Все права на текст принадлежат автору: Шивон Дэвис.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Потерять КайлераШивон Дэвис

Шивон Дэвис Потерять Кайлера

Siobhan Davis

LOSING KYLER


Copyright © 2017 Losing Kyler by Siobhan Davis

Moral rights of the author have been asserted.

© А. Ляхова, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2020

Глава 1

Комната поплыла перед глазами. Все отступило на задний план, а одна и та же фраза вновь и вновь прокручивалась в моей голове. Колени подкосились, и, споткнувшись, я потеряла равновесие. Кай успел поддержать меня, приобняв за талию, хотя ему самому с трудом удавалось стоять на ногах. Мои легкие сжались, расплющившись в лепешку, и, не в состоянии нормально вздохнуть, я отчаянно втягивала в себя воздух паническими рывками.

Этого не может быть.

Сильно ущипнув себя за руку, я взмолилась, чтобы это был сон. Чтобы я проснулась в мире, где слов Джеймса и этой ужасной новой реальности не существует, а последние пять минут – всего лишь плод моего больного, буйного воображения.

Я перенесла измученный взгляд с Кайлера на Джеймса и обратно. Кай выглядел таким же потрясенным. Его рука все еще обвивала мою талию; мне хотелось дотянуться до него, обнять, показав, что он не одинок в этом ужасе, но я, кажется, потеряла контроль над телом. Мои руки безвольно повисли, и я почувствовала, как мышцы немеют.

Признание Джеймса эхом отдавалось в моем сознании, словно слова глупой надоедливой песни, которая отказывалась уходить из головы. Ты постеснялся бы петь ее на людях, но она вцепилась в твой разум мертвой хваткой, прокручиваясь в голове снова и снова до тех пор, пока не сведет тебя с ума.

Я застыла, не в силах сдвинуться с места.

– Ты моя дочь. Я твой отец.

Мучительная фраза звенела в голове вновь и вновь.

– Что? – надломленным голосом произнес Кайлер, нарушая напряженное молчание. Это будто вырвало меня из транса. – Что за нелепая шутка?

Джеймс скрестил руки на груди.

– Я не стал бы шутить на эту тему.

– Я не могу быть твоей дочерью, – выдохнула я. – Это означало бы, что ты и моя мама… – Я осеклась, осознав глубинный смысл его признания.

– Мы с ней были так похожи на вас, – тихо произнес Джеймс. По крайней мере, у него хватило совести выглядеть смущенным.

Кайлер отпустил меня, и я мгновенно потеряла всякую надежду. На его лице отразились те же противоречивые эмоции, которые разрывали изнутри меня саму.

– Нет! – вскрикнула я и отшатнулась, отчего запуталась в простыне и с глухим звуком упала на пол.

Именно поэтому мама скрывала Джеймса от меня все это время?

Потому что у нее случился инцест с собственным братом, в результате которого родилась я?

Все это не укладывалось в моем сознании. Эмоции захлестнули меня, мозг отказывался соображать. К горлу подступила тошнота, и желудок предательски сжался. Борясь с простыней, брыкаясь, я замахала руками. Пытаясь стащить ее с себя, я почувствовала, как горло душат рыдания. Кай и Джеймс взглянули на меня в каком-то оцепенении. Освободившись наконец от мертвой хватки постельного белья, я ползком отправилась к ванной.

– Меня сейчас вывернет наизнанку.

Тошнотворное чувство усилилось, и рвота подступила к горлу. Неловко поднявшись на ноги и забыв о том, что на мне только нижнее белье, я бросилась в ванную, успев в самый последний момент. Скорчившись над унитазом, я выплевывала в него все содержимое своего желудка, пока внутри не осталось ничего. Слезы текли по щекам, пока я пыталась осознать только что услышанное.

Значит, интуиция не подвела: с самого начала следовало держаться как можно дальше от всей этой ненормальной семейки и их дома и бежать при первой же возможности.

Я опустилась на колени, обхватив голову руками, чувствуя, как слезы неуправляемым потоком льются из глаз.

Этого не может быть.

Я словно оказалась героиней дешевого сериала.

На автомате спустив воду и сполоснув рот холодной водой, я поднялась на ноги. Схватив халат с крючка на двери, крепко закуталась в него, хотя это никак не помогло унять сильную дрожь, охватившую тело.

Голоса на повышенных тонах, доносящиеся из спальни, были едва слышны из-за пульсирующей крови в ушах и бешено колотящегося сердца. Облокотившись на раковину, я посмотрела на свое мертвенно-бледное отражение в зеркале. Я выглядела так, словно только что увидела привидение. Испуганные покрасневшие глаза блестели от слез, а кожа приобрела пепельный оттенок, будто кто-то разом высосал из вен всю кровь. Будто из жизни ушли все краски.

Шум снаружи усилился, и я попыталась взять себя в руки. Глубоко вздохнув, на дрожащих ногах вернулась в спальню; разговоры тут же прекратились. Джеймс стоял в центре комнаты, неуверенно переминаясь с ноги на ногу. Кай уселся на пол, прислонившись к стене и подтянув колени к груди. Он уже успел надеть джинсы, но его торс оставался обнажен, и я невольно застыла, рассматривая хорошо знакомое тело.

До тех пор, пока память не вернулась ко мне.

Я больше не вправе так смотреть на него.

Наконец весь ужас ситуации со всеми ее последствиями поразил меня, как удар грома. Отведя взгляд и зажав рот рукой, я отвернулась от Кайлера, и сердце пронзила боль.

Все это время я пребывала в недозволенной, кровосмесительной связи и даже не знала об этом.

Я чуть было не переспала со своим сводным братом.

И это не самое худшее.

Я люблю его. Господи, это правда. Я люблю Кайлера.

Я влюблена в своего брата.

* * *
Даже не знаю, как долго мы трое, онемевшие и застывшие в одной позе, простояли там: каждый был заперт в своих мучительных мыслях. Пелена перед глазами постепенно рассеялась, и шок уступил место гневу и разочарованию.

Мне нужны были ответы, и немедленно.

Я подошла к кровати и оперлась на угол.

– Когда ты узнал обо всем? – выдавила я. – Когда узнал о том, что я… твоя дочь? И почему не сказал мне? – Мой охрипший голос задрожал от бессилия.

Осторожно подойдя к другому концу кровати, Джеймс опустился на нее и нервно облизал губы.

– Когда наш юрист Дэн передал мне документы и я увидел дату твоего рождения, то заподозрил, что могу быть твоим отцом. Кроме того, я никогда не понимал, почему Сирша решила сбежать именно тогда. – Он бросил на меня смущенный взгляд. – Мы вступили в нашу… романтическую связь за четыре месяца до ее бегства.

Сдавленный звук вырвался из груди Кая.

– Я больше не могу все это слушать! – Он закрыл лицо ладонями.

Стараясь сдержать отвращение, – а настолько омерзительного чувства я в жизни не испытывала, – я все же решила докопаться до истины.

– Я должна знать правду. Продолжай, – подтолкнула я Джеймса.

