Все права на текст принадлежат автору: Алекс Каменев.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Повелитель льдаАлекс Каменев

Алекс Каменев Повелитель льда

© Алекс Каменев, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

1

Дальний Восток.

Владение клана Охотниковых.

Загородная трасса М-76. 16:35

Машина шла ходко, ровный асфальт тихо шелестел под свежими шинами, в ушах стоял свист ветра, а в крови бурными волнами расходился адреналин. Ощущения зашкаливали. Сердце билось быстро, прямо в такт ревущему мотору.

– Не отставай! – слева прилетел голос Полины.

Оглянулся, приземистый спорткар названой сестренки стремительно пошел на обгон, дождавшись освобождения встречной полосы.

Под капотом стальных коней не пара лошадок, а несколько сотен. Скорости дикие, благо редкие автомобили на междугороднем шоссе позволяли не слишком оглядываться на безопасность.

– Догоняй! – вредина не удержалась, показала язык.

И тут же вдавила педаль в пол, разгоняя и так резво едущую машину еще больше. Серебристый болид чуть ли не подпрыгнул на месте и рванул вперед с ускорением метеора.

Пришлось повторять данный маневр, чтобы не отстать от сумасшедшей девчонки. Газ до упора, руки крепко вцепились в руль, не позволяя спорткару вилять. Мы не ехали, мы летели, стелясь над трассой двумя серыми призраками.

Стрелка спидометра медленно, но неуклонно переваливала направо. Еще немного, и упрется в конечный предел. Смотреть на цифры не слишком хотелось, понимание конкретного уровня скорости сейчас скорей отвлечет, чем действительно поможет не выйти из спонтанно возникшего соревнования.

– Совсем спятила! – пробормотал я, увидев, как магический фон вокруг машины Полины вдруг взвихрился.

Магия окутала серое авто, подталкивая тачку мощным напором сконцентрированной энергии. Казалось, еще немного, и она вовсе взлетит, вопреки всяким законам притяжения, не в силах удержаться на грешной земле.

– Ох и грохнется она, – проворчал я, предпочитая вместо чар все еще использовать стальное сердце своего автомобиля.

Подхваченный потоками колдовства, окруженный им со всех сторон плотной дымкой, спорткар Полины резво уносился по трассе вперед, разрывая между нами дистанцию.

– Засранка, – по моим губам пробежала улыбка.

Выходки названой сестренки иногда жутко бесили, но по-настоящему злиться на нее у меня никогда не получалось.

Машины разгонялись все сильнее. В какой-то момент дорога начала плавно поворачивать, выходя к небольшой развязке вокруг основания холмистой гряды. И тут скорости резко упали, рисковать, влетев в бетонный отбойник, не захотела даже Полина.

Вскоре появился еще один поворот, расстояние между нами сократилось еще больше. Увидев площадку с распахнутыми настежь воротами, я дал по газам, делая крутой вираж и обходя серебристую каплю сестрицы на последнем десятке оставшихся метров. Сзади послышался возмущенный вскрик. Мой рот искривился в злорадной ухмылке.

Проворонила, не учла конечный отрезок, и теперь будет второй. Через кованые ворота раскинувшегося поместья я въезжал первым.

– Ваше сиятельство, – дверцу спортивного кабриолета с поклоном предупредительно открыл слуга в ливрее родовых цветов Охотниковых, коричневый и зеленый, на груди виднелась вышитая эмблема натянутого лука с наложенной стрелой – герб правящего рода здешних земель.

Небрежно придержав дверь, я выбрался из машины, ноги в мягких летних туфлях легко ступили на мелкий гравий подъездной дорожки резиденции колдовского клана, одного из самых могущественных на Дальнем Востоке.

В обрамлении сердитого рева появился спорткар сестрицы. Рванул вперед, пугая собравшуюся неподалеку многочисленную прислугу, и метнулся прямо ко мне на бешеной скорости.

Кто-то испуганно ахнул, послышались возгласы страха. Со стороны казалось, будто новая гостья намеревается задавить прибывшего перед ней человека.

Я с усмешкой остался стоять на месте, демонстративно отставил ногу чуть в сторону, как будто встречая овации за некую только что полученную награду.

Автомобиль пронесся быстрее молнии мимо ухоженных лужаек по самому краю дорожки, все сильнее разгоняясь…

И резко затормозил. Оставляя между моими ногами и своим бампером узкую полоску в два сантиметра. Я похлопал по серому капоту, еще раз усмехнулся и погрозил пальцем лицу Полины, видневшемуся сквозь лобовое стекло. Сестрица выглядела сердитой.

– Ты сжульничал, – обвиняюще подняв вверх указательный перст, заявила она, выбираясь наружу.

Юная колдунья уровня Повелителя Льда не стала ждать, пока растерявшийся слуга-парковщик подскочит к очередному клиенту, появившемуся столь неожиданно.

– Нечего было зевать, – отозвался я. В противовес Полине, по моим губам все еще блуждала довольная улыбка. – Сама виновата.

Княжна с досадой скривилась. Поправила ослепительно-белое коктейльное платье и шагнула вперед. Тонкая, но крепкая рука, украшенная браслетом с многочисленными мелкими бриллиантами, повисла в воздухе, ища не слишком нужную для ее хозяйки опору.

Я с готовностью подставил свой локоть.

– И вообще, с тебя три тысячи на аренду машины, – едко напомнила она, беря меня под руку.

Поправила стильную прическу, похожую на спутанные в беспорядке волосы, провела пальцем по ободку алмазного ожерелья и уверенно потянула к распахнутым настежь высоким дверям парадного входа, начисто игнорируя неудобство передвижения на высоких каблуках по мелкому гравию.

М-да, в свете произошедших событий деньги теперь для меня вопрос довольно больной. Содержания от клана нет, приходится выкручиваться самому. И тем не менее беспечно ответил, позволяя увлечь за собой:

– Непременно.

Коротко брошенный взгляд на краешек видневшейся неподалеку парковочной стоянки, заполненной под завязку, показал, что мы слегка припозднились. Хотя часы, встроенные в инком, показывали, что до официального начала приема еще оставалось около получаса.

– Опоздали, что ли? – негромко осведомился я, глядя на загоревшийся дисплей с цифрами.

– Не волнуйся, – успокоила Полина. – У них тут свои порядки. Постоянно раньше времени начинают.

Помолчала, словно раздумывая, стоит ли говорить дальше. Решила, что да, и продолжила:

– У Курбатовых на день рождения внука тоже так было. В приглашении указывалось ровно семь вечера, а веселье началось чуть ли не в пять.

В голосе сестренки проскользнули извиняющие нотки, плохое настроение от проигранной гонки испарилось без следа, заменив собой чувство вины по другому поводу. Как будто она была в чем-то виновата. Что совершенно не так.

Я сжал ладонь Полины, шутливо толкнул в плечо и ободряюще заявил:

– Не волнуйся, все будет в порядке.

В ответ грустная улыбка и печаль в глазах. Прозвучавшие уверения не убедили молодую колдунью.

– Зря ты так, – сказала она, прижимаясь ко мне. – Все можно вернуть обратно прямо сейчас. Достаточно одного звонка.

Внутри меня мгновенно поднялась волна злости. Идти на попятную? Сдаваться? Нет уж, лучше так, чем переступать через собственную гордость. Не собираюсь доставлять такое удовольствие князю.

– Вот пусть он и звонит, – отрезал я, показывая резким тоном, что больше не хочу возвращаться к обсуждаемому вопросу.

