепное возгорание. За мной и так оставался след как за трассирующим снарядом, а ударная волна сбивала с курса оказавшиеся в непосредственной близости десантные корабли. Затормозив на высоте в сорок километров, наконец оценил обстановку. Наземная оборона худо-бедно, но держалась. Огромное копошащееся море инсектов неровной кляксой окружало длинный шрам ущелья, в котором была спрятана Гробница Стража. Подробности того, что там творилось разглядеть было сложно — над позициями вились тучи летающих тварей, над которыми уже переливалась радужная пленка энергетических щитов, прикрывающая оборону от орбитальных ударов. Конечно, эту защиту можно легко проломить ударом главного калибра какого-нибудь осадного линкора, но Пробудившиеся на это не пойдут — слишком велик риск зацепить Гробницу. А активный артефакт без хозяина — штука весьма непростая. Мало ли что он выкинет в случае удара по окрестностям болванкой туннельного орудия… Ну а для защиты от снарядов среднего и малого калибра этого щита вполне хватает. Вокруг темного пятна инсектов уже собралось плотное кольцо слуг Пробудившихся. Пестрая солянка зомбированных разумных тупо пыталась продавить членистоногих массой… Но никак не боевым умением. Десант шел напролом, во весь рост, беспорядочно перемешивая типы войск и не используя даже подобия тактики… Я покачал головой, глядя на это безобразие. Мда… Полководцы из Пробудившихся те еще. Если в пустотных сражениях они из себя еще что-то представляют, то вот на грунте у них явно нет хоть сколько-нибудь адекватной марионетки. Всю нужную информацию собрал буквально за пару минут. Можно было и быстрее, но обзору мешал плотный дождь спускаемых аппаратов и периодически отвлекающие меня доспехи и перехватчики противника. Последние особенно действовали на нервы — слишком привык к маскирующим системам, которые в условиях атмосферы показывали далеко не идеальную эффективность. Упаковав данные, коротким импульсом выслал их на флагман, после чего, поймав совсем уж надоевший вражеский МД, с удовольствием разорвал его пополам вместе с пустоголовым пилотом. Сверху упала простая инструкция - «валить все, что движется». Ну, как скажете…

*** Кукла Каалуси сидела на подлокотнике капитанского кресла в самом сердце Принцессы и устало терла пальчиками виски. Не привыкла она к таким глобальным сражениям. Не хватало практического опыта. Если бы девушка вообще руководила всем тут в одиночку, то просто бы позорно провалила всё задание. А так управление пустотным боем частично оттянули на себя координаторы Крыльев и Изгоев, мелкими маневрами руководил Энцио и другие асы, магическое противостояние взяли на себя драконы, а на планете вполне справлялись Рус и Прима. Ей же в данный момент оставалась только общая координация и управление роем кукольного флота. От которого осталось не так уж и много. Потери были колоссальные. По крайней мере, на ее взгляд. На взгляд со стороны, впрочем, тоже — вся система сейчас превратилась в одно огромное кладбище, переполненное разномастными аномалиями, оставшимися от подрыва разнообразных реакторов и боеприпасов. Дошло до того, что ей пришлось выделить часть ресурсов на прикрытие обитаемых планет щитами, чтобы хоть частично обезопасить аборигенов от смертоносного коктейля жестких излучений, расходящихся от поля боя во все стороны. А уж сколько уйдет времени на зачистку всего этого безобразия, она и думать боялась! Но убирать за собой придется — ее Капитан обязательно повиснет на этом вопросе, вцепившись в него зубами и ногами! Да и Рус ему вторить будет… Впрочем, одна страдать Каалуси не собиралась — остальные стороны новообразованного Союза никуда не свертят! Или она за свои пушки не отвечает! - Если, конечно, у нас будет это «потом»… - вздохнула Каа, анализируя поступающие отовсюду данные. Нет, на текущий момент ситуация более-менее выровнялась. От поджавшихся к планете судов противника почти ничего не осталось — их расстреливали в упор ее корабли и раздирали на части ушлые Крылья. А уж когда к планете подползла туша дредноута, вражескому флоту стало совсем печально. С десантом на планете тоже все было более-менее стабильно — большая часть попросту не дожила до высадки, оставшись на пути к планете. А там ведь еще работали средства ПВО и ВКО инсектов, да атмосферные звенья… Да и сами «бравые вояки» оказались на деле туповатыми — просто пытались задавить массой. Тут Каа невольно улыбнулась. Угу. Задавить ИНСЕКТОВ массой. Звучало как плохой анекдот. Тем не менее, в паре мест линии обороны это им почти удалось. Если бы не личное вмешательство Руса и помощь непонятно откуда вылезшего наземного робота, так и пышущего божественной маной двух не самых адекватных Древних, то прорыва избежать бы не удалось.