– Я знал, что это неправильно, – шепотом произнес он, – но со дня смерти наших родителей мы становились все ближе и ближе. Друзей у меня было немного, поэтому весь мой мир сосредоточился вокруг Сирши. Я готов был бросить школу и найти работу, лишь бы поддерживать ее. Твоя мать стала самой важной частью моей жизни.

Он сделал паузу и опустил глаза в пол.

– Не знаю, когда именно мои чувства к ней поменялись, но неожиданно я стал смотреть на нее, думать о ней так, как не должен был. Я пытался бороться с этим. Честное слово, пытался, – он поднял на меня глаза, и я увидела искренность в его взгляде. – Я не хотел испытывать всех этих чувств к своей сестре, но не мог перестать думать о ней. Она была так красива! Этот свет внутри нее, сияние, исходившее из самой ее души… Оно казалось таким чистым, теплым и добрым… я не мог ему противостоять.

Краем глаза я заметила, как Кайлер покачивает головой в знак непреодолимого отвращения.

Джеймс тяжко вздохнул.

– Каждый мой день превратился в мучительную борьбу с самим собой, но я не прикоснулся к Сирше и пальцем. Я научился справляться со своей агонией, принял эту боль как наказание за свои грехи и просто надеялся, что со временем чувства исчезнут. – Воздух со свистом вырвался из груди Джеймса. – Не я сделал первый шаг, а она. Сирша поцеловала меня, и я окончательно потерял контроль над собой.

Кай вскочил на ноги.

– Я больше не выдержу.

– Не уходи! – Мой обезумевший взгляд встретился с его. Слезы вновь подступили к глазам, я готова была умолять. – Я не справлюсь одна. Прошу тебя, Кай, не уходи!

Я видела, что он хочет утешить меня так же сильно, как и я его.

Но теперь это запрещено.

Все, о чем я могла просить его, – остаться здесь, рядом со мной. Кайлер медленно кивнул и вновь опустился на пол.

Я снова вернулась к Джеймсу.

– Мне не нужны подробности, все это слишком. Я просто хочу знать, когда тебе стало известно, что я твоя дочь, и почему ты не рассказал обо всем мне.

Он с обреченным вздохом прижал ладонь ко лбу.

– У меня возникли подозрения, но мне нужны были доказательства, поэтому я нанял частного сыщика, чтобы проверить подноготную твоего отца. В тот момент, когда он вернулся со своими находками, я все понял. – Сидя на краю кровати, Джеймс стал нервно заламывать руки. – Фэй, этот человек не мог быть твоим биологическим отцом. – Он умолк, подыскивая нужные слова, и его взгляд вызвал дрожь по всему телу. – Ты знала о том, что у него синдром Картагенера?

– Ты имеешь в виду то редкое заболевание, которое передалось ему по наследству? – шепотом переспросила я. От жуткой паники и страха у меня перехватило дыхание.

– Да. Но все гораздо сложнее, чем ты думаешь, – сказал Джеймс, почесывая подбородок. От волнения внутри все сжалось. – Твой отец был бесплоден, Фэй. Он не мог иметь детей. – Слова дяди безмолвно повисли в воздухе. Я обхватила себя руками, пытаясь хоть как-то сохранить остатки самообладания.

– Мама всегда говорила, что дело в ней, – невнятно ответила я, чувствуя, как мозг постепенно отказывается работать. – Я была единственным ребенком в семье, потому что она больше не могла иметь детей. Значит, это очередная ложь.

В тот момент я испытала дикую ненависть к своей матери. Я страшно злилась на нее за то, что она не рядом, за то, что не могу накричать на нее и потребовать чертовой правды. Как она могла превратить всю мою жизнь в сплошную ложь? Ладони сжались в кулаки, мне с трудом удавалось держать себя в руках.

– Кроме того, я выяснил, что в момент их мнимого знакомства твой отец работал в Белфасте. Его здесь даже не было, Фэй. То, что она тебе рассказала, никак не может быть правдой.

Лгунья! Как она могла так поступить?

Я больше не знаю, кто я такая. Все воспоминания о родителях потускнели, ведь вся моя жизнь – фальшивка. Каждый день своего никчемного существования я провела во лжи.

За что? Они вообще собирались рассказать мне правду?

Раздираемая яростью, обидой и миллионом всевозможных эмоций, я вскочила с кровати и смела все со своего туалетного столика. Схватив стул, я яростно швырнула его через всю комнату, наблюдая, как он разбивается о стену, и наслаждаясь звуками трескающегося дерева под шокированный вздох Джеймса. Слезы потоком заструились из глаз, крик бессилия заполнил все вокруг, и я упала на пол, сотрясаясь в неконтролируемых рыданиях.

Кай присел на колени рядом со мной, нежно обняв сзади. Его руки были напряжены, но я почувствовала манящее тепло, зов его тела и эту внутреннюю борьбу, которая заставила нас отдалиться друг от друга.

– Кайлер, – в голосе Джеймса отчетливо слышалось предупреждение.

– Заткнись, пап. Она нуждается во мне, я должен ее поддержать. Ты – единственный из нас, кто облажался. И как же чертовски лицемерно с твоей стороны критиковать нас после всего, что ты сделал.

«Облажался». Слова Кайлера прозвучали так странно, ведь реальность гораздо сложнее.

Кто же из нас действительно лицемер – Джеймс или мы?

Изо всех сил впиваясь пальцами в кожу головы, я принялась массировать виски, пытаясь избавиться от головной боли. Что правильно, а что – нет? Я больше не знала ответа на этот вопрос, а мой воспаленный мозг был не в состоянии рассуждать здраво.

– Хотя бы надень футболку. – Джеймс швырнул ее через всю комнату, и я попыталась заставить себя не смотреть на обнаженный торс Кайлера.

Вытирая рукавом халата мокрые щеки, я повернула лицо к Джеймсу. Кай натянул на себя футболку и снова обнял меня. Я прижалась к его груди, пытаясь набраться сил.

– Когда и как ты получил доказательства? – со всхлипом спросила я. – Разве тебе не нужно мое разрешение на тест ДНК?

Джеймс опустил глаза, и я почувствовала, как боль разрывает голову на части.

Кай вполголоса чертыхнулся.

– У тебя ведь есть доказательства того, что она – твоя дочь? Ты не ошарашил бы нас подобной новостью, не будь на сто процентов в этом уверен, да? Даже ты не смог бы поступить настолько глупо.

Дрожащими пальцами я истерично попыталась заправить выбившуюся прядь волос за ухо, уставившись на Джеймса дикими глазами в ожидании ответа.

– Сейчас у меня нет доказательств, – наконец ответил тот, подняв подбородок и посмотрев на меня. Внезапно в глазах помутнело. Я не понимала, смеяться мне или плакать.

– Что?! – взорвался Кайлер. Вскочив на ноги и бросившись к своему отцу, он схватил его за ворот рубашки. – Ты же не мог устроить все это просто так! Может быть, она не моя сестра! – Он оттолкнул отца от себя, и я с трудом поднялась на ноги. – Ненавижу тебя! Ты вечно все портишь!

Я схватила Кайлера за руку, оттаскивая его от Джеймса до того, как он успеет сделать то, о чем может пожалеть.