Полина поняла и больше не поднимала неприятную тему. Остаток пути до главных дверей мы прошли в тишине. Здесь нас уже ждал мажордом в сопровождении пары лакеев. Наряженные в ливреи родовых цветов своих господ слуги проводили нас в общую залу.

Поместье Охотниковых, построенное с налетом старорусских мотивов, с первых мгновений поражало простором внутренних помещений. Очень высокие потолки, которые не ожидаешь увидеть в деревянных строениях, украшенные красивой резьбой перила, широкие лестницы, обилие анфилад сквозных комнат и большое количество открытых террас – встретили нас внутри резиденции.

И всю эту красоту окутывала плотная дымка магии местных хозяев. Стихия Леса. Не слишком дружелюбная сила носителям магии Льда.

Появилось неосознанное желание окутать себя приятной прохладой пелены Холода.

– Долбаные «эльфы», – сквозь зубы ругнулась Полина, сохраняя на лице любезное выражение. – Терпеть не могу их энергию.

Показывать открыто раздражение значило выставлять на всеобщее обозрение свою слабость. Поэтому ругательства прозвучали едва слышно и предназначались исключительно для меня.

– Да ладно, ты же не думала, что здесь будет властвовать Вечный Лед, – рассудительно проронил я. – Это их земля, их порядки, их магия.

– Могли бы пригасить на время торжества, – проворчала сестрица уже более спокойно, так для проформы, чтобы последнее слово оставалось за ней, а не потому что действительно спорила.

Я ничего не сказал в ответ, молча пожал плечами, дожидаясь, пока небольшая процессия дойдет до главного места праздника.

– Сиятельные Виктор и Полина Строгановы, – возвестил о прибытии новых гостей мажордом, стоило нам дойти до очередных распахнутых настежь двойных дверей, больше похожих на небольшие, но невероятно узкие и высокие ворота.

К нам сразу навстречу подошла женщина средних лет. В изысканном платье зеленых цветов, темные волосы скрепляла заколка, украшенная нефритом, а на груди покоилась брошка с большим изумрудом.

– Виктор, рада, что ты смог выбраться. Полина, ты как всегда очаровательна, – защебетала женщина, протягивая руки для легкого пожатия и обнимая за плечи, имитируя поцелуй в щечку.

Галина Юрьевна Охотникова, жена местного князя, официальная хозяйка праздника.

Приветствие, пустой треп ни о чем на пару минут. Как поживаете? Как здоровье уважаемого Кирилла Константиновича? Как дела дома? И все в таком роде. Под конец добрые пожелания провести весело время этим вечером.

И легкий, едва заметный намек на мое положение. Куда уж без этого. Слухи разнеслись далеко. Дотянулись даже до этих краев.

Я предпочел сделать вид, что не заметил намека. Вежливо растянул рот в холодной улыбке и больше слушал, чем говорил.

Ее бы можно принять за милую тетушку, повстречавшую своих дальних племянников, но вот беда, пока голос сочился патокой меда, глаза глядели остро и цепко, замечая любую деталь после каждой сказанной фразы.

Прямо не живой человек, а бездушный сканер с кучей электронных плат внутри… Терпеть таких не могу.

Как обычно светский раут колдунов отличался разнообразием нарядов приглашенных, напоминая прием в каком-нибудь из фэнтезийных миров. Модники не ограничивали фантазию в стремлении показать принадлежность к определенной стихии.

Впрочем, традиционные вечерние туалеты на дамах здесь тоже присутствовали, как и классические костюмы у мужчин. Не все обращали чрезмерное внимание на собственный вид.

То тут, то там в толпе гостей мелькали люди, отдающие дань более консервативным одеяниям. В этом плане я в своем сером пиджаке, темной сорочке и черных брюках не слишком выделялся среди них.

Мимо проскользнул официант, здесь предпочитали использовать живую обслугу, в отличие от Чертогов Льда, где преобладали големы. Полина ловко подхватила с проплывающего мимо подноса два фужера с шампанским. Один тотчас протянула мне.

– Посмотрим, чем тут угощают, – промолвила она, делая небольшой глоток.

Охотниковы всегда праздновали летнее солнцестояние. Тесно связанные с природой, они воспринимали эту дату как-то особенно близко и отмечали ее с завидным постоянством с самого дня основания клана. Приглашали гостей, устраивали празднество в честь самого длинного дня в году.

Забавно, у Курбатовых, известных оборотней и в определенной степени тоже относящихся к лесной стихии, похожее мероприятие проходило зимой. Эти отмечали самую длинную ночь. Правда и в начале лета тоже вроде устраивали еще один бал. За всеми этими тусовками не уследишь.

Кто восхвалял весеннее и осеннее равноденствие, я был не в курсе, туда еще приглашения не приходили.

Хотя, по правде говоря, и на эту вечеринку меня формально не звали. Это все затея Полинки. Мы с ней в последнее время стали меньше видеться, и она решила, что это отличная возможность побыть вдвоем. Я не возражал, потому что тоже порядком скучал по названой сестрице, несмотря на ее невозможный взбалмошный нрав.

– А что, вроде неплохо, – я тоже сделал глоток. Мы неторопливо фланировали по залу, находясь все так же под ручку.

На нас оглядывались. Украдкой, стараясь не встречаться взглядом. В основном представители малых родов и вассальные семьи.

«Близнецы», – шелестело среди пестро наряженной публики.

«Владыки Холода», – еще глуше звучало вдогонку.

И совсем уже на грани слышимости уважительно-опасливое – «ледышки».

Вечный Лед редкий гость в здешних краях. А члены правящего рода клана Строгановых и подавно…

– Как вообще у тебя дела? – спросила Полина, рассеянно оглядывая центральный зал с живым фонтаном в форме низвергающегося водопада. Судя по голосу, она опять намеревалась вернуться к первоначальной теме.

Я не скрываясь поморщился. Опять двадцать пять. Ну неохота мне это обсуждать. Да и нечего обсуждать, если уж на то пошло. Все вышло, как вышло.

Если вкратце, женитьба с Алисой не состоялась. Помолвку расторгли, стороны разошлись. Волконские переметнулись под крыло Орловых.

Сначала никаких разговоров об отмене брака не шло. Княгиня Волконская отлично понимала, что за оскорбление такого рода князь Кирилл достанет везде. Не спасет никакое заступничество. Она всего лишь сделала небольшой намек, и тут случилось это. Совершенно неожиданно для всех князь согласился и даже одобрил всецело идею.

Оказалось, за прошедшее время расклад в политике изменился. Орден Крови покинули многие кланы, его влияние, как в стране, так и в мире существенно снизилось. А неплохих целителей вокруг хватало и без династических браков.

Кирилл Константинович вознамерился вернуться к прежнему плану. Хотел выдать меня за более выгодную партию – Светозару, наследницу Бельских, последнюю из рода владык Темной Дубравы.

Тут уж у меня, что называется, взыграло. Я вспылил, отказал, первый раз в жизни накричал на князя. Прозвучало много обидных слов с обеих сторон. За три месяца близкого общения у меня появились к Алисе настоящие чувства. А у нее ко мне. Ну, точнее, я так думал тогда…

Что в основном меня окружало до этого в жизни? Лишь смерть и война. Заботливая и ласковая Алиса выступила отдушиной в противовес всей этой грязи. В этом отношении ее действительно хорошо готовили в Ордене Крови.

И тут вдруг такой жестокий удар. И подставляться по новой я уже категорически не желал. Так что послал князя с его новой женитьбой, посоветовав искать себе другого племенного бычка.