«Хотя, нет, вру», - одернула себя Каа. - «Прорыв был». Стоящие на страже ущелья неадекватные берсерки добавили ей неожиданной головной боли, когда связались напрямую с дредноутом и «потребовали» дать им драку! Не попросили, не предложили какой-то план, а именно в ультимативной форме заявили, что или им сейчас же дадут врага, или они сами пойдут его искать. Пришлось Каалуси связываться с капитаном «Парадигмы Ярости», который на ее просьбу одернуть подчиненных лишь раскатисто рассмеялся и посоветовал открыть противнику прямой коридор к ущелью, в котором засели берсерки. Тут уж Принцесса зависла надолго. На целых три секунды. Добровольно пустить врага буквально в самый центр охраняемого периметра, куда их как раз нельзя было пускать ни в коем случае? Впрочем, выход нашелся быстро.

«А зачем их пускать внутрь?» - удивился Рус в ответ на ее вопрос. - «Выкинь этих фанатиков к периметру, пусть рубятся. После наносекундного оцепенения в связи с осознанием собственной тупости, Каа так и поступила — берсерки были разбиты на шесть пар, которые тут же перебросились на самые опасные участки обороны. Тринадцатый воин, их командир, остался у гробницы, прикрывая стратегический объект и координируя подчиненных, чтобы те не увлекались. И вот сейчас Принцесса вдруг поняла, что ей, в общем-то, и делать стало почти нечего. Флот противника на орбите доживал последние часы, атмосферный бой потихоньку затихал, потому как поток десанта наконец начал иссякать, а обороной на грунте целиком руководили Прима и Рус, как наиболее подкованные в этом деле кадры. - Скучаешь? - раздался хриплый голос из-за ее спины. - Давай развлечемся? Кукла Каалуси прикрыла глаза и глубоко вздохнула, пытаясь успокоить мечущийся разум. - Прочь, - четко ответила голосу Принцесса, но в ответ зазвучал лишь лающий смех. - Помочь? - вдруг раздался рядом звонкий детский голосок. Кукла Каа удивленно открыла глаза и посмотрела на стоящего перед ней человеческого ребенка. Маленькую девочку в простом сером платье не фиксировали никакие приборы — это было похоже на персональные галлюцинации куклы. Или взлом систем Принцессы. Вот только ни то, ни другое было невозможно в принципе. - Если только смотреть на это с точки зрения смертных, - улыбнулась девочка. - Я - Мют Милосердная, будем знакомы. Так что, помочь с твоими… проблемами? Я могу. - Спасибо, сама разберусь, - буркнула Каалуси, недовольно разглядывая аватару вторгшейся прямо в сердце ее дредноута богини. - Древняя? Не слишком-то похожа на стару… Принцесса запнулась. Не потому, что испугалась или что-то еще. Она просто не смогла продолжить фразупо причине исчезновения своей куклы. Еще большее недоумение у девушки вызвал тот факт, что из ее памяти пропали целых три секунды. Они просто исчезли, а единственным свидетельством об этом был резко скакнувший хронограф. Когда спустя пять секунд в управляющем зале появилась новая кукла, Каалуси обнаружила все так же мило улыбающуюся богиню. В биопроцессорах Принцессы начали зарождаться смутные сомнения… - Итак, продолжим, - сидящая на столе Мют беззаботно поболтала в воздухе босыми ножками. - Сейчас к системе подходит судно с тремя кандидатами на владение артефактом. Их нужно принять, доставить к гробнице и позволить каждому прикоснуться к кинжалу. Ну и помолиться, чтобы хоть один из них это дело пережил. Вопросы? - Что только что случилось? - хмуро уточнила Каа. - Ничего существенного, просто я немного не в духе, - захлопала ресницами девочка и растворилась в легкой серой дымке. Принцесса закатила глаза и тяжело вздохнула. После чего устроила тело куклы на прежнее место на подлокотнике кресла Капитана и начала готовиться к встрече с «героями».

*** Я смотрел на звезды. Красиво. Очень красиво. Осторожно приложил руку к иллюминатору. Или это просто проецирующий экран? Или какая-то магия? В этой Вселенной ни в чем нельзя быть уверенным. Тем не менее, стекло было холодным. Интересно, там, в пустоте за ним, стоит такой же холод? Не знаю. Но обязательно выясню. Когда-нибудь я буду шагать между этих звезд сам. Без скафандра, без громоздких кораблей и всяких костылей. Только лишь с помощью своей силы. Силы Величайшего Им…

«Опять ты за свое? Ну сколько можно?!»

«Молчи, грязная женщина! Ты должна лишь благодарить и превозносить меня! В конце концов, бесполезное животное, я позволил тебе занять часть моего божественного тела!»