– Мне не нужны доказательства того, что она – моя дочь. Это лишь формальность, и вскоре я их получу. – Преисполненный боли взгляд Джеймса встретился с моим. – Разве ты не видишь? Все логично. Именно по этой причине Сирша сбежала и больше не желала меня видеть. Только раз мне удалось поговорить с ней. Твоя мать стыдилась того, что мы сделали, сказала, что это было неправильно и каждый день она молит бога о прощении и искуплении грехов.

Суть его слов дошла до меня, и мое лицо исказилось от боли. Мать сожалела о том, что сделала, а я была постоянным напоминанием о ее грехе.

Она стыдилась меня.

Я подняла взгляд на Кайлера, чувствуя себя более потерянной и одинокой, чем когда-либо за всю свою жизнь. Если это вообще возможно.

Сердце разрывалось на части, невообразимая боль скручивала внутренности в тугой узел.

Женщина, которую я считала своей матерью, была лгуньей. Чужим человеком. Тем, кто не заслужил права носить этот почетный титул, потому что ни одна мать не поступит со своей дочерью подобным образом. Я думала, что знала ее, но ошибалась. Мой отец даже не является мне отцом. Родители жестоко предали меня, а вся моя жизнь была одним чудовищным обманом.

Мне плевать, если они думали, будто защищают меня.

Насколько бы болезненной ни была правда, мы не должны лгать своим близким.

Все это время я смотрела на Кая – единственного человека, который был рядом со мной. Единственного, кто понимал меня и был способен наладить все одним своим присутствием.

Но теперь я потеряла и его.

В тот самый момент, когда я почувствовала, что он наконец стал моим, его самым жестоким образом отняли.

И теперь у меня никого не осталось.

Никогда еще я не чувствовала себя настолько измученной и одинокой.

Все вдруг потеряло смысл; я уставилась перед собой пустым взглядом, чувствуя дикую усталость. Не в состоянии держаться на ногах, я свернулась калачиком на полу в жалкой надежде избавиться от дрожи, охватившей тело.

Джеймс в отчаянии схватился за голову.

– Фэй, мне так…

– Заткнись! – крикнул Кайлер, бросаясь на пол рядом со мной и нежно притягивая меня к себе. – Ты не имел права делать такие заявления, пока не узнаешь всей правды. Ты же не знаешь наверняка, отец ты ей или нет!

– Я знаю это, черт подери! В то время я был единственным, с кем Сирша спала. Кроме меня, не было никого.

Все внутри меня онемело настолько, что я даже не смогла испытать отвращения.

Дверь комнаты отворилась, и вошла Алекс, наблюдая всю эту сцену дикими глазами, полными слез. Сквозь пелену, застилавшую взгляд, я смотрела, как она подходит к Джеймсу. Встав напротив, она с ужасом уставилась на него, как будто перед ней был какой-то монстр, а не собственный муж. В комнате повисла гнетущая тишина и ощущалось напряжение.

Ладони Алекс медленно сжались в кулаки. Крик боли вырвался из ее груди, когда она бросила на мужа взгляд, полный омерзения. Она ударила Джеймса по лицу, затем снова и снова, слезы лились по ее щекам, а удары становились все сильнее по мере того, как росла ярость.

– Ты… ты просто чудовище! Меня тошнит от тебя! Все это время я была замужем за грязным извращенцем и даже не подозревала об этом. Проваливай отсюда! Ты рушишь все вокруг себя! Просто уходи! – кричала Алекс, тряся мужа за плечи и отвешивая пощечины одну за другой.

Меня охватил ужас, я просто смотрела на них не в состоянии пошевелиться.

Джеймс покорно сидел на краю кровати, молча проглатывая неожиданно обрушившийся на него гнев.

Кай поднялся на ноги, перенес меня на кровать и нежно уложил мою голову на подушку, затем подошел к матери, пытаясь оттащить ее от Джеймса. Руки Алекс безостановочно хлестали того по лицу, пока он неподвижно сидел на кровати, принимая удары. Ее лицо стало мокрым от слез.

– Мам, остановись. Это не поможет. Прошу тебя, – умолял Кайлер.

Сквозь мой разум проносились самые невообразимые мысли, и я всерьез задумалась, не схожу ли с ума. Подтянув колени к груди, я опустила на них подбородок, как вдруг новая догадка проникла в мое сознание. Новые сомнения пустили корни в воспаленном мозгу. Что-то во всем этом не сходилось.

– Подождите, – тихо промямлила я, не обращаясь ни к кому из присутствующих конкретно.

Ярость Алекс исчерпала себя, и она выглядела так, словно из нее разом выкачали все силы. Кайлер крепко обнял ее, когда она повернула голову, устремив на меня взгляд. Поднявшись с пола, я принялась мерить комнату шагами, усиленно размышляя и проворачивая в голове всевозможные сценарии, ни один из которых не сходился.

Приблизившись к Джеймсу, я схватила его за плечи, заставляя взглянуть мне в глаза.

– Я точно знаю, ты что-то скрываешь. Не могу поверить, что не поняла этого раньше. Я на несколько месяцев старше Кайлера, и это объясняет то, что ты можешь быть моим и его отцом одновременно, – говоря это, я чувствовала, как слова рождают внутри пустоту.

Я перевела взгляд с Алекс на Джеймса и обратно. На бледном, как смерть, лице Алекс появилось выражение неподдельного ужаса. Сглотнув ком в горле, я наклонилась к Джеймсу.

– Но если ты говоришь правду, то Кэйден и Кэйвен никак не могут быть твоими сыновьями.

– Твою. Же. Мать. – Кайлер отпустил Алекс, споткнувшись и еле удержавшись на дрожащих ногах.

Алекс прислонилась к стене, чтобы не упасть. Охваченный паникой взгляд заметался по комнате, и она согнулась пополам, словно ей не хватало воздуха.

Джеймс поднялся с постели, выйдя наконец из транса.

– Отлично подмечено, Фэй. Вот ты и раскрыла главную тайну Алекс. Видимо, никто из нас не без греха.

Глава 2

– Мам? – Кай устремил ошеломленный взгляд на Алекс. – Это правда? Их отец – другой человек? – Его лицо пепельно-серого оттенка исказилось от боли, когда она медленно кивнула в ответ. – Они знают, верно? В этом причина их ссор? – Его грудь быстро поднималась и опускалась. Алекс вновь кивнула, подтверждая его догадки. Шок сменился яростью: я понимала Кайлера. Вскочив с пола, он выпрямился во весь рост. – Вы вообще собирались сообщать правду остальным? – Слова Кайлера были преисполнены праведного гнева.

– Мы хотели рассказать вам в твой восемнадцатый день рождения, – шепотом ответила Алекс, отчаянно цепляясь за стену, чтобы устоять на ногах. Шутки Китона о Джейкобе и его друзьях из «Сумерек» уже не казались такими нелепыми, за исключением паранормального аспекта, конечно же.

– Вам вообще приходила в голову мысль о том, что у нас есть такое же право знать правду, как и у них? – Кай бессильно взмахнул руками. – Вы думали, мы не заметим этого постоянного напряжения, которое возникает каждый раз, когда Кэйден и Кэйвен появляются в комнате? Или этой огромной пропасти между вами?

– Невозможно подобрать подходящий момент, чтобы раскрыть такую правду, – попытался оправдаться Джеймс.

