Все права на текст принадлежат автору: Татьяна Рустиковна Забалуева.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Всеобщая история архитектуры и строительной техники. Часть 1. История архитектуры и строительной техники Древнего и античного мираТатьяна Рустиковна Забалуева

Татьяна Рустиковна Забалуева Всеобщая история архитектуры и строительной техники. Часть 1. История архитектуры и строительной техники Древнего и античного мира

© Национальный исследовательский Московский государственный строительный университет, 2017

* * *

Мастера архитектуры об архитектуре

Архитектура есть высшее выражение человеческого умения, достигающего божественного.

Отто Вагнер
Архитектура включает в себя всю культуру эпохи; в архитектуре проявляется дух времени.

Ле Корбюзье
Архитектура – это искусство, заставляющее звучать точки опоры. Древние никогда не упускали случая обнажать несущие конструкции.

Огюст Перре
Всюду, где техника достигает настоящего совершенства, она переходит в архитектуру.

Л. Мис ван дер Роэ
Архитектура должна выражать дух технических и социальных сил, преобладающих в данную эпоху…

Оскар Нимейер
Три элементарные формы, а именно – столб, перекладина и арка… и есть те три, те всего лишь три буквы, из которых разрослось Искусство Архитектуры, – язык настолько великий и превосходный, что Человек из поколения в поколение выражает с его помощью меняющийся поток мыслей. Вот почему на протяжении всего прошлого и в настоящем каждое строение стоит как социальный акт.

Луис Генри Салливен
Каждая архитектурная форма возникла из конструкции и постепенно стала художественной формой.

Отто Вагнер
«Форма и функция едины» – эта мысль должна все время быть в уме архитектора, определяющего свое отношение ко всему, что находится в поле его зрения.

Фрэнк Ллойд Райт
Подобно тому, как античные зодчие черпали вдохновение для своего творчества из окружающей природы, так и мы – материальные и духовные мастеровые искусства – должны находить это вдохновение в элементах созданного нами новейшего мира техники, а архитектура должна стать самым прекрасным отражением этого мира, наиболее полным его обобщением, самым ярким и органичным его отражением…

Под архитектурой следует понимать условия, направленные на то, чтобы свободно и с наибольшей смелостью добиваться гармонии между человеком и окружающей его средой, т. е. превращать мир вещественный в отраженную проекцию мира духовного.

Антонио Сант’Элиа

Предисловие

В 2013 г. в Московском государственном строительном университете была начата подготовка бакалавров и магистров по направлениям подготовки 07.03.01 Архитектура, 07.04.01 Архитектура. Комплексная подготовка новых специалистов во многих вузах страны испытывает острую необходимость в литературе, способствующей получению специальных профессиональных знаний. Содержание старых учебников по истории архитектуры предполагает хорошее знание всеобщей истории у учащегося, в них почти отсутствует связь художественно-композиционной составляющей со строительным делом, конструктивной основой сооружения, технологией возведения здания. Учебник Т. Р. Забалуевой «Всеобщая история архитектуры и строительной техники» является оригинальной работой, представляющей не только все этапы развития архитектуры, но и этапы развития технической мысли, что особенно важно для комплексного образования архитектора, более полного понимания причинно-следственных связей в архитектуре. Последовательное рассмотрение автором тесной взаимосвязи двух аспектов развития зодчества, их неразрывного единства и предопределенности многих художественных решений с конструктивной и технологической основой способствует глубокому пониманию зодчества как многогранного творческого процесса. Оба аспекта освещены в контексте исторического развития, что значительно повышает качество гуманитарной составляющей архитектурного образования. В структуре учебника большое внимание уделено периодам всемирной и отечественной истории, на фоне которых предлагается исследовать развитие архитектуры и строительного дела. Раскрывая в отдельном параграфе каждой главы историческую канву общественного развития конкретной эпохи с изменяющимися экономическими, политическими, социальными и религиозными предпосылками, автор помогает глубже понять место архитектуры в культурном и историческом процессах. Учебник изобилует интересными фактическими данными, способствующими более основательному усвоению материала.

В учебнике прослеживается вся история развития зодчества с первобытной эпохи до середины XIX в., т. е. охватывает весь огромный пласт мировой культуры доиндустриальной эпохи. Учебник состоит из 3-х частей. Данная книга (первая часть) посвящена Древнему и античному миру, часть вторая – Средневековью, часть третья – зодчеству XVII–XIX вв. Строительство первобытно-общинного периода подробно рассмотрено в поступательном развитии от начальных попыток создания укрытий от непогоды и зверей до возведения первых масштабных культовых сооружений. Приведены сведения о строительстве в древних сибирских, среднеевропейских поселениях и на о. Мальта. Особое внимание уделено зодчеству протогосударств Междуречья и государств Древнего Востока. Приводятся сведения об исчезнувших городах этого региона, которые исследуются специалистами по малочисленным руинам. Архитектура Древнего Египта и античного мира широко освещена с позиций не только художественных особенностей памятников, но и технологии их возведения и прочностных особенностей работы конструкций. Широко представлено зодчество Древнего Китая и Индии, а также средневекового Востока с характерными приемами строительства и пластической выразительности. Европейское Средневековье представлено архитектурой Византии, романской, готической эпохами и эпохой Возрождения; работа конструкций рассмотрена в связи со становлением строительной науки (строительной механики, испытания сооружений, строительных материалов). Эпоха барокко и классицизма исследуется на основе не только наиболее ярких архитектурных памятников, но и региональных особенностей зодчества этих стилевых направлений. История и архитектура послеколумбовой Америки рассматривается в связи со становлением нового государства США на основе демократических институтов. Особое внимание уделено русской архитектуре, от ее становления в IX – ХIII вв. до эпохи классицизма, с утверждением теории расчета конструкций и масштабными градостроительными решениями. Большое количество цветных иллюстраций способствует представлению памятников зодчества в их реальном окружении, цветовом и пластическом исполнении.

