Все права на текст принадлежат автору: Алекс Каменев.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Приход ТенейАлекс Каменев

Алекс Каменев Анклав Теней: Приход Теней

Пролог

– Мы сидим тут несколько недель и больше не видели ни одного проклятого, – Нейран зябко поежилась и протянула руки к огню. – Может, они давно ушли из Ак-Карраша.

– Из крепости уехал один всадник и не вернулся до сих пор, – напомнил Закари, повторяя жест подруги, в стремлении согреть озябшие пальцы. – Возможно, там есть другой выход? Через подземный ход.

Уго Ларсен поплотнее закутался в плащ. Группа разведчиков-следопытов разместилась в небольшой пещерке, расположенной на одном из скальных выступов. Она служила неплохим укрытием от пронизывающего северного ветра, с недавних пор поселившегося в ущелье, но худо защищала от холода.

Выпал снег. В горах зима ощущалась особенно остро. Привыкшие к более мягкому климату равнин посланцы Магического Совета кланов четырех стихий трудно переносили вынужденную остановку на перевале Усталого путника.

Половина отряда уже через несколько дней после наступления холодов слегла с жаром. Часть пришлось отправить домой, потому что их состояние слишком сильно ухудшилось.

– Нет там никакого подземного выхода, – проворчал Сорк, старший среди следопытов.

Он и еще парочка закаленных разведчиков, имевших опыт вылазок в Пустоши, держались лучше остальных.

– Откуда ты знаешь? – вскинулась молодая воздушница.

Маги договорились не использовать дар, чтобы не быть случайно обнаруженными тварями Бездны. Никто не знал точно их возможностей и рисковать лишний раз не хотели. Поэтому волшебники переносили тяготы наравне с обычными людьми. Хотя тот же Закари, член клана Огня, без проблем мог согреть себя и заодно всю пещеру в мгновение ока.

– Я с парнями не раз бывал внутри Ак-Карраша, – признался воин. – Облазили сверху донизу. Ничего там нет, кроме пыли, грязи и пустых залов с коридорами. Даже крысы оттуда давно сбежали.

– Вы заходили внутрь? – удивилась девушка. – Не испугались кошмарных порождений магии Бездны? В древних ансаларских развалинах очень часто встречаются чрезвычайно опасные магические создания.

Сорк покачал головой.

– Нет там никого, – повторил он. – А если кто и был, то давно сдох. От голода.

Уго потянулся вперед, осторожно взял металлическую кружку с травяным настоем у края костра. Сделал глоток отвратного на вкус варева, помогающего сбить жар. В последнее время его тоже стало знобить и лихорадить.

– Не может быть, чтобы строители не позаботились о скрытом ходе. Это ведь военное сооружение, на случай осады должен иметься запасной вариант для отхода, – сказала Нейран.

– Когда-то давно он там действительно был, – не стал отрицать следопыт. – Имперские строители позаботились об этом. Тайный проход вел к тропе, уходящей в глубины Мензарийских гор. Вот только лет триста назад оползень его завалил. Больше никаких других выходов из крепости нет. Уверяю вас, очаровательная леди.

Сорк сделал шутливый поклон Нейран. Та в ответ никак не отреагировала на учтивое обращение. С самого прибытия командир разведчиков оказывал недвусмысленные знаки внимания юной стихийнице. Впрочем, не он один. Единственная в отряде женщина вызывала закономерный интерес у мужчин. Правда, без единого намека на обратную увлеченность. Лишь ровное бесстрастное отношение ко всем с одинаковым равнодушием.

– А если разобрать завал? – к разговору подключился Закари.

– Руками? – скептично изогнул брови разведчик. – На это уйдет целая вечность. Проход основательно перекрыт. Можете поверить. Мы пытались пробиться, думая, что он ведет в другие помещения Ак-Карраша, пока не догадались оглядеться снаружи.

– А зачем вы лазили в покинутую крепость? – огневик поерзал, устраиваясь поудобнее и придвигаясь ближе к костру.

Если бы год назад ему сказали, что он будет вынужден тянуться к огню, чтобы просто согреться, то он бы высмеял шутников в ту же секунду. Носитель дара Огня, вынужденный кутаться в толстый плащ и протягивать замерзшие конечности к пламени? Что за бред?

Оказалось, нет. Бывает и так. Судьба имеет привычку подкидывать весьма неприятные сюрпризы на жизненном пути любого из разумных. Невзирая на то, какими силами они обладают.

– Что тут непонятного, искали сокровища, надеялись разбогатеть, – хрипло пробурчал Уго Ларсен, впервые за утро подав голос.

Сорк стрельнул на старшего мага насмешливым взглядом.

– Все хотят устроиться получше. Нельзя винить людей за стремление к обеспеченной старости.

Боевой маг клана Воздуха нетерпеливо покачал головой.

– Ты не понял. Лично меня совершенно не волнует кто, кроме исследовательских археологических экспедиций Совета, лезет в руины древних ансаларских подземелий, – недовольно скривившись, вымолвил он.

Говорить было трудно, в горле першило, то и дело приходилось прикладываться к зелью, делая маленькие глотки.

– А я думал, вы из тех, кто выступает против вольных искателей сокровищ. Слышал, в Тире крайне неодобрительно относятся к нашему занятию. Чуть ли не в темницу бросают, если прознают, откуда человек достал драгоценные побрякушки.

Уго Ларсен, не скрываясь, поморщился.

– Магистрам плевать на обычные украшения. Они боятся, как бы в руки обычных людей не попали старые ансаларские артефакты. Во многих из тех, как ты выразился, «побрякушках» заключены разрушительные силы, способные стереть в пыль городской квартал с домами и населением.

Разведчик-следопыт пренебрежительно отмахнулся. Плоское невыразительное лицо молнией прочертила кривая усмешка.