Старший Строганов в гневе велел убираться прочь, пока юношеская дурь не пройдет, а до тех пор не сметь показываться ему на глаза. И вообще посещать Холодный Предел.

Признаюсь честно, я был готов бороться за счастье. И первым делом направился к Алисе. Но и там меня ждало разочарование, больше похожее на ушат холодной воды. Послушная дочь не захотела идти наперекор собственной матери и смиренно приняла решение старших в роду.

Было горько и было невероятно обидно. Наверное, это можно назвать разбитым сердцем. Не знаю. Лично у меня тогда возникло дикое желание крушить все подряд. Помню, как сила потекла послушными ручейками, откликаясь на призыв своего повелителя. И лишь неприкрытый испуг в глазах княжны остановил меня тогда от окончательного впадения в бешенство.

Я не винил ее. Девчонку так воспитали. Но и простить предательства тоже не мог. В общем, послал далеко и надолго, посоветовав напоследок не попадаться мне на глаза…

Смешно, помнится, тогда я повторил почти те же слова, что сказал мне князь на прощание…

Ну а дальше все просто. Так как помолвку расторгли, то и все подарки подлежали возврату. В том числе оба острова, особняк в центре Хладограда, пентхаус в Златограде и другие вещи попроще. Одни Демидовы не стали жадничать, оставив боевой артефакт в моем пользовании.

Странная сложилась ситуация. Фамилию Строгановых у меня так и не отобрали, формально из правящего рода клана не исключили. Но при всем при этом действовал запрет на нахождение в Холодном Пределе.

Князь был согласен на возвращение лишь при условии непременного извинения перед ним и согласия на брак со Светозарой. О чем мне сообщил Мстислав, пару раз навестивший после.

Я отказался, потому что не считал себя виноватым, и ушел. Не из клана. Только из Холодного Предела. Покинул территорию, как только подвернулась возможность.

Выручил меня Григорий Мамонтов. Молодой и успешный банкир узнал о размолвке с князем и предложил пожить пока в одной из его квартир в Златограде. На что я с благодарностью согласился.

Нашел подработку, много тренировался. Так и жил не тужил, собираясь опять поступать в Златоградский Лицей для получения классического магического образования. Пока вдруг вчера не заявилась Полина и не утащила за многие тысячи километров от дома на празднество клана Охотниковых.


Холодный Предел. Чертоги Льда.

Личный кабинет князя. 01:11

– Ты уверен, что данные верны? – Кирилл Константинович быстро просматривал папку с бумагами, уделив особое внимание последним страницам.

Именно там содержались общие выводы череды проведенных экспериментов по исследованию влияния магического фона на живые организмы.

– Абсолютно, – Мстислав скупо кивнул. – Опыты убедительно доказали, что вероятность возникновения дара связана лишь относительно, касательно показателей плотности излучения магии.

Князь с отвращением швырнул документы на стол, встал, неторопливой походкой прошелся до окна и обратно, напряженно морща высокий лоб.

– Другими словами, поголовного рождения магов нам не видать?

Мечта о клане, целиком состоящем из одаренных, разбилась в прах. Понятно, почему властитель Холодного Предела находится в дурном настроении. Его мечты и надежды только что испарились.

– Процент повысился незначительно, а вот смертность возросла на порядки. Человеческий организм просто не справляется со слишком большим магическим фоном, – объяснил первый советник.

Они находились с ним в кабинете одни. Пришли последние результаты, и хозяин Чертогов Льда незамедлительно вызвал помощника на срочный доклад, несмотря на позднее время. За широким окном из прозрачного зачарованного льда черным покрывалом темнела поздняя ночь.

– Ученые могут что-нибудь сделать? Есть предложение, как увеличить первый показатель и уменьшить второй? – князь все еще не отказался от осуществления изначального плана.

Длань Войны покачал головой, его тоже расстроили данные, тотальное наделение даром давало невероятные возможности для стремительного расширения влияния клана. Как в политическом, так и в военном аспектах. Не говоря уже о значительной территориальной экспансии. Сначала первые в стране. Потом первые в мире. С такими технологиями это не казалось чем-то невероятным. Наоборот, более чем реальным.

Но не срослось.

– Для усиления выносливости необходимо вмешательство на генетическом уровне. Однако тут появляются трудности. Способность к магии тоже проявляется в генах и одно изменение влияет на другое, появившееся вследствие излучения насыщенного магического фона. Они вступают в противоречия с самими собой. Начинаются необратимые разрушительные процессы.

– Исследования продолжаются? – осведомился князь.

Здоровяк с фигурой тяжелоатлета помолчал, крупные пальцы побарабанили по лежащему на коленях ультратонкому рабочему планшету.

– Я могу приказать продолжать программу дальше, но как уже и сказал ранее, шанс на успех очень мал, – возникла еще одна короткая пауза, а следом за ней неохотное уточнение: – Исчезающе мал.

Старший Строганов испытующе взглянул на помощника.

– То есть ты не хочешь тратить ресурсы на проект? Считаешь, отдачи не будет?

Советник пожал мощными плечами, пошитый на заказ дорогой пиджак натянулся вокруг бугрящихся гор мышц.

– Думаю, процент вероятности достижения цели не оправдывает вложенных средств. Мы уже потратили очень много. Продолжать дальше, значит, выкидывать деньги на ветер, – закончил Мстислав твердым голосом, абсолютно уверенного в собственной правоте человека.

Князь не стал ему сразу возражать. Он всегда с уважением относился к мнению ближайших помощников.

Вот только сегодня на совещании присутствовал лишь один из них. Вторая Длань, Порядка, сейчас находилась далеко за пределами Хладограда и Чертогов Льда. Можно, конечно, вызвать по связи, но князь не очень любил пользоваться техникой, прибегая к помощи электронных устройств лишь в крайнем случае.

– А что Лариса? Небось поддерживает решение? – насмешливо изогнул правую бровь Кирилл Константинович.

Нелюбовь советника, отвечающего за мирную составляющую жизни клана, к излишним жертвам являлась общеизвестной. В отличие от Мстислава, Лариса была Созидателем и потому всегда остро переживала смерти других.

Что в целом не мешало ей при необходимости твердо отстаивать интересы рода, не уступая в горячности Воинам.

– Она понимает, что пытаться бесконечно нельзя и когда-нибудь стоит остановиться, – нейтрально заметил Мстислав.

Бросать камень в огород своего извечного оппонента он не стал, хотя при других обстоятельствах не преминул бы каким-нибудь образом задеть деятельность Ларисы. Однако сейчас не время и не место. Это советник тоже прекрасно осознавал.

Князь одобрял и поддерживал соперничество между своими «правой и левой рукой», но также четко следил, чтобы дело никогда не доходило до открытой свары.

– А я вот считаю иначе, – заявил Патриарх, упрямо поджав рот. – Это слишком хорошая возможность, чтобы так легко от нее отказываться. И потом, ты же не думаешь, что другие кланы не ведут похожие разработки в собственных лабораториях?

Мстислав в очередной раз пожал плечами. Князь говорил очевидные вещи, но не указывать же ему на это.

– Вполне вероятно, – бесстрастно ответил он.

Кирилл Константинович победно вскинул вверх указательный палец.

– Вот, – нравоучительно протянул он. – А ты предлагаешь закрыть проект.

И снова от советника последовало пожатие мощными плечами.

– Достигнув наших результатов, они тоже упрутся в стену и вынужденно отступят, – сухо проронил он.

Лицо князя нахмурилось.

– Не факт, может, найдется выход из ситуации и случится прорыв. Что нам тогда делать? На каких задворках окажется в таком случае клан Строгановых в будущем?