«Ну да, ну да! Простите, Ваша Божественность, за то что я такая бесполезная!»

«Мне кажется, или я слышу в твоем голосе сарказм?» - Эй, мелкий? - раздался сзади грубый мужской голос. - Я к тебе обращаюсь! Я чуть повернул голову, скользнув взглядом по двум другим «претендентам». Один — тощий синекожий человек в каком-то несуразном безвкусном костюме, второй — уродливый бугай с заплывшим мышцами мозгом. Нелепость. И вот эти ничтожества должны «соревноваться» со мной за право владения «великим артефактом»? Да они даже одним воздухом с моей божественностью дышать не достойны! - Ублюдок мелкий! - тем временем прожигал меня взглядом бугай. - А ну иди сюда, пока я тебе твои тряпки в зад не засунул! - Уважаемые пассажиры, - раздался из скрытых динамиков усталый голос пилота. - Воздержитесь от агрессивных действий на борту моего корабля. Иначе я буду вынужден задействовать системы нейтрализации. - Я тебе…! - вскочил бугай с места, но тут же опал обратно уродливой кучей мяса. К сожалению, живой — его всего лишь парализовало выстрелом висящего под потолком лучемета. Я безразлично отвернулся. Это ничтожество недостойно моего внимания. Он — всего лишь декорация. Статист, который нужен для придания оттенка и глубины моему величию.

«О, Великий Мой Император!» - вновь влез в мои мысли наглый голос. - «Прошу, оторвись от дум о своей исключительности и прислушайся к словам пилота!» Пилота? И что такого важного может говорить этот недостойный? - Повторяю в последний раз, - вещал тем временем этот смертный. - Займите свои места! Мы входим в зону боевых действий! Занять места? Как будто ты знаешь свое место, червь!

«Напомнить, что было в прошлый раз?» Хм… Действительно, при старте вышел небольшой… конфуз. Так уж и быть, займу эту… штуку. Прошествовав мимо синекожего, пытающегося пристегнуть этот перекачанный стероидами бессознательный мусор к его ложементу, я спокойно занял свой. Нажал нужную кнопку, активируя защиту и ремни.

«Как думаешь, все будет хорошо?» - раздался в ухе обеспокоенный голос.

«А как может быть иначе, глупая крольчиха?» - я покосился на обхватывающий запястье браслет.

«Мне бы твою уверенность, Шинь…»

Глава 234

Глава 234.

41. Стражи.