Каждая глава содержит описание исторической обстановки, в контексте которой предлагается исследовать развитие архитектуры и строительного дела. Рассматриваются развитие научно-технической мысли в строительстве, становление строительной науки, применение строительных материалов, техника возведения зданий, решение вопросов инженерного обеспечения зданий (водоснабжение, отопление, канализация), решение акустических и климатологических проблем (в том числе в древности), благоустройство территорий. Здесь можно почерпнуть редкие и интереснейшие сведения, отсутствующие в прочей учебной литературе. В конце каждой главы разбираются архитектурно-художественные особенности зданий и сооружений, возникновение и развитие стилей и градостроительных решений.

Новые подходы к формированию содержания учебника учитывают недостаток знаний всеобщей истории, которыми студенты должны овладевать еще в средней школе и без которых невозможно освоение новых знаний в области изучения истории архитектуры. Поэтому введение в краткий курс исторических событий каждого периода помогает глубоко и основательно усваивать как художественно-стилистические особенности архитектуры разных периодов, так и технические возможности времени возведения памятников архитектуры. Серьезная подача материала в области конструктивных особенностей памятников, становления строительной науки применительно к памятникам архитектуры расширяет кругозор архитектора, дает комплексные знания в профессиональной области, содействует глубокому пониманию задач зодчества в исторической ретроспективе.

Первая часть учебника посвящена истории развития архитектуры и строительной мысли наиболее древних периодов. Содержание этой части создает платформу для осмысления дальнейшего развития архитектуры как целостного проявления всего потенциала, которым обладает общество на каждой стадии своего цивилизационного развития. Как говорил В. Гюго: «…Все материальные силы, все интеллектуальные силы общества сошлись в одной точке – зодчестве». Уже на первых ступенях развития человечество писало великую книгу своего настоящего и будущего, откровения цивилизационного становления через архитектурно-строительное дело. В архитектуре отражалось все, чем дышало общество, все, что оно могло осилить технически, все чего оно добивалось в жизненных устремлениях целых народов. Нам достались памятники этих далеких эпох именно в произведениях зодчества. По крохам мы пытаемся открыть, прочитать эту книгу человечества, которая дает нам возможность двигаться вперед.

В связи с вышесказанным содержание первой части данного учебника является тем фундаментом, на котором возникало и формировалось архитектурно-строительное дело, совершались ошибки и осуществлялись настоящие прорывы в этой области человеческой деятельности. Практически до настоящего времени открытия, осуществленные в те древние времена, лежат в основе современной архитектуры и строительной техники.

Профессор кафедры архитектуры гражданских и промышленных зданий НИУ МГСУ
А. К. Соловьев

Введение

Посвящается моим ученикам. С глубоким уважением и большой любовью,

учитель и друг Т. Р. Забалуева
Замечательный архитектор XX в. Л. Мис ван дер Роэ[1] писал: «Мы живем… в начале эпохи. Эпохи по-новому одухотворенной, движимой новыми техническими, социальными и экономическими силами. Эпохи, у которой будут новые орудия и новые материалы… Эта эпоха создает новую архитектуру. Но будущее не приходит само по себе. Только верный подход к нашей работе послужит хорошим фундаментом для будущего. С годами я постигал все более и более, что архитектура – это не игра с формами. Я понял, как тесны связи архитектуры и цивилизации. И что архитектура, лучшее в ней, выражает тончайшую структуру своего времени. Структура цивилизации непроста, ибо часть ее – в прошлом, часть в настоящем и часть в будущем… Прошлое не может быть изменено в силу самой его природы. Настоящее приходится принимать таким, какое оно есть, и мы должны овладеть им. А будущее открыто… открыто для творческой мысли и деятельности. Такова структура, порождающая архитектуру. Итак, архитектура связана с наиболее значительными силами цивилизации».

Эти слова большого мастера помогают глубже понять, что же такое архитектура. Все мы знаем, что архитектура – это «застывшая музыка». Однако Л. Мис ван дер Роэ предлагает рассматривать ее как результат общей цивилизационной деятельности человечества. Другими словами, архитектура – это отражение не только эстетических предпочтений общества, но и всех достижений своего времени. Сам термин «архитектура» содержит в себе двоякий смысл. С одной стороны, это деятельность, направленная на организацию материальной среды обитания человека; с другой – это продукт такой деятельности, т. е. совокупность типов зданий с самым разным функциональным назначением. Сегодня это жилые, общественные, промышленные здания и т. д. Здания формируют градостроительные образования (поселок, город, мегаполис) с их сложной внутренней организацией. В этом многообразии задач, встающих перед архитектором, и их комплексном решении в контексте требований и возможностей общества и кроется то главное в понимании архитектуры, о чем говорит Л. Мис ван дер Роэ, – ее цивилизационная основа. Архитектура всегда непосредственно связана с социальными потребностями общества, опирается на его технический потенциал и подкрепляется экономическими возможностями. Одновременно нельзя забывать и о значении архитектуры как одного из видов искусства. Именно ее эстетической роли обычно уделяется пристальное внимание в литературе, посвященной истории архитектуры. В данном учебнике история архитектуры предстает в неразрывной связи с историей строительной техники, историей развития строительной мысли и строительной науки. Такой подход к изучению истории архитектуры необходим не только будущим архитекторам, но и особенно учащимся, получающим двойную специальность инженера-архитектора.