В ответ тишина. Положение клана слишком деликатная тема, чтобы бездумно бросаться словами. Особенно, что касается его дальнейшего развития.

– Можно сократить расходы программы, – все никак не отказывался от мысли слегка поумерить аппетиты ученых на исследовательский проект в пользу других важных сфер Длань Войны. Некоторые из которых имели не менее стратегическое значение. Например, вооруженные силы клана. В последнее время расходы на армию существенно снизились. Слишком много требовалось денег в других местах. Территория Холодного Предела очень серьезно расширилась. И поглощение новых земель шло туго и трудно.

Поняв, что советник от своего не отступит и будет настаивать до последнего, князь махнул рукой.

– Ладно, уговорил, пусть немного урежут бюджет умникам, – сказал он и тут же уточнил: – Но не слишком, чтобы работа над проектом вовсе не прекратилась. Ясно?

Мстислав кивнул. Редкое дело, ему удалось сдвинуть Патриарха в его решении. Совсем чуть-чуть, но все же. Успех окрылил. Чем черт не шутит, может, удастся и по другому вопросу найти компромисс? Эта проблема беспокоила Мстислава уже очень давно. Если быть точным, с самого своего появления.

– Раз уж результаты оказались отрицательными и в ближайшее время клану точно не грозит стремительное пополнение из числа новых одаренных, то может, стоит задуматься о…

Докончить он не успел. Не дали. Князь стремительно развернулся, ноздри старшего Строганова хищно раздулись, в глазах заплескалась неприкрытая злость.

– Опять про Виктора хочешь просить? – яростно прошипел он. – Сколько раз повторять, пока несносный мальчишка сам не одумается и не придет с покаянием, ничего слышать о нем не хочу.

Кирилл Константинович прошелся по кабинету, остановился и тут же, противореча недавнему заявлению, неожиданно спросил:

– Чем он вообще занимается?

– В основном продолжает тренировки, – быстро ответил Мстислав, как будто ожидая вопроса о судьбе бывшего ученика.

И неудивительно, князь, может, и ярился, но дураком он никогда не был. Отказываться от Повелителя Льда насовсем будет глупым поступком, несмотря на все разногласия. Слишком расточительно разбрасываться столь ценными кадрами в столь неспокойное время.

– Где живет?

Об этом Мстислав уже докладывал ранее, но счел нужным снова напомнить.

– У Григория Мамонтова в Златограде. В одной из его квартир.

Возникла пауза, советник не знал, стоит ли продолжить доклад о судьбе «блудного сына», а хозяин кабинета раздумывал о причинах произошедшей в прошлом размолвки.

– Его уже пытались перетянуть на свою сторону другие кланы? Твои орлы из разведки Детей Вьюги зафиксировали какие-либо посторонние контакты? – наконец осведомился князь.

Мстислав отрицательно покачал головой.

– Нет, ничего такого. Все в пределах обычного поведения, – Длань Войны помолчал. – Вроде собирается поступать в Златоградский Лицей. Хочет получить нормальное магическое образование.

Кирилл Константинович прошел вдоль длинного стола, уселся в свое кресло с высокой спинкой, неторопливо откинулся назад. Его лицо сохраняло отрешенно-задумчивое выражение.

– Что же, похвальное рвение. Учиться никогда не поздно. Наш с ним курс носил несколько односторонний характер.

Все верно, обоих Повелителей Льда прогоняли по ускоренной программе боевых магов исключительно для войны. Когда дар целенаправленно готовили нести смерть и разрушение. А любому одаренному требовалось разностороннее обучение. В идеальном варианте. Что Воинам, что Созидателям.

– Твои люди его плотно опекают? – Патриарх остро взглянул на советника.

Мстислав кивнул. Что тут скажешь? Выпускать из поля зрения Повелителя Льда было бы несколько нерационально. С того момента, как брат Полины покинул Холодный Предел, его постоянно вели специалисты особого подразделения.

Князь еще некоторое время посидел, что-то обдумывая, затем махнул рукой и сказал:

– Снять постоянное наблюдение. Приглядывайте, но без фанатизма и без контроля. Не вмешивайтесь. Посмотрим, как Виктор себя покажет. А там поглядим.

2

Дальний Восток. Владения клана Охотниковых.

Загородная резиденция. 17:10

Вставленное к месту острое слово зачастую могло ранить не хуже удара хорошо заточенным клинком. Особенно при общении в великосветских кругах. Здесь любили задевать соперников тончайшим намеком на несовершенство.

Не оскорблять напрямую, ни в коем случае нет, чтобы не выглядеть простым грубияном, а сделать так, что человек почувствовал бы свою ущербность и незначительность от пары небрежно брошенных фраз. Этому учили с самого детства.

Изначально мы с Полиной не получили классического воспитания аристократов, родившихся и выросших в благородной семье одного из великих родов.

Голубая кровь, белая кость, плоть от плоти старых семей, те, кто в Златоградском Лицее именовали себя не иначе, как «истинными магами», потому что с самого начала появлялись на свет с колдовским даром.

Наше происхождение на фоне этих дам и господ выглядело не очень солидно, не говоря уже о самой родословной, где вряд ли можно встретить предков, замеченных в деяниях, достойных героев.

Казалось бы, бывший сирота ничем не примечательного сиротского приюта и девочка из неблагополучной семьи, осужденная за убийство отчима, должны ощущать себя не в своей тарелке в блестящем великосветском обществе магической знати.

И тем не менее мы не терялись. Гордо держали головы и смотрели на присутствующих на равных, не испытывая смущения и не считая себя ниже других.

Дело в том, что у кланов способности к магии всегда стояли на первом месте, легко перекрывая любое право крови через рождение. В этом отношении колдовские семьи (и не только русские, зарубежные тоже) отличались от привычных дворянских сообществ, где генеалогия играла главную роль.

Здесь же в первую очередь смотрели на личную силу, на магический дар, а лишь затем на все остальное. Так завещали традиции, пришедшие из прошлых времен. Отбор лучших из лучших, сильнейших, для вхождения в правящий род, так повелось с незапамятных времен основания кланов, когда первые Патриархи подчиняли своей воле стихии и выбирали в ближний круг людей, опираясь исключительно на их личные качества, а не на то, кем они родились изначально.

Определенная тень отчуждения присутствовала, не без этого. Но небольшая, некритичная для общения. И пусть мы пока не знали точно, какую вилку брать для салата, а какую для мяса, запросто могли перепутать бокалы для красного и белого вина, никто не посмел бы нас этим попрекнуть.

Потому что прекрасно знал, кто такие Повелители Льда.

Хотя умение изысканными словами послать собеседника в долгое эротическое путешествие могло здорово пригодиться на великосветских тусовках, этого не отнять…

– Я слышал, ваши земли в Скандинавии до сих пор не освоены, – непринужденным тоном произнес Леонид. – Возможно, не стоило так спешить и объявлять права на эти территории. Как вы считаете?

Высокий худощавый парень бросил на Полину невинный взгляд. Скрытая подколка насчет чрезмерно расширившихся владений Холодного Предела и малого количества выделенных сил для их полного контроля легким порывом прошелестела в бархатистом голосе лощеного повесы.

Леонид был Орловым. Третьеразрядным племянником младшего брата главы клана. Или что-то вроде того. Всегда запутывался в хитросплетениях родственных связей князей.

Недостаточно сильный, чтобы подняться выше по лестнице клановой иерархии, и недостаточно слабый, чтобы вылететь из правящего рода навсегда, он представлял огненный клан на приеме Охотниковых.

