Все права на текст принадлежат автору: Дмитрий Басов.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Возвращение. Майнкрафт. Книга 2Дмитрий Басов

Дмитрий Басов ВОЗВРАЩЕНИЕ. МАЙНКРАФТ Книга 2

Глава 1. Дом у озера

Дежавю
Он растерянно озирался.

Простые деревянные стены, коврик на полу… Печка, стол… На столе — синий цветок в горшке. Окно. В окне — чудесный вид на небольшое, но ужасно симпатичное озеро. Солнечные блики рассыпались по сине-зелёной глади, а несмелые волны с лёгким плеском пытаются выбраться на белый песок…

Озеро утопало в нереально буйной зелени. Взлетавшие прямо в небо исполинские стволы невиданных деревьев густо оплетали лианы, с веток свисали странные, словно святящиеся изнутри, плоды; в кронах мелькали разноцветные птахи.

Показалось, что где-то далеко-далеко играет «Vor Vaglaskgi»… Пусть, на дворе явно не весна и берёзок не видно, но…

Элизиум…

Он прислушался: нет, тишина.

Нахлынуло странное ощущение дежавю, словно всё это уже было однажды.

Он посмотрел на ладони, потом оглядел себя, хмыкнул: занятное сочетание. Натруженные сильные руки выглядывали из чёрных манжет рубашки и рукавов стильного серого пиджака. На правом плече — золотистый шеврон. Элегантные чёрные брюки довершали костюм.

«Джеймс Бонд, да и только. Может быть, я какой-нибудь агент спецслужб?» — подумал он. И тут же потерялся в ворохе вопросов: что такое спецслужбы? что значит — агент? Кто такой этот Джеймс, чёрт бы его, Бонд?

Он потряс головой, вновь пытаясь привести в порядок разбегающиеся мысли. Что это за дом? Что за озеро? И главный вопрос — а кто же ОН такой!?

Впрочем, страшно или тревожно не было, наоборот, сознание переполняла необъяснимая безмятежность, совсем в тон окружающей действительности: да, есть какие-то мелкие непонятности, но это — не имеющая значения временная ерунда; ещё немного, и всё встанет на свои места…

Нет. Ничего не прояснялось.

Он прошёл в соседнюю комнату.

Красная кровать у стены: узкая, но мягкая; над кроватью — картина, на которой изображён невразумительный синий закат; у изножья — большой деревянный сундук. Рядом записка: «Не стесняйся, пользуйся. Почитай внимательно книги!»

Ну хоть что-то…

Сундук был набит под завязку, но большей частью содержимого человек пока не заинтересовался.

Книги, книги… А, вот…

Он вытащил два небольших томика в красных искристых обложках. Открыл один. Книга была явно рукописная. «Важно!» — это заголовок…

«Опасайся темноты! На первых порах ночью из дома не выходи!

Днём — не так опасно, но будь внимателен всегда!

На озере можно не опасаться людей, но и кроме них хватает опасных тварей!»

— Хм… Двусмысленно, — он улыбнулся уголком рта.

«Доспехи и оружие!»

Доспехи??? Что ещё за хрень…

«Как следует осмотри дом, здесь много полезного.

Еды на первое время достаточно, но на будущее — позаботься, это в самом деле важно!

Оставайся здесь, пока не будешь готов.

Старайся не делать необратимых шагов!»

Что ж… Советы безусловно дельные, сложно что-то возразить. Универсальные, я бы сказал. Но свет не проливают…

Он пожал плечами, открыл вторую книгу.

«В старые времена, когда солнце светило ярче, а трава была зеленее, жил на свете один герцог. Звали его Сивальдо…»

Снова дежавю.

Сивальдо… Сивальдо? И вроде бы что-то такое где-то слышал, но…

Он пролистал книжку до конца; легенда была не слишком длинная. Большого смысла он в ней не уловил — странная сказка с куцым сюжетом. Увы! Мало что прояснилось.

Ну, об опасностях предупредили, и то спасибо. Не рай здесь, значит? Учтём…

Он подошёл к окну.

Но всё же: какая красота!..

Он долго любовался дивным озером.

Потом снова оглядел домик. Что-то было не так… Вдруг озарило: «Дверь… В доме нет дверей!»

Хм… Так бывает? Что-то в книжке мелькало на этот счёт… То есть теоретически выход должен быть, факт.

Настроение из расслабленно-пофигистического постепенно становилось деловым. Немного поразмыслив, он решил всё-таки последовать совету и для начала изучить дом.

Он ещё раз обошёл комнаты, тщательно осматривая стены, пол, потолок.

Заглянул в печку. В топке лежал кусок угля. Вынул его, повертел в руках, снова забросил в печь.

Кровать, картина, сундук. Всё. Странно!

Он решил повнимательнее разглядеть содержимое сундука, открыл скрипучую крышку: несколько стаков сырой говядины, стак жареной, дерево разных пород, булыжник, дикий серый камень — довольно много, стаков десять.

«Стаков?» — он вдруг зацепился за странное слово. Оно было чужим, неестественным, но вместе с тем — совершенно понятным. Стак — максимально возможное количество одинаковых ресов (ресурсов?), упакованное в одну ячейку контейнера-хранилища. Как правило — шестьдесят четыре штуки.

Ого! Какие-то познания пробило! Ну вот и ладненько. Стаки, вишь ты. Не: «стаки ресов», вот так! Ну… Со стаками ресов-то мы, по-любому, заживём… Так. Что там ещё?

Семена пшеницы. Семена тыквы. Картофель. Морковь. Уголь. Собственно — всё. Ещё — две книжки в инвентаре.

Нужно бы их перечитать ещё раз…

Наскоро перелистал. Книги вызывали необъяснимый трепет, словно это было что-то ценное и непростое. Он снова раскрыл одну, зачем-то понюхал, закрыв глаза. Едва уловимый тонкий ни с чем не сравнимый аромат свеженапечатанной книги вызвал целую бурю эмоций, но понимания и это не добавило. Бережно сложив книги в сундук, он некоторое время задумчиво стоял, покачивая головой.

Снова обошёл дом, слегка постукивая по стенам.

Выход не находился. Ситуация навевала какие-то смутные ассоциации. Что-то связанное со старинными кандальными каторжниками, бредущими в Акатуй. Цепи, ссылка…

Акатуй!? Час от часу не легче. Что есть Акатуй? Локация какая-то хитрая, что ли?

В раздражении он несколько раз сильно стукнул по стене, но никаких видимых последствий это не вызвало. Стена мягко отталкивала руку, поглощая удары. Попытка выбить стекло тоже победой не увенчалась.

За окном потихоньку стало смеркаться.

Да, пожалуй, намерение вынести окно именно сейчас было не ко времени. Вспомнилось: «Бойся темноты!». Вроде как дом, согласно манускрипту, должен обеспечивать безусловную защиту даже ночью.

С чего бы? Хотя — ясно. Кто ж сюда проберётся? В эдакую-то безвыходную фигню… Да что же такое! Прям вертится и вертится что-то такое около… И кажется — вот-вот вспомню, но…

За окном совсем стемнело, но в домике по-прежнему было светло. Загадка быстро разрешилась. Оказывается, расписные чёрно-оранжевые квадраты на потолке были лампами, разливающими мягкий всепроникающий свет. Видимо, они горели и днём, просто на солнце это было незаметно.

Он прильнул к тёмному стеклу. Свет, пробивавшийся на улицу, хорошо освещал зелёную траву под окном и кусочек песчаного пляжа до самой кромки воды. Остальной берег окутывал сумрак, который, впрочем, не был беспросветным. Из-за деревьев потихоньку выплывала луна.

Ночь темна и…
Вдруг он заметил в отдалении какую-то фигуру.

Темно, толком ничего не разглядеть. А вот и ещё кто-то справа. Охтеньки! Скелет?.. С луком?!!

Ему смутно припомнилось, что да, есть такая ночная тварь. Довольно опасная, при своей кажущейся несерьёзности…

Внезапно откуда-то сбоку прямо к окну вывернулась чья-то кошмарная, покрытая струпьями зеленоватая харя с выпученными глазами. Раздался глухой стон.

Человек откинулся от стекла, инстинктивно прикрываясь рукой.

О, чёрт! Так ведь и до инфаркта недалеко! Зомби!

Он узнал и эту тварь — это действительно был зомби. На самом деле — не самая опасная зараза: медленные и неповоротливые, они оставляли кучу шансов хотя бы слегка вооружённому сопернику…

М-да. Хотя бы слегка вооружённому. А чем? По идее у скелета можно добыть лук… Опять же как? «Оружие и доспехи»… Да, против луков и доспехи бы не помешали.

Зомби продолжал стенать за окном, в тёмных тенях под деревьями прятались скелеты; совет не гулять по ночам стал казаться ещё более разумным. Однако никаких соображений на тему дальнейших действий не появлялось.

Проклятье! Может, утро вечера мудренее?

Усталости не было — откуда бы ей взяться? — но полное отсутствие вариантов вынуждало сделать хоть что-то. Например — попытаться уснуть под это чудное завывание.

Он прилёг на кровать, и вдруг перед его глазами высветилась строчка:

<Сервер>: Точка дома установлена.

Надпись постепенно померкла, мир вокруг обесцветился, а потом совсем скрылся в странном сером тумане.

Сервер! Сервер? Новая загадка. Судя по названию, это должна быть некая обслуживающая система… Которая — что? Ну… предоставляет какой-то сервис. Вот: оповещает, например, что точка дома установлена. Так. Хорошо. Ну, пусть пока будет так — некий оповещатель о неочевидных событиях. Интересно — это что-то разумное или просто железяка? И можно ли с ним связаться?

Оказалось, что это неплохая мысль. В голове приоткрылось какое-то маленькое окошко… Он вскочил с кровати и, пока озарение не улетучилось, сформулировал: «Код слэш. Сервер, что такое…» Перед глазами тотчас же появилась соответствующая надпись.

<tmp33172>: /Сервер, что такое точка дома?

<Сервер>: Неизвестная команда.