Важный принцип для глубинного усвоения процессов, происходящих в архитектуре прошлого и настоящего, – изучение курса в контексте истории развития общества. Историческая канва разных эпох, экономическое, политическое состояние общества в каждый конкретный период дают целостную картину развития архитектуры во всей полноте факторов, воздействующих на нее.

Истоки архитектуры относятся к древней эпохе, когда человек впервые попытался укрыться от непогоды или защититься от диких зверей. Архитектура сегодня – это результат социального, политического, эстетического и технического поиска, многовекового опыта человечества. Изучив основы и проследив этапы развития и совершенствования зодчества, мы обретаем фундаментальную базу для современного творчества на этом поприще.

Архитектура призвана удовлетворять самые насущные потребности общества в жилище, местах отдыха и работы. Зодчий создает пространство, в котором существует человек, организует его. И тем самым в известной мере воспитывает человека. Результат здесь может быть разный. Архитектура лондонских трущоб или типовых пятиэтажек 1960–1970-х гг. в СССР формировала особые черты в сообществе людей, населявших эти районы. Однако и у таких неполноценных жилищ были свои плюсы. Трущобы давали возможность расселиться большому количеству людей, приезжавших из провинции работать на промышленных предприятиях Лондона, благодаря этому восполнялся недостаток трудовых ресурсов, что способствовало развитию промышленности. В СССР строительство пятиэтажек позволило обеспечить огромное количество людей дешевым жильем, переселить их из бараков и полуподвалов. Понимание предпосылок любого явления в архитектуре и причин формирования новых взглядов помогает лучше представить пути развития современных тенденций. Это и есть основная цель изучения курса истории архитектуры.

Каким образом изучается архитектура предшествующих эпох? Прежде всего, источники для изучения оставило нам само зодчество. Целые поколения уходят с исторической арены, однако свидетельства архитектуры и строительства остаются. И пока на земле живы памятники минувших времен, человечество помнит о тех, кто их создал, тем самым продлевая духовную жизнь ушедших поколений.

До XVIII в. не было интереса к сохранению и особенно к изучению памятников. Старые постройки рассматривались исключительно с точки зрения возможности их дальнейшего использования. В противном случае здание сносилось, а его строительный материал зачастую использовался для возведения нового сооружения. Так, бесценный памятник античного Рима – Колизей – послужил каменоломней для сооружения Золотого дворца Нерона и последующих построек. Невосполнимые потери принесли варварские обычаи многих завоевателей разрушать наиболее значимые здания и строить на их месте новые. Раскопки в Мехико открыли под кафедральным собором остатки пирамиды ацтеков, а под флорентийским Дуомо были обнаружены руины древнеримского храма. Голубая мечеть в Константинополе стоит на месте дворца Юстиниана.

Сегодня в арсенале исследований мы имеем в основном памятники, которые сохранил для нас камень. Каменные постройки наиболее долговечны, однако ученым путем изучения летописей и росписей храмов удается восстанавливать и памятники деревянного зодчества. Если каменные постройки – это в основном культовые сооружения и дворцы знати, то деревянные – это не только храмовое строительство, но и о жилище простых людей, раскрывающее нам особенности их быта.

Некоторые постройки древности сохранились благодаря стихийным бедствиям. Бесценными памятниками античности являются засыпанные пеплом вулкана Везувия в 79 г. города Помпеи и Геркуланум. Сохранению памятников на фоне их повсеместного разрушения в процессе политических и религиозных распрей послужила их функциональная и религиозная переориентация. Так, Эрехтейон в Афинском Акрополе был превращен сначала в христианский храм, а затем в гарем турецкого коменданта Афин. Храм св. Софии в Константинополе (современный Стамбул) использовался как мечеть. Пантеон в Риме был массивен и неразрушим, что, конечно, способствовало его долговечности. Однако главной причиной и гарантией его сохранности стало преобразование его из языческого храма в христианский. Один из редких случаев сохранения памятника в первозданном виде – город инков Мачу-Пикчу. Он был оставлен жителями среди джунглей абсолютно целым, и его вторая жизнь, уже как памятника для потомков, началась в 1911 г. после того, как он был заново открыт.

Вторым не менее важным источником знаний служат письменные свидетельства. О периоде до Xv в. письменной информации крайне мало. Написание вручную книг и документов было очень трудоемким и осуществлялось в большинстве случаев жрецами или позднее монахами, которые владели грамотой. Пергамент, а впоследствии и бумага стоили дорого, и их старались сохранять для многократного использования: рукописи, которые теряли свою актуальность, просто смывались, и их основа использовалась повторно. Так, сборник чертежных эскизов Виллара де Оннекура[2] представляет собой частичный палимпсест[3], поскольку некоторые страницы его имеют основу, с которой был удален первоначальный текст. Тем не менее сегодня известны оригинальные старинные финансовые отчеты о строительстве некоторых зданий. Подобная информация дает возможность оценить общие стоимостные характеристики строительства и получить сведения о количестве и характере используемой рабочей силы, а также о материалах и строительно-технологических процессах. Очень редко находятся высеченные в камне сведения, которые представляют особый интерес для строительной науки. Они рассказывают нам о строительных процессах или применяемых механизмах и представляются бесценными.