– Торопливость в таком деле не нужна. Сначала необходимо полностью очистить территории, а затем уже их заселять, – любезно ответила Полина, по ее губам гуляла рассеянная улыбка.

За последние месяцы сестренка успела побывать на многих мероприятиях подобного рода. Пообтесалась и за словом в карман не лезла, отбивая словесные нападки с легкостью умелого игрока.

– А как у вас дела с Хранителями Тишины? – продолжила Полина, перед этим не забыв отпить маленький глоток из фужера с шампанским.

По лицу Орлова едва заметной тенью скользнуло кислое выражение. Из-за большой плотности заселенности центральных районов у огневиков начались большие проблемы с органами правопорядка. Ходили неясные слухи, что на уровне областей в отдельных провинциях вообще не признавали новую центральную власть.

– Мы понемногу наводим порядок, – сухо ответил Леонид.

Сестренка доверительно склонилась в его сторону и негромко заметила:

– А я слышала совершенно другое. Говорят, кое-кто из ваших вассалов вовсю глядит на сторону и не прочь перейти под руку более достойного господина, – сказала и тут же с досадой покачала головой, словно сетуя на отсутствие преданности у отдельных представителей малых магических родов.

Орлов улыбнулся самыми кончиками губ, больше никак не реагируя на замечание, высказанное с явным сарказмом.

Вечный Лед и Неугасимое Пламя никогда не дружили друг с другом. Окружающая публика с любопытством следила за пикировкой между членами двух сильнейших русских колдовских кланов. Натянутые отношения между Строгановыми и Орловыми ни для кого не являлись секретом.

– Наши вассалы держат слово, – вяло огрызнулся Леонид.

Судя по напряженному блеску в глазах, он уже пожалел, что вступил в перепалку с языкастой ледышкой.

– Да вы не волнуйтесь, – Полина деланно рассмеялась. – Холодный Предел с удовольствием примет всех недовольных. Мы всегда рады притоку свежей крови извне.

Тут она сделала паузу и слегка прищурилась.

– Могу замолвить словечко даже за вас. Уверена, человек ваших талантов придется ко двору князя Кирилла. Никогда не хотели поселиться в Чертогах Льда? – сказала сестрица, причем сделала это таким тоном, что судя по интонациям, имелись в виду вовсе не обычные гостевые покои в главном дворце Строгановых, а подземные казематы для пленников.

Я не сдержался и хмыкнул. Вот дает, это она его так вежливо в темницу, что ли, приглашает? Острячка, блин.

Всю перебранку (проделанную очень вежливым тоном, надо отдать должное обеим сторонам) я индифферентно крутил в руках наполовину опустевшей бокал, следя за разговором вполуха.

Сестрица в своем репертуаре. Она и до этого вела себя, как стерва, а уж покрутившись среди сливок общества, и вовсе стала натуральной язвой. В этом отношении я ей здорово проигрывал.

Орлов, уже не скрываясь, скривился, будто свежий лимон сжевал. Фактически ему не только что косвенно пригрозили пленом, но еще и умудрились засомневаться в преданности родному клану, предложив перейти на другую сторону. Тут уж волей-неволей начнешь морщиться.

Полина прошла по самой грани прямой грубости, тонко сумев рассчитать нужный момент.

Говорил же, за прошедшее время она успела поднабраться опыта в общении на светских раутах. В отличие от меня.

– С удовольствием посещу Цитадель Строгановых при случае, – к чести Леонида, он сумел сдержаться и не ответить примитивными ругательствами, хотя, судя по виду, ему этого очень хотелось. – В сопровождении надлежащего эскорта, разумеется.

О как, а вот это уже намек на штурм твердыни ледяного клана. Мол, я обязательно приду, но с армией.

– Прошу прощения, – не дожидаясь следующей реплики Полины, Леонид откланялся.

По толпе, кто внимательно прислушивался к пикировке, прошелестел вздох разочарования. Скандала не случилось. Никто в краткой словесной баталии не получил ощутимого преимущества. Обменялись уколами и разошлись.

Ретировался огневик так же непринужденно, как и появился, под ручку со своей спутницей, как и я, за весь разговор не промолвившей ни слова. На Полину смазливая красотка вообще не смотрела, уделив основное внимание моей скромной персоне.

– Чего это она на меня так пялилась? – судя по алому платью, барышня тоже относилась к московскому клану.

– А ты не знал? – сестрица проводила спину уходящего огневика раздраженным взглядом и повернулась ко мне. – После отмены помолвки многие великие роды рассматривают твою кандидатуру в качестве потенциального жениха для своих незамужних девиц. Очень уж лакомый кусок – свободный Повелитель стихий.

Я мысленно «пришел в ужас». Этого еще не хватало.

– Издеваешься? Да после случившегося я вообще ни о какой женитьбе и думать не собираюсь. Пошли они все со своими хотелками.

Полина (зараза такая) как-то нехорошо усмехнулась и быстро поменяла фужер с остатками шампанского на новый.

– Ну прямо здесь тебя хомутать, конечно, не будут, – «успокоила» она меня. – Но сватов могут заслать. Для обсуждения возможного приданого. Думаю, миллионов десять запросто можно выторговать. Возможно даже, под венец идти не понадобится. Осеменишь парочку-другую дурех и свободен.

Я аж поперхнулся от нарисованной картины. Меня в племенные быки? Совсем с ума спятила? Нет, она все-таки издевается.

– Орден Крови давно уже кончился, туда ему и дорога, – огрызнулся я недовольно. – И все сводники могут смело отправляться вслед за ним.

Сестрица жизнерадостно рассмеялась, моя вытянутая физиономия ее весьма позабавила.

– А кто сказал, что практика заключения браков для получения сильного потомства осталась в прошлом? Появление новых одаренных вовсе не означает отказ от дедовских, проверенных веками способов, – Полинка озорно подмигнула.

Нет, иногда она становилась совершенно невыносимой. Все еще злится за проигранную гонку, вот и щекочет мне нервы. Но ничего, мы так сказать, тоже не лыком шиты.

– В таком случае тебе еще больше нужно опасаться возвращения к старым традициям. Если только тебя не прельщает роль родильной машины для детей с потенциально сильным магическим даром.

Пришла очередь хмурить брови сестрице, судьба стать ходячей утробой для создания новых колдунов ее совсем не прельщала.

– Ах ты жопа с ушами, – сказала она и неожиданно тепло улыбнулась. – Как же мне не хватало тебя, братец.

Я усмехнулся.

– Мне тебя тоже.

В зале продолжался прием. Звучал громкий смех, раздавались двусмысленные остроты, представители конкурирующих родов подзуживали друг друга, интриговали, иногда флиртовали, задиристые интонации то и дело сменялись игривыми.

На летний бал в основном собралась молодежь, здесь не встретить угрюмой задумчивости и серьезной молчаливости, характерной для собраний старших клановых иерархов.

Здесь царствовал шум, гам и веселый перезвон бокалов.

Впрочем, политику тоже не забывали, как и подковерную грызню между кланами. А что еще обсуждать отпрыскам родов, ставших новой элитой? Очередную сумочку от модного дизайнера? Или обновленный спорткар? Разумеется, это тоже присутствовало, но не в таких количествах, как у золотой молодежи прошлых власть имущих. В этом отношении юные колдуны довольно сильно отличались от сверстников из числа обычных людей.

– …Европу так до конца и не зачистили…

– …будут использовать в своих интересах, почему нет?

– …хунганы неплохо по ним прошлись, но недостаточно.