– Или раскрыть тот факт, что ты спал со своей сестрой? – вставила Алекс.

Джеймс бросил на нее озлобленный взгляд.

– Ты не в той позиции, чтобы бросаться в меня камнями. У нас обоих были свои секреты.

– И это, леди и джентльмены, главная фишка нашей семьи, – саркастично продекламировал Кайлер.

– Твоя мать не хотела ворошить прошлое, пока вы, мальчики, не подрастете достаточно, чтобы справиться с новостью, и я поддержал ее в этом решении, – добавил Джеймс и слегка улыбнулся. – Не существует инструкции к тому, как быть родителями. Мы старались изо всех сил, но не всегда и не все получалось лучшим образом.

Кай фыркнул.

– Скажу я вам, родители из вас так себе.

Никто не произнес больше ни слова, а напряжение, которое повисло в воздухе, можно было буквально резать ножом. Оторопелым взглядом Алекс растерянно уставилась в пустоту. Кай даже не пытался скрыть злости, отражавшейся на его лице, в то время как Джеймс вновь демонстрировал уставший, полный покорности взгляд.

– А где же Кэл? – спросила я, пытаясь разорвать тишину. – Что произошло?

Джеймс словно только что вспомнил о том, в какую передрягу попал его сын, и задумчиво почесал затылок.

– Утром ему предъявили официальное обвинение. Полиция настояла на том, чтобы он провел ночь в камере.

– О боже. – Меня обескураживала мысль о том, что мой брат проведет ночь в тюрьме. – Разве нельзя ничего сделать, чтобы обвинения сняли?

– Это невозможно. Обвинения в изнасиловании – очень серьезный случай, и никакие деньги не смогут решить этот вопрос.

– Лана скрылась, – сказал Кай, подходя к моей прикроватной тумбочке и доставая из нее белый конверт, который отдал ему отец Ланы. – Они уехали. Джон просил меня передать тебе это. – Он протянул конверт матери.

Дрожащими пальцами Алекс раскрыла его.

– Это заявление об уходе, – бросила она, швырнув на пол страницу, исписанную от руки.

– Он не делал этого, – произнесла я сквозь зубы, – я уверена. Но между ними точно что-то произошло. Лана была сама не своя от горя.

– Не лезьте в это дело, вы оба. – Джеймс посмотрел на меня, потом на Кая. – Я знаю, вы хотите помочь, но самое лучшее, что мы можем сделать для вашего брата, – это подождать и дать профессионалам делать свою работу. Дэн и его команда должны решить этот вопрос.

Я подавила невольный зевок.

– Уже поздно, – продолжил Джеймс, бросив взгляд на часы. – Мы не сможем прийти ни к какому решению в таком состоянии. Поспите пока, а утром вернемся к этому разговору.

– Другие тоже заслуживают знать правду о Кэйдене и Кэйвене. Даже не думай, что я стану лгать братьям. – Кай скрестил руки на груди.

Джеймс печально вздохнул.

– Знаю, сын, но ты должен понять, как тяжело приходится твоей матери.

Алекс все еще смотрела в пустоту, и я не была уверена, осознает ли она, что речь идет о ней.

Лицо Кайлера слегка смягчилось при виде матери – этой надломленной женщины, изо всех сил цеплявшейся за стену, чтобы не упасть.

– Понимаю, – ответил Кай, – но вы должны все им рассказать. – Он бросил беглый взгляд на меня. – Не думаю, что им стоит знать о Фэй и твоих… отношениях с ее матерью, пока ты не сделаешь тест и подозрения не подтвердятся. Такую чертовщину не так-то просто переварить.

– А ты что скажешь, Фэй? – обратился Джеймс ко мне.

– Я не хочу никаких секретов, но тут я согласна с Кайлером. Не нужно говорить остальным, пока не будем уверены. Такое разоблачение выбьет всех из колеи, и нет смысла взваливать на них еще больше волнений. До тех пор, пока мы не будем знать наверняка. – Я опустила глаза, и ужасное ощущение беспокойства переполнило мою грудь. – Но я предпочла бы сделать тест как можно скорее. Я устала от всей этой лжи и хочу знать правду.

Джеймс кивнул.

– Прости меня за все, через что тебе пришлось пройти, Фэй. Что бы ни случилось, это не повлияет на твое положение в нашей семье. Ты всегда будешь одной из нас, и это место всегда останется твоим домом.

Алекс отделилась от стены, отводя глаза и приглаживая юбку.

– Я иду спать.

Она вышла из комнаты, не произнеся больше ни слова.

Кай сделал шаг, чтобы последовать за ней, но Джеймс отрицательно покачал головой.

– Ей нужно побыть одной, как и всем нам. Это был долгий вечер. Поспите немного, а через несколько часов мы вновь все обсудим.

Они молча направились к двери. Напоследок Кайлер бросил на меня взгляд, в котором читалась такая же немая грусть, как и в моем. В нем можно было увидеть все, что он не мог сказать вслух. Я изо всех сил старалась сохранить самообладание, в то время как все внутри переворачивалось с ног на голову. Он вышел в коридор, осторожно прикрыв за собой дверь.

Я доползла до кровати, натянула одеяло до самого подбородка и свернулась калачиком, неистово дрожа под толстым покрывалом.

В какой-то момент мне удалось заснуть, но всю ночь я провела, беспокойно ворочаясь в постели.

Солнечный свет проник в комнату сквозь тонкие полупрозрачные занавески, и я проснулась, отчаянно зевая. События прошлого вечера вновь сотрясли сознание. Соблазн спрятать голову под подушку и забыть о реальном мире почти одолел меня, но такое поведение помогло бы лишь отсрочить неизбежное. Решив, что гораздо лучше покончить с этим раз и навсегда, я стащила свое изнуренное тело с кровати и направилась в ванную.

Приняв душ и одевшись, я спустилась в кухню. Сделав шаг в коридор, услышала голос Джеймса.

– Мы здесь, наверху, Фэй.

Беспокойное чувство вновь наполнило меня изнутри, и я направилась вверх по лестнице так, словно своими шагами прокладывала дорогу в ад. Осторожно войдя в кабинет, я вытерла вспотевшие ладони о джинсы. В одном из обтянутых бархатом кресел напряженно застыла Алекс в своем привычном офисном костюме. Кайлер стоял ко мне спиной у камина. Его подтянутые мускулы выпирали из-под простой белой майки. Упругий зад обтягивали треники с заниженной талией, и мне стоило огромного труда отвести взгляд. Жгучее желание подбежать и обнять его было почти непреодолимым.

Мой мозг еще не успел свыкнуться с новыми реалиями, и я по-прежнему безумно скучала по его прикосновениям, так же как скучала по нему прошлой ночью.

Опустившись в другое кресло, я подоткнула ладони под себя в тщетной попытке противостоять притяжению Кая. Острая колющая боль пронзила мое сердце так, словно кто-то ткнул в него перочинным ножом.

Откашлявшись, Джеймс заговорил:

– Я разговаривал с Кэйденом и Кэйвеном, и они вот-вот должны приехать. После завтрака мы устроим небольшое семейное собрание по поводу ситуации с Кэлвином. Когда он вернется домой, расскажем всем правду.