– Ерунда. Любому хоть немного знакомому с принципом работы артефактов известно, что для них нужна энергия. За полтысячи лет никакая зачарованная вещица не останется зачарованной. Кланы просто не желают делиться, – сказал он развязным тоном абсолютно уверенного в собственной правоте человека.

Уго пожал плечами. Среди больных, отправленных назад, очутились все маги, за исключением их троих с Нейран и Закари. Таким образом, он стал главным в отряде от лица Магического Совета. И ему вроде следовало отстаивать благородные намерения кланов. Но последние события в Анклаве Теней пошатнули веру стихийника в бывших собратьев. Так что никакого желания защищать их честь не возникло. Поэтому он промолчал.

К тому же его до сих пор не покидала тревога за себя и своих гораздо более молодых спутников. Исчезновение из отряда других чародеев на время пригасило чувство опасности, но магистры явно не оставят в покое единственных свидетелей произошедшего в окрестностях Кротуса. От них обязательно постараются избавиться.

Видя, что старший из волшебников не торопится вступаться за Совет и начинать дискуссию, Сорк победоносно растянул губы в улыбке. Помолчал и снова заговорил:

– Больше всего ценностей находят не в замках или дворцах. В заброшенных храмах нередко намного больше добычи.

– В Пустошах есть храмы Пантеона Девятерых? – с изумлением изогнул брови Закари. – Разве ансаларцы верили в богов?

Сорк оживился, довольный тем, что парнишка проявил столь непосредственный интерес, чуть ли не в рот заглядывая бывалому следопыту. Ему льстило, что один из одаренных слушал его с напряженным вниманием. Обычно маги смотрели на простых людей сверху вниз, относясь со снисхождением, а тут получалось наоборот. Молодой чародей внимал каждому слову.

– Древняя Знать верила исключительно в собственные силы, – самодовольно произнес следопыт, покосившись на Уго Ларсена с толикой превосходства.

Тот в свою очередь оставался таким же безразличным, лишь изредка с рассеянным видом прихлебывал горячее варево, не отрывая от огня усталого взгляда.

– Ансаларцы считали веру в богов обычной человеческой слабостью. Они позволяли покоренным народам исповедовать любые религии, будь то Девять благословленных или духи предков кочевников Южной Степи. Лорды относились к ним с пренебрежением, не считая за серьезное дело. Я многое успел узнать о бывших владыках Фэлрона, пока лазил по границам Пустошей.

– Даже у альвов есть богиня, – вспомнила Нейран.

А Закари задумчиво наморщил лоб.

– Не понимаю, разве не лучше подавлять подобные настроения у людей? Насколько я знаю, жрецы никогда не отличались смирным нравом.

Сорк насмешливо фыркнул.

– В одном из найденных старых фолиантов, – сказал он, тут же прервался и уточнил: – Кстати, за него один коллекционер в Экофорсе отвалил целых сто золотых монет… – Последовала пауза, как бы предлагавшая присутствующим в пещере оценить стоимость находки.

Юные маги не подвели, изобразили на физиономиях подходящее случаю почтение к размеру добычи.

– Так вот, – продолжил главный следопыт. – В той книжке на общем языке имелась приписка насчет просьбы о выделении средств из имперской казны на восстановление одного из городов в южных провинциях. И подробно расписывалась причина возникших разрушений.

Как искусный рассказчик, Сорк намеренно потянул длинную паузу, подогревая любопытство у слушателей.

– И что за причина? – жадно спросил Закари, не сдержавшись.

Нейран не стала ничего говорить, однако нервное шевеление с ее стороны показало, что история не оставила девушку равнодушной.

– Верховный жрец бога Ора обратился к прихожанам и сказал, что ему было откровение свыше. Он заявил, что власть императора не поддерживается небесами и люди должны служить лишь девяти благословенным покровителям. Жрец отменил все налоги, оставил лишь подношение храму. А вместо закона ввел Священное писание. Обрадованные жители выгнали из города представителей магистрата и объявили, что отныне живут сами по себе.

Сорк остановился, чтобы сделать глоток из фляжки. Четверо других разведчиков, до последнего момента державшихся чуть позади, придвинулись ближе, увлеченные повествованием командира.

– Новости дошли до имперского наместника. Тот, недолго думая, отправил заместителя разобраться в ситуации. А так как на всех более или менее значимых должностях находились чистокровные ансаларцы, то понятно, что в бунтующий город поехал один из лордов-колдунов.

Тут уж все слушатели одновременно вспомнили о предыстории, с чего начался рассказ.

– Неужели разрушил город? – ахнула Нейран.

Следопыт торжественно кивнул.

– В точку, прекрасная леди. Чародей, являющийся по совместительству имперским чиновником, не стал вести долгие переговоры. Поставил ультиматум, дождался окончания положенного срока и ударил боевыми чарами, уничтожая не только храм, но и прилегающие к нему жилые кварталы. Заодно истребляя целыми толпами бунтовщиков. Они рассчитывали на бога, а он их подвел. Ор не защитил своих верных сторонников.

Раздался язвительный смешок. Сорка забавляла наивность дуралеев, рассчитывающих на помощь божественных сил против магии Бездны.

– Бунт подавили в течение дня. Жителей перебили, как и ближайших соратников жреца. Никого не оставили в живых. Но самое главное, думаете, после по империи прокатились многочисленные восстания поклоняющихся Пантеону Девятерых? Как бы не так. Никто и не пикнул об устроенной бойне.

Закари нахмурился.

– И какова мораль этой истории? – осведомился он.

Командир разведчиков небрежным движением сбросил с плеч теплое одеяло, в которое до сих пор кутался, и добродушно сказал:

– В этом мире надеяться можно лишь на себя.