– …никто не хочет тратить военные ресурсы и подставляться под удар соседей.

– …а мне нравились фон Бергеры, такие лапочки, все рослые, учтивые…

– …меня сейчас больше волнует Япония, мы на периферии и без поддержки…

– …никто и не обещал помощь, все лишь на словах. Орловы, как обычно, тянут одеяло на себя, строят из себя самых главных.

– …я слышал, Курбатовы предлагают Охотниковым союз. От этого выиграют все.

– …оборотням нельзя доверять. У них две личины, пойди угадай, с какой ты заключаешь договор и не отзовет ли другая потом свое слово…

– …А что Строгановы? Не будут вмешиваться? Если сюда высадятся Дети Вьюги, то ни о каком вторжении говорить не придется. Мало кто захочет воевать с ледышками.

– …ага, если здесь появятся Владыки Холода большими силами, то их потом уже отсюда ни за что не выгонишь…

– Да не будет никакого вторжения. Все уже обговорено. Заключат договор о нейтралитете. Для этого сюда прислали переговорщика от японских кланов.

– Ты про Такеши? Кто-то сказал, что он на приеме, только я его еще не видела. Симпатичный?

– Вам только смазливую мордашку подавай…

Гомон множества голосов не мешал изредка выхватывать обрывки бесед, прислушиваться, анализировать и запоминать полезную информацию.

– Думаешь, правда? – неторопливое передвижение в конечном итоге привело нас к столику между двумя увитыми плющом колоннами из мореного дуба, рядом негромко журчал декоративный фонтанчик, в обрамлении клумбы из ядовито красных цветков крайне экзотичного вида.

– О чем ты? – Полина примерилась и подхватила с серебряной подставки сочную клубнику, не забыв перед этим макнуть ягоду в сливки, чтобы лакомство оттеняло шампанское.

– Слухи о всеобщем Соборе всех русских магических кланов, – пару минут назад в одном из случайно подслушанных разговоров какой-то парень, судя по одежде цвета морской волны, из водного клана, довольно уверенно заявлял, что совместная встреча всех великих родов России произойдет в ближайшее время.

Больно уж молодой чародей убедительно говорил, будто о свершившемся факте.

– Да, через месяц вроде собираются, – беспечно подтвердила Полина, не делая из новости какое-то значимое событие.

Я удивленно приподнял брови. Однако. Сестренка, оказывается, неплохо осведомлена о планах высших эшелонов власти.

Правда, стоило ли удивляться, она входит в правящий род. На совещании кланового Совета наверняка досконально обсуждали данный вопрос.

– Ты бы сам знал, если бы не сидел в Златограде, – без труда угадав ход моих мыслей, отчеканила девушка.

По моему лицу промелькнула гримаса раздражения.

– Обойдусь, – буркнул я, досадуя, что мы, похоже, опять рискуем вернуться к неприятной теме.

Но похоже, Полина поняла, что заводить пластинку о возвращении сейчас явно не к месту, и поэтому не стала заострять внимание на причинах моего беспокойства. Вместо этого поделилась информацией:

– Князь Орлов позвал глав всех кланов обсудить дальнейшие действия, – сказала она, взяла паузу и не замедлила уточнить: – Совместные действия.

– Да-а? – протянул я, не хотелось признаваться, однако сведения звучали весьма любопытно. – И что конкретно Всеволод Юрьевич хочет обсудить? Ты случайно не в курсе?

Полинка смерила меня укоризненным взглядом, мол, может ну ее эту политику, смотри какая клубника классная. Вкуснятина… А ты, редиска такая, отвлекаешь милую барышню глупыми расспросами.

Поняв, что сочувствия не дождется и что придется отвечать, княжна Строганова протяжно вздохнула.

– Будущее русских земель, что же еще, – безразлично сообщила она и поспешила подхватить еще одну ягоду.

Странное дело, наблюдать, как один из опаснейших боевых магов России с упоением поедает клубнику.

– Неужели думают о создании общего государства? – неприкрыто удивился я.

Что тут скажешь, Патриархи всегда отличались самостоятельностью и очень болезненно реагировали на любые попытки ограничить собственную свободу.

После Великого Откровения из-за этого фактора даже развернулась самая настоящая война между малыми и великими родами.

Недаром ведь крепости кланов издавна знали в мире как Цитадели гордыни. Лидеры слабых кланов не захотели склонять головы перед более сильными и поплатились за это жизнью.

А тут такой пассаж. Не вяжется.

– Что-то вроде того, – беспечно кивнула Полина и снова потянулась к блюду с ягодами.

– Думаешь, захотят? – с сильным сомнением протянул я.

– Это вопрос не желания, а выживания, – нравоучительно заметила ученица князя Кирилла, приподнимая в салюте бокал с шампанским.

– В смысле? – я тоже промочил горло веселящими пузырьками.

Действуя назло медлившей сестрице, взял вместо клубники на закуску мясное канапе, вроде не слишком подходящее для такого напитка. И с крайне независимым видом принялся жевать.

– Процессы консолидации по территориальному признаку зафиксированы по всей планете, – Полина наблюдала за моим маленьким демаршем со смесью иронии и раздражения.

– Да? – я подхватил еще одну порцию мясного угощения, аккуратно освободил из плена зубочистки и принялся с упоением пережевывать.

А вообще неплохо. Слегка островато, но довольно вкусно. Жаль, нет пива вместо шампанского. Сейчас бы светлого пшеничного нефильтрованного хлебнуть. Красота.

Бар далеко, идти, продираясь сквозь толпу слишком лениво. Делать нечего, придется ловить официанта.

– Да, такие поползновения замечены почти на всех континентах. В основном сближение идет по географическому признаку, нередко в границах бывших государств, где находились магозоны. США, Бразилия, Япония, Китай – многие кланы этих стран сейчас активно ищут точки соприкосновения между собой.

Я зацепил проходившего мимо официанта и попросил принести бокал светлого.

Вымуштрованная у Охотниковых обслуга. Гляди, как рванул. Надеюсь, пиво здесь соответствует уровню исполнительности слуг. А то будет обидно, на персонал потратились, а на хорошие напитки пожалели.

– Неужели в Штатах грызня закончилась? – Признаться честно, после памятного рейда по бункеру Пентагона я перестал следить за ситуацией на американском материке.

В нашу бытность там ван Хоторны и Морганы неплохо сцепились между собой за главенство на западном побережье бывших US. Стихия Молний бросила вызов стихии Пространства. И понеслась. Пока одни с упоением долбали Вашингтон, топча армейскими берцами знаменитую лужайку перед Белым домом, вторые устроили контратаку на Бостон. «Веселье» поднялось страшное.

– Кстати, чем тогда все закончилось?

– Ты про разборку между прыгунами и шокерами? – Полина пренебрежительно отмахнулась. – Да ничем толковым. Никто так и не смог одержать верх. Пока одни разоряли владения неприятеля, соперник занимался тем же самым. Поубивали кучу народу с каждой стороны и разошлись. Собственно, большие потери и вынудили их пойти на переговоры между собой. Быстро дошло, что ослабленным состоянием может воспользоваться кто-то третий, вот и принялись усиленно сближаться.

– Удивительная прагматичность, – пробормотал я.

Для меня это звучало немного дико. А пиндосским колдунам нормально. Перед лицом общей угрозы бывшие враги почти молниеносно заключили мир и создали совместный альянс. Очень практичный подход.

Сомнительный с этической точки зрения, но очень практичный. Этого не отнять.