– Какую именно правду? – спросил Кай, поворачиваясь к нам. Один взгляд на его заспанное лицо, и все внутри меня посыпалось. Он выглядел несчастным. Как бы мне хотелось прямо сейчас ощутить тепло его тела, его запах, позволить ему залечить мои раны! Я впилась ногтями в бархатную обивку кресла, пытаясь проглотить удушающий комок в горле.

– Я собираюсь рассказать твоим братьям правду о происхождении Кэйдена и Кэйвена, – ответила Алекс спокойным уверенным голосом. – Ты был прав: они имеют право знать, все это уже достаточно затянулось. Я по горло сыта обманом и тем, как наша семья разваливается на части прямо у меня на глазах, в то время как я не могу сделать ничего, чтобы исправить это. Правда должна быть раскрыта.

Завтрак прошел чрезвычайно неловко. Я не смогла запихнуть в себя ни кусочка. В отсутствие Кэлвина братья выглядели удрученно, но Джеймс и Алекс уклонялись от ответов на их вопросы, призывая отложить это до семейного сбора.

Услышав звонок в дверь, я подскочила на стуле, испытывая облегчение от возможности покинуть гнетущую атмосферу. Широко открыв входную дверь, я ожидала найти за ней Кэйдена и Кэйвена, но пришла в полное замешательство, увидев на верхней ступеньке лестницы Эддисон, всю в белом, выглядящую по-ангельски невинно.

– Что тебе нужно? – прорычала я.

– То же, что и всегда, – приторно улыбнулась она. – Кайлер. – Ее глаза превратились в узкие щелочки. – Он мой.

– Ты помешанная. – Я раздраженно закатила глаза. – Думаю, он еще на прошлой неделе доходчиво тебе все объяснил. Кай больше не хочет иметь с тобой никаких дел, так что убирайся. – Я собиралась было закрыть дверь, но Эддисон просунула ногу в дверной проем и без приглашения прошла прямиком в дом. Я удивленно взглянула на нее. Безо всякого смущения она снова посмела явиться сюда. Не испытывай я к ней такой сильной неприязни, то, вероятно, восхитилась бы этой наглостью.

– Я разберусь с этим, – сказал Кай, материализовавшись возле меня. Его рука слегка коснулась моей, и я ощутила привычное покалывание. – Возвращайся к остальным в кухню.

– Прекрасно, вынеси этот мусор сам. – Хоть я и была недовольна тем, что меня попросили уйти, но на сегодня, пожалуй, достаточно драм. Развернувшись, я оставила Кая самостоятельно разбираться со своей назойливой бывшей.

Спустя пять минут он вернулся в кухню с привычным непроницаемым выражением лица, хоть я и заметила, как напряглись его плечи, а кулаки сжались настолько сильно, что костяшки пальцев побелели.

– Что случилось? – Я попыталась поймать его взгляд.

Он едва заметно качнул головой, и между нами пробежала никому не заметная искра. Его глаза встретились с моими, и все вокруг исчезло, словно в этом мире остались лишь мы двое. Локон его волос упал на лоб, и мои пальцы потянулись к шелковистой пряди. Глаза залюбовались таким знакомым лицом. Волной захлестнули воспоминания о том, как мои пальцы прикасались к этому колючему подбородку и бархатистым щекам, как я вдыхала его мужественный аромат, а язык тянулся ощутить вкус пульсирующей на его шее вены…

Я сама не заметила, как слезы ручьем заструились из глаз, а все вокруг замолчали, глядя в мою сторону, пока Кеану не подергал меня за руку, пытаясь вернуть к реальности. Все внимание было сконцентрировано на мне, и я ощутила, как от стыда покраснели щеки и шея. Я взглянула на Кайлера, но он отвернулся, разглядывая пол, стены, да что угодно, лишь бы не смотреть на меня. Джеймс прокашлялся, привлекая мое внимание.

– Фэй, тебе нужна минутка? Мы как раз собирались начать.

Я наклонила голову вперед, и длинные волосы занавесом скрыли лицо.

– Нет, я в порядке. Извините. – Я изо всех сил прикусила нижнюю губу, наслаждаясь болью, хотя она едва ли могла сравниться с болью в сердце.

– Предлагаю поговорить в гостиной, – сказала Алекс, соскальзывая со скамьи.

Я уселась на длинном диване рядом с Кеану и Кентом, как вдруг раздался еще один звонок в дверь. Вернулся Джеймс, а за ним в комнату вошли угрюмые Кэйден и Кэйвен. Все сели, терпеливо ожидая начала собрания.

Джеймс сложил руки на колени и слегка наклонился вперед.

– Сегодня вашему брату были предъявлены официальные обвинения в изнасиловании. Вопрос о залоге будет улажен в окружном суде, после чего мы сможем забрать его домой. Дэн найдет для него лучшего адвоката по уголовным делам, но следующие несколько недель или месяцев будут для нас очень непростыми. – Он посмотрел на Алекс, но та не подняла глаз.

– Неужели он попадет в тюрьму, пап? – спросил Китон с заметным беспокойством. Он по-прежнему не хотел даже смотреть в мою сторону, и это еще больше угнетало. Китон совсем недавно узнал правду о нас с Кайлером, и передать его отношение ко всему этому более красноречиво было просто невозможно.

Мы внушали ему отвращение.

Сев настолько далеко от меня, насколько это вообще было возможно, он украдкой бросал взгляды на нас с Каем, полагая, что этого никто не видит. Ничто не могло ускользнуть от его проницательного взора, и мне показалось, остальные тоже вот-вот заметят: что-то не так. Мой маленький приступ за завтраком станет всему доказательством.

– Нет, я сделаю все, что в моих силах, – ответил Джеймс сквозь зубы.

– Предлагаю нанять киллера, чтобы убрать Лану, – пожал плечами Кент так, словно убийство – общепринятая мера в подобных ситуациях. – И проблема решена.

Джеймс глубоко вздохнул.

– Едва ли это поможет, к тому же обвинения основываются не только на ее показаниях. Судя по всему, есть и другие улики.

– Какие? – спросил Кэйвен, неожиданно встревожившись.

– Пока непонятно. Мы будем знать больше после предварительного слушания. Придется сидеть смирно до тех пор, пока Дэн и его ребята не разберутся в том, что происходит.

– Мы можем прийти на слушание? – спросила я. – Чтобы поддержать его? Не представляю, что испытывает Кэл. Он должен знать, что мы на его стороне и уверены в невиновности.

– Он знает это, Фэй. Члены семьи Кеннеди всегда стоят друг за друга в трудные времена. – Сложно согласиться с его утверждением, видя эти печальные лица в комнате и вспоминая разрушенные отношения. Джеймс пожал плечами. – Мы с Алекс будем присутствовать при предъявлении обвинений, но я передам ему, что рядом. Судя по всему, не получится долго удерживать прессу в стороне от этого дела, поэтому мы уже в процессе поиска людей, которые будут защищать вас и наш дом.

По комнате прошелся целый хор унылых стонов.

– Папа, неужели и правда необходимо опять к этому возвращаться? – спросил Кеану. – В прошлый раз был просто сущий ад.