Ага! Сервер исполняет лишь определённые команды, вряд ли он разумен… а с командами-то у меня напряг… Так, а tmp33172 — это я что ли? Да ну, нафиг, таких имён не бывает… Может быть мой идентификатор какой-то?.. Опять же, tmp — вроде как нечто временное… Тем не менее — смотри-ка! Я немного продвинулся…

Зомби за стеной продолжал завывать. Нервировал. Человек со странным именем tmp33172 врезал кулаком в стену: «Заткнись!»

Раздался громкий звук удара по дереву, рука отозвалась лёгкой болью.

— Ох ты ж!.. — он изумлённо посмотрел на руку. Снова стукнул по стене и увидел, что дерево слегка поддаётся, покрываясь мелкой сеточкой трещин.

Десяток быстрых мощных ударов, и в стене вдруг образовался проём метр на метр, а в руке — соответствующих размеров куб доски. С улицы пахнуло ночной прохладой и запахом леса. У дыры тут же оказался зомби.

Гадость какая!

Он треснул доской по мерзкой харе и машинально заделал отверстие.

Зомби недовольно захрипел и побрёл куда-то в темноту.

Странно: стена после всех этих операций смотрелась как новая: ни малейшей щели, ни следов от ударов.

Необходимо было обдумать ситуацию.

Очевидно, что задана некоторая последовательность обязательных действий. Возможность взаимодействия со стеной он получил только после… чего? Правильно, после установления точки дома, чего бы оно ни означало. А зачем? Скорее всего эта точка — нечто важное… Ну, например, чтобы не потеряться, при прогулках по лесу… Поскольку ориентироваться, возможно, будет непросто. Хотя… как это связано? Вот, компас бы… Впрочем, есть солнце, худо-бедно север-юг найдём… Ну, хорошо. Теперь можно выйти из дома. Когда рассветёт. Кстати, да: доспехи и оружие! Зомби, скелеты…

Вдруг накатило смутное воспоминание, как будто из старого полузабытого сна: он бежит, задыхаясь, а вслед свистят безжалостные стрелы, ещё мгновение — и вот удар в спину, и он чувствует, как острый кремнёвый наконечник пробивает броню и вонзается в тело, взрываясь вспышкой оглушительной боли; ещё стрела, ещё; впереди спасительный чёрный провал с водопадом, и он с ходу бросается в холодный поток, уходя от преследования; прорвался!..

Фу ты! Наваждение…

Так. Допустим, это воспоминание о реальных событиях. Что можно из него почерпнуть? А вот что: стрела пробивает даже доспехи! Печально. Однако же, три-четыре стрелы можно выдюжить, и это уже неплохо. Куда это я мог прорываться? Пещеры, водопады…

Сон отменялся: появилась масса вопросов и идей. К примеру: раз уж он может теперь ломать блоки, то не уточнить ли их прочность? Он открыл сундук, взял пару блоков древесины и блок камня.

Дубовая чурка прочно встала посреди комнаты, рядом — каменный куб.

Приступим, пожалуй…

Дерево удалось сломать секунды за три, об камень же пришлось отшибать кулаки раза в два-три дольше. Конечные результаты оказались интересными: если деревяха в итоге дропнулась и тут же оказалась в инвентаре-рюкзачке, то камень просто исчез без следа.

Итого: разрушить можно, пожалуй, всё, что хочешь. Если даже камень… Но вот ДОБЫТЬ голыми руками можно не всё. С другой стороны — какой балбес будет долбить камень кулаками? Инстру… Бли-и-ин! Инструменты же! Кирка! Лопата! Топор!

Он чуть не забегал от возбуждения. Он вспомнил! Они стояли перед глазами — каменные, железные, алмазные… Алмазные?? Да вроде… Он даже сам мог бы их сделать, это достаточно несложно, нужно только…

На мгновение ему показалось, что он вспомнил вообще всё!

Увы! Сознание снова не смогло ухватиться за тоненькую ниточку реальности, очнуться, понять, что же происходит, что нужно делать…

Вспышка неистовой надежды, казалось, отняла все силы. Нужно было успокоиться.

Здравствуй, мир!
А за окном светало. Уже можно было рассмотреть противоположный берег. Это было важно; прежде чем вылезать наружу, следовало убедиться в безопасности, а по-хорошему — ещё разобраться бы, куда днём деваются ночные твари.

Он внимательно осмотрел окрестности, но никого не заметил. Давешний зомби тоже куда-то подевался: обиделся, должно быть, получив по носу доской…

Солнце поднималось довольно быстро; вскоре лес вокруг снова стал казаться дружелюбным, светлым и жизнерадостным.

— Ну что, Временный какой-то там много тысяч семьдесят второй? Прогуляемся? — пробормотал он и собрался ломать стену…

В эту секунду послышались странные звуки. Резкие щёлкающие удары, будто кто-то встряхивал мешок с костями, раздавались совсем рядом, буквально за стеной, причём источник звука перемещался.

Нечто приблизилось к левой стене, завернуло за дом.

Что за ерунда — одно окно в доме, со стеклом у них тут проблема, что ли?

Пройдя вдоль задней стены, таинственный «кто-то» остановился.

Судя по звуку — это должен быть скелет, но что-то с ним не так… Тошнит его, что ли?

Возникшая в голове картинка — скелет, которого тошнит костями — была столь сюрреалистичной, что Временный невольно хихикнул.

Звук тем временем переместился за угол и вдруг после короткого шипения прекратился.

Несколько секунд абсолютной тишины. «Кирдык, наверное, ему настал», — решил Временный и стал ломать стену.

Едва образовалась дыра, как всё сразу прояснилось, и события понеслись с нереальной быстротой. Буквально в метре-двух от дома в воде стоял скелет; едва завидев человека, он выскочил на песок, натягивая лук, и в ту же секунду его объяло пламенем; раздался знакомый звук костяного чихания. Однако это не помешало скелету выстрелить.

Тело человека, судя по всему, помнило гораздо больше головы: реакция была моментальной: прыжок вправо, с линии огня; стрела с коротким свистом пронеслась буквально возле уха и впилась в стену.

Быстрей, пока он повреждён огнём…

Как в замедленном кино: несколько мощных ударов, чтобы выломать второй блок… Человек боком вылетает в проём, враг совсем рядом, два молниеносных крюка: правой, левой, прыжок в сторону, стрела чиркает по правому плечу, вперёд! Удар, второй, третий! Да!!! Победа!

От скелета остался дроп: две кости и стрела.

О-о-о, это чудесное «динь-динь» при повышении опыта!

Временный, весь на взводе после яростной атаки, огляделся: нет ли другой опасности. Лес дышал спокойствием. Умиротворяюще плескалась вода, лёгкий ветерок веял тонким ароматом пионов, затерянных в высокой траве за домом.

Ничего настораживающего, по крайней мере поблизости — не обнаруживалось.

Озеро напротив дома было неглубоким, по пояс. Он влез в воду и, отойдя на десяток метров, обернулся посмотреть на дом.

— Ох, ничего себе!

Изнутри домик казался натуральной лачугой: две крохотные полупустые деревянные комнатушки и… И всё. Но снаружи! Песчаник, местами даже резной, три красных кирпичных конических крыши: над комнатами и над смотровой площадкой на высокой тонкой башенке. Справа — что-то вроде огороженной заборчиком террасы…

— Да как?!

Нужно было разобраться. Домик явно был «с секретом».

Первые открытия
То и дело оглядываясь и прислушиваясь («будь внимателен всегда!»), он обошёл свой маленький замок вокруг.

Вокруг террасы из отполированного до блеска песчаника стоял невысокий заборчик из тёмной, почти чёрной древесины. С террасы внутрь башни вела такая же тёмная деревянная дверь. Некоторые из столбиков забора были увенчаны горящими факелами.

Обратная сторона здания не имела ни окон ни дверей, что, по мнению Временного было стратегически неверно. Здесь, «на задворках» островок был густо покрыт невысокой дубовой порослью, из которой вздымались неохватные стволы тропических гигантов.

Озеро оказалось гораздо больше, чем представлялось вначале. Дом находился на острове, точнее — на полуострове, и по другую его сторону также простиралась водная гладь. Далеко на противоположном берегу из густых зарослей подымалось что-то солидное, сложенное из серо-зелёного камня. «Крепость, что ли?» В лёгкой дымке, скрывающей дали, ничего было толком не разобрать.

Он решил, что как только разберётся с домом и оружием, первым делом сплавает туда на разведку.

Сплавает? А… Это, как бы, возможно?

Мельком отметив изрядную решительность (или опрометчивость?) в своём характере, Временный нырнул в воду. Южная часть озера была куда глубже, что позволило ему в полной мере убедиться в своих блестящих способностях: о, плавал он превосходно!

Выбравшись на берег, он снова обошёл дом, потом, недолго думая, сломал перила террасы и оказался у двери. Тёмная, глухая — она внушала уважение. Он толкнул её и она с лёгким скрипом отворилась.

Ага…

Сразу за входом вверх по стене убегала приставная деревянная лесенка: судя по всему — на чердак и на смотровую башню. Слева была сплошная стена, постучав по которой, удалось пробить дыру в уже знакомую комнату с печкой.

Он задумчиво покивал головой. Планировка особнячка в общих чертах стала понятной. Прежде чем подниматься наверх, он педантично заделал проём, ведущий на берег, затем сходил на террасу и починил ограду. Обезопасив себя таким образом от незваных гостей, он поднялся на чердак.

Красота!

Над большей из комнат располагалось что-то вроде библиотеки: книжные полки в два ряда окружали удивительный столик, изготовленный из огромного цельного куска иссиня-чёрного вулканического стекла. Поверхность стола была инкрустирована самоцветами, но самое удивительное было не это. Над столиком левитировал здоровенный распахнутый том: определённо какой-то гримуар.

Прочитать что бы то ни было в книге оказалось невозможным: письмена были совершенно незнакомыми.

На чердаке маленькой комнаты-спальни была оборудована небольшая мастерская. Наковальня, печь, верстак. На печи стояла варочная стойка для зелий.

Он с облегчением вздохнул: «Ну вот же!!! Верстак! Стойка!» Слова подобрались сами собой, вызвав цепную реакцию воспоминаний.