- Что ты знаешь о структуре этой Вселенной, долбодятел наш ощипанный? - продолжал дед домогаться моего бедного мозга. - Есть Реальность, есть Изнанка, есть астрал, Тень, варп… - начал я перечислять. - Ну и еще какая-нибудь херня, и все они как-то трутся жопами. Хлоп. Это Аркадий опустил лицо в ладонь. - Это мозг твой, похоже, с жопой трется безвылазно, - после небольшой паузы, во время которой он, по-видимому, размышлял о тщетности бытия, проворчал старик. - Но в целом ты перечислил более-менее верно… А сейчас слушай внимательно, потому как повторять я больше не буду, а из твоих покровителей тебе такое никто объяснять не будет. Старик устроился на травке поудобней и, постучав пальцами по клюке, продолжил неспешным, чуть медитативным тоном. - Эта Вселенная берет начало от Творца, Бога Изначального. Единого Создателя в сущем всем вокруг. Откуда взялся он — никто не знает. Но его сила - суть основа того, что нас ныне окружает. Он отделил пустоту от Хаоса энергий, и создал в ней реальности и варпа безграничные просторы. Первую — для тварей смертных, неразумных и телесных. Варп же — для бессмертных, бестелесных. И каждому живому существу была дарована душа. Маленькая искорка, неразрывно связанная с ним, чрез которую мы получаем ману… Чтобы следить за колесом Сансары, за глупостью смертных и бессмертных, были созданы Бездна и Котел. Они неусыпно бдят в глубинах варпа, отделяя слой последний, Руинами Сновидений что зовется. Именно там уснул Творец, дабы не тревожить свои любимые создания. Ибо одна только мысль Его волною искажений проходила по просторам Пустоты, законы жизни перекраивая, изменяя… Так и повелось. Мы здесь живем, Он видит сны о нас, а Бездна сберегает сей баланс. Но как все живое, и Вселенная желает обрести покой. И из желания ее родились когда-то Чистильщиков орды. Те, кто стремятся жизни приблизить неизбежную кончину. Но против встали те, кто бессмертие и силу обрели… Время шло неумолимо. Сменяли век тысячелетия. Противостояние тянулось, набирало силу, обороты. Война корнями уходила все глубже в варп, чья глубина могла лишь выдержать сияние мощи двух сторон. И вот однажды армии сошлись у самых Врат, за чьими створами и спал Он. Битва разгорелась столь кошмарна, что вздрогнули основы Пустоты. И Сон был прерван на мгновенье. На краткий миг, но этого хватило. Искривились все законы бытия, рождение и смерть сменились временами, завихрилась силы пелена и Руины Снов раскрылись воротами. Но Создатель снова начал погружаться в сон, в полудреме вновь начав творение. И появились шесть Примархов, кто нес Закон — не прерывать до времени его глубокое забвение. Чистильщики отступили, изгнанные силой сверх своей. Первыми из Пробудившихся окрестили их. Защитники же из бессмертных превратились в Вечных Стражей, встав перед Вратами под лидерством Примархов. Все возвратилось на круги своя: мы здесь живем, Он видит сны о нас, а Бездна сберегает сей баланс. Старик умолк. А я за голову схватился и в тихий ахуй погрузился. - Очень познавательно, но можно нормальными слов… - Дурачье! - мне по макушке прилетел очередной удар клюкой. - Во-первых, не перебивай старших! А во-вторых, по-другому нельзя! Это тексты со священных скрижалей и они не терпят иной передачи или вольной трактовки! Кхм… Так, о чем там я говорил… - Об артефактах Стражей и слоях Вселенной, - напомнил я то, с чего, собственно, и начинался разговор. - А, ну да, - погладил Аркадий бороду, в то время как я гладил ушибленную макушку. - Так во-о-о-от… Кто такие Стражи, ты из текста скрижали более-менее понял. А если нет, то и смысла разжевывать нету. Вспоминай и думай. А вот что касается ваших артефактов… Когда Примархи приняли первых Стражей на службу, то каждому был выдан уникальный предмет, который, собственно, и давал возможность свободно перемещаться к Руинам. Если вкратце, то механизм такой… Есть ограниченное число этих самых Стражей, максимум которых равняется числу тех самых первых, принятых на службу. Символами их являются артефакты. Сами Стражи — это существа посильнее Древних Богов. Но все же и они умирают. Либо сами, либо в противостоянии с Пробудившимися, которые тоже мало похожи на шоколадных зайчиков. И когда один из них погибает, артефакт «засыпает», то есть теряет практически все свои свойства, и отправляется бродить по рукам смертных, пока не встретит новую подходящую кандидатуру. Как только это происходит, он пробуждается и начинается Путь Восхождения… Не шебурши так, девочка! Да, твой арт почти пробудился, но это далеко не значит, что ты тут же должна лезть к Руинам. Это только первый этап долгой дороги. Если даже ты захочешь по ней пойти, то эволюция в полноценного Стража займет время, равное миллионам циклов смертных жизней. Проще стать Древним Богом, чем одним из хранителей Руин! Так вот… Каждый артефакт уникален и завязан на конкретного Примарха, от которого и черпает свою силу. У тебя, долбодятел, это Висана, а у сероглазки, если не ошибаюсь, Йог. - Который Сотот? - не удержался я. - Может быть, - пожал плечами Аркадий. - В отличие от остальной пятерки, он часто сует свои щупальца в другие слои бытия. Отгребает, конечно, по шаловливым конечностям за неуемное любопытство, но зато под разными именами известен во многих мирах. Эм… Так, нужно будет поаккуратней взывать к старине Ктулху и другим космическим богам. А то мало ли кто потом откликнется. - Стражи рождаются долго, - произнесла вдруг Антуанетта. - Это плохо. Это она к чему сейчас? - Угу, твоя мысль примерно правильна, - кивнул Аркадий. - Какая мысль? - я с любопытством замотал головой, переводя взгляд с Ан на старика и обратно. У меня было стойкое ощущение, что я чего-то не догоняю. - Видишь ли, юноша, - вздохнул старый Буревестник. - Число Стражей строго ограничено количеством артефактов. Умирают они редко, очень редко… Но еще реже появляются новые. А вот теперь и я понял. Демографический кризис сверхбожественного уровня, епта! А это значит, что когда с поста уйдет последний… - Пробудившиеся сметут их раньше, - улыбнулся Аркадий. - А потом начнут брать измором Примархов. - Но те же им уже отвешивали пиздюлей? - удивился я. - Отвешивали, и еще каких, - согласился Аркадий. - Вот только Чистильщики, в отличие от Стражей, в численности не ограничены. И за прошедшие миллениумы успели подкопить силенок… Ладно, это все события не вашего масштаба, детишки. И даже не моего. Если так уж хотите поучаствовать, то просто уничтожайте Чистильщиков. Или Стимуляторов, как их еще называют. Они — что-то вроде личиночной стадии Пробудившихся. Ну и копите силенок… К слову, артефакты эти имеют одно общее интересное свойство — Дар Сотворения. Ох-хо-хо… Чую еще одну длиннющую лекцию. - А куда же без них? - хохотнул старик. - Все нужно познать ушами-глазами-языками и перемолоть мозгами… Правда не в этом случае, так как тут я обладаю весьма скудными знаниями. Так вот, Дар Сотворения — это один из видов даров Создателя, но только привязанный к конкретному предмету. Он дает возможность, как вы догадались, творить. - И что, можно взмахом руки создать себе Звезду Смерти и стильный черный шлем? - прикинул я открывающиеся перспективы. - Вряд ли, - скривился Аркадий, постукивая пальцами по клюке и нехорошо так поглядывая на мою макушку. - Но могу и ошибаться, ввиду отсутствия точных данных. Я знаю не так много существ, достигших той стадии могущества, когда они смогли более-менее использовать этот дар. И с двумя из них ты, кстати, хорошо знаком. Дха и Укур. Эм… Ам… Лоудинг… Дзинь! Лоудинг комплите. - Тень и Изнанка! - Тормоз, - вздохнул старик. - Угу, - печально кивнула Ан. - Щас покусаю, - надулся я, поглядывая на ляжки героини. - Дурачье! - мне снова прилетело по мозгам. Ну все, старый, я тебе когда-нибудь эту клюку поперек жопы-то затолкаю, слово даю! - Да ты и через тысячу лет даже с одной моей задницей справиться не сможешь! - демонстративно оскалился Аркадий.