Вместе с тем сочинения очень древних авторов, например времен античного Рима, позволяют нам получить сведения о возведении даже деревянных сооружений, которые в основном не сохранились. Непосредственных оригиналов таких рукописей греческих и римских авторов также не осталось, но уцелели их переводы на арабский язык. Усилиями современных ученых была установлена содержательная подлинность дошедшего до нас в переписанном виде трактата «Десять книг об архитектуре» римского архитектора и инженера второй половины I в. до н. э. Витрувия. Этот бесценный труд рассказывает о материалах, технологии и методах строительства, раскрывает основные идеи архитектуры античного времени и чрезвычайно важен в связи с тем влиянием, которое оказал на архитектуру Возрождения. Благодаря труду Витрувия в нашем распоряжении оказалось значительно больше информации об архитектуре и строительстве античного Рима, чем Рима средневекового. Это объясняется и утратой традиций античного мира в Средние века, и глобальным переселением народов в эпоху раннего Средневековья, и почти полной потерей грамотности населением, и строгими запретами церкви во многих областях жизни.

При всем небольшом на первый взгляд объеме информации ученым, архитекторам и искусствоведам удается раскрыть всю глубину основных принципов архитектуры и строительства предшествующих эпох, проследив развитие строительной мысли, связать их с общими историческими процессами, определить основные эстетические приоритеты общества, технические и экономические возможности каждой эпохи, определяющие характерные особенности архитектуры.

Всю историю строительства можно разделить на два принципиально различных периода: до начала XIX в. (доиндустриальный) и последующий. До начала XIX в. строительство базировалось исключительно на эмпирических методах. С XIX в. в нем произошли существенные изменения. Строительное дело получает научную основу. Истоки этого коренного переворота относятся к предыдущей эпохе. Уже в XVIII в. появились первые основы математических расчетов конструкций и начали применяться конструкции из металла. Однако это были пока еще робкие первые шаги. И только XIX век открыл дорогу строительной науке и ее широкому применению в проектировании и практике строительства.

История строительства до начала XIX в. подразделяется на четыре периода. Первый охватывает времена первобытно-общинного строя, протогосударств[4] и государств Древнего Востока, о строительстве которых известно чрезвычайно мало. Немногим больше сведений дошло до нас о строительном деле Египта. Однако эта цивилизация оставила нам свои памятники архитектуры: пирамиды, гробницы, храмы, великолепную скульптуру, росписи и иероглифическое письмо. В этот же период можно включить античность, представленную архитектурой Древней Греции и Рима. Как уже упоминалось, о строительном искусстве и архитектуре античного Рима известно многое, Греция в большей степени славится своими архитектурными памятниками, неотъемлемой частью которых является блистательная скульптура. Первый период условно можно завершить временем падения Западной Римской империи в 476 г.

Второй период охватывает эпоху Средневековья и заканчивается строительством готических соборов с высокими шпилями (конец XIV в.). Третий период знаменуется возведением в эпоху Возрождения каменных куполов (Xv – XVI вв.). Четвертый период – период промышленной революции XVIII в., когда начинают применяться первые металлические конструкции и закладываются азы теории сооружений.

Такую периодизацию целесообразно применить, если вести разговор исключительно об истории строительства. Если рассматривать историю строительства не только как историю развития строительной мысли и строительных технологий, но и как историю архитектуры в целом, т. е. как развитие тектонической и сти листической направленности архитектуры, обусловленной историческими, политическими, экономическими предпосылками, техническими возможностями, национальными и эстетическими приоритетами, можно ввести более детальную периодизацию, которая никак не войдет в конфликт с представленной выше, но только ее подробнее дифференцирует.

Рассмотрение истории архитектуры как части истории цивилизации позволяет вычленить следующие эпохи: первобытно-общинный строй с первыми примитивными строительными системами, период существования древневосточных государств с монументальной архитектурой Египта, архитектуру античного мира крито-микенской, греческой и римской цивилизаций, раннехристианский период, период Средневековья с романской и готической культурой, Возрождение, барокко и рококо, классицизм и период промышленной революции, новую архитектуру XIX–XX вв. Особого внимания заслуживает древняя и средневековая архитектура Индии и Китая, которая имеет свою периодизацию, отличающуюся от западной.

Знакомясь с историей архитектуры и строительной техники в их теснейшей внутренней взаимосвязи и во всем многообразии и последовательности их исторического развития, будущий специалист получает комплексные знания в этой области, которые помогут объединить в его творческой работе функцию, художественную форму и конструкцию, полноценно используя весь эстетический потенциал конструкции на благо архитектурного решения в целом.

Раздел 1. Строительство и архитектура в первобытном обществе

Глава 1. Строительство и архитектура эпохи верхнего палеолита, неолита и начала бронзового века

Уже на заре человеческой истории в 50–70 тыс. до н. э. перед людьми встали весьма простые, но жизненно важные задачи: где и как укрыться от непогоды или из каких незамысловатых подручных материалов создать защитные заграждения от диких зверей. В ту эпоху, которую ученые назвали палеолитом, это было самым насущным делом после добычи пищи. Пройдут тысячелетия, человек начнет иначе воспринимать окружающий его мир. Однако проблемы обустройства жизни будут актуальны всегда. Решение их возьмет на себя прекрасная сфера человеческой деятельности под названием «архитектура» (от греч. «архитектон» – главный строитель). Основной «заботой» архитектуры так и останется организация среды обитания человека во всех ее многообразных формах.