Внезапно он качнулся вперед, прижавшись вплотную к полусонному старшему магу. Другие следопыты последовали примеру вожака, бесплотными тенями скользнув к растерянно застывшим Нейран и Закари.

В полутемной пещере хищно сверкнули острые лезвия выхваченных кинжалов.

– А ты думал, это будет кто-то из ваших? – злобно прошипел Сорк и нанес стремительный удар в спину Уго Ларсену.

Глава 1

– Какова ширина реки? – осведомился я, небрежно пнув по ближайшему каменному столбику, выглядывающему из-под снега.

– Порядка ста двадцати локтей, ваша светлость, – моментально откликнулся Вендел, глядя не на меня, а на стоящую рядом Летицию.

«Ваша светлость», уже не «милость». Метаморфоза в обращении напрямую касалась смены прежнего статуса.

Уже не обычный лорд, а титулованная особа. Каз-кзаргар – властитель свободных земель. Владетельный лорд. Отсюда и трансформация. Наличие обширного земельного надела (пусть пока и на бумаге) накладывало отпечаток.

– Немного, – пробормотал я.

Сто двадцать локтей – это примерно шестьдесят метров. Плюс-минус. Размер для русла стратегически важной реки, скажем прямо, совсем небольшой. Зато бурное течение с лихвой компенсировало обозначенный малый параметр. Вон как несется вода, даже льдом не сковало, несмотря на приличный мороз.

На территории бывшего герцогства имелось две реки. Одна далеко на юге, примерно в двух-трех дня пути от замка, текла с востока и вливалась в море Чудес. Другая на северо-западе. Та самая, где мы сейчас находились. Именно через нее перешло баладийское войско, вторгаясь в пределы земель Замка Бури.

– Мост выглядит крепким, – Летиция одним прыжком взмыла на толстые приземистые перила.

Легкой прогулочной походкой прошлась немного взад и вперед. Подкованные металлом каблуки ритмично постукивали по каменной поверхности.

Телохранительница дернулась, стремясь оказаться поближе, чтобы успеть подхватить, если хозяйка вдруг упадет.

Эльза, здоровенная бабища под два метра ростом, входящая в свиту леди из Великого дома Талар, предпочитала темный доспех и меч с непропорционально длинной рукоятью из дымчатой стали. Она с самого рождения охраняла Летицию и была к ней чрезвычайно привязана. Точнее, я бы даже сказал: горячо ее любила с намеком на безудержное обожание. Пара перехваченных взглядов говорили о сильных чувствах, что испытывала стражница к подопечной.

Меня она, кажется, ненавидела. Ну или, по крайней мере, относилась без особой доброжелательности. Ей, похоже, не нравилось, что ее госпожа вышла замуж.

Уж не знаю, лесбиянка она или нет, но меня всегда забавляла мысль, как она стояла в карауле, в то время, как мы за дверью активно скрипели кроватью, когда ее хозяйка приходила в мои покои и оставалась на ночь для исполнения супружеских обязанностей. А утром уставшая и довольная уходила обратно в свою опочивальню. Было в этом какое-то странное извращенное удовольствие.

Кстати, свадьба прошла уже через пару дней после памятного прибытия кораблей с черными парусами. Ничего особенного, простая церемония с обменом клятвы супругов. Пышных торжеств не устраивали, все прошло быстро, без помпы. Лично я остался доволен, как и моя суженая, являющаяся чистокровной ансаларской аристократкой, совершенно не похожей на обычных экзальтированных девиц из числа благородных дворянок человеческих королевств.

Разумеется, ни о какой влюбленности речи не шло. Да и откуда, мы первый раз в жизни встретились тогда на причале. Типичный династический брак. Крепкий союз с ровными спокойными отношениями, основанный на взаимном уважении друг к другу. А точнее, к великим родам, чьими отпрысками мы являлись.

– Разрушить мост недолго, – прогудел Вендел, оценивающе оглядывая объект разговора и тут же прикидывая фронт предстоящих работ. – За пару дней разберем.

– Пятьсот лет простоял, а то и дольше, умели строить в Империи, – задумчиво протянул я. – Жалко ломать.

Вообще, я до последнего откладывал поездку. Надеялся на выпадающий снег и образование непроходимых заторов. Но в конечном итоге парочка выездов по старому имперскому тракту показали, что проблемой придется заняться. Например, сюда мы без труда добрались верхом, почти не застревая в глубоких сугробах.

Прошли мы, пройдут и другие. А это уже не есть хорошо.

Летиция спрыгнула на землю, полы подбитого мехом плаща взметнулись вверх, обнажая стройные ножки в узких шерстяных брючках, затянутые в кожаные сапоги. Благородная леди из рода Талар в путешествиях предпочитала одежду мужского фасона, более удобную для езды в седле.

– Ты же сам говорил, что нужно что-то делать с неожиданным появлением вражеских армий, – сказала девушка, небрежно стряхивая с плеча пару случайно залетевших снежинок. В обсуждении обустройства феода она принимала живое участие.

Действительно, говорил. Надоело, когда о появлении врага узнаешь после его подхода чуть ли не вплотную к крепостным стенам.

– Навести переправу не так уж и сложно, при наличии достаточного количества времени и ресурсов, – вставил дверг. – Сильное течение задержит, но не станет непреодолимым препятствием.

Верно, река неплохая естественная преграда, однако отнюдь не абсолютная. Кто захочет, обязательно найдет способ перейти бурный поток воды. Возникал вопрос, как поступить?