«Боюсь, тут он прав», - подала голос молчавшая до этого Чешуйка. - Кстати, долбодятел мне тут кое о чем напомнил, - сказал старый Буревестник, поднимаясь и перехватывая свою палку. - Готовы? - К чему? - осторожно спросил я. - К физической тренировке, - ответил Аркадий и его клюка резко увеличилась до размеров небольшой дубины для очень большого огра. И поигрывая этим агрегатом, он с добрейшей улыбкой шагнул в нашу сторону. - А то я все тут мудрости-шаманства впихиваю насухую! Нужно же иногда и развлекаться!

***

«Развлечения» Аркадия затянулись на добрых три часа. Хорошо, хоть он не особо усердствовал, да и подлечивал нас периодически. Однако счет сломанным костям и данным обещаниям по насильственному изменению половых пристрастий старичка я потерял уже в первые полчаса. Наконец, словив очередной удар дубиной в грудак и крепко впечатавшись спиной в ствол одного из деревьев, я услышал вместо насмешки сонную фразу: - Все, нагулялись. Пошли, чуток отдохнете и будем прощаться. Угу. «Пошли», да? - А подлечить? - скривившись, я показал на вывернутую под неестественным углом ногу с торчащей белой костью. - Долбодятел, какой же ты беспомощный, - вздохнул старикашка, делая пас рукой. Нога со вспышкой боли разразилась ругающимся хрустом и пришла в норму. А я чуть язык не откусил, пытаясь сдержать рвущийся наружу крик пополам с матом. Нет, второй бы я не сдерживал, если бы был уверен в том, что не сорвусь на позорный фальцет. Сделав пару глубоких вдохов, уже привычно унял фантомные боли, все еще гуляющие по телу, и попытался подняться. Не получилось — ноги как-то подозрительно дрожали и разъезжались в разные стороны. Видимо, организм, почуяв конец мучений, расслабился и послал ебанутое сознание в пеший эротический тур по жопам воинов племени Мбаги. После третьей неудачной попытки я вдруг почувствовал, как тело резко взлетело вверх и оказалось перекинуто через что-то узкое, но очень твердое. Тряхнув головой и прогнав плавающие перед глазами кровавые следы, с удивлением обнаружил свою тушку перекинутой через плечо Антуанетты. Кхм… Мне возмутиться и повести себя как гордый мужик? Или просто расслабиться и получать удовольствие? Решил все же возмутиться. - Отпусти, сам дойду! И вообще, у тебя же сила должна быть заблокирована?! - Я снял блок во время боя, - раздался откуда-то из-за поля моей видимости довольный голос Аркадия. - А на магию мне тоже снял? - я с надеждой потянулся к астралу, но тут же привычно напоролся на стеклянную стену. - Хрен тебе, однорогий кролик! - захихикал старик. - Так что виси и не дергайся. - Какой я тебе кролик, да еще и однорогий?! - возмутился я, дергая ногами и пытаясь вырваться из хватки героини. - Не знаю, не знаю… - продолжал издеваться старик. - По мне так очень похож! Так же мало мозгов и силенок, но все равно ломишься вперед хоть на танк, хоть на медведя. Пока Аркадий заговаривал мне зубы, мы добрались до домика, где я был торжественно усажен за стол. Хмуро глянув на невозмутимо усевшуюся рядом Ан, которая уже принялась за любимые пирожки, устало вздохнул и подтянул к себе вторую чашку с горкой горячих лакомств, выставленную на стол Аркадием, и кружку дымящегося чая — есть хотелось просто жутко. - Так зачем все это было? - спросил я спустя несколько минут, когда желудок получил первую порцию и уже не грозил начать переваривать собственные кишки. - Что, прям нет предположений? - прищурился вредный старикашка. - А если подумать? - Ну-у-у… - я отбросил мысль о врожденном садизме старого педобира и попытался мыслить логически. - На тренировку это мало похоже. Учитывая отсутствие на Изнанке Системы, тут нужен систематический подход, а так смысла в этом нет… На «вбивание» мудрости или демонстрацию каких-то приемов тоже тянет слабо. Нас просто планомерно избивали, держа на пред… А-а-а, вон оно как, Михалыч. Проверял наш предел? - Ну вот видишь, не совсем же безнадежен, - улыбнулся в усы старикашка, но тут же расстроенно покачал