В эпоху палеолита, вплоть до 12–10 тыс. до н. э., человек формировался как разумное существо, способное общаться посредством речи. Люди объединялись в родовые общины (до 100 человек) под главенством женщин, создавали орудия труда и с их помощью добывали пищу и обустраивали свою жизнь. Эта эпоха родового строя называется матриархатом и характеризуется начальными – присваивающими – формами хозяйствования, такими как собирательство ягод, кореньев, грибов и, конечно, охота и рыболовство. Орудия труда были еще очень примитивны и грубы. Они изготавливались исключительно из твердых пород дерева или камня. Существование и выживание зависело главным образом от природных факторов, и сообщество людей перемещалось по территории обитания в зависимости от жизненных условий. Человек не был скован ни земледелием, ни тем более прирученными животными. А потому и жилище выбирается на непродолжительное время – это были либо пещера, либо вырытая яма, либо шалаш. В начале данного периода люди часто создавали временные стоянки с очагом в центре, которые огораживались специально собранными большими камнями или ветвистыми рогами животных. Бывало, что люди просто занимали пещеру, в которой было легче укрыться от непогоды и диких зверей. В дальнейшем ситуация существенно изменилась.

Наибольший интерес представляет эпоха верхнего палеолита, охватывающая период с 40–30 тыс. до н. э. до 12–10 тыс. до н. э.

Самые древние в Европе остатки жилища этой эпохи открыл де Люмлей на французской Ривьере близ Ниццы. Стоянка называется Терра Амата, а неподалеку от нее, в пещере Грот дю Лазарет, был обнаружен особый тип жилья. Внутри большой пещеры обнаружили остатки хижины (рис. 1.1). Изучение находки показало, что площадь пещеры занималась под жилище не полностью. Кучки камней удерживали вертикальные стойки. Горизонтальные балки перекрытия одним концом укладывались на эти стойки с вилкообразным верхним разветвлением, а другим опирались на выступ в стене пещеры. Конструкция хижины не примыкала вплотную к стене, что спасало ее от просачивающейся по стенам пещеры воды. Остов обтягивался шкурами животных, которые хорошо удерживали тепло и предохраняли людей от постоянно капающей сверху воды. Так внутри пещеры возникли первые «помещения», отделяющие жилую часть от остального пространства. Причем пространство самой хижины также расчленялось на самостоятельные отсеки. Внутри хижины выделена небольшая входная часть – сени или тамбур, а за перегородкой из шкур находилось собственно жилое помещение. Очаг размещался в пещере за пределами хижины. Таким образом, налицо зарождение первого функционального разделения жилого пространства, а конструкции простейших опор и балок дают первичные представления о стоечно-балочной системе, которая будет развита и переработана впоследствии. Эта конструктивная система существует как одна из основополагающих в строительстве и по сей день.


Рис. 1.1. Реконструкция внутреннего помещения хижины в Гроте дю Лазарет (по Люмлею)


Погодные условия вынуждали использовать подобные жилища в зимнее время, летом же люди покидали их, отправляясь на поиски новых территорий для охоты и рыболовства.

В зависимости от климатических условий менялась как форма жилища, так и материал конструкции. В 1950 г. Б. Клима открыл на территории Чехословакии в Долни Вестонице остатки отдельно стоящих хижин. В одной из них для создания ровного пола древним строителям пришлось левой стороной площадки углубиться на 80 см в склон холма, а правую приподнять с помощью искусственно созданной насыпи из камней. Перед нами первые попытки вертикальной планировки – будущего базового раздела строительства. Хижина с очагом в центре имеет овальную форму. Исследования показали, что ее конструкция состояла из опор для поддержания покрытия. Опоры располагались только с одной стороны. Кровля укладывалась на столбы, а другой стороной упиралась в землю, образуя наклонную крышу. В хижине найдено множество глины со следами лепки. Археологи доказали: это была мастерская первобытного скульптора, что и делает данную находку особенно ценной (рис. 1.2).


Рис. 1.2. Реконструкция круговой хижины в Долни Вестонице, общий вид


На территории современной Украины и Сибири широко использовались конструкции жилища с применением рогов, бивней и остовов животных. Фундамент в таких жилищах складывался из длинных костей и черепов мамонтов. Вход с двух сторон отмечался также мамонтовыми черепами, перевернутыми альвеолами (носовыми отверстиями) вверх. В них вставляли длинные бивни и сверху соединяли третьей костью (рис. 1.3). Таким образом создавалась арка входа, которая служила основной прочностной конструкцией (рис. 1.4). Купол складывался из оленьих рогов. Круговое шалашеобразное жилище со стоянки Мальта в Сибири в бассейне Ангары, открытое М. И. Герасимовым и им же исследованное и реконструированное, представляет именно такой пример (рис. 1.5, вкл.[5] рис. 1). Конструкции основного остова шалаша выполнены в таких жилищах из деревянных жердей. В Сибири было много леса, а примитивные орудия труда давали возможность грубо его обработать.

Чем южнее находились территории обитания первобытного человека, тем легче становились конструкции жилища. Они служили скорее навесами, спасающими от солнечных лучей, чем заслонами, ограждающими от непогоды (рис. 1.6–1.9).

В целях лучшей защиты от диких зверей поселения возводились также на сваях. Такие постройки часто сооружались над водой (рис. 1.10).