Я задумался. Оставлять как есть мост определенно нельзя, но и уничтожить тоже не выход. Что же такое придумать? Совершенно не улыбается опять быть застигнутым врасплох появлением иноземных отрядов. Каждый раз срываться и объявлять тревогу, когда противник уже стоит на пороге, не дело. Необходимо узнавать заранее, иметь время на полноценную подготовку. Без спешки, четко, обстоятельно. Не бежать сломя голову на стену, а преспокойно пройти в кабинет или зал совещаний ближнего совета для обсуждения дальнейшей стратегии, имея в запасе достаточное количество времени.

Так, стоп. Вот она, зацепка. Время. Промежуток между вторжением и получением донесения. Необходима сеть дозорных застав вдоль границы герцогства. Следить не только за чужими армиями, но и банально контролировать перемещения других лиц. Типа беженцев. Бегущие от войны крестьяне тоже возникли на горизонте совершенно нежданно-негаданно. В идеале подобные вторжения необходимо отслеживать еще на стадии начала. До того, как чужаки (неважно, с какими намерениями, добрыми или злыми) войдут на территорию владения.

Хорошо, отправная точка есть, общая идея понятна. Осталось придумать, как воплотить ее в жизнь.

Первым делом, конечно, на ум приходит магия. Какое-нибудь заклинание дальновидения, позволяющее наблюдать за территориями, находящимися далеко от Замка Бури.

И тут сразу же возникало затруднение. Даже если такое заклятье найти и применить, как его использовать на непрерывной основе? Не сидеть же самому постоянным наблюдателем, обозревая окрестности. На это никакого времени не хватит.

Другой вариант – создать големов, реагирующих на присутствие большого числа людей (или одиночек, в зависимости от места расположения и обстоятельства размещения). Появляются нарушители, автоматически подается сигнал тревоги. Только вот как конкретно? Записочку никто не напишет и не принесет.

Похожим образом можно использовать отдельные плетения, наложенные прямо на местность. В таком случае скорость реакции многократно повысится. Как и охват территорий, находящихся под контролем.

Но исключительно магический способ получится сложным и чрезвычайно затратным в части эксплуатации. Придется проводить постоянные обновления рисунка чар, чтобы работали бесперебойно. Дорн и Салазар определенно не справятся, понадобится целая команда квалифицированных магов, способных поддерживать целостность структуры заклятий.

Размер и общая сложность заклинаний получится колоссальной. Нет, такое нам пока не по плечу. Даже с учетом помощи Летиции и прогрессивных разработок мэтра Салазара. Прикрыть прилегающие земли к замку еще ничего. Накрыть целые области – не получится.

Значит, оставался традиционный подход. Отправка в нужные точки живых наблюдателей из числа хорошо вооруженных солдат. Желательно на лошадях.

Организация конных разъездов. Хммм… как вариант. Но это скорее для патрулирования границ. К тому же не станешь же посылать их каждый раз из самого замка. Слишком долго и далеко. Необходимы передовые оперативные базы. Опорные пункты, откуда будет вестись наблюдение.

Точно. Сеть хорошо укрепленных дозорных застав, где солдаты смогут передохнуть и пополнить припасы.

Остается проблема связи. Простая отправка посыльного займет слишком много времени. К тому же его всегда могут перехватить. Нужно что-то более быстрое и безопасное.

Конечно, имеются артефакты, функционирующие на основе «Зова», позволяющие не только волшебникам общаться на больших расстояниях. Но они стоят так дорого, что никаких денег не хватит оснастить каждую из застав. А сделать самому не получится. Для столь сложных магических устройств необходим мастер-артефактор высочайшего уровня. Это не какой-нибудь банальный перстень, выпускающий струю пламени при активации. Ментальные чары, завязанные на астрал. Чуть ошибешься, и собеседник на другом конце запросто тронется умом, а то и у самого поедет крыша от неправильно наложенных чар.

Нет, так не пойдет. Надо что-то другое. Что-то попроще. Что-то неприхотливое. С чем легко справится обычный человек.

Я замер, осененный догадкой. Ну конечно, как же иначе. И почему не додумался сразу? Система сигнальных огней. Проложить маршрут, поставить цепь вышек, к каждой приставить человека. За пятьсот лет территория бывшего герцогства прилично разрослась лесами. Местность неоднородная, не везде ровная, хватает возвышенностей. Понадобится немало людей.

Так, стоп. Зачем усложнять? У меня же есть высокая башня в донжоне. Оттуда открывается отличный обзор до самого края горизонта. Все как на ладони. Посадить наверху наблюдателя, дать схему расположения застав и пусть следит в определенных направлениях. Остальное сделают дымы от вовремя разведенных костров.

– Мастер Вэндел, – я махнул рукой, подзывая дверга, одновременно доставая из-под полы плаща карту герцогства. – Вот что я думаю…

Следовало поторапливаться, скоро возвращаться домой. На днях из гномьего королевства прибудут гости. Обитатели Железных гор не испугались сезона штормов и отправили целую делегацию для предметного разговора о предстоящем сотрудничестве в сфере оружейной торговли. Нам определенно будет что обсудить.

Глава 2

Корабль шел ходко, попутный южный ветер наполнял паруса, давая приличную скорость. Мощные волны бессильно бились о борт, немного не долетая до палубы.

Сезон штормов на море Чудес. Когда небо заволакивает низкие облака цвета свинца, а морская гладь превращается в бурлящее марево, только и ждущее случая утянуть судно на дно.

Мало кто осмеливался выходить из безопасных гаваней с наступлением зимы. Лишь отчаянные пираты пользовались затишьем в навигации для нападения на прибрежные поселения (погони-то не будет) и те из капитанов, кто мог себе позволить нанять квалифицированного мага из клана Воды.

– Я же говорил, дополнительное укрепление корпуса сработает, – Тугол самодовольно погладил мозолистой ладонью окладистую бороду медного оттенка. – Зелье отлично впиталось. Дерево стало прочнее стали. Ничто его не сломает.