головой. - Но результаты удручают. Как я и говорил до этого, без дополнительных приблуд и доступа к мане боец из тебя так себе. А сероглазка хотя бы за счет силы и прочности организма что-то вытягивает, но тоже не особо. Мой вердикт: расти вам еще и расти. - Кажется, мы это и раньше выяснили, - поморщился я, хлебая чай. - Не бурчи, малой, - пригладил бороду Аркадий. - Мне нужно было вас немного «пощупать», чтобы подобрать подходящие подарки. Та-а-а-ак! А вот это уже интересно! Вот это я люблю! - И что? - поторопил я старичка, отодвигая тарелку с кружкой. - И то, - ответил он и, похлопав себя по карманам, положил на стол простую серебряную цепочку и обычный кинжал в потертых старых ножнах. - Цепочка - барышне, ковыряльник — тебе. Пользуйтесь. Я подозрительно потрогал пальцем рукоять кинжала, ожидая чего угодно — от прибавления голосов в голове, до превращения в какую-нибудь хрень. К счастью, или к сожалению, но ничего не произошло. Уже смелее взял оружие в руки и под заинтересованным взглядом старикашки вытащил его из ножен. Обычное серое лезвие. Махнул разок. Потыкал в стол. Попробовал остроту пальцем. Подбросил и перехватил за рукоять. Обнюхал. Облизал. Сунул палец в ножны… Ничего. Самый обычный кинжал. - И в чем подвох? - уточнил я, глядя как Ан спокойно нацепила подарок на шею и продолжила меланхолично уплетать пирожки. - Он проклят, - улыбнулся старикашка. - Везение того, кто его коснется, упадет просто в катастрофический минус…

42. И снова в путь…

- Ну все, юный долбодятел и его боевое полено, бывайте! - с улыбкой помахал нам рукой старик Аркадий, растворяясь вместе со своей полянкой. - Нет, старый, я когда-нибудь эту клюку тебе точно поперек жопы запихаю… - Угу, - неожиданно поддержала меня Ан. Вздохнув, посмотрел на Антуанетту. Героиня была при своем обычном снаряжении — черное жутковатое платье с алыми прожилками, такие же черные доспехи, черный меч, черный щит… готов поспорить на собственные яйца — нижнее белье у нее тоже черное. Хотя, чего тут спорить — оно же часть артефактного платья… - Куда идем? - поправив перевязь, уточнила Ан. - Я бы с удовольствием прогулялся по парку и завалился в какой-нибудь бордель с неко-девками, - пожал я плечами. Антуанетта чуть приподняла правую бровь, выражая одним этим жестом все, что думает о моих хотелках по части кошкоебства. - Ну тогда не задавай дурацких вопросов, - проворчал я, чуть ослабляя излишне затянутую лямку рюкзака. - Из этой жопы только один выход, и направление к нему нужно спрашивать у тебя. Ан пару раз удивленно хлопнула глазками, потом до нее наконец дошло и, покрутив головой, она уверенно двинулась через бурелом в одной ей известном направлении. Ну а я поплелся следом по прокладываемой тропинке, посматривая по сторонам и мысленно переваривая последние наставления старого Буревестника. Ну, или не «последние», а «крайние», как любят говорить вояки, ибо очень надеюсь когда-нибудь вновь встретить засранца и вернуть должок… Ножичек, который он мне вручил, оказался не просто с подвохом, а с подъебом архиебических масштабов. Старик сказал, что в мирах системы он был бы артефактом, как минимум, легендарного ранга, а то и выше. Но при этом для любого разумного существа он бесполезен. Ну, практически для любого. Кроме Буревестников. Суть в том, что Кинжал Погибели, а именно так называется этот арт, влияет на метку судьбы носителя, увеличивая вероятности самых нежелательных и фатальных событий. Чем дольше ты с ним контактируешь, тем сильнее эффект. А что делают Буревестники с вероятностями? Правильно, мы ставим их раком и жестоко дерем во все дыры… Вот и получается, что для меня это обычный, просто очень прочный кинжал. Но стоит мне им кого-нибудь порезать или просто дать поносить, как жертву ожидает череда не самых приятных событий. Правда, есть еще одно «но» - после «контакта» мне нужно будет отойти подальше, что бы не перебивать эффект проклятья собственным даром, который его успешно нивелирует.