Рис. 1.3. Мезинское жилище (Украина). Для большей наглядности в вертикально поставленные челюсти мамонта были воткнуты бивни (по Шовкоплясу)


Рис. 1.4. Реконструкция позднепалеолитических жилищ (Мезин, Украина)


Рис. 1.5. Реконструкция шалашеобразного кругового жилища (Мальта, Россия)


В заключение можно сказать, что человек эпохи палеолита, владея грубыми орудиями труда, научился организовывать среду своего обитания с целью удовлетворения первичных потребностей в безопасности и тепле в зимнее время года, а на юге в целях защиты от жарких солнечных лучей. Он предпринял первые попытки функциональной организации пространства, научился выбирать строительный материал и с помощью конструкций из камня, костей и шкур животных, дерева сооружать достаточно прочные жилища, применяя даже подпорные стенки или сваи и при необходимости осуществляя мероприятия по подготовке и выравниванию площадки под будущее строительство.

Эпоха неолита (IX – середина VI тыс. до н. э.) коренным образом изменила жизненные условия. Повсеместное потепление климата вынудило многих животных переместиться в более северные районы, и охота уже не могла прокормить человеческие сообщества. Люди постепенно переходили к освоению степных территорий под земледелие и приручению животных с целью получения молока и шерсти, а также к использованию животных как тягловой силы. На фоне начавшегося производства материальных благ в результате успешного хозяйствования произошло накопление избыточного продукта в отдельных руках или семьях. Наступил период разделения родового сообщества на семейные кланы, что в свою очередь повлекло за собой и существенные изменения в планировке жилища.

Жилище земледельца должно было стать максимально стационарным, а жилище кочевника-скотовода приобрело качества сборных облегченных конструкций.


Рис. 1.6. Сферическое жилище южноафриканских бушменов. Шалаш сложен из ветвей (по Б. Аллчину)


Рис. 1.7. Легкая хижина из листьев пандана (Северная Австралия)


Рис. 1.8. Легкий шалаш из коры эвкалипта (Центральная Австралия)


Рис. 1.9. Остов сферической хижины аборигенов Центральной Австралии


Рис. 1.10. Реконструкция первобытного свайного поселения


Рис. 1.11. Планировка длинного многоочажного жилища, в центре протянулся ряд очагов (Костенки IV)


В 1937 г. археологами П. П. Ефименко и А. Н. Рогачевым около села Костенки на Украине были раскопаны интереснейшие стоянки с просторными удлиненной формы жилищами. Размер самого большого достигал 33,5 × 5,5 м. Жилище было заглублено на 40 см и располагалось своей длинной осью вдоль склона, это снижало опасность его затопления весенними талыми водами. Большое количество очагов размещалось по продольной оси сооружения, что говорит о наличии двускатной крыши, самым высоким местом которой является средняя линия (рис. 1.11, 1.12). Такое жилище, скорее всего, разделялось по количеству проживающих в нем семей, чему соответствует количество очагов. В более позднем строительстве удалось дифференцировать общую скатную конструкцию покрытия на отдельные крышу и стену, применить каркасные решения. Последние были достаточно просты, хотя в сельской местности их можно встретить и сегодня. Речь идет о конструкциях из жердей и плетняка из гибких веток деревьев. Они могли служить ограждением, а если их обмазывали глиной и высушивали, становились надежными стенами домов. Неолит VII – VI тыс. до н. э. представлен первым сырцовым кирпичом и каменными фундаментами. В архитектуре применялась окраска полов и стен белой или красной охрой.


Рис. 1.12. Реконструкция двух длинных жилых объектов (Костенки IV, Александровка) (по Ефименко)


Однако человек не ограничивался решением чисто утилитарных задач. Разрушительные природные явления приводили его в трепет. Появилась потребность представить силы природы в образах божеств и постараться их умилостивить. Так возникли первые мегалитические сооружения, посвященные божествам, погребальным обрядам, ибо смерть была за гранью понимания, или, наконец, просто ярким памятным событиям. Мегалитические сооружения – постройки из каменных глыб или вертикальных камней – поражают своими размерами. Трудно себе даже представить, каким образом они могли быть созданы. К мегалитическим сооружениям относятся:

– менгиры – каменные столбы высотой от 1 м и более (рис. 1.13), которые могут стоять по отдельности или группами, отмечая место стоянки или место захоронения тотемных предков;

– дольмены – столовидные комбинации из больших каменных глыб (вкл., рис. 2), которые, скорее всего, представляют собой остатки наземных погребальных сооружений;

– кромлехи – сложные сооружения, имеющие округлую форму и составленные из грубо отесанных каменных блоков, которые поддерживают перекрывающие их плоские каменные плиты.

Менгиры и дольмены появились во времена неолита и получили широкое распространение в следующую эпоху бронзового века. Особенно большое количество менгиров находится на территории Европы, а именно во французской Бретани. Слово «менгир» кельтского происхождения и в употребление вошло только в XIX в. Во Франции насчитывается около 6000 менгиров. Самый большой имеет высоту 20,5 м. Он выше колонн Большого театра в Москве (14 м) и даже для современного человека выглядит огромным. На древних людей такой менгир оказывал ошеломляющее воздействие. Особенно впечатляла смелость замысла и сложность исполнения. Были менгиры и поменьше – в 11, 10 и даже в 1 м. Абсолютно точно сказать, чему посвящались эти огромные каменные столбы, невозможно. Однако иногда под ними находили захоронения людей, по-видимому, знатных или выдающихся членов сообщества. Установку менгиров связывают с распадом родового строя. Первые камни были небольшими и относились к периоду, когда родовой строй находился в апогее своего развития. Чем дальше шли процессы его разложения, тем выше становились менгиры. Очевидно, что появилась необходимость сплотить род вокруг символа его единства, ибо менгир ставился над могилой, скорее всего, старейшины рода. Власть же передавалась по наследству живущему старейшине.