– Это неизбежное зло, сынок. Я сделаю все, что от меня требуется, чтобы защитить свою семью.

Кайлер покачал головой, будто не веря своим ушам.

Джеймс бросил на сына сердитый взгляд.

– Что-то хочешь сказать, Кайлер?

Тот скрестил руки на груди, взглянув на отца.

– Нет.

– Отлично, тогда мы с твоей матерью лучше пойдем, не хотим опоздать. – Он поднялся, протягивая руку Алекс. Она посмотрела так, словно та была покрыта мерзкими струпьями, и встала сама, отводя полный отвращения взгляд.

Китон выглядел так, будто вот-вот разрыдается. Мое сердце разрывалось на части. Он всегда был ранимым, поэтому я могла только представить, как он подавлен из-за всего происходящего. После того как Алекс и Джеймс вышли из комнаты, я подошла к нему.

– Ты в порядке? – Я осторожно коснулась его, но парень стряхнул мою руку.

– Так теперь тебе не все равно? Что, поругалась со своим ненаглядным? Прекрати пользоваться мной. Мы больше не друзья! – Разъяренный, он вышел из комнаты, оставляя меня с раскрытым от удивления ртом и разбитым на миллионы мелких осколков сердцем.

Глава 3

Спиной я почувствовала тепло и, обернувшись, столкнулась лицом к лицу с Кентом. Я сделала шаг назад. Накрутив прядь моих волос себе на палец, он довольно ухмыльнулся.

– Не думал, что ты такая грязная девчонка, но внешность обманчива. – На его лице появился оскал, и я почувствовала во рту кислый привкус. – Ну же, не томи. Кто твой тайный ухажер?

Я сделала еще один шаг назад.

– Ты просто омерзителен. Тебя не касается, с кем я провожу свое время.

Он снова приблизился, но на этот раз я не отступила, послав ему яростный взгляд в ответ на скользкую ухмылку. Огромные руки схватили Кента за предплечья и оттащили в сторону.

– Как ты смеешь так разговаривать с Фэй? – вскипел Кай. – Проси у нее прощения.

– Пошел ты, урод! – распалился Кент, толкая локтем брата под ребра и высвобождаясь из его хватки. – Думаете, я собираюсь стоять рядом с вами на церемонии? А вы будете смотреть на меня свысока, хотя сами не лучше?

Ладно, видимо, он все еще злился на нас за то, что мы помешали их небольшой свингер-вечеринке. Кент явно не понимал, насколько все тогда было серьезно и что мы всего лишь старались его уберечь.

Он ткнул пальцем в моем направлении.

– Она здесь всего пару месяцев, но уже вертит перед всеми своим задом. А ты опять наступаешь на те же грабли с этой потаскухой Эддисон. Поэтому иди к черту со своими наставлениями насчет моей личной жизни!

Кент оттолкнул Кайлера в сторону и вихрем вылетел прочь из комнаты. Я была почти уверена, что Кай последует за ним, но, к моему облегчению, он остался. Я закрыла лицо руками, недоумевая, чем же я, черт возьми, заслужила столько драмы в своей жизни.

– Теперь видишь? – произнес Кайлер, и я подняла голову, чтобы посмотреть на него. Он уставился на Кэйдена. – Тебе просто необходимо вмешаться, потому что ни мать, ни отец не могут с ним справиться. Может, хоть к тебе он прислушается.

Кэйден задумчиво потер шею.

– Я поговорю с ним, но не уверен, что это приведет к чему-то хорошему. – Он встал и вышел из комнаты вместе с Кеану, оставив меня, Кэйвена и Кая.

– Господи, с этой семьей реально что-то не так, – покачал головой Кэйвен. – А мы даже не добрались до самого главного. – Его взгляд ожесточился. – Мама сказала вам?

– У нее не было выбора, – ответил Кай. – А Фэй и так все поняла.

Глубокая морщина появилась между бровями Кэйвена.

– Как, черт возьми, ты смогла сообразить? Ни Кэйвен, ни я ничего не подозревали, пока они не сбросили на нас эту бомбу в восемнадцатый день рождения.

– Почему вы не рассказали мне? – подскочил Кай, не дав вопросу Кэйвена обо мне надолго зависнуть в воздухе.

– Я так запутался, Кай. Мне понадобились месяцы, чтобы все осознать, а затем я дико разозлился на них обоих за то, что они лгали нам столько времени. Почему, по-твоему, мы постоянно ругались? Мы умоляли их рассказать вам всю правду, а они просили дать им больше времени. Они беспокоились о вас и боялись того, что может произойти, если все всплывет.

– И вы повелись на это дерьмо? – Кайлер был вне себя от бешенства.

Кэйвен вздохнул.

– И да, и нет. Поначалу из-за ярости я едва мог соображать, но потом увидел смысл в их словах. Эта семья вряд ли устоит, если вскроется еще какая-то никому не известная правда.

Если бы он знал, что самую главную бомбу только предстоит сбросить.

Темное облако затуманило сознание, когда мысли о Джеймсе и маме, которые я изо всех сил старалась отогнать, снова всплыли в голове. Я и без того находилась на грани, лучше сосредоточиться на проблемах других, а уж потом взглянуть в лицо более страшной правде. Кроме всего прочего, я все еще злилась на свою мать, ужасно напуганная, что слова Джеймса могут оказаться истиной, с которой мне придется жить. Крошечная часть меня все еще отчаянно цеплялась за мысль, что все это – нелепая ошибка. Что Кайлер – вовсе не мой сводный брат и мне не придется отказываться от него.

– Я рада, что мама решила рассказать об этом всем, – прервал Кэйвен мои размышления. – Думаю, ей нужно открыться. Да и мне не хочется вечно избегать своих братьев.

– Так вот почему вы решили уехать? – спросил Кайлер.

– Прости, Кай, но я не мог смотреть вам в глаза, зная, что помогаю кому-то хранить такой секрет. Так будет лучше для всех.

– Ты знаешь…

Кэйвен поднял руку и встал.

– Оставь это для семейного собрания. Я планирую пойти на игру, не хочешь присоединиться?

– Конечно, дай мне пару минут. Мне нужно кое-что обсудить с Фэй. – Кай кивнул головой в сторону, и я поднялась, молча последовав за ним.

– Чего хотела Эддисон? – спросила я, как только мы вошли в спальню.

Кай прикрыл дверь.

– Я не хочу о ней говорить. – Он подошел ко мне. – Как ты держишься? Справляешься? – Он поднес руку к моему лицу. Я с тоской посмотрела ему в глаза. Его ладонь дернулась в нескольких миллиметрах от щеки. Мои глаза наполнились слезами, губы задрожали. Увидев в его взгляде те же смятение и страх, я не выдержала.

Судорожные рыдания вырывались наружу из грудной клетки, и я безрезультатно пыталась выровнять дыхание.

– Я стараюсь быть сильной, – шептала я, – но это ужасно сложно. – Мой голос сорвался.

– Иди ко мне, – мягко произнес он, раскрывая передо мной объятия, и я упала в них, не говоря ни слова.

Мои руки обвили талию Кая, и я вдохнула его аромат, погружаясь в воспоминания. Становилось гораздо лучше, когда я чувствовала его рядом. Прижавшись к нему и закрыв глаза, я беззвучно взмолилась богу, чтобы все это недоразумение скорее разрешилось.