Хагрим не оценил хвастовства младшего брата. Молча бросил мимолетный взгляд на деревяшку, по которой увлеченно дубасил пудовым кулаком капитан, демонстрируя крепость измененного материала, и снова принялся вглядываться по курсу вперед.

Как пассажира, его в первую очередь интересовало время окончания плавания. Несмотря на все уверения в безопасности, бушующая морская стихия совершенно не подвигала оставаться на борту дольше необходимого. Хотелось побыстрее почувствовать под ногами твердую землю, а не прыгающую болтанку неустойчивой палубы.

– Пусть сейчас попробуют пробить моего «Камнегрыза», – лицо владельца фрегата лучилось гордостью.

Перед его взором вставали сцены из будущих битв, где враги все бьют и бьют из стрелометов по двергскому кораблю, не понимая, почему тот не получает никаких повреждений.

– Я слышал, Бурстил из клана Карстал собирается обшить своего «Всадника волн» металлом, – поделился Хагрим известием, немного помолчал и внушительно добавил: – Полностью. Сверху донизу.

Тугол моментально сделал стойку. Он терпеть не мог этого выскочку, считающего себя лучшим мореходом среди подгорного племени.

– Где ты это слышал? Когда? Кто нес этот вздор? Небось сам Бурстил? – зачастили вопросы с его стороны. – Да этот хвастун может что угодно заявлять, лишь бы привлечь к себе излишнее внимание. Обшивать корпус железом? Что за вздор? Тогда корабль пойдет на дно прямо у причала. Только спустят со стапелей и сразу утонет. Корабль из металла – большей глупости я в жизни не слыхивал!

– Ну вроде говорят, что листы стали обработают специальным алхимическим раствором. Вес уменьшится, но при этом сохранятся другие полезные свойства, – нейтрально сообщил Хагрим, с любопытством косясь на брата и следя за его реакцией.

Тот сердито засопел. Задумчиво потер пальцем перила лестницы, ведущей на кормовую надстройку, где они находились, помолчал, о чем-то усиленно думая, и решительно заявил:

– Клянусь молотом Дорина, ничего у этого зазнайки не выйдет. Металл станет хрупким.

Последние слова прозвучали не слишком уверенно. Алхимики Железных гор регулярно изобретали новые настойки и снадобья. И пусть основная часть оказывалась не полезнее лошадиной мочи, все-таки определенный процент экспериментов давал удачные результаты.

Хагриму стало немного жаль родственника. Теперь испереживается весь, ночами не станет спать, пытаясь придумать что-нибудь этакое, чтобы обскакать извечного соперника.

– Пока это слухи. Насколько знаю, Бурстил так и не приступил к исполнению задумки. Идея лишь на словах.

Тугол мгновенно воспрял духом. Плечи расправились, подбородок скакнул вверх, глаза гордо блеснули.

– Еще бы. У него все обычно заканчивается на словах, – напыщенно пробасил он. – Хвастун, несколько лет назад обещал перейти океан Забвения и доплыть до Затерянного материка. И что? Выполнил обещанное? Как бы не так. До сих пор все «готовится».

Голос дверга пропитался ядом сарказма. Он презирал конкурента и никогда не скрывал своего отношения. Последний, впрочем, платил той же монетой. Несколько случайных встреч двух знаменитых мореходов в тавернах едва не закончились дракой с применением боевых секир.

– Сколько еще плыть? – брат повеселевшего капитана и по совместительству глава клана Стилбор, а следовательно, стоящий в клановой иерархии значительно выше него, не захотел продолжения представления под названием «высокомерный дверг упивается собственной спесью».

Тугол вразвалочку подошел к штурвалу, без слов оттеснил рулевого и принялся что-то высматривать на закрепленной дощечке, периодически сверяясь с видневшейся слева береговой полосой.

– К полудню прибудем, – уверенно вынес вердикт он спустя несколько минут напряженных наблюдений. – Летом уже увидели бы башню Замка Бури.

Хагрим благодарно кивнул. Оставалось недолго. Скоро «Камнегрыз» достигнет пункта назначения. Что типичного приверженца сухопутных способов перемещений не могло не обрадовать. Откровенно говоря, ему уже порядком надоело морское путешествие с непрекращающейся качкой и постоянной угрозой окунуться с головой в холодную воду.

Словно подслушав, о чем думает брат, Тугол хитро прищурился:

– Я до сих пор не понимаю, чего это ты лично поперся с нами? Прекрасно привезли бы груз без тебя. Зачем напрягаться? Я же знаю, как ты терпеть не можешь ходить на корабле.

Однако вместо лаконичного ответа старший Стилбор зашел издалека:

– Что ты помнишь о происхождении мира?

Заданный вкрадчивым тоном вопрос застал рыжего мореплавателя врасплох. Капитан фрегата неторопливо погладил пышную бороду, мысленно гадая о причинах странной заинтересованности.

Что он помнил о происхождении мира? Да, наверное, то же самое, что и любой другой дверг. Не архивариус же какой, в самом деле.

– Какое это имеет отношение к поездке? – недовольно буркнул Тугол.

Не отвечая, Хагрим процитировал древние хроники:

– «С небосвода упала звезда – из звездного света появились альвы. Спустя тысячи лет воды Вечного океана расступились, извергнув из глубин первых людей. Вслед за ними на мир опустилась первородная тьма и вышли ансаларцы. Они подчинили людей и развязали войну за власть над Фэлроном. И лишь спустя многие годы в недрах Железных гор родились дверги».

Капитан «Камнегрыза» нетерпеливо передернул широкими плечами. Он до сих пор не понимал, куда клонит брат.

– И что? Старая байка альвов, утверждавших, что они первыми пришли в мир. И при любом удобном случае не забывающих напоминать об этом всем встречным и поперечным, намекая на свое более высокое происхождение, чем у других рас. При чем тут продажа оружия?