Для создания менгира сначала находили камень, затем обрабатывали его каменными орудиями более твердых пород, перекатывали на нужное место и, наконец, переводили в вертикальное положение. Раньше камни выглядели грубо обработанными, сегодня они имеют гладкую поверхность за счет атмосферных воздействий. От места его находки до места установки камень катили в горизонтальном положении, прилагая огромные усилия большого числа людей. Чтобы повернуть его в вертикальное положение, на выбранном месте выкапывалась яма, один конец камня с помощью бревен (аналог первого рычага) приподнимался. Под этим концом создавали насыпь. Когда камень соскальзывал в яму, его основание засыпали, чтобы он стоял прочно. Такое развитие событий представляется достаточно вероятным, однако это только гипотеза.

Велико значение первого памятника, который несет в себе не столько практический, сколько идейно-художественный смысл. Человек выбирает камень необходимой сигаровидной формы, обрабатывает его и, наконец, поворачивает в вертикальное положение, делая знаковым явлением. Можно увидеть в этом некоторый образ вертикали, которая является основным отличительным признаком прямоходящего человека.

Размеры менгира указывали на то, что под ним покоится важный, выдающийся для рода человек. Одновременно с этим менгир являлся композиционной вехой, пространственной осью, которая парила над окружающей местностью, так как менгир обычно устанавливался на возвышенности. У его подножия хаотично размещались жилые постройки. В противовес недолговечности их строительных материалов сделанный из прочного камня грандиозный менгир выглядел как символ вечности, о который разбивается повседневная жизнь. Так, последовательно выбирая и превращая камень в древний памятник, отыскивая для него пространственно значимое местоположение, человек впервые пошел по пути художественного творчества, по пути создания архитектурно-художественной композиции.

Второй тип мегалитического сооружения эпохи каменного века – дольмен. Археологи доказали, что дольмены были усыпальницами, причем привилегированной части рода. Основной целью возведения этих сооружений было создание для усопших вечного жилища. Дольмен сформировался из менгиров. Группа менгиров ставилась рядом и покрывалась сначала одной плитой (рис. 1.14), а затем двумя и даже тремя. Опоры сдвигались, и создавалось замкнутое внутреннее пространство (см. вкл., рис. 2). Вверху оставляли отверстие «для души». Через него, по представлениям первобытных людей, душа усопшего сообщалась с внешним миром. Археологами был раскопан один дольмен, в котором вход мог закрываться только изнутри. Это навело на мысль о том, что первоначально дольмены могли быть «дворцами» знати. Отверстие для удаления дыма из жилища стало аналогом для отверстия «для души». Впоследствии дольмены засыпались землей, и над ними образовывались большие курганы. В одних случаях в курганы вели входы (рис. 1.15), в других – курган засыпался полностью. Так же, как и менгиры, дольмены обрабатывались очень грубо. И если менгир был памятником, то дольмен стал первым монументальным зданием.

Бронзовый век датируется началом Iv – I тыс. до н. э. Этот период характеризуется общественным разделением труда на земледелие и скотоводство. Земледелие распространилось на лесостепных территориях в зоне умеренного климата, а скотоводство было вытеснено в степи и полупустыни. В общественной жизни матриархат сменяется патриархатом. Изменения в социальных отношениях ведут к образованию первых государств: Египта в долине Нила, государств Месопотамии в долине Тигра и Евфрата, а также Индии и Китая. Бронзовые орудия труда в корне изменили строительные технологии, а социальные отношения – принципы формирования жилища. Начинается строительство городов с их укреплениями. О том, каким образом развивалась архитектура и строительство этих государств в эпоху бронзового века, речь пойдет во второй главе.


Рис. 1.13. Менгир


Рис. 1.14. Дольмен (Бретань, Франция)


Рис. 1.15. Дольмен (Бретань, Франция)


Мегалитические сооружения продолжали возводиться и в течение бронзового века. Особенно они были распространены, как уже упоминалось, на территории Европы. Здесь образование государств сдерживали более суровые климатические условия. Самое крупное мегалитическое сооружение типа кромлех – Стоунхендж (Англия) – имеет 90 м в диаметре и состоит из 125 каменных глыб весом до 25 т (вкл., рис. 3). Причем горы, откуда были доставлены эти камни, находятся в 280 км от Стоунхенджа. Кромлех датируется началом II тыс. до н. э.

Сравнительно однотипный характер этих древнейших сооружений, примерно одинаковое время их появления в Европе, их огромное количество и невероятно широкое распространение свидетельствуют о существовании однотипных верований, бытовавших у различных народов, воздвигавших эти гигантские монументы повсюду от Ирландии до Бирмы и Кореи, от Скандинавии до Мадагаскара. Только во Франции их насчитывается около четырех тысяч. В пользу гипотезы о некой неизвестной единой культурной традиции говорит также то, что распространение получает не только сама идея таких сооружений, но и связанные с ними некоторые символы и декоративные элементы, в том числе солярные знаки[6].


Рис. 1.16. Курган Аржан. План вскрытых погребальных клетей (Тува, Россия)


На возможность связи мегалитических сооружений с культом солнца указывает и то, что такие сооружения, как Стоунхендж, ориентированы своей главной осью к точке восхода солнца в день летнего солнцестояния. Существуют предположения, что кромлех мог использоваться как первая астрономическая обсерватория.