Временный суетливо, словно опасаясь, что вновь обретённые знания снова пропадут, сбегал вниз, взял из сундука несколько деревянных чурок, запас булыжника и вернулся к верстаку.

Так. Расщепить чурку на четыре доски; доски — на палки… Странно, что он не сделал этого раньше, ведь верстак для таких простых действий необязателен!

Из палки и двух булыжников вышел отличный каменный меч. Сразу же он изготовил («скрафтил» — ещё одно правильное словечко!) каменный топор, и конечно же — пару кирок. Кирка — главный инструмент!

Так… Крепость в джунглях на дальнем берегу пока откладывается. Первым делом нужно добыть хотя бы железо: без него никуда. А железо — само собой — в земле.

Из глубин памяти всплыло новое: «Еда и дерево!».

Точно. Еда и дерево — это основное, этих припасов под землёй вовсе не пароход. Можно изредка наткнуться на грибную пещеру или заброшенные дикие шахты с дубовой крепью, но — это нечастое везение… Так. Ещё нужен свет. Можно взять пару факелов с террасы, на первое время хватит, а потом найдём уголёк…

Мысли вязались в цепочку, одна на другую, были естественными и кристально ясными; мир вокруг, казалось, обретал смысл и устойчивость. Он взял в сундуке стак жареной говядины, стак дубовых чурок.

— Оу?! — Временный с удивлением обнаружил, что порядком проголодался. Отлично прожаренный ростбиф легко поправил эту беду.

Спустившись на первый этаж, он осмотрелся.

Так. А где бы нам дыру в подпол проделать? Вот, кстати…

Он снова поднялся в мастерскую, изготовил несколько приставных лесенок и хороший дубовый люк.

Ну, прям — красота!

Он был почти во всеоружии, пора было вниз.

Глава 2. Дикие шахты

Да кто такой этот Камю?
Рядом с лестницей на второй этаж он пробил пол и начал рыть прямо вниз. Сначала дело пошло споро, слой земли он проскочил как метеор, но ниже пошёл скальник, и процесс заметно замедлился.

Когда глубина колодца достигла десятка метров, мелькнула мысль, что занятие это рискованное, так ведь можно неожиданно свалиться в какую-нибудь подземную пещеру… Или в лаву угодить…

А и то правда. И надо бы это дело облагородить…

Он начал подниматься обратно, устанавливая на стену перед собой лестницу. На самом верху колодца закрепил крышку люка. Получилось очень даже симпатично.

Снова спустившись на дно ямы и прикинув стороны света, он начал вырубать ступенчатую штольню вниз, на север. Так было гораздо безопаснее, чем долбить камень прямо под ногами.

Почти сразу он наткнулся на приличную жилу угля, собрал, конечно, всё до крошки и сразу наделал с полстака факелов: со светом под землёй однозначно веселей.

Работа была однообразной и довольно нудной: попался небольшой слой гранита, потом диорит и снова бесконечное серое подобие диабаза, блок за блоком; только кирка мелькала перед глазами, вгрызаясь в камень.

Внезапно накатило странное ощущение ирреальности происходящего.

Пусть он не помнит кто он такой, откуда взялся и как сюда попал. Хорошо. Но должен же быть смысл в его действиях? За какой чёртовой матерью он ковыряет эту скалу? Железо, доспехи… Нафига? Нет, понятно: скелеты, зомби… Нужно защититься. Но… А в принципе? Какова его, tmp-сколько-то-там-семьдесят-второго конечная цель? Допустим, добыл железа, вооружился… И?

А может, никакой специальной цели и нет? А вдруг, он вообще спит, и всё это — нереально? Или бредит… Но кто-то же писал ему книжки и записки? Опять же дом… Он ведь не был сразу понятен и очевиден. Значит кто-то другой его построил. Однако если бы это был только сон — можно было бы не париться с объяснениями. А так — снова вставал вопрос о смысле. Откуда-то всплыло: «только поняв, что жизнь не имеет смысла, ты можешь стать свободным…»

Камю? Ну и что?.. И вообще, что это ещё за крендель… Туз что ли козырный? Тоже мне. Не, не, не! Был какой-то смысл… Он был! Нужно только вспомнить… И вообще, кто сказал, что стать свободным — высшая цель? Высшая цель — это…

Проклятье! О чём можно рассуждать, если я даже не знаю, кто я? Но, по крайней мере, я же, всё-таки, человек? Хм… Как будто — да. Ну, ничего… Подолбим ещё денёк… месяцок. Слава богу, пока всё нормально, понемножку что-то проясняется, значит надежда есть. Вспомним всё. А вот там и порассуждаем. А пока мне просто нужно добыть чёртово же…

В этот момент кирка пробила каменную стену и в проём хлынул яркий свет. Внизу и чуть слева пролегал какой-то большой освещённый ход.

Заброшенные штреки
Временный аккуратно вырубил ещё пару ступенек в сторону и вниз, расширил проём в стене и выглянул в тоннель. Да. Это она и была — дикая шахта. Легка на помине.

Нельзя сказать, что в шахте было так уж светло, скорее наоборот. Редкие факелы позволяли сориентироваться, но хорошо освещали тоннель лишь местами. И если влево ещё что-то можно было рассмотреть, то вправо уже через десяток метров штрек скрывался в кромешной тьме, из которой буквально веяло смертельной опасностью.

Сработал какой-то инстинкт, а может, память подкинула полезный навык: он быстро достал из инвентаря булыжник, коего было уже нарублено порядком, и наглухо замуровал тёмный коридор. Спина должна быть прикрыта! Теперь можно было оглядеться.

Штрек метра три на три, прямой как стрела, был пробит точно с севера на юг. Свод поддерживала мощная дубовая крепь, стойки которой бесконечной вереницей терялись вдали. Вдоль тоннеля когда-то были проложены рельсы узкоколейки, но сейчас от неё остались лишь отдельные полуразрушенные фрагменты. На всём лежала печать заброшенности и запустения.

Он осторожно двинулся вперёд, попутно расставляя на верхняках крепи недостающие факелы. Интуиция говорила: освещённая шахта — безопасна. А тьма рождает чудовищ.

Метров через сто он наткнулся на подарок: на рельсах стояла металлическая вагонетка, в которую был загружен сундук.

В сундуке лежала масса всякой всячины: куча рельсов, некоторые из них какие-то «электрические»; семена свёклы, красивые синие камушки — лазурит, и непонятная штучка под названием «бирка». Перегрузив всё в инвентарь, Временный собрался было дальше, но, секунду подумав, прихватил с собой и саму вагонетку с сундуком.

Вот это, кстати, было странно. После нескольких ударов здоровенная железная ванна на колёсиках дропнулась и чудесным образом оказалась у него в «рюкзачке», никак не стесняя движений. Инвентарь — вообще занятная штука. Судя по количеству набитых туда вещей, Временный должен был сейчас весить тонн эдак семьсот, однако вовсе не был расплющен о землю-матушку, а напротив — был здрав, весел и лёгок.

Вспомнился обрывок какого-то спора в Озёрной таверне:

— Инвентарь — это пространственный карман! Так же как сундуки и прочие контейнеры… — горячо доказывал Рунг. — Только эта версия придаёт хоть какое-то правдоподобие всей этой хреновине…

Временный аж остановился.

Рунг? Озёрная?! Так-так-так. Чудненько… Значит другие люди всё-таки точно здесь есть, мало того, существуют даже поселения — Озёрная та же. Интересно, что это за… Деревня, что ль, какая?

Своевольная память, однако, дозировала информацию словно лекарство через капельницу. Бороться с ней было сложно, да, пожалуй, и не нужно.

Штрек поворачивал налево. Временный осторожно заглянул за угол: ничего нового. Такой же длинный, освещённый лишь местами коридор… Хотя…

— Ура! Железо!

Точнее — жила железной руды. Он проскочил чуть вперёд, освещая тоннель, закупорил проход между стойками крепи, вернулся и вгрызся в стену.

К сожалению, жила оказалась небольшой — всего шесть блоков. Но — уже что-то.

Он отметил, что действия его последовательны, логичны и отработаны. Очевидно раньше — до этого странного забытья — он много раз занимался чем-то подобным, всё делалось почти на автомате.

Расширив штрек, он установил верстак, мгновенно скрафтил печку, поставил рядом с верстаком, закинул в переплавку руду. Пока «выпекалось» железо, он соорудил ещё сундук и выложил в него всякое поднакопившееся барахло: булыжник, гравий, гранит-диорит, рельсы. Бирку, энерго-рельсы, лазурит и уголь оставил в инвентаре: ценности. «Счинил» в одну обе свои кирки, уже порядком изломанные, заодно обзавёлся парой запасных. Из выплавленных слитков железа он, поразмыслив, сделал хороший стальной меч и надёжные крепкие сапоги. На большее материала пока не хватало.


Шахта оказалась настоящим лабиринтом: повороты, перекрёстки, развилки… Чтобы не заблудиться, Временный каждый раз сворачивал налево, а «лишние» проходы и ответвления наглухо заделывал землёй: «потом разберусь».

Несколько раз он снова натыкался на руду и уголь, а один раз, в каком-то глубоком тупичке — даже нашёл золото. С добычей золотой руды сначала вышла заминка, но проблема быстро решилась изготовлением специальной стальной кирочки.

Прошли сутки, не меньше: времени было потеряно порядком, но зато теперь он был «упакован» во всё железное и даже было что отложить про запас. Пару раз пришлось столкнуться с зомби, но теперь одинокие жутики не казались столь уж опасными. Сталь животворящая творит чудеса… Но — пора было возвращаться, на первый раз — хватит.

Если бы не жадность…
Штрек в конце концов закончился тупиком. Дальше дороги не было, но зато была дыра в нижние горизонты. Четыре мощные деревянные колонны уходили вниз, метров на восемь-девять, и там, на дне, призывно синели яркие вкрапления лазурита.

Вообще-то совершенно незачем было лезть туда! Оставалась ещё масса неразведанных замурованных ответвлений наверху, да и никто ведь не гнал, можно было вернуться сюда ещё миллион раз… Но: изумительно синие и полупрозрачные словно чистое июльское небо, такие манящие камушки!..