– Да при том, – Хагрим резко оборвал младшего родственника, которого кроме его обожаемого фрегата ничего больше не волновало. – Подгорный народ, слава Дорину, не застал эпоху владычества длинноухих. Зато сполна успел насладиться эрой главенства фиолетовоглазых. Сейчас свою империю пытаются построить люди. Хочешь жить под властью человеческой расы? Или думаешь, король Ландрии остановится на завоевании парочки королевств по соседству? Сегодня люди как никогда сильны, стихийные маги повелевают могучими силами. Вместе они могут завоевать мир. А я не желаю, чтобы человеческие армии появлялись в предгорьях нашего дома.

Эмоциональная вспышка произвела впечатление. Даже у рулевого, к этому моменту вновь вставшего у штурвала, дернулась голова обернуться на злого лидера клана.

– И ты намеренно хочешь раздуть пламя пожара, снабжая противников Ландрии? – протянул Тугол. – Ловкий ход.

Главный Стилбор сдвинул брови.

– Не раздуть, а как можно сильнее затянуть конфликт. Чтобы монархи Срединных королевств хорошенько вымотали друг друга. И чтобы у них потом не осталось сил на походы в далекие земли, – нравоучительно пояснил он.

Мореход понятливо закивал. Людишки в последнее время и впрямь вели себя все более нагло и вызывающе. В какой порт ни приди, смотрят как на диковинную зверушку. Пошлинами облагают не в пример своих соплеменников. Да еще заимели привычку всегда наперед требовать деньги, не доверяя и относясь с сильнейшим подозрением к гостям из южных краев.

– Ансаларцы правили Фэлроном несколько тысячелетий, опираясь не только на силу, – продолжил разглагольствовать Хагрим. – Умные, хитрые, коварные, они никогда не вмешивались в жизнь покоренных рас на глубоком уровне, позволяя сохранять свободы во многих сферах. Очень прагматичный и стратегически правильный подход в правлении. Двергам не навязывали чужую веру, не заставляли отречься от Дорина и не пытались переделать старый уклад на свой лад. В отличие от людей. Которые только и умеют, что указывать, как жить. Боюсь, если они создадут Империю, то мы вообще можем исчезнуть из этого мира.

Тугол помолчал, обдумывая услышанное:

– Вот зачем ты хочешь сблизиться с тем лордом? – спросил он. – Поэтому лично отправился на переговоры? Думаешь, с ним проще договориться о союзе? Вот только ты, братец, забыл добавить к предыдущим эпитетам еще один: ансаларцы всегда слыли беспощадными созданиями. Если что-то пойдет не так, колдун запросто прикончит тебя, а заодно и всех нас. Стоит ли рисковать понапрасну? Твоя гибель нанесет по клану очень сильный удар.

Старший дверг пренебрежительно, слегка напоказ хохотнул, проявляя бесшабашную храбрость.

– Тебя послушать, так мне надо засесть в самой глубокой пещере и носа оттуда не казать. Род Стилборов выживет, не беспокойся. Даже после моей гибели. А если нет, то зачем нужен клан, неспособный оправиться от смерти всего лишь одного сородича, пусть и самого главного? Такой клан не заслуживает существования.

На этот раз уже Хагрим замолчал и спустя небольшую паузу сказал:

– И потом, не станет Клинок Заката никого убивать. Ему это не нужно. Не забудь, он сам предложил увеличить поставки пистолей. Еще и обещал увеличение заказов. А это, как я говорил, нам чрезвычайно выгодно. И я сейчас не об обычном злате-серебре, а об обстановке на континенте в целом. Пускай людишки себе кровь пускают. Да побольше, с азартом. Железным горам это пойдет только на пользу.

– Еще бы кочевники устроили меж собой резню, вообще бы всласть было, – мечтательно пробормотал матрос-рулевой, нечаянно подслушавший разговор начальников.

Капитан немедленно на него шикнул, приказывая замолкнуть. Дисциплина на корабле должна оставаться на первом месте.

Глава клана усмехнулся. Пожелания рядового дверга ему пришлось по душе. Он тоже бы не отказался от исчезновения сынов Степей. Желательно всех до единого. Тогда можно проложить намного больше торговых путей с севера на юг и обратно. Последних за прошедшие сотни лет становилось все меньше из-за безудержного желания Орды к увеличению площадей пастбищ.

Помнится, во времена ансаларского владычества никто из степняков не рисковал возражать против прокладки новых имперских трактов. А сейчас старые дороги травой заросли.

Хагрим мысленно фыркнул. Да уж, лордам никто не смел идти наперекор. Тугол прав, одной из главных черт характера фиолетовоглазых всегда оставалась абсолютная безжалостность и крайняя жестокость. На их фоне даже кочевники смотрелись милыми и приятными существами. По крайней мере, если судить по многочисленным мифам и легендам.

Дальнейшее плавание прошло без разговоров. В назначенное время на горизонте выросла выступающая далеко в море глыба скалы, на вершине которой возвышался Замок Бури.

В залив зашли на полном ходу, сбрасывая паруса по мере приближения к причальным стоянкам. Кроме них в восстановленной гавани находилось три одинаковых корабля с черными узкими корпусами.

Причалили, споро осуществили швартовку. Дорогих гостей на пирсе встречала группа солдат во главе с кряжистым воином средних лет.

– Приветствую во владениях лорда Готфрида из Великого дома Эйнар, – поздоровался человек, дождавшись, пока делегация двергов спустится по крутым сходням.

Борт фрегата оказался значительно выше уровня полосы каменного причала. Капитан «Камнегрыза» самодовольно ухмыльнулся в бороду. Его красавец многократно выигрывал в размерах у обычных человеческих шхун.