Элементы кромлеха в Стоунхендже представляют собой каменные параллелепипеды устоев, на которых лежат каменные балки. Все они, благодаря металлическим орудиям бронзового века, отесаны значительно лучше, чем глыбы в дольменах периода неолита. Все элементы имеют почти правильную форму. В этом грандиозном сооружении впервые проявился очень важный момент в становлении архитектуры. Архитектура кромлеха впервые в истории получила пролетное решение с основными принципами стоечно-балочной системы.

Выделение семей и отдельных личностей по имущественному признаку, расслоение общества находят отражение не только в повседневной жизни, но и при погребении людей. Могильники знати и богатых членов сообщества часто были очень больших размеров. Например, в Сибири, в Туве, сохранились «царские курганы», которые имеют 120 м в диаметре и занимают огромную площадь (рис. 1.16). Форма таких курганов могла быть либо круглая, либо трапециевидная. Камеры кургана в Туве радиально отходят от центра. Основная конструкция сделана из бревенчатых клетей, засыпанных на 3–4 м бутовым камнем. Внутри могильников помещалось оружие, кони, богатая утварь, украшения и даже наложницы. Особое место среди древних мегалитических сооружений занимают святилища. Это более поздние религиозные сооружения. Примером могут служить святилища на островах Мальтийского архипелага (о-ва Мальта, Гозо и Камино). Существовавшие здесь культуры оставили потомкам 34 доисторических поселения, большинство из которых представлены остатками храмов. Наиболее древние относятся к 5200-м гг. до н. э. Святилище в Ггантии на о. Гозо состоит из двух храмов, представляющих собой объединение нескольких абсид[7], и относится к 3600-м гг. до н. э. (рис. 1.17).


В этом сооружении отчетливо видно, каким образом распределено внутреннее пространство в зависимости от функциональных требований. Центральный вход ведет к главному алтарю. Пространство храма разделено пятью абсидами. На плане видны два жертвенника, основание священного камня и священный треугольник. В левой второй абсиде располагается алтарь, размещенный в трех нишах (вкл., рис. 4). Принцип конструкции алтарных ниш тот же, что и в кромлехе Стоунхенджа (стойки, на которые уложены плиты), только их размеры меньше. Зато верхние плиты существенно пригружены камнями. Однако толщина плит и их пролетные размеры соотносятся таким образом, что они обладают большим запасом прочности, что позволило им простоять тысячелетия. Удивляют циклопические габариты камней, из которых сложены стены святилищ, что остается загадкой даже для современных исследователей (вкл., рис. 5).


Рис. 1.17. План комплекса храмов (Ггантия, Мальта): 1 – вход; 2 – камень очищения; 3 – чаша для жертвенного вина; 4 – жертвенник; 5 – камень с ритуальными изображениями; 6 – чаши оракулов; 7 – священный треугольник; 8 – каменный пьедестал; 9 – алтарь в нише; 10 – главный алтарь


Итак, мы проследили, как развивалась древнейшая архитектура и совершенствовалась строительная мысль первобытного человека, каким образом он шел от простейших решений утилитарного характера к решениям, связанным с высокой сложностью конструкций и яркой выразительностью мегалитических сооружений, отражающих его духовную культуру.

Раздел 2. Архитектура и строительство Древнего Востока

Глава 2. Архитектура и строительство протогосударств междуречья

С получением избыточного продукта в результате хозяйственной деятельности и применения технических достижений бронзового века, а также благодаря активному обмену появилась возможность улучшить имущественное положение патриархальной семьи. Для накопления богатства часто используется труд наемного работника. Выделяются семьи с более высоким материальным статусом. Большое хозяйство таких семей, включающее его домочадцев, слуг, скот, дом и хозяйственные постройки, необходимо было защитить сначала от диких животных, а затем и от посягательств соседей. Так, на основе разделения труда возникают отношения неравенства, которые обусловливают необходимость в первых институтах государственности. Это становится насущной потребностью сообщества, особенно при объединении людей в поселения, т. е. при первых попытках урбанистического расселения. Довольно быстро из среды благополучных семей выдвигаются вожаки, способные организовать и подчинить себе остальных. И как ответ на запрос общества, строящегося на основе новых отношений, происходят существенные изменения в архитектурно-строительной деятельности. Начинаются работы по созданию первых фортификационных сооружений[8] с мощными стенами и мостами, появляется дворец правителя, более важное значение приобретают религиозные сооружения. Правитель обрастает кланом родственников с их привилегированными внутрисемейными отношениями. Возникает класс аристократии, которая расселяется вблизи дворца правителя в богатых домах. Появляется «детинец» – надежно укрепленный центр города-государства. Правитель берет на себя обязательство с помощью армии (дружин) обеспечивать подданным защиту от врагов, получая за это определенную дань. Вскоре под власть сильного правителя подпадают по собственной воле или в результате завоеваний мелкие сообщества, в будущем это приведет к образованию крупных и мощных государств. В результате завоевательных войн в плен берутся иноплеменники, рабочая сила которых успешно используется на благо сообщества. Рабский труд становится основной производительной и дешевой рабочей силой. А поскольку строительство наиболее трудоемкая деятельность, то именно рабский труд обеспечил его быстрый подъем. ...



Все права на текст принадлежат автору: Татьяна Рустиковна Забалуева.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Всеобщая история архитектуры и строительной техники. Часть 1. История архитектуры и строительной техники Древнего и античного мираТатьяна Рустиковна Забалуева