Временный не стал возиться с лестницей. Он прилепил блок земли между колонн чуть ниже уровня штрека, затем — ещё ниже, ещё и так, спускаясь с блока на блок, оказался почти внизу. Оставалось совсем чуть-чуть — метра три. Собственно, можно было просто спрыгнуть. Но это не понадобилось: звонкая стрела сбросила его вниз.

Он мгновенно собрался, вынимая меч, обернулся…

— Ох, твою ж маковку!!!

Буквально в паре метров от него замер целый отряд спецназа: скелет, крипер и — проклятье! — пещерный паук.

Всё произошло столь быстро, что даже не отложилось потом в памяти как нечто целостное и последовательное.

Зеленоватая мелкая тварь стремительно прыгнула, он взмахнул мечом, одновременно пытаясь отскочить; паук отлетел, но всё-таки успел цапнуть его за руку. В эту же секунду в плечо вонзилась вторая стрела, а мгновение спустя взорвался крипер.

Взрыв уничтожил скелета вместе с пауком, но разворотил огромную дыру в полу штрека; ниже оказались ещё какие-то тёмные проходы, и Временный, не удержавшись на краю провала, полетел вниз. Метров шесть… Можно было хорошо брякнуться, но спасла паутина, в которую он вляпался со всего размаху.

Спасла, но…

Быстро осмотревшись, он похолодел: несколькими метрами ниже, посреди тёмного заплетённого паутиной коридора вспыхивал мрачными таинственными огоньками спаунер пещерных пауков.

Та ещё засада! Хуже было, разве только упасть сразу в лаву.

Пещерные пауки — пронырливые твари, умеющие ползать по стенам, быстрые и крайне ядовитые. Кусаются они не так уж сильно, но если их много… А когда ты ещё застрял в паутине и с трудом можешь двигаться!

Всё это ураганом проносилось в голове Временного, пока он с остервенением рубил мечом тягучие мерзкие нити, с ужасом оглядываясь на приближающихся шелестящих членистоногих.

Наконец последняя нитка порвана! Бежать! Он почувствовал два удара в спину, но, не останавливаясь, добрался до ближайшего сужения, где можно было попытаться отбиться.

Отбросив мечом настигавших его тварей, он успел воткнуть между собой и ними блок подвернувшегося под руку булыжника, потом снова без устали рубил, уворачиваясь от отравленных челюстей…

Наконец выдалась лишняя секунда, и он окончательно перегородил проход.

Расслабляться, однако, было некогда: что сзади? Факел на стену, чтобы хоть немного осмотреться: «Ох ты, чёрт!» С другой стороны тоже зияла дыра, из глубины которой таращилась знакомая зеленоватая морда с бездонными провалами глаз. И каким только чудом он не свалился туда в запарке боя?!

Внизу тоже всё было в паутине, это снова сыграло на руку: крипер медленно продирался сквозь липкую пакость и никак не мог приблизиться на заветное расстояние. Смертельные обнимашки немного откладывались…

Временный как угорелый стал куда попало громоздить блоки булыжника, пока не оказался запертым в тесной каменной пещерке. Потом в изнеможении уселся на пол и откинулся на стену.

Что там по поводу состояния? Полный трындец… Полсердечка и страшный голод. Плюс отравление паучьим ядом.

Он прикрыл глаза и приготовился ждать наступления последнего мгновенья.

Секунда, другая… В голову закралась странная мысль: а почему он должен умирать голодным? При том, что в инвентаре пропадает чуть не стак жареной говядины? Он достал кусок мяса и с удовольствием его умял. Второй, третий… Смерть не наступала.

— Очень интересно… — он ещё раз внимательно изучил показания индикаторов.

Уровень здоровья пытался понемногу восстанавливаться, но действие яда мощно сбрасывало его до минимума в один «хэпэ». Однако эту последнюю черту яд преодолеть никак не мог.

Ха! От отравления, значит, умереть нельзя! Конечно, состояние сейчас настолько хреновое, что можно отбросить коньки, даже просто спрыгнув с трёхметровой высоты, но если поберечься, то…

И вдруг его снова накрыло могучей волной воспоминаний…

Открытое море, он, задыхаясь, изо всех сил гребёт вёслами, чтобы успеть домой до того как яд десятка отравленных стрел сведёт его в могилу…

Долгожданный берег, он выскакивает из лодки и бежит, бежит…

И — невообразимо предательский случайный выстрел какого-то приблудного скелета!..

Он хрипло рассмеялся.

Вот, проклятье! Вместо того, чтобы без башки мчаться тогда домой, ему нужно было просто тихонько посидеть в лодке подальше от берега, пока не кончится действие яда! Потом покушать, восстановить здоровье и спокойно топать на родину! Да и рассвет к тому времени уже наверное наступил бы…

Организм перестало скручивать в трубочку: очевидно действие яда прекратилось.

Точно! Так, а что со здоровьем? Не растёт… А, снова голод!

Ещё несколько ростбифов сделали своё дело. Через пять минут он вновь был готов к борьбе.

Но постой… Ну-ка, ну-ка, есть смысл уточнить детали…

Он вдруг понял, что ему стал доступен какой-то огромный пласт его прошлой жизни. Он ведь даже не удивился, впервые увидев крипера (название-то какое!), как будто заранее знал, чем опасен пещерный паук, мгновенно понял, что такое спаунер!

А вот ещё, кстати: индикаторы… Это вообще — нормально? Хотя… Ну, существуют же разнообразные импланты: для связи, для медконтроля, да мало ли…

Он снова проверил своё состояние и с немалым удивлением обнаружил, что рядом с индикаторами здоровья и голода есть ещё и показатель бронезащиты, который фиксировал текущий уровень около восьмидесяти процентов.

В голове снова, как в первый день, начинал подниматься какой-то сумбурный вихрь непонятных слов, образов, странных звуков… Его охватил неподдельный ужас: больше всего на свете он боялся потерять способность связно мыслить — это было бы хуже всех криперов, пещерных пауков и скелетов вместе взятых, пожалуй даже — хуже смерти.

— Тише, тише, тише! Ну нет, так нет, спокойно, спокойно… — он попытался освободить разум от всяких имплантов, пространственных карманов, андроидов, киборгов, каких-то департаментов и прочей неясной мути. — Не напрягаемся, потихонечку, полегонечку… И всё наладится. Так, попробуем… Например, отравленные стрелы.

Стрелы были чем-то вполне реальным, ассоциации, связанные с ними, возникали сами собой и лишних вопросов не вызывали, мысль потекла ровно, от пункта к пункту.

Да, во мне тогда их сидело не меньше десятка! И они точно были отравлены. Могли ли быть такие стрелы у скелетов? Да ещё сразу у нескольких? Н-ну нет. Сомнительно. Значит схватка была с людьми. Точно, была погоня, за мной гнались на трёх лодках! Вот оно как! То есть: да, другие люди — это не обязательно хорошо… Прискорбно. Далее. Лодка. Это клёво. Нужно будет посоображать как её изготовить… А куда я так рвался? Домой! Я плыл домой! И непохоже, что — сюда…

В памяти вдруг всплыла картина: берёзовая роща, гора, притулившийся к её подножью домик. Ручей… Где-то на задворках сознания, словно далеко-далеко снова зазвучала музыка. Старинная, пронзительная Mother, I'm Here… Ещё немного, и на глаза навернулись бы слёзы от отчаяния и потерянности.

Ну нет! Не сейчас. Так. Вставай-ка, дружок. Нужно действовать. А до дому я доберусь… Кровь из носу! И до ответов на все вопросы… Вот, кстати: тот скелет меня тогда… убил? А почему же я жив? Или я всё же где-нибудь в раю? Да уж, рай… Ладно, разберёмся.


За завалом из булыжника поджидал крипер, с другой стороны шуршали и цвиркали ядовитые пещерники: их даже можно было рассмотреть в щель между стеной и стойкой крепи.

Крипера пока можно было не брать в расчёт, они опасны, только когда их вовремя не замечаешь, больше смущало то, что там, внизу, столько паутины. В шахтах паутина — обычное дело, но когда её так много в одном месте — это неспроста. Скорее всего внизу находился ещё один спаунер…

Пещерные пауки — это проблема посерьёзней. Слишком мелкие, они могли просочиться чуть ли не в любую щёлку, поэтому достаточно было одного неудачно сломанного блока, чтобы свести на нет относительную безопасность его укрытия.

Сверху тоже раздавались лёгкие отрывистые звуки перебегающих тварей.

Допустим, проделываю дыру. Они кидаются внутрь. Рубаю… И что потом? Кругом паутина, быстро проскочить нереально. Да и неясно — куда ломиться. А пауки тут же подтянутся свеженькие, спаунер непрерывно призывает всё новых и новых… Нет, не вариант. Если б хорошую зачаренную броню да зелья, можно было бы рискнуть… Чего-чего? Заколдованная броня? Зелья!? А ведь точно — на чердаке стояла варочная стойка… Зельеварка же! Ага, главное — вовремя вспомнить… добраться бы теперь до той зельеварки!

Постепенно оформился некий план.

Пауки небольшие, но в ширину-то вряд ли меньше полублока! Если ставить стойки по диагонали от блоков, меж ними образуется достаточный проём, чтобы ударить мечом, но паучара туда не втиснется… Так можно будет их относительно безопасно приговорить. Но сначала нужно добраться до спаунера и сломать. А уже потом — перебить понемногу всю эту свору…

Прикинув, что непосредственно под стеной штрека вряд ли окажется пустота, он решил рубить ход к спаунеру именно там. Конечно, могло оказаться, что стена толщиной всего в блок, а за ней — другой коридор, набитый пауками, но — нужно было рискнуть. Только сначала нужно было немного подготовиться…

Он соорудил верстак, смастерил несколько деревянных столбов для забора, пополнил запас факелов, положил под руку землю, чтобы, если что — быстро заделывать отверстия. Внимательно послушал, с какой стороны больше шума. По правой стене было вроде поспокойней.