– Я Бернард, капитан стражи лорда. Прошу следовать за мной.

Глава клана Стилбор огляделся. Для давно заброшенного места, обжитого совсем недавно, порт выглядел довольно прилично.

Справа вверх по наклонной уходили отремонтированные ступени, несомненно, очень старой каменной лестницы.

Слева безликими коробками тянулась линия массивных построек, чем-то похожих на амбары, должно быть склады или нечто подобное. Тоже из камня, с плоскими покатыми крышами, где белел свежий снег. Смотрелись здания основательно, сильно напоминая архитектурный стиль двергов.

Примерно в сотне шагов, где склон берега спускался ближе к воде, стояли бревенчатые дома, покрытые толстой соломой. Между ними на утоптанном снегу лежали грубо обструганные настилы.

Частокол из заостренных кольев выглядывал лишь самым краешком. В отличие от крепко сколоченной наблюдательной башни, должно быть, стоящей рядом с воротами в небольшом поселении.

На двух импровизированных улочках виднелся народ. Как и в самом порту, где до сих пор продолжались работы.

Хагрим одобрительно качнул головой. Стоило признать, новый хозяин Замка Бури даром времени не терял. Сразу видно, лорд пришел сюда всерьез и надолго. Обустройство продвигалось ускоренными темпами. Основательно и надежно.

Еще раз оглядев напоследок оживленную суету, дверги степенно двинулись за провожатым. Сохраняя достоинство, неторопливой походкой прошествовали в крепость и зашли в донжон. Через мощные двойные двери в просторный холл и дальше в глубины главного здания замка.

Их повели извилистыми коридорами, сообщив, что лорд уже ожидает посланников.

Тронный зал произвел эффект на гостей. Большой, обширный, с теряющимися в темноте высокими потолками и стройными рядами идеально ровных колонн, он сразу напомнил подземным мастерам о каменных чертогах в Железных горах. Разве что света здесь побольше. Узкие окна, похожие на бойницы, забранные прозрачной слюдой, давали отличное освещение, позволяя обходиться без факелов и осветительных ламп на черной крови земли.

Старший Стилбор прищурился, оглядывая приметные окна. Слюду не просто вставили в сетчатую конструкцию, а выложили причудливой мозаикой, составленной в узорчатый рисунок, где четко угадывалась фигура песочных часов.

Точно с таким же изображением справа и слева со стен свисали фиолетовые гобелены.

Интересно, почему песочные часы? Вроде у Эйнаров другой герб. Если его правильно информировали советники перед отплытием.

Хагрим перевел взгляд. И тут же обнаружил символ одного из родов Древней Знати. Точно над троном находилось полотно (или скорее знамя, растянутое по краям) с расправившим крылья драконом на фоне мощной крепостной башни.

Странно, почему два герба?

Пока шел к подножию возвышенности на другом конце зала, усиленно размышлял, пытаясь разгадать возникшую загадку. Вдруг это означает что-то чрезвычайно важное, что может оказать влияние на предстоящие переговоры.

Сообразил быстро, еще на половине пути. Два герба: один фамильный, относится к Великому дому Эйнар (тот, что над троном), второй привязан к Замку Бури и окрестным владениям. У ансаларцев имелся такой обычай, очень старый, пришедший из древних времен. Что-то там касательно сложности управления слишком обширными территориями и малого количества лордов.

Отгадав загадку, повеселел и прошел вторую часть зала чуть более бодрым шагом.

Подошли ближе, остановились. Трон выглядел весьма скромно, высокая спинка без украшений, прямые четкие линии, квадратные подлокотники. Но при этом ощущалась в нем какая-то скрытая сила. Слабый правитель на таком ни за что не удержится.

Молодой парень и девушка имели типичную внешность ансаларских аристократов. Высокие, черноволосые, худощавые. Характерная черта – фиолетовые глаза.

Оба держались свободно, глядели властно и вместе с тем снисходительно, но без насмешки. Простая одежда у него (рубаха и штаны темных тонов, мягкие кожаные сапоги, узкий незатейливые пояс) и изысканная у нее (строгое черно-сиреневое приталенное платье со стоячим воротником и открытым декольте, на шее ожерелье из черных бриллиантов) создавали определенный контраст. Ясно, что лорд относится к собственному внешнему облику намного проще супруги.

Леди сидела на стуле чуть позади справа от трона. Слева встали давешний капитан из встречающих и еще какой-то зализанный тип в бесформенной хламиде плаща.

Вдоль стен выстроились воины в полных доспехах. Со щитами, с длинными копьями на карауле.

– Долгих лет благородному лорду, – Хагрим обозначил едва заметный поклон, как равный равному.

Сказал и стрельнул глазами на правый подлокотник трона. Только сейчас заметил там прислоненный клинок. Неприметная рукоять, простые ножны и перевязь, без драгоценных камней, какими так любят украшать личное оружие многие из высокородных аристократов. Взглянешь – забудешь. Если не знаешь, с кем имеешь дело. За невзрачной оберткой скрывалось сокровище. Меч из легендарной ансаларской стали. Невероятно дорогое оружие и настолько же редкое.

– И вам не хворать, – ответил Готфрид Эйнар. – Как добрались? Погода не помешала? В последние дни море разгулялось вовсю.

– Милостью Дорина и благодаря мастерству наших мореходов корабль благополучно преодолел трудности сезона штормов моря Чудес, – откликнулся дверг.

– Славно-славно, – проронил лорд.

Дальше в беседу включилась леди. Поинтересовалась здоровьем близких, состоянием семьи, мимолетно упомянула другие двергские кланы, похвалив за умение жить в долгом мире с соседями (тут Хагрим неосознанно напрягся, какой-то намек на возможную войну? С кем? С кочевниками?), пожелала счастья и процветания.