– Такое творится сейчас повсеместно, – просветила меня сестрица. – Старые враги в быстром темпе замиряются и создают союзы. Аналитики прогнозируют, что в ближайшие годы политическая обстановка в мире весьма сильно изменится. На картах появятся новые образования.

– Кланы в единой упряжке на долгосрочной основе? – я с сомнением покачал головой. – Передерутся. Это же хуже, чем пауки в банке. Вспомни последние переговоры после рейда в Европу.

Еще одно знаковое событие. Я тогда еще жил в Холодном Пределе и был в курсе событий. При возвращении кто-то из Патриархов предложил сохранить общую армию русских кланов, так другие подняли такой хай, что небесам стало тошно. Никто не желал уступать и толику власти, тем более отдавать своих солдат (что еще хуже боевых магов) под чужое командование.

– Они тогда по жалкому батальону не захотели выделять, а ты говоришь о совместном государстве, – я со скепсисом усмехнулся. – Да они скорее удавятся, чем пойдут на это. Сама знаешь, ни один князь не позволит кому-то встать над собой.

Полина пожала плечами, аккуратно поправила сползшую бретельку шелкового платья цвета свежего молока и поболтала остатками шампанского в полупустом фужере.

– У них выбора нет, – повторила она ранее высказанную концепцию о желании и нежелании. – В одиночку выжить становится все сложнее. Если те же японцы создадут единую Империю, то такое соседство станет опасно для Курбатовых и Охотниковых. Они не выстоят против гипотетического удара объединенных кланов самураев. Они это отлично понимают, потому и дали уже предварительное согласие на участие в Соборе.

Я задумался, прикидывая расклад сил. Звучало логично. Для дальневосточников тенденция к объединению несомненно принесет весомую выгоду.

А что насчет остальных? Например, князь Кирилл Константинович всегда отличался скверным, неуступчивым нравом. Бесполезно надеяться, что хозяин Чертогов Льда добровольно согласится ограничить свою власть какими-то договоренностями с другими кланами.

Прохоровы. Эти вообще отдельная история. Еще до Великого Откровения водный клан успел переругаться с большей частью магических родов, не желая забывать ни одной нанесенной обиды. Их с большим трудом удалось уломать на одиночное совместное выступление против европейских кланов. Рассчитывать на что-то большее все равно что верить в пришествие под Новый год Деда Мороза.

Мечниковы, Шуйские, Гагарины, Глинские и еще ряд других семей поменьше также имели свою точку зрения на пределы собственной власти. Кто из них захочет ей поступаться? Тем более ради такого эфемерного понятия, как «угроза в будущем»?

Не знаю, что-то сильно сомневаюсь по поводу этой затеи. Похоже, в этот раз Орловы здорово переоценили свои силы и влияние.

– Кстати о японцах, смотри кто идет, – Полина кивком указала на приближающуюся в нашем направлении плотную группку людей.

Во главе неторопливо шествовал молодой парень азиатской наружности в классическом костюме-тройке темных тонов.

– А это еще кто? – спросил я.

– Ояма Такеши, второй сын главы клана Такеши, – просветила меня названая сестрица.

Про клан Такеши я слышал. Сильнейший на японских островах на данный момент магический род. Практикуют Стихию Тени. Умелые бойцы и непревзойденные убийцы, мастера тайных проникновений и прочая-прочая. Такие себе ниндзя с налетом активного использования чародейской составляющей.

Мстислав о них отзывался весьма уважительно. А это что-то да значило. Не так-то просто впечатлить Длань Войны Холодного Предела.

Тем временем процессия достигла нас, представитель японского клана отвесил учтивый поклон Полине на европейский манер, перевел взгляд на меня и немного притормозил. Карие глаза равнодушно скользнули по лицу и зацепились за небольшой значок на лацкане пиджака. Судя по реакции, азиат его узнал.

Снежинка – герб рода Строгановых и заодно символ Детей Вьюги. Одеваясь на официальные мероприятия, я нередко цеплял значок в силу устоявшейся привычки.

– Большая честь встретить Владык Холода, – последовал более церемониальный поклон в чисто японском стиле.

Говорил заморский гость по-русски довольно чисто, с едва уловимым акцентом.

– А для нас честь приветствовать Идущего тропою сумрака, – ответила Полина, почти в точности повторяя поклон собеседника.

Я с любопытством на нее покосился. Ишь, как ловко навострилась. Идеальное исполнение. Как будто тренировалась заранее.

В голове мелькнула искра подозрения. А может, и впрямь готовилась? Точнее, ее готовили для общения с представителями японских кланов. Обучали этикету, наставляли, как правильно себя вести при встрече.

Мог князь или Мстислав провести нужные уроки? Да легко. Видимо, поездка подразумевала нечто большее, чем просто способ развеяться. В отличие от меня, Полинка играла все большую роль в политике клана.

Осознание данного факта вызвало легкую обиду. Меня, значит, в изгнание, а сестрицу на курсы дополнительного обучения.

Подумал, и тут же сам себя одернул. Фигню несу. Обижаться на Полину абсолютно не на что. Как в общем-то и на ее наставников. Они делают как лучше для клана.

Забавно, похоже, мои ранние размышления насчет поведения в светском обществе касались исключительно меня, но никак не названой сестренки. Неправильная вилка и не тот бокал – это определенно не про нее. Стоило догадаться, достаточно взглянуть, насколько уверенно она себя вела с самого начала приема. Прямо как рыба в воде.

Это я пень пнем, умею только хорошо убивать, а сестрица не останавливалась в развитии.

Черт, мои мысли насчет Лицея на этом фоне выглядели как-то убого. Пока я думал о классическом образовании, Полина вовсю осваивала науку управлять людьми и вести серьезные дела на высоком уровне.

М-да, неудобно как-то вышло. Чувствую себя идиотом. Тренировался, блин, он, ходил каждый день на полигон. Давно надо было понять, что умение применять боевые заклятья значит в мире колдовских семей далеко не всё.

Между тем к уху Оямы Такеши склонилась девушка в элегантном черном платье (судя по внешности, тоже японка, вероятно, из личной свиты княжича) и что-то быстро прошептала ему на ухо. Глаза японца немного расширились, в них заплескался неприкрытый интерес.

– Я и не знал, что судьба свела меня со знаменитыми Близнецами. Позвольте выразить вам свое восхищение, – он еще раз поклонился.

Мы ответили тем же. Полина изящно и непринужденно. Я в меру своих сил.

– Виктор, если не ошибаюсь? – как ни странно, первым делом иноземный чародей протянул руку мне, а не сестренке, хотя именно она показывала класс в общении на японский манер.

У них там вроде жуткий патриархат, может, в этом все дело?

– Да, – коротко ответил я, отвечая на рукопожатие.

Парень повернулся к сестре.

– И конечно же несравненная Полина, я много слышал о вашей храбрости и мастерстве в боевой магии.

Княжна Строганова, нимало не смущаясь, кивнула, принимая похвалу как должное.

Вполне справедливо, надо заметить.

– Предлагаю тост, – Ояма повел рукой, и сразу же неподалеку нарисовалась официантка с полным подносом фужеров с шампанским.

Последователь Стихии Тени любезно передал новый бокал Полине, вместо опустевшего. К этому моменту я уже держал свое ранее заказанное светлое пиво и поэтому жестом отказался, поблагодарив «самурая». Оставшиеся расхватали стоящие поблизости гости.

– За тех, кто бесстрашно смотрит в лицо смерти и не боится бросить вызов самой вечности! – пафосно провозгласил Такеши, поднимая тонкий бокал вверх.

– За вечность!

– За смелых людей! – подхватили со всех сторон.