Первый куб вырубать было просто страшно. Но вышло как надо. Блок за блоком, он продвигался к цели. Твари метались буквально у самого уха: видимо чуяли, что разделяют их какие-то сантиметры.

Через некоторое время он вернулся в свою каморку и попытался поточнее определить расположение спаунера. Как следует рассмотреть коридор было невозможно: ужасно мешали висящие лохмотья паутины. Потом он снова нырнул в свой подкоп.

Так. Семь, восемь, девять. Вроде бы здесь… На метр ниже, два метра влево.

Он остановился. По прикидкам выходило, что он точно под спаунером. Если он ошибся, то проделает дыру прямо в паутину и на голову посыплется вся эта шатия…

Снова вернулся назад, ещё раз всё перепроверил. Вроде, всё было правильно.

Ну, с богом!

Удар, второй третий — и из пробитого отверстия на него метнулись сразу два гада.

Проклятье! Всё-таки промазал!

Одного он прикончил прямо киркой — перевооружаться времени просто не было; потом понял, что сражаться бессмысленно, пока не заделана дыра… Или — пока цел спаунер.

Пан — или пропал! Не обращая внимания на пауков, Временный разрушил ещё один блок в потолке. «Да зараз-з-за!» Ещё блок… «Вот он!!!!». В несколько ударов клетка спаунера была уничтожена; кирку — на пояс, землю в руку, блок, второй, третий: потолок восстановлен. Меч!

Короткая сумбурная схватка закончилась знакомо: вражины были уничтожены, но уровень здоровья стремительно уменьшался… В голове мутилось, перед глазами летали какие-то кракозяблы. Отрава действовала странными импульсами, словно каждый раз собиралась с силами, прежде чем вспыхнуть внутри вспышкой боли.

«Н-да. Справедливо будет отметить, что сейчас в моём яде много крови…» — попытался пошутить про себя Временный. На какое-то мгновенье стало вновь страшно, что эта невидимая атака не остановится на последнем рубеже… Но — нет. Заветная единичка здоровья стояла насмерть.


Оклемавшись, и восстановив силы, он подвёл итоги.

Добыто шесть паучьих глаз (кто бы ещё знал, куда приспособить эту гадость!) и приличная кучка паутинной нити; съедена половина еды; доспехи — вдребезги; меч — разве что в топку… Плюс ужасные нравственные страдания в ожидании неминучей гибели. Называется «сходил за синими камушками»… Но зато — я оказался крут. И — минус спаунер. И — плюс опыт и воспоминания. Терпимо…

По-хорошему — нужно было выбираться. Но с одной стороны было совсем неочевидно, куда двигаться, с другой — остались недобитые твари. Какой-то незавершённый подвиг получался…

Вернувшись в свой булыжный закуток, он глянул в щель: пауки были ещё тут, штук пять. Но, вполне возможно, что их было больше.

Меч был совсем на грани, пришлось скрафтить новый.

Так, что там за идея была про стоечки…

Он долго примерялся, ждал пока пауки отползут хотя бы на пару метров, потом сломал загораживающий проход блок булыжника и попытался быстро поставить посреди коридора деревянный столб. Сразу не получилась, потому что откуда-то с потолка на присмотренное местечко неудачно свалился ещё один паучара. Пришлось двинуть его дрыном; того немного отбросило, после чего столбик прочно утвердился там, где полагалось.

Выполнив ещё несколько подготовительных действий, Временный добился того чего хотел: получилась отличная щель между столбом и блоком земли, достаточно широкая, чтобы просунуть меч. Безмозглые членистоногие бросались на прорыв, но протиснуться не могли.

— Ну вот. Камон, бэйби…

Пауков оказалось аж семь штук. Пятерых он одного за другим уложил, не сходя с места, остальные цвиркали где-то неподалёку, но в зоне видимости не появлялись. Порубав всё через ту же щель паутину, до которой мог дотянуться, он поставил в паучий штрек пару факелов, подождал некоторой время. Никто не появлялся.

— Вперёд!

Он сломал блок под стойкой, потом саму стойку. И вторую. Выскочив из своего убежища, он замер в напряжении.

— Ага! Вот они где, голубчики…

Пауки висели в засаде под потолком, прячась за массивной деревянной балкой верхняка. Торчащие во все стороны лапы выдавали их влёт.

Разобраться с ними не составило труда.

Потом, осторожно расчистив тоннель от паутины и хорошенько осветив окрестности, он удовлетворённо осмотрелся: «Вот теперь — красота». Неподалёку оказалась ещё одна вагонетка с сундуком. Приятный бонус. Помимо нескольких костей в сундуке лежало нечто удивительное: седло и алмазная конская броня.

Ого! Набор кавалериста. А, то есть, значит, ещё и лошадку где-то можно раздобыть? Ну, не для коровы же седло!

Дело было закончено, теперь точно пора было домой.

Временный покачал головой. Над головой раскинулось несколько горизонтов шахт, каждый из которых — сам по себе лабиринт. О нужном направлении вообще можно было только догадываться. Искать оставленные где-то на верхнем уровне сундуки — просто нереально. И махать мечом уже как-то не хотелось.

Пожалуй, самый безопасный вариант — рубить лестницу в скале сразу на поверхность. И даже не факт, что это займёт больше времени…

Однако начинать прямо отсюда — тоже была не лучшая идея. Очень неудобно бы получилось, если бы сверху из какого-нибудь очередного тёмного тоннеля прямо в руки свалился жаждущий общения крипер.


Путь к солнцу оказался долгим. Сначала Временный всё-таки прошёл весь штрек до конца, уже по привычке запечатывая все ответвления. Добравшись до тупиковой стены, он прислушался: звуков сверху, как будто, не доносилось. Он надеялся, что здесь над ним не окажется других ходов. Потом он долго терпеливо рубил камень, ожидая за каждым очередным блоком увидеть какую-нибудь засаду. Ещё по дороге пришлось делать остановку, чтобы изготовить новую кирку и перекусить. Всё, однако, на этот раз окончилось благополучно. Не считая того, что вылез он прямиком на дно озера.

Когда он выломал очередной куб камня, сверху посыпался песок. Сложив два плюс два, он понял, что дальше можно ожидать какой-то каверзы, поэтому предпринял некоторые меры предосторожности: расширил площадку, укрепил факелы под потолком так, чтобы их, если что, не смыло. После этого — убрал верхний блок упавшего песка.

В отверстие хлынул мощный поток воды, который моментально заполнил почти всю пещерку и устремился дальше — в глубины, по только что вырубленной штольне. Временного прижало течением к стене, но воздух над головой оставался; можно было обдумать ситуацию.

Виделось два варианта: заделать дыру в потолке и выбираться куда-нибудь в сторону, или попытаться всплыть. Вряд ли здесь было очень глубоко: максимум метра три-четыре. Не мог же он упереть куда-нибудь под океан по этим шахтам… Ну и слой песка в три блока…

Но в тесной каморке вода вызывала необъяснимый ужас. Казалось, что мощное течение не удастся перебороть, и оно затащит куда-то в глубины шахт, зальёт с головой, и там будет не вздохнуть и не выбраться, а он будет барахтаться, обречённо считая последние мгновения…

— Не бойся. Здесь это не опасно.

Он остолбенел. Тихий женский голос, довольно высокий, с лёгкой едва заметной хрипотцой и какой-то уютной интонацией раздался прямо из воздуха, откуда-то справа.

— Я на самом деле это слышал?

В ответ колокольчиком прозвенел такой же мягкий негромкий смех.

— Да… Давай уже, выбирайся.

Временный в замешательстве будто бы случайно кашлянул, прочистил горло. Совершенно непонятно было, что происходит, и как реагировать. Потом он убрал оставшийся песок, приблизился к льющемуся сверху водопаду. Сквозь пятиметровую толщу воды виднелось весёлое синее небо. Здесь и в самом деле было совсем неглубоко.

Задержав дыхание он рванул вверх. Течение действительно тянуло обратно, но оказалось, что это не так уж страшно. Через пару секунд он вынырнул и с удивлением обнаружил, что находится на северной отмели того самого чудного озерка, буквально в двадцати метрах от своего мини-замка. Воды было всего по пояс.

Аккуратно заделав дыру булыжником и засыпав поверх песком — как было, — он преодолевая сопротивление воды, побрёл к дому.

Дверь, как обычно, отсутствовала. Он вспомнил, что сам вчера заделал проём.

Вчера? Да, пожалуй, неделя прошла, не меньше! Н-да. Нужно будет адекватную дверь вставить, а то хрень какая-то — каждый раз стены ломать…

Оказавшись дома, он на всякий случай подождал десяток-другой секунд — вдруг этот бестелесный дух соизволит зайти в гости — потом всё-таки восстановил стену.

Растерянно постоял.

— Эй… Ты тут?

— Меня зовут Кей.

Глава 3. Кей

Весёлый ангел
В тишине повисла долгая пауза.

— Чёрт… А я даже и не знаю, как меня зовут, — наконец, сокрушённо пробормотал он. Проанализировав свои смятенные чувства, он пришёл к выводу, что вроде как слегка стесняется. — А ты — кто?

— Я… Можешь считать, что я твой ангел-хранитель. А зовут тебя… Никак пока не зовут. Тебе нужно будет выбрать имя самому.

— Что, прямо сейчас?

— Не обязательно… Есть у тебя пара недель на размышления. Хотя, если хочется, то можно и сейчас. Твоё право. Но лучше пока не спешить, имя выбирается только один раз. А пока оно не так уж и важно…

— Почему это?

— А зачем? Имя необходимо для общения с другими, а их пока поблизости не предвидится.

— А ты?

— Я — особый случай. Но если ты поразмыслишь, то поймёшь, что и в нашей ситуации твоё имя тоже пока неактуально.

— А-а-а… А что значит — «ангел-хранитель»? Ты будешь мне помогать?

— Помогать? Ну, может быть, чуть-чуть… Могу иной раз чего-нибудь подсказать. Моральная поддержка, опять же, — она хихикнула. — Анекдот, там, расскажу, когда тебя пауки будут заедать в очередной раз…

— Смешно… Ты была в шахте?