«Ух, какие слова умные знаешь!»

«Я еще и не так ругаться умею, шиза чешуйчатая! Например, циклопентанпергидрофенантрен!»

«Ты лучше на дорогу смотри, дубина».

«Чт…» - Ай! По носу прилетела отогнутая идущей передо мной Ан ветка какого-то куста. Героиня, тут же обернувшись, прошлась по мне взглядом, особенно задержавшись на горящем огнем носу, после чего едва слышно фыркнула и продолжила путь. Эй, а извиниться?! Нет? Ну и пофиг… Стоит, однако, все же сказать старику «спасибо» за остальное снаряжение. На мне был легкий тканевый костюм темно-серой, пятнистой расцветки. Не мой «костюм Стражей», но тоже вполне неплох. Насчет последнего старик, кстати, уверил меня, что тот никуда не денется — пусть дикари с прошлого острова уничтожили большую его часть, но для восстановления хватит и тех сапог, что остались у Лутецкого. А интересно, что будет если спалить весь костюм? Он исчезнет насовсем, его суть перейдет к другой ближайшей одежде, или он просто восстановится из пепла? Но ставить подобный опыт я, конечно же, не буду. Или буду?

«С тебя, придурок, станется», - раздался вздох в левом ухе.

«Слушай, ты чего такая вредная сегодня? Где-то в астральных далях опрокинулась фура с озверином?»

«Ничего», - буркнула дракоша и умолкла. Мде. Ладно, сойдемся на том, что самочки — создания странные по определению. Или у нее критические дни. И пофиг, что нету тела — это не только физиологический процесс, но и состояние души… Кроме кинжала и костюма, старик выделил еще неплохой походный рюкзак явно из какого-то технически продвинутого мира — вряд ли какая-нибудь фэнтезятина додумалась до молний, невидимых липучек и карабинов. К тому же, что от костюма, что от рюкзака не пахло магией от слова «вообще», но ткань была неимоверно прочной, водоотталкивающей, и еще с кучей наворотов, для которых мой мозг не находил иного объяснения, кроме как загадочных «энелошек». Ну и на сладкое… Мне дали меч! Не «кладенец», конечно, и даже не невхерственный артефакт, но тоже вполне неплохой. Лезвие примерно в мою руку длиной, плюс рукоять. Сам клинок прямой, с ромбовидным сечением. Гарда небольшая, скорее не для защиты руки, а чтобы ладонь не соскальзывала на лезвие. Набалдашник в виде простого шарика, без изысков, а сама рукоять длинная, хорошо подходящая как под хват одной, так и двумя руками. Но все же крылся в этом ковыряльнике один маленький нюанс. Как сказал старик, для сердцевины меча использовался какой-то божественный металл за авторством небезызвестного мне Черного Кузнеца. Для большинства героев он бесполезен, так как все его свойства заключаются в способности принимать и накапливать ману бессмертных. Но именно по этой причине мне данный клинок подходит как нельзя кстати — я уже неплохо научился оперировать потоками божественных сил.

«Угу. Только твое «неплохо» выглядит как попытки бегемота стать балериной», - ехидно влезла в мысли Чешуйка.

«Кручу как умею, ебу куда придется», - пожал я плечами, едва успев уклониться от очередной ветки, которая все же стегнула по рюкзаку. В него, кстати, Аркадий, словно сердобольная старушка, набил всякой еды в дорогу. Скоропортящейся и не очень. Через несколько часов я порядком умотался продираться через весь этот бурелом и скомандовал привал. Ну как «скомандовал»? Просто плюхнулся под какое-то черное, как и все остальные, дерево, и позвал продолжавшую ломиться вперед словно бульдозер Антуанетту. Та обернулась, посмотрела на меня недоумевающим взглядом, после чего, о чем-то подумав, сама себе кивнула и, подойдя, устроилась рядом. Привалившись ко мне бронированным боком. Это было бы даже мило, если бы она не была такой тяжелой, а от ее доспехов и костюма у меня по коже не растекался потусторонний холодок, словно они пытались… меня выпить?!