– Не хочу тебя терять. Не сейчас, когда только обрела. – Я взглянула на Кайлера затуманенными от слез глазами.

– Знаю, детка. Я чувствую то же самое.

Он отвел взгляд, но я заметила страдание, которое отразилось на лице. Мое сердце едва не разорвалось на части.

– Но?

– Мы должны держаться друг от друга подальше, пока не узнаем результаты теста. Хотя я не настолько силен, чтобы противостоять тебе. – Он заглянул в глубину моих глаз, боль и мучения отразились в его взгляде. – Не представляешь, как сильно я сейчас хочу тебя поцеловать.

Я положила руку ему на грудь.

– Поверь мне, представляю.

Кайлер сделал шаг назад, и моя рука бессильно упала. Сразу стало холодно.

– Поэтому мы не можем оставаться наедине до тех пор, пока не поймем, с чем на самом деле имеем дело.

– И что потом?

Когда он вновь поднял на меня взгляд, я вздрогнула, видя, как слезы наполнили его глаза.

– Я не знаю, Фэй. И не могу вынести мысль о том, что может произойти. Ты же видишь, я цепляюсь за последнюю соломинку. – Он отклонился назад и устремил взгляд в потолок. – Кому-то там наверху определенно нравится издеваться надо мной.

Я со всхлипом усмехнулась.

– Тебе ли жаловаться? Моя жизнь – одно сплошное издевательство.

– Я хочу поддержать тебя, Фэй, но не знаю, как сделать это, держась в стороне. Не хочу опускаться до его уровня и не собираюсь повторять те же ошибки. – Его лицо исказилось от отвращения.

– Понимаю. Мне тошно от одной мысли об этом.

Кай сделал шаг навстречу, вновь притягивая меня к себе.

– Надеюсь, до этого не дойдет. Но если все обернется именно так, мы справимся. А до тех пор давай просто постараемся пережить эту неделю. Уверен, отец знает кого-то, кто сможет ускорить получение результатов.

– Хорошо. – Положа голову ему на грудь, я прислушалась к стуку сердца. – Я буду скучать, – прошептала я, и слезы ручьем полились из глаз.

– Я тоже буду скучать. – Голос Кайлера сорвался, и я почувствовала, каких усилий стоила его сдержанность. Он провел рукой по моим волосами, и мы застыли, вцепившись друг в друга, не в силах оторваться.

Спустя пару мгновений я высвободилась из его объятий, шмыгнув носом и утерев слезы рукавом.

– Это совсем ненадолго, мы справимся. – Я подняла подбородок, любуясь его прекрасным лицом. Столько эмоций пронеслось в его глазах, что я почти растеряла решимость. Каждая частичка меня стремилась дотронуться до него, прикоснуться пальцами к лицу, накрыть губы долгим и страстным поцелуем, утонуть в волшебном запахе, заключить его в свои объятия и забрать всю эту боль.

Я люблю тебя.

Эта фраза вертелась на кончике языка, и мне страстно хотелось ее произнести, сказать Кайлеру о том, что его чувства взаимны, но я не могла, ведь эта любовь может оказаться запретной. Лучше ему о ней не знать. Я запру свои чувства на замок в надежде, что когда-нибудь у меня будет шанс сказать ему эти слова.

* * *
Всем семейством мы столпились в прихожей у широко раскрытой входной двери. Наш шофер Макс остановил машину у дома. Первыми появились Джеймс и Алекс, за ними поспешно следовал Кэлвин, опустив голову и вперив взгляд в землю. Алекс попыталась притянуть его к себе, но тот лишь отмахнулся. Ее глаза наполнились слезами, и Джеймс бросил на нее сочувствующий взгляд, на который она ответила холодным безразличием. Атмосфера была пропитана тревогой, и я почувствовала, как плечи свело от напряжения.

Джеймс и Алекс зашли в дом, за ними с явной неохотой, по-прежнему не поднимая головы и не смея смотреть никому в глаза, в прихожую прошел Кэлвин. Нахмурившись, Кэйден сделал шаг навстречу брату и безо всякого стеснения заключил его в свои объятия.

– Мы рады, что ты вернулся. И знаем, что невиновен. Мы на твоей стороне.

Кэлвин медленно поднял голову и устремил взгляд на Кэйдена.

– Спасибо, братишка. – В его голосе отсутствовала привычная уверенность, и от этого стало еще хуже.

Один за другим братья подходили к Кэлвину, чтобы дать пять или ободряюще похлопать по спине. Дрожащий подбородок выдавал усилия, которых стоило ему самообладание. По лицу Алекс текли слезы, и даже Джеймс выглядел так, словно вот-вот разрыдается. Видимо, он был прав, говоря, что семья Кеннеди всегда стоит друг за друга горой в трудные времена.

Кай прижал Кэлвина к себе, прошептав ему что-то на ухо. Когда он выпустил его, я сделала шаг вперед и нежно обвила Кэла руками.

– Я не знаю, почему она так поступила, но обещаю, мы во всем разберемся.

– Ты виделась с ней? – спросил он, не выпуская меня из объятий. Я медленно кивнула, прикусив от волнения губу. – Что она сказала?

– Кэлвин, я не думаю, что…

– Мам, – Кэл обратил свой взгляд к Алекс, – вы не можете защитить меня от этого, я хочу знать все. – Затем он повернулся ко мне. – Так что, она в порядке?

Стало тошно от мысли, что именно мне придется озвучить это, но Кэлвин заслуживал знать правду.

– Лана была расстроена и плакала. Она сказала мне, что оказалась в ужасном месте и что ты причинил ей боль.

Глаза Кэла блестели от накатившихся слез, а верхняя губа задрожала.

– Я понимаю, что сделал, и ненавижу себя за это, но по-прежнему не могу поверить, что она так поступила. Я бы никогда не принудил к этому ни ее, ни любую другую девушку. Я… – Он сделал шаг назад, согнувшись и прижав ладони к лицу. Его грудь бешено затряслась от громких рыданий, он повернул мокрое от слез лицо к матери. – Мам…

Его голос сорвался в мучительной мольбе, когда он устремил на Алекс полный боли взгляд. Если раньше мне казалось, что сердце вот-вот разорвется, то сейчас от него будто уже ничего не осталось. Потоки слез хлынули из глаз, я ощутила самую настоящую физическую боль: всегда такой напыщенный и самоуверенный, теперь он превратился в другого человека. Это сломало его.

Алекс бросилась к нему, и прямо перед всеми Кэлвин забился в безудержных рыданиях.

Глава 4

Единственными звуками в комнате были душераздирающие рыдания Кэла под успокаивающий шепот Алекс, баюкающей на руках взрослого сына. Слезы продолжали катиться из моих глаз, я никак не могла остановить этот непрекращающийся поток. Кай поймал мой взгляд, и на его лице отразились беспокойство и тревога. Затем он опустил глаза, и я заставила себя сделать то же самое. Внутри бурлили эмоции, я чувствовала себя так, будто вот-вот взорвусь. Меня сковал страх, и я обняла себя руками, словно пытаясь от чего-то удержать.