— Конечно. Я всегда с тобой. Работа такая.

В его голове теснился сразу миллион вопросов и из-за этого никак невозможно было задать какой-то самый важный, самый правильный.

— А кто я такой? Где мы находимся? Зачем всё? Что делать-то?..

Интонация Кей изменилась, стала рассудительной и слегка поучающей:

— Вот видишь. Тебе ещё рановато… Ты не доверяешь своим глазам, чувствам и мыслям. Всё же просто: ты — человек, разве есть какие-то сомнения? Ты появился на свет, вырос… В твоей жизни происходили разные события. Ты их немножко забыл, но постепенно — вспомнишь.

Вокруг тебя — мир. Большой, разнообразный, чудесный. Иногда — опасный, но у тебя есть все возможности этих опасностей избежать. Если захочешь. Конкретно вот это — твой дом. Можешь в нём жить, можешь его улучшать, можешь разрушить и построить новый. Вокруг — джунгли. Очень большие. За джунглями есть ещё леса, поля, моря, пустыни… Мир огромен!

Где-то далеко есть другие люди, но тебе нужно будет самому как-то до них добраться. Опять же — если захочешь.

Зачем всё? — очень хороший вопрос, но каждому человеку всегда приходится самому искать ответ на него. Некоторым, правда, лень или страшно об этом думать, тогда они доверяют словам разных умников, и потом эти умники иногда используют таких людей в своих интересах. Уж в любом случае я тебе в этом деле не помощник.

Что делать? — кажется, ты вполне сам справляешься: пытаешься что-то вспомнить, анализировать, планировать. Вот, добыл кучу железа и прочих полезностей… Может, разберёшься уже со своей дверью? — Кей снова хихикнула.

Чёрт. Вот хитрая! На все вопросы ответила и ни капли не прояснила…

— А почему я ничего не помню?

— М-м-м. Скажем так: произошёл несчастный случай. Вследствие твоей неосмотрительности. Тебя удалось спасти и… И вот. Последствия.

— А ты можешь мне что-нибудь напомнить?

— Такое дело… Кое-что — могла бы, хотя большая часть твоей прошлой жизни мне неизвестна. Но важно не это. Если я что-нибудь тебе подскажу — пусть даже чистую правду — тебе потом всё равно будет иногда казаться, что я намеренно ввела тебя в заблуждение, что этого не было или оно было не совсем так… Ты должен сам вспомнить. Извини.

М-да. Негусто…

— Слушай, а вот вторая книжка в сундуке — про какого-то герцога. Она… Ну, то есть, — это что-то важное или просто так, для разнообразия?

— Не могу сказать, что это самое важное в жизни… Хотя — кому как. Для тебя — это просто напоминание об одном незаконченном деле. Ты вспомнишь, когда будешь готов, не сомневайся.

Дельных мыслей не было. В голове царил хаос, а присутствие невидимого вездесущего спутника (спутницы!) с одной стороны — после недели одиночества и непоняток — несказанно радовало, но с другой стороны вызывало некое неуютное смущение.

— А ты всегда-всегда теперь будешь за мной следить?

— Вот вы какие, всё-таки, люди! Вам ужасно хочется, чтобы в трудную минуту кто-нибудь по щелчку пальцев появлялся и спасал вас, но чтобы при этом кто-то постоянно следил за вами — ни-ни! А уж чтобы вас направляли или наставляли на путь истинный — да ни в жизнь! Это же так ущемляет вашу свободу!

— Я никогда никого не просил спасать меня в трудную минуту.

— Ну да, ну да, извини. Это было неправомерное обобщение. Зато теперь могу задвинуть чего-нибудь про гордыню… — Кей засмеялась.

— А, то есть, ты, значит, — не человек?

— Упс… Видишь — всё у тебя нормально с мозгами. Это… это я оговорилась. Дело в том, что «человек» — туманное слово. Думаю, что я не меньше человек, чем ты. Возможность быть несколько «над» вселяет ложное чувство превосходства… Я исправлюсь, честно-правда! Давай, так: я пойду в угол подумать над своим поведением, но если что — зови. Я вряд ли смогу помочь физически: подкинуть тебе еды или спасти от крипера, но посоветовать чего-нибудь вредное — всегда пожалуйста. Вот, кстати: не забывай иногда спать: это необходимо для сортировки и закрепления информации, повышает скорость реакций и вообще приятно…

Он покачал головой: «Человек, но как бы и не совсем человек… Что за фигня тут происходит? Ну ладно. Что там с дверью-то…»

Он поднялся на чердак, в мастерскую. Первым делом загрузил в печку стак железной руды, благо, что угля после похода в шахты было предостаточно. Потом подошёл к верстаку.

Дверь. Дверь… Дверь должна быть из досок, правильно я понимаю? Типа люка: как-то он легко у меня получился в прошлый раз…

Расщепив несколько чурок на доски, он начал примерять их на верстаке. К делу Временный подошёл вдумчиво: девять ячеек верстака предполагали множество вариантов, и он перепробовал их все.

Дверь, люк, плаха-полублок, ступени, лодка («Да!»), деревянная миска, нажимная пластина, кнопка. Неплохой улов!

Нажимная пластина? Что-то насчёт открывания дверей… О!

Как уже было раньше — случайная зацепка вызвала целую цепочку воспоминаний. Железная дверь, которую невозможно открыть рукой, зомби, умело взламывающие дверь деревянную, какие-то деревенские домики, для которых исправность дверей — важнейшее условие и вечная головная боль…

Так, так. То есть деревянные двери в присутствии зомби не рекомендуются. Своевременно. Что там с железом?

В печке уже выплавилось достаточное количество увесистых белых слитков стали. Не отходя от верстака, Временный заодно разобрался и с железом. Металлическая нажимная пластина вызвала недоумение: «Да нафига их столько-то? Деревянные, каменные, железные… Небось ещё и алмазные есть? Нужно будет как-нибудь заняться этим делом, поэкспериментировать…» Самое ценное, что удалось получить — ножницы и ведро. Очередная порция прошлых знаний: ведром можно таскать воду, молоко и даже лаву!

Потратив сутки на разнообразные опыты на верстаке, он спустился вниз и вставил, наконец, входную дверь. Дверь была толстая, металлическая, изнутри она открывалась каменной нажимной пластиной (это было очень удобно), а снаружи — кнопкой, чтобы дверь не могли открыть какие-нибудь мёртвые проходимцы.

Дверь выглядела несколько чужеродно в стене из берёзовых досок, но с этим приходилось мириться ради безопасности.

Кстати, а почему та дверь деревянная?

Он вышел на террасу, осмотрелся и пришёл к выводу, что здесь железная дверь попросту не нужна. На хорошо освещённой террасе зомби вряд ли появятся, стало быть и опасность взлома была в достаточной степени призрачной. На всякий случай он поставил на место позаимствованные факелы и добавил ещё парочку для надёжности.

Вернувшись домой, он почувствовал вдруг навалившуюся усталость. А может и вправду поспать?

Храм в джунглях
Проснувшись, он ощутил фантастический подъём сил: мысли были легки и стремительны, хотелось немедленно что-то строить или куда-то бежать. Вчерашние события: шахта, пауки, криперы — казались всего лишь обрывками сна.

Вчерашние? Интересно, сколько он проспал? Да и в шахте он «гулял» не меньше недели…

Он выглянул в окно: озеро золотилось бесчисленными солнечными бликами. У двери он на всякий случай прислушался: тихо. Вышел на берег, глянул по сторонам, в небо. Солнце стояло в зените.

Он выбрал местечко поглубже и, разбежавшись нырнул. Восхитительно прохладная вода приняла его в свои невесомые объятья. Лепота!

Выбравшись, он ещё раз осмотрелся.

Так. Чего бы, чего бы…

— Привет! Выспался? Какие планы?

Ой. Кей… Думал, что это сон такой…

— Привет. Офигенно себя чувствую. Ты была права, спать — это чудесно! А сама ты спишь когда-нибудь?

— Конечно. В некотором смысле. Всем полезно иногда приводить мозги в порядок.

— М-м. Да вот думаю — на южный берег сплавать, крепость там какая-то… Не знаешь, что это?

— Сплавай, сплавай, посмотри. Это не совсем крепость, правильнее — храм. Но неважно. Осторожней там. Ножницы прихвати, может, пригодятся. И про освещение не забывай.

— Ножницы?

— Давай уже, езжай, не морочь мне голову!

Он изумлённо помотал головой: «Не, и это я, главное, морочу ей голову! Нафига ножницы в этой крепости?.. Храме.»

Тем не менее, он послушно сходил наверх, забрал из давно остывшей печки остатки выплавленного железа, сделал ножницы, остальное понёс сложить в сундук. Места там не оказалось, пришлось снова подниматься, делать ещё один сундук, заодно и — лодку…

Наконец всё было готово: лодочка покачивалась на волнах, в инвентаре лежало дерево, еда, факелы и ножницы. Меч с киркой висели на поясе.

Солнце уже клонилось к вечеру, но до храма было как будто недалеко, «успею» — подумал он.

Лодка оказалась норовистая, слишком вёрткая, он не сразу приспособился плыть именно туда, куда хочется. Но когда освоился — дело пошло на лад: лодчонка просто летела. Вскоре он был на месте.

Оставив своё судно у берега, он поднялся по свисающим лианам прямо на площадку-карниз у храма. На храм оно мало походило: скорее это всё-таки был такой маленький замок-крепостюшка целиком сложенный из булыжника. Камень был сплошь затянут зелёными прожилками мха, нога человека сюда не ступала, судя по всему, лет эдак триста. Временный почувствовал себя неуютно. Ничего намекающего на возможные опасности не было, но древнее заброшенное строение, поглощённое джунглями, навевало мысли о бренности существования. И о предостережении Кей он конечно же помнил.

Он медленно пошёл по карнизу в обход сооружения. Вход оказался с противоположной от озера стороны. Здесь в тени гигантских стволов и непролазных зарослей сумрак особенно сгущался; из тёмной арки веяло холодом и сыростью.