«Ах вы говно собачье!!!» - припечатал я их мысленной плюшкой, щедро подкрепленной силой Бездны и образом озверевшего Касии. - «Хотите меня трахнуть?! НУ ИДИТЕ СЮДА, Я ВАС ЩАС САМ ТРАХНУ ЧЕРЕЗ ЖОПУ ДО САМОГО ЖЕЛУДКА!!!» Антуанетта недовольно на меня покосилась, явно будучи не в восторге от вспышки не самой дружелюбной маны у себя под боком. Зато ее питомцы притихли, а через секунду ко мне в сознание пришли образы реющего белого флага и, с какого-то перепугу, Антуанетты в костюме шлюхо-кролика, связанной на серебряном подносе. Мда. Кажется, мы поладим… Передохнув и перекусив пирожками из рюкзака, двинулись дальше. С уходом Аркадия лес стал очень тихим. Я не ощущал поблизости ни единого живого существа или хотя бы намека на угрозу. Старик, видимо, или забрал всех зверушек с собой, или просто прикончил их. Или развеял. Или еще чего. В общем, мы топали по черному жуткому лесу словно по главной аллее центрального парка — быстро и безопасно. Хотя, нет, даже на той аллейке можно было напороться на ментов или гопоту. И хрен его знает, что хуже…

«Ну вот, накаркал», - раздался в ухе вздох.

«Чего ты оп… Ой, бляяя…» Ну да, стоило мне подумать, что все будет хорошо, как тут же случилось что-то из разряда очередной херни. Нет, по сути еще не случилось, но впереди отчетливо замаячил все усиливающийся по мере нашего приближения огонек угрозы. Причем серьезной такой, с ходу не пришибешь даже универсальным тапочком фирмы «Касия». - Чуешь? - уточнил я у идущей впереди Антуанетты. - Нам туда, да? - Угу, - кивнула она, не замедляя шага. - Старый, блядь, а босса ты с собой прихватить не мог? - вздохнул я. Тем не менее, расстояние до цели было приличным, а местность не располагала к забегам, так что до вечера к поджидавшей нас неведомой херне мы не добрались. Утроились на ночлег в небольшом овражке. Развели костер, скорее чтобы подогреть еду, да по привычке, чем из острой необходимости — хищников вокруг не было, ночь на этом осколке на удивление теплая, а освещение ни мне, ни Ан не требовалось. А вот спать пришлось почти на голой земле. Но тут помог костюм Антуанетты — одежка послушно трансформировалась в нечто вроде двухместного спальника, в котором мы с комфортом в обнимку и разместились. Увы, без интима — обстановка не располагала, да и вымотались за день. Утром, наспех перекусив сухпайком, двинулись дальше по опустевшему лесу. От скуки я начал переругиваться с Чешуйкой, да вслух травить пошлые анекдоты. Потом петь. Увы, мои комедийные и музыкальные потуги никто не оценил. Ни слуха у них, ни чувства юмора… Примерно к обеду мы все-таки добрались до цели. Вывалившись из бурелома, я чуть не налетел на спину резко остановившейся Ан. Выглянув из-за плеча высокой героини, обвел взглядом открывшуюся картину. Судя по ощущениям, мы были где-то в географическом центре этого острова. Тут, на абсолютно ровной площадке, покрытой ковром из низкой пожухлой травы, высилось нечто вроде ацтекских пирамид. Увы — точнее сказать ничего не могу, потому как все эти «чудеса дней давно минувших» видел только по телевизору в фильмах и мультиках. Высотой примерно метров десять, четырехугольная, геометрически правильная и до зубного скрежета скучная. С каждой стороны к верху уходила постепенно сужающаяся лестница из старого серого камня. Пыльная, наверное, настолько, что пиздец… Задрав голову, рассматривал вершину, но отсюда почти ничего было не разглядеть — слишком крутой подъем. Вроде как какой-то каменный навес, да блестит что-то. - Ну что, пойдем? - спросил я, делая первый шаг… Но тут же был буквально пойман за рюкзак и оттащен назад. - Ан. Объяснишься? - уточнил я, болтая ногами в нескольких сантиметрах над землей. - Ловушка, - коротко сказала она, кивком указав на окружающее пирамиду поле. - Мда? - удивился я. - Странно, ничего не чувствую… Да поставь ты меня уже! Вновь оказавшись ногами на земле, скинул рюкзак и присев у края поляны, задумчиво на нее уставился. Но нет. Ничего. Ноль эмоций.

«Хм… А вот это и странно», - подала голос Чешуйка. - «Тут не только опасность, тут вообще ничего не ощущается». ...


Все права на текст принадлежат автору: Unknown, Тимур Аскарович Айтбаев.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

Вы призвали не того 6 Том 3. Unknown
Тимур Аскарович Айтбаев