Речь лилась журчащим ручейком, обволакивая сознание и вселяя доброжелательность в собеседников. Аристократка знала, какие струны задеть, чтобы понравиться представителям подгорного племени.

Никакой магии. Лишь вежливость и учтивость. Со стороны гостей любезность милой леди была встречена приглушенным ворчанием одобрения.

Лишь старший Стилбор и его брат все время оставались настороже. Лучше других понимали, что проявленное обходительное отношение всего лишь маска. И что за личинами скрываются, пожалуй, самые опасные хищники Фэлрона.

Стоит беседе повернуть не туда, стоит хозяевам почувствовать себя оскорбленными…

Древняя Знать есть Древняя Знать.

Последовал обмен подарками. Ничего особенного, обыкновенная дань старой традиции при встрече важных персон. Парные клинки от клана двергов и ковер от лорда и леди.

– Сегодня вечером в честь вашего приезда будет дан пир, – торжественно сообщил Готфрид Эйнар.

Выдержал должную паузу, дождался приличествующих ответов и мягко закруглил беседу. Аудиенция окончена, официальное представление завершено. За ним прозвучало приглашение перейти в кабинет для детального обсуждения основной цели переговоров. Обговаривать серьезные дела в помпезном зале, где каждая фраза, сказанная громким голосом, превращалась в эхо, никто, естественно, не собирался.

В сокращенном составе, а именно лорд с супругой и Хагрим с братом, проследовали в небольшую комнату на втором этаже донжона.

– Прошу, – новый властитель Замка Бури приглашающе махнул рукой на один из стульев.

Стоящий в центре широкий стол был завален какими-то бумагами. Дверги с одинаковым любопытством вытянули шею, стремясь рассмотреть, что за документы неубранными валяются у ансаларцев. И синхронно качнулись разочарованными назад. Оказалось, листы еще не хранили никаких записей.

– Итак, огнестрельное оружие, – молодой лорд вольготно расположился напротив, сложив перед собой пальцы домиком.

Леди Летиция встала сбоку, положив руку на плечо супруга.

– Огнестрельное? – Хагрим в затруднении наморщил лоб.

Термин был ему незнаком. Хотя если подумать, удивительно точно подходил к «громыхалам-пистолям». Посылающая ядра и пули вперед алхимическая смесь действительно прозывалась – огненной. Стрельба велась при помощи нее. Сократить и совместить два слова – и впрямь получалось «огнестрельное» оружие.

– Точно, огнестрельное, – старший Стилбор просветлел лицом.

Ишь, какое хитрое название фиолетовоглазые уже придумали. В сообразительности им не откажешь.

– Я предлагаю организовать торговую площадку под моим покровительством прямо на территории порта, – с ходу взял с места в карьер Готфрид Эйнар, наклоняясь и облокачиваясь на край стола. – Устроим полноценный рынок, куда покупатели будут иметь возможность приплывать или приезжать в любое удобное для них время. Сразу хочу уточнить, что я ожидаю крупных поставок и предлагаю сразу четко разделить оптовую и поштучную торговлю…

В дверь громко и настойчиво постучали. Лорд недовольно скривился. Из-за приоткрытой створки высунулась взлохмаченная физиономия.

– Прошу прощения, ваша светлость, что отвлекаю, – пробормотал слуга. – Но вас срочно зовут в поселок. Буза там.

– Буза? Какая еще буза? – рявкнул Готфрид Эйнар. – Не видишь, я занят, бестолочь.

– Так господин Элайджа велел позвать, – пролепетал бедняга, сбледнув от яростного взора хозяина.

– Я схожу, – леди Летиция успокаивающе провела ладонью по плечу мужа.

И не дожидаясь ответа, вышла из комнаты, властным взмахом руки приказав слуге показывать путь.

Глава 3

Он не умел толком драться руками или железным оружием, зато имел отточенную реакцию, закаленную во множестве магических схваток, бывалого поединщика. Поэтому в последний миг успел среагировать и отклониться чуть в сторону.

Удар вышел скользящим, не попал в печень, куда, несомненно, целил убийца. Вместо этого распорол бок, вызвав сильное кровотечение.

После в дело вступили рефлексы боевого мага. Перекатившись через плечо, Уго выбросил руку перед собой, сотворив самые быстрые чары из своего арсенала.

«Толчок» – простейшее заклинание, которому учат в начале обучения. Несложное, создающееся буквально за пару мгновений. Юные стихийники сбивали им деревянные чурбачки, показывая навык владения призванным даром.

Но одно дело неофит, совсем недавно приступивший к изучению магии, и совсем другое опытный чародей из числа бойцов клана.

Сорка не просто отбросило в сторону, его впечатало в стену со страшной силой, смяло и превратило в плоский кусок отбитого мяса.

Предатель не успел ничего сделать, как превратился в изувеченный комок мертвой человеческой плоти.

Даже подточенный болезнью, даже застигнутый врасплох и раненный ударом в спину, Уго Ларсен оставался тем, кем являлся на самом деле – настоящим боевым магом. И сумел выйти победителем из короткой яростной схватки с воинами из числа обычных людей.

Больше всех не повезло Нейран. А может, и повезло, тут уж как посмотреть. Попытка перерезать глотку девушке у нападающего до конца не вышла, глубокий порез не дотянулся до шейной артерии, когда голова разведчика-следопыта лопнула, как свежая тыква, раздавленная «кузнечным молотом».

Лучше всех сумел проявить себя Закари. Парнишка что-то почувствовал и успел откатиться в темный угол пещеры, куда не доставал отсвет костра. Взбешенный исчезновением добычи убийца взревел и кинулся следом. ...



Все права на текст принадлежат автору: Алекс Каменев.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Приход ТенейАлекс Каменев