Он в очередной раз замер и прислушался. Тихо. Ни кашля скелетов ни хрипов зомби. Лишь где-то в лесу изредка всхлипывали местные разноцветные птички.

Набравшись решимости, он вошёл в арку и начал спускаться по мрачной каменной лестнице куда-то в подвал. Темнота угнетала.

Да блин! Прям как загипнотизированный… Есть же факелы!

Он встряхнулся от наваждения и быстренько закрепил на стенах несколько факелов. Их неровный, но яркий свет разогнал всю мистическую таинственность этого заброшенного строения.

Внизу коридор расходился в противоположные стороны: справа он быстро заканчивался у стены, из которой торчали три мощных рычага-выключателя. Внимательно осмотрев их, Временный решил пока ничего не трогать. Левая часть коридора ещё раз поворачивала и уводила в темноту.

Очередной факел осветил коридор и в конце — небольшую затянутую лианами комнатку.

Он сделал несколько шагов вдоль стены, настороженно вглядываясь в зелёные заросли в конце: кто оттуда может выскочить?

Никто не выскочил. Зато что-то негромко щёлкнуло, и мимо него со свистом пронеслась стрела. Он прижался к стене, спрятавшись за какой-то выступ и приготовился встречать врага.

Однако больше ничего не происходило.

Он осторожно выглянул из-за камня. Тишина. Напряжение, казалось, достигло высшей точки.

Ещё несколько крадущихся шагов вперёд. Больше никто не стрелял. Приблизившись к лианам вплотную, он разглядел за листьями какое-то устройство.

— Раздатчик!

Действительно, обычный раздатчик до отказа заполненный стрелами.

Как же он активировался?

Стараясь не попадать под прицел механизма, Временный вооружился киркой и сломал пару блоков перед раздатчиком. Под полом в каменном жёлобе обнаружилась ведущая откуда-то от входа тонкая дорожка красного порошка.

Красная пыль!

Незамедлительно подвезли свежие воспоминания. Красная пыль — странная субстанция, которая могла проводить исполняющий сигнал. Кнопку или нажимную пластину можно было ставить не вплотную к дверному проёму, а, к примеру, метрах в десяти от двери. И если соединить кнопку с дверью дорожкой красной пыли, то при нажатии на такую кнопку дверь всё равно откроется. Ещё так можно было провести сигнал к лампам, например, или как здесь — к раздатчику, который плевался стрелами в непрошенных гостей. На этом познания Временного в схемотехнике заканчивались.

Откуда же вёл сигнал?

Он вернулся обратно по коридору, на этот раз внимательно смотря под ноги.

«Есть!» — почти на входе он заметил пересекающую коридор незаметную растяжку. Он спрятался за выступ стены и с опаской наступил на нитку. Снова щелчок и ещё одна стрела впилась в стену.

Может ножницы именно на такой случай?

Он присел и осторожно перерезал нить. Выстрела не последовало.

Во как! Да я теперь буду просто суровый сапёр! Спасибо, девушка…

Он осмотрел крепление нити: по обе стороны тоннеля в нишах за лианами скрывались крюки — натяжные датчики.

Вернувшись к стреляющему механизму, Временный добавил света и огляделся: неподалёку стоял сундук, тоже подозрительно полускрытый свисающими лианами.

Обнаружить и обезвредить ещё одну растяжку было несложно. После этого Временный, наконец, заглянул в сундук.

Хо-хо! Золотишко!

В сундуке лежало шесть сияющих жёлтых слитков и несколько шматков тухлого мяса. Брезгливо выбрав золото, он быстро захлопнул сундук.

— Всё что ли? — он оглядел погребок ещё раз. — Похоже на то… А! Ещё ведь какие-то выключатели были!

Вернувшись к рычагам, он нерешительно остановился.

Ладно, там не заметил растяжку. На крайняк можно было схлопотать стрелу в фанеру, это ещё терпимо. А тут что? Вдруг тут задуман какой-нибудь секретный люк, чтобы вылить на неосторожного сталкера кубометр лавы…

Временного словно ударило током.

«Сталкер. Сталкер?» — он словно пробовал слово на язык. В висках застучало, словно вот-вот случится главное… Но — увы.

Может быть, я был сталкером? Н-ну в шахты рейд у меня неплохой вышел, несмотря на все косяки… Да и здесь вон я как ловко…

— Кей… — осторожно позвал он.

— М-м?

— Я раньше был сталкером?

— Хм. А что это значит?

— Ну сталкеры… Люди, которые лазят куда ни попадя, в разные запретные и опасные места.

— О да, пожалуй. В опасных местах ты бывал, бесспорно. Ты что-то вспомнил?

— Да, слово… Сталкер.

— Это хорошо. Ну что, какой рычаг будешь дёргать первым?

Дёргать… А может, для начала так глянуть?

Он взял кирку, отодвинулся, насколько это было возможно, и осторожно постучал по камню рядом с рычагом. Вынув из стены блок, затем ещё один, он проник в небольшую комнатку, скрытую за выключателями.

Средний рычаг был ни к чему не подключён — декорация. От крайних дорожки вели к системе липких поршней, которые могли передвигать блоки. Ничего особенно опасного не обнаружилось. Немного посоображав, он уяснил систему: один из поршней «захватывал» блок сверху, а другие два поршня отодвигали эту конструкцию в сторону; в полу первого этажа при этом открывался проход, через который можно было проникнуть внутрь этой комнатушки.

Он проверил свои выводы не практике. Один выключатель, другой, потом обратно… Всё произошло как и было задумано. Он не поленился сходить наверх поглядеть где образовалась дыра, спрыгнул в неё и занялся главным, ради чего и была затеяна вся эта бодяга: сундучком.

Добыча его не особо впечатлила. Несколько слитков железа, опять куча костей и гнили. Был, правда, ещё алмаз. Но всего один. Что можно сделать с одним алмазом? Ну, разве что любоваться. Зато вся эта замысловатая куча механизмов могла оказаться полезной.

— Кей, а забрать это всё можно? Никто не будет возражать?

— Можешь разобрать эту хибару по камушку. В мире полно подобных странных заброшенных строений: храмов, таких, как этот или пустынных, диких шахт и даже подземных крепостей. В общем случае — они ничьи, то есть, кто первым нашёл — тот и пользуется. Там, где живёт много людей, действуют особые правила по поводу собственности, но тебе пока не стоит об этом переживать.

Он подошёл к делу вдумчиво: собрал всё, что можно, вплоть до красной пыли. Прихватил и странные резные камни, на которых крепились выключатели и даже наковырял с полстака замшелого зелёного булыжника — мало ли, в хозяйстве всё может пригодиться.

Выбравшись, наконец, из подвала, он решил подняться наверх. Два марша лестницы быстро вывели его на крышу.

Над головой рассыпались тысячи немигающих звёзд. Откуда-то справа пробивались призрачные лунные отсветы, но самой луны было не видно за чёрными кронами, плававшими где-то в небесах. Посреди озера на островке заливал окрестности светом его маленький замок. Стояла необыкновенная тишина, полное безветрие, птицы, наверное уснули, и даже звуков непотребной ночной нечисти было не слыхать. Ночь обнимала мир тёмными мягкими крыльями.

Плыть домой почему-то не хотелось. И не потому, что это представлялось слишком опасным. Странно, но сейчас ночь не казалась враждебной, она была словно наполнена умиротворением и ожиданием. Чего? Кто бы то знал…

Он сходил вниз, заделал вход-арку булыжником, осветил коридоры. Вернувшись на крышу, поставил факелы по углам. Потом уселся на край, свесив ноги. Снова в памяти что-то зазвучало, тихонько-тихонько, даже не разобрать… Что-то про лунный свет, про водку…

— Кей, ты тут?

— Ага, — голос её прозвучал рядом, совсем тихо, почти шёпотом.

— Смотри, какая красота!

— Да… Заметил? Даже зомби не слыхать…

— Да и скелетов не видно… Может, сегодня полнолуние какое-нибудь, и у них выходной?

Кей тихонько засмеялась.

— Ага. Они все собираются на вечеринку, где-нибудь на полуострове скелетов и танцуют джакт.

— А мелкие зомбики путаются у них под ногами…

Посреди диких-диких джунглей, где-то между мраком ночи и серебром луны, над гладью затерянного лесного озера два голоса с негромким весельем обсуждали всякую дохлую чертовщину. Настоящая романтика!

Они просидели на крыше храма до рассвета.

Глава 4. Рейнджер

Окрестности
Прошло несколько дней. Джунгли вокруг понемножку становились знакомыми, и Временный уже неплохо представлял ближние окрестности.

Как-то на досуге он поразмыслил и придумал своему озеру подходящее название. «Майн». Без затей — «моё». При этом в названии был недвусмысленный намёк на шахты, лежащие под ним, да и само слово навевало какие-то странные невнятные ассоциации, в которых он пока не разобрался.

К северо-востоку от озера возвышалась небольшая гора, или, скорее — обрывистый высокий холм, за которым пробегала речка — Северная. Речушка небольшая, даже в широких местах не больше десяти метров, в теснинах же её можно было и перепрыгнуть с хорошего разбега. К сожалению, местами русло прерывалось огромными земляными завалами, так что использовать её для путешествий было неудобно. Временный задумал как-нибудь провести специальный большой субботник по расчистке реки, тогда, передвигаясь на лодке, можно будет значительно ускорить исследование отдалённых северных районов.

На юго-востоке, за Озёрным храмом, тоже тянулась вереница разрозненных водоёмов, соединив которые каналами-протоками, можно было бы организовать водный путь до Южной реки, которая текла блоках в пятистах от Майна.

На запад и на восток неизвестно на сколько сотен или даже тысяч блоков простиралась настоящая глухомань, куда Временный пока боялся соваться. Двигаясь по рекам или от озерка к озерку, можно было хоть как-то ориентироваться, в глуши же стоило пройти пятьдесят-сто метров, и уже было невозможно понять где находишься: умопомрачительные заросли скрывали всё, и иной раз нельзя было разобрать даже в какой стороне солнце. Кроме того, передвижение по джунглям занимало адски много времени, потому что приходилось не столько шагать вперёд, сколько бесконечно ползать вверх-вниз по непролазным зарослям, заплетённым вездесущими цепкими лианами.