Я сделал небольшой глоток и замер, на краю чувствительности эмоционального фона промелькнуло странное колебание. Почти незаметное и мимолетное, на самой грани восприятия, но все же довольно явственное. Словно кто-то испытал злую радость и не смог этого скрыть.

Это еще что такое? Додумать не получилось. Именно в эту секунду вдруг все те, кто отпил из принесенных фужеров для тоста Оямы, неожиданно стали падать на паркетный пол, биться в судорогах и громко хрипеть.

Все, включая Полину.

3

Дальний Восток.

Владения клана Охотниковых. 17:30

Проклятый Скорик! Мелкий злобный гаденыш! Пусть только попадется в руки, сверну шею, как цыпленку! Вздорный ублюдок, всегда ему крови мало! Следовало догадаться, что подонок не удержится и сделает какую-нибудь гадость.

Тварь! Скотина! Паскудная душонка, думающая только о себе! Мерзкий выродок…

Впереди зажурчала вода, из-за скошенного пригорка показалась река. Сбежав по травяному склону, Ласка обратилась к дару, второй раз за день вызывая «призрачный плащ». Заклинание не только укрывало от посторонних глаз, но и позволяло двигаться с большой скоростью, давая возможность легко перемахнуть через возникшую преграду.

Семь-восемь метров – пустяк, зато ноги сухие и выиграны драгоценные секунды. Тратить время, идя вброд, сейчас она не могла.

Мягко ступив на противоположный берег, Ласка обернулась, проверяя, не отстал ли преследователь.

Не отстал. К сожалению.

На вершине холма возникла фигура, не замирая и не останавливаясь, ринулась вниз.

Ласка не стала ждать его появления в непосредственной близости и бросилась к видневшейся впереди опушке леса. Дальше начиналась чащоба. Старая, густая, куда и охотники редко забредали. Был шанс, что там получится скрыться и наконец избавиться от погони.

Перед тем как нырнуть в царство деревьев, она не отказала себе в удовольствии оглянуться, желая посмотреть, как преследователь форсирует реку. Неужели просто переплывет? Не верилось. Тоже, скорее всего, не захочет сбавлять темп и что-нибудь придумает. В любом случае просто перемахнуть не получится. Даже в боевой ипостаси такую ширину не преодолеть с одного прыжка.

Как Ласка и предсказывала, высокий плечистый парень не стал нырять в воду, пересекая препятствие по старинке. Он поступил по-другому.

Выброшенная вперед рука сделала замысловатый пасс, из открытой ладони вырвался сгусток силы. С бешеной скоростью полетел вперед, гоня перед собой волну мощных чар.

Раздался треск, еще мгновение назад текущая весело и свободно вода начала стремительно покрываться толстой коркой льда.

Два удара сердца – и реку сковали оковы морозной стужи, создавая узкий ледяной мост. Ласка моргнула, а преследователь оказался уже на другой стороне, почти так же близко, как и тогда в галерее особняка…

Это должна была быть чистая работа. Без лишних жертв, без фатальных осложнений. Никакой шумихи, никакой поднятой тревоги раньше времени и уж точно никаких погонь.

Все планировалось иначе. Один бокал, одна доза отравы, одна смерть. И обязательно низкая концентрация яда, чтобы мишень умерла не сразу, а спустя определенный промежуток времен, когда исполнители уже будут далеко от места событий.

Отсроченная смерть, что может быть безопаснее для наемных убийц?

Проклятый Скорик. Мало того что поганец существенно увеличил дозу отравы (хорошо еще, токсин не выдавал себя ни запахом, ни вкусом вне зависимости от общего количества в напитке), так он еще вылил ее сразу в несколько бокалов, использовав весь доступный запас.

Как итог, вместо ювелирного исполнения заказа – бойня на приеме с множеством ненужных смертей.

Кровожадный придурок! Не хотела ведь брать на это дело. Так нет, поверила уверениям, что прошлое осталось в прошлом и что все будет хорошо. Сглупила, теперь приходится расплачиваться по полной.

С раннего детства Скорик люто ненавидел колдунов. Еще с тех пор, как в дивных землях стояли крепости кланов. Там, за границей магических зон, творилось волшебство, и невозможное становилось возможным. В том числе исцелялись болезни, неизлечимые у обычных врачей.

Его родители заболели, но денег на чародейские клиники у малообеспеченной семьи не нашлось. Колдуны никогда не лечили в кредит и никогда не проявляли благотворительности. В их мире существовало четкое разделение на своих и чужих, где за первых стояли горой, а на вторых было всем наплевать.

С тех пор, как болезнь забрала и мать и отца, прошло много лет, а Скорик все не мог простить отказавших в лечении магов. Даже когда сам получил дар после Великого Откровения, то никаких добрых чувств к кланам у него не возникло. Лишь вся та же застарелая ненависть.

Они работали вместе давно, и как только у напарника проклюнулся дар, Ласка стала его понемногу обучать магии, передавала те немногие крохи, что знала сама, рассчитывая со временем чуть погасить шквал негативных эмоций в отношении чародеев. Ведь в изменившемся мире с повсеместным распространением волшебства это будет лишь еще больше мешать в их и так сложной работе.

Не вышло. Не приглушить злость, не заставить действовать осторожно. Все получилось ровно наоборот.

Проклятье! Не стоило его брать на этот заказ. И вообще, рассказывать о нем, упоминая, что местом действия будет резиденция одного из колдовских кланов.

Впрочем, взять с собой Скорика оказалось не последней ошибкой. Еще две последовали сразу после раздачи шампанского. Она тогда еще не знала о яде во всех фужерах и постаралась повернуть поднос так, чтобы помеченный изначально бокал взяла именно заказанная цель, а не кто-то еще.

И когда люди начали валиться один за другим, Ласка не выдержала, поддалась мимолетному импульсу паники и рванула назад, пытаясь оказаться от места происшествия как можно подальше.

Это была ее первая оплошность, не стоило дергаться, выдавая себя.

Второй промах состоял в брошенном взгляде через плечо, чтобы оценить нанесенный ущерб операции. Это и выдало ее окончательно. Один из гостей заметил напряжение в глазах официантки и захотел ее остановить.

В отличие от Скорика, обрадованного удачным массовым убийством, Ласка до последнего глушила эмоции, стараясь не показывать враждебных намерений. Прекрасно знала, что одаренные могут чувствовать направленный на себя негатив. Но дурацкая несдержанность и удивление от стольких жертв выдали ее маскировку с головой, вынудив обратиться в бегство.

Дальше начался бег по широким коридорам и просторным залам огромного поместья клана Охотниковых. Поначалу за ней бросились многие, некоторые даже успели применить заклинания, пытаясь задержать подозрительную светловолосую официантку.

Благодаря невеликим способностями мага ранга адепт, давно практикующего стихию Тени, ей удалось довольно быстро оторваться от основной массы загонщиков.

Наведенный морок, запутывание следов, затирание отпечатков ауры помогли избежать внимания большей части колдунов, оказавшихся не готовыми к такому развитию событий.

Очень скоро позади осталась всего парочка человек. Особо упертых, никак не желавших прекращать охоту.

Ласка уже подумывала устроить им засаду, как вдруг заработала система безопасности клановой резиденции. Видимо, ее до последнего момента не хотели пускать в ход, опасаясь причинить вред гостям, принимавшим участие в погоне. И как только их стало меньше, операторы тут же врубили защиту на полную мощность. ...



Все права на текст принадлежат автору: Алекс Каменев.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Повелитель льдаАлекс Каменев