Невидимая и ненавязчивая Кей оказалась очень удобной «Пятницей». Она не донимала своим постоянным присутствием, но всегда была готова пояснить разные странности мира, которые порой ставили Временного в тупик. Впрочем, возможно, что у него просто оказался подходящий характер. Он вовсе не нуждался в обществе для того чтобы перед кем-то выпендриваться или убивать время в непрерывной бессмысленной болтовне, ему достаточно было ЗНАТЬ, что рядом есть кто-то ещё. От скуки он тоже не страдал: вселенная была полна тайн и ему это нравилось: выяснилось, что он просто обожает решать разные задачки и разгадывать головоломки. Помимо этого он был полон планов переустройства мира. Уже бурлили какие-то замыслы насчёт расширения дома, прокладки дорог, выкапывания каналов и прочих масштабных проектов.

А мир действительно выкидывал фокусы. В первые же дни Временного просто поверг в изумление тот факт, что сила тяжести действовала только на песок, гравий и живых существ. Когда он первый раз заметил висящий в воздухе кусок скалы, он долго ходил вокруг, пытаясь понять в чём дело. Убедившись, что огромный каменюка действительно никак не связан с находившейся рядом горой, он подумал, что, возможно, внутри замурован какой-то летучий минерал, который заставляет скалу парить. Это открывало бы офигенные перспективы: можно было бы замутить какой-нибудь летательный аппарат, и, пользуясь ветром, совершать путешествия по воздуху.

У него был с собой плохонький, но ещё вполне рабочий лук, отбитый у скелета, и стрелы из раздатчиков. Он прицелился и выстрелил в загадочное каменное НЛО, надеясь, что оно хотя бы покачнётся. Без толку. Пришлось построить земляной столб, чтобы подобраться к летучей скале поближе. Поднявшись вровень, он толкнул её рукой, потом осторожно наступил на каменную поверхность.

Выяснилось, что скала вовсе не «плавает» в воздухе, а стоит там мёртво, словно впечатанная в пространство. Он ещё раз убедился, что вокруг камня — только воздух, никаких невидимых блоков. Только после этого он позвал:

— Кей! Что это за фигня? Почему оно не падает?

— Как бы тебе сказать… Короче, оно и не должно падать. В каждом мире свои физические законы. В одних мирах всё падает, в других — наоборот, всё летает… А здесь всё стоит на том месте, куда его поставили. За редкими исключениями.

Временного не столько заинтересовали особенности сего мира, сколько сам факт наличия разных миров.

— Значит, миров, как бы, много… Это точно?

— Точнее некуда, поверь.

— Угу… А я, значит, раньше жил в каком-то другом мире, раз эти летающие камни мне кажутся необычными?

— Эм-м-м… Скажем так: родился ты в одном мире, а потом довольно долго жил в этом.

— А тот, родной…

— Тут я тебе не помогу. Может быть, ты вспомнишь сам.

— Ясно всё с тобой… И, значит, что: вот эта скала — абсолютно надёжно стоит и не упадёт ни при каких обстоятельствах?

— Точно.

— Но послушай, а я же видел, как падает песок — когда из шахт выбирался?

— Это исключение. Песок и гравий. Ну и всё живое — люди, мобы…

— Мобы?

— Движущиеся существа помимо людей. Скелеты, свинюшки всякие.

— А вода?

— Вода и лава — не падают, они льются. Есть некоторая разница. В этом тебе лучше разобраться самостоятельно.

— Лады… Не, всё-таки. То есть — надёжно-пренадёжно оно и никак не рухнет?

— Да надёжней не бывает. Если только ты сам под собой опору не сломаешь. Или какой-нибудь другой злодей. Само оно упасть не может по определению. Попробуй вон то дерево сломать, начиная снизу…

Висящие в небесах камни всё равно вызывали чувство неприятия, и Временный сломал их все, благо, что скала была не такой уж большой. Затем, спустившись, он с опаской, готовый в любую секунду отскочить подальше, срубил дерево. Несмотря на предупреждение, эффект всё равно оказался потрясающим. Оно НЕ ПАДАЛО!

М-да. К этому нужно будет привыкнуть…

А известие о разных мирах несколько обескураживало. Пожалуй, в другой ситуации, оно привело бы Временного в ещё большее смятение, но «стена забвения» в голове сглаживала остроту восприятия. Время от времени всё окружающее снова казалось ему лишь сном, а во снах ведь возможны самые невероятные вещи…

Ведьмин храм
Первые вылазки на разведку окрестностей Временный совершал с опаской, далеко не забредал и обязательно возвращался домой под вечер. Однако подробные исследования мира так провести было невозможно. На третий день он, наконец решился на более серьёзный многодневный поход. На север.

Озеро Майн отделяла от истока Северной невысокая гряда холмов, густо заросших джунглями. Расстояние — рукой подать, да и кручи по пути не такие уж грозные, но продираться сквозь заросли было ужасно неудобно. Временному в очередной раз пришла в голову мысль, что нужно будет плюнуть, потратить несколько дней и всё-таки пробить от озера до реки нормальный судоходный канал-тоннель шириной метра три, чтобы лодка не цеплялась вёслами…

Добравшись до реки, он с облегчением погрузился в нехитрое судёнышко и помчался на север. Даже несмотря на небольшие задержки, вызванные необходимостью обрубать нависающие над рекой ветви, скорость передвижения сразу выросла в разы.

Река понемногу забирала вправо и, сделав петлю, повернула прямо на юг. Временный решил немного осмотреться. Берег здесь был высоким и обрывистым, поднявшись наверх, можно было попробовать глянуть что там дальше на севере.

Вскарабкавшись по лианам на гору, он обнаружил, что находится на гребне узкого — буквально в несколько десятков метров — хребта, по другую сторону которого текла ещё одна река. Вполне возможно, что это была всё та же Северная, сделавшая где-то южнее ещё одну петлю. Если это так, то он вскоре окажется здесь снова, только с другой стороны горы. Чтобы отметить это узкое местечко, он соорудил на вершине небольшой обелиск, ярко осветив его несколькими факелами. Потом спустился обратно и направил лодку дальше на юг.


В ущелье оказалось довольно сумрачно: уже вечерело и пора было подумать о ночлеге. Река впереди резко поворачивала налево; Временный решил глянуть что там впереди, а потом заняться стоянкой. Однако оказалось, что сразу за поворотом река разливается в широкий плёс, а на правом пологом берегу возвышается…

Ещё один храм! Мысли об устройстве временного убежища моментально улетучились. Собственно, можно было переночевать прямо в храме, опыт показывал, что это решение вполне здравое.

Временный выскочил на берег — прямо на отмостку первого этажа и сразу закрепил на стене факел… Попытался закрепить.

Факел ярко мигнул и исчез.

<Сервер>: Вы не можете здесь это делать!

— Что за…

Он снова попробовал поставить факел, затем, после очередной неудачи, попробовал сломать кусок стены.

<Сервер>: Вы не можете здесь это делать!

— Кей! Что происходит?

— Приват.

— А поподробнее?

— Есть смысл переплыть на другой берег и позаботиться о безопасном ночлеге. По ходу дела я тебе расскажу.

Он посмотрел на небо. Действительно завечерело уже совсем не по-детски, в тёмной синеве начали проглядывать звёзды. Учитывая, что даже осветить храм не представлялось возможным, совет Кей выглядел здравым.

Временный решил не заморачиваться с выкапыванием норы и переждать ночь на дереве. Взобравшись по лианам на ближайший тропический гигант, он вырубил в ветвях уютное гнёздышко. Здесь было вполне безопасно: практика показывала, что на листве ночные твари не спаунятся, а снизу подняться могли бы разве что большие пауки, да и то — только теоретически.

— Ну и?

— Вот слушай. Там, где живут люди, им нужно обеспечивать неприкосновенность своей собственности. Для этого существуют приваты. Каждый гражданин имеет возможность объявить небольшую часть мира своей собственностью. Производится определённая процедура, регистрация, и территория становится приватом. В привате никто кроме хозяина не может ничего сломать или наоборот поставить…

— А сундуки открывать?

— Это зависит от разрешений, установленных владельцем.

— И чей же в храме приват?

— Не знаю… Вообще — это довольно странно. Я полагала, что людей в округе нет на много тысяч блоков… Думаю, что завтра, возможно, что-нибудь выяснится.

Он вылез на самый верх кроны, где листва образовывала практически ровную круглую площадку, осторожно подобрался к краю. Ночь была ясной, луна поднялась уже довольно высоко и заливала джунгли своим призрачным светом. Сверху мир казался бескрайним серебристо-зелёным океаном, река же внизу и храм на берегу скрывались во мраке.

— Кстати, насчёт завтра… Тебе уже придумалось какое-нибудь имя?

Имя не придумалось, как-то было совсем не до того. Да он и привык уже без затей называть себя Временным.

А действительно, если завтра кто-нибудь повстречается… Ну что ещё, нафиг, за Временный?!

— Ну… Ну, может… Ну, например, Рем. От Временный. Или Ремм, так как-то солиднее звучит. Как тебе?

— Сказать по правде — несколько легкомысленный подход… Но — главное, чтобы тебя устраивало.

Он несколько раз произнёс: «Ремм, Рем, Р-р-ремм».

— Не, фигня какая-то. Язык цепляется. А, например, Демм. Димм. Во, пусть будет Димм. Да, так хорошо.

— Команду серверу отправь: register и имя два раза…

<tmp33172>: /register Димм Димм

<Сервер>: Вам присвоено имя Димм

— Получилось… Кей, а что такое Сервер?

— Это… Такая штука…

— А-а. Ясно.

— Не ёрничай! Сформулирую сейчас и скажу. Легко, думаешь… В общем, мир состоит из блоков, сущностей и прочего такого. И сервер хранит информацию обо всём этом и пересылает эту информацию тебе, мне, всем, в общем.

— А зачем? ...



Все права на текст принадлежат автору: Дмитрий Басов.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Возвращение. Майнкрафт. Книга 2Дмитрий Басов