Внезапно Китон притянул меня к себе. Я повернула к нему изумленный взгляд, но тут же растаяла, увидев искреннее сочувствие на его лице. Не сопротивляясь, я обвила талию Китона рукой и прижалась к его груди. Уголком глаза я заметила нахмурившегося Джеймса. Бога ради, за кого он вообще меня принимает? Могу я испытывать искреннее сострадание к своим двоюродным (а, вполне возможно, родным) братьям без того, чтобы мои чувства были истолкованы самым омерзительным образом? Уставившись на него, я многозначительно прищурила глаза. Он расслабился и послал мне сочувствующий кивок. Я всхлипнула, опустив голову Китону на плечо.

– Давайте пройдем в гостиную, – предложил Джеймс, приглашая всех движением руки. – Дадим вашему брату немного побыть наедине с матерью.

Я присела на диван рядом с Китоном, сплетая наши пальцы.

– Это значит, что я прощена? – прошептала я с надеждой в голосе.

– Тебя не за что прощать, – ответил он так же шепотом, и впервые за день я улыбнулась. – Прости, что так бурно отреагировал. И за тот день в Нантакете.

– Что было в суде? – спросил Кэйден, прежде чем я успела что-то ответить Китону.

– Инспектор, который допрашивал вашего брата, порекомендовал отпустить его под залог с условием, что он не покинет пределы штата, – ответил Джеймс.

– Ему предъявили обвинения? – тихо спросил Кэйвен.

– Да, и теперь мы ждем, когда объявят дату предварительного слушания. Дэн надеется, что иск отклонят, прежде чем дело дойдет до полноценного судебного процесса, но это зависит от того, какие доказательства у них есть против Кэлвина. И, судя по всему, представитель обвинения – тот еще проныра.

В комнату вошли Алекс и Кэлвин, и дальнейшие разговоры тут же прекратились.

– Не уверена, что сейчас подходящее время, – произнесла Алекс, нервно оглядываясь.

– Без вариантов, мам. Мы скажем обо всем сейчас, – отозвался Кэйден тоном, не допускающим возражений.

– Для таких новостей не получится подобрать подходящий момент, – добавил Кай. – Можем мы просто перейти к делу? – Его лицо выражало твердую решимость.

Совершенно окаменев, Алекс упала на свободный диван, все еще не отпуская от себя Кэлвина. Сложив руки на коленях, она выпрямилась; лицо ничего не выражало. Губы задрожали, когда она раскрыла рот, чтобы заговорить, а на лице отразился неприкрытый ужас. Сама того не желая, я испытывала искреннее сочувствие, хоть и понимала, что эта женщина сама загнала себя в угол.

Джеймс подошел к ней и положил свои ладони поверх ее, на что Алекс смерила его таким презрительным взглядом, которому позавидовала бы сама Эддисон. Стиснув зубы, мужчина отдернул руки, и его лицо стало пунцово-красным. Напряжение, повисшее в воздухе, можно было буквально пощупать рукой, и все, чего мне хотелось в тот момент, – чтобы это поскорее закончилось.

Сделай уже это наконец, Алекс.

– Я должна кое-что вам сказать. Стоило признаться гораздо раньше… Мы с вашим отцом всегда старались делать то, что было лучше для вас, но иногда ошибались. И это как раз тот случай.

Кент фыркнул, откинувшись на диван и скрестив ноги, словно в ожидании премьеры в кинотеатре.

– Кажется, нас ждет что-то интересное, – сказал он, ухмыльнувшись.

Кэйден отвесил ему подзатыльник.

– Ты можешь прекратить вести себя как идиот и дать маме сказать?

Я была крайне удивлена, что после всего произошедшего Кэйден был на стороне матери. С другой стороны, посмотрела бы я на того, кто при взгляде на дрожащую в ужасе Алекс не испытал бы ни грамма сочувствия.

– Долгое время я носила это в себе, и мне нелегко говорить… – Блестящими от слез глазами она обвела лица своих сыновей. – Прежде чем встретить Джеймса, у меня были… отношения с другим мужчиной. Джеймс не является биологическим отцом Кэйдена и Кэйвена. Их отец – другой человек, – произнеся эти слова, она опустила взгляд в пол и замолчала.

Оглушительная тишина. В первый раз в своей жизни Кент молчал, потеряв дар речи. Кэлвин яростно хлопал глазами, стараясь переварить услышанное.

– О господи, – нарушил тишину Китон, – вот что она сказала вам в восемнадцатый день рождения? – Он перевел взгляд с Кэйдена на Кэйвена.

– Ага, – подтвердил Кэйден.

– Как вы могли держать такое в секрете? – Кеану удрученно взглянул на лица своих родителей. – Я могу понять, почему вы не хотели говорить об этом нам, но как вы могли не раскрыть всей правды им? – Он ткнул пальцем в своих сводных братьев.

– А как вообще подобрать подходящий момент, чтобы сказать своему ребенку, что его отец – вовсе не его отец? – резким тоном спросила Алекс.

Я еле сдержала вздох, не веря своим ушам. От меня не смогла ускользнуть ирония этой фразы.

Джеймс вздрогнул, а лицо Алекс тут же исказилось.

– Мне очень жаль, – прошептала она, должно быть, в первый раз за день бросив взгляд на Джеймса, опустившего глаза в пол. – Это не то, что я имела в виду. Я понимаю, как облажалась, но не жалею о прошлом. – Она обратилась к Кэйдену и Кэйвену. – Джеймс – ваш отец в полном смысле этого слова. Он любил вас с того момента, как встретил, и никогда не относился иначе, чем к остальным братьям. Тот факт, что вы ни о чем не догадались, только подтверждает мои слова. Он любил вас так же сильно, как и остальных.

– Это и не обсуждалось, – тихо ответил ей Кэйден. – Дело в том, как ты сообщила нам эту новость, и в том, что заставила держать все в тайне от других братьев.

– Я рад, что все раскрылось, – добавил Кэйвен. – Может, теперь мы сможем двигаться дальше.

В воцарившейся тишине каждый присутствующий в комнате попытался осознать услышанное.

– Так и кто их отец? – спросил Кент спустя пару минут. – Вы встречались с ним? – Он обратил свой пытливый взгляд на Кэйдена и Кэйвена.

– Это неважно, – поспешно отозвалась Алекс. – Он не мог стать настоящим отцом для моих детей и бросил меня в тот момент, когда я больше всего в нем нуждалась. Вот и все, что вам нужно знать.

Кэйден и Кэйвен обменялись тяжелыми взглядами, и Алекс сразу тревожно застыла. Джеймс подозрительно прищурил глаза.

– Что вы сделали?

Кэйвен смущенно поерзал на диване, а Кэйден испустил усталый вздох. Их взгляды, наполненные понятным лишь им двоим смыслом, пересеклись. Кэйден скрестил руки на груди.

– Мы встречались с ним.

Алекс вскрикнула, прижав руку ко рту, и ее глаза широко раскрылись от изумления.

– И мама права, – продолжил Кэйвен, – ничего хорошего из этой встречи не вышло.

Джеймс вскочил со своего места и практически выбежал из комнаты. Алекс осталась неподвижно сидеть на диване, пока Кэлвин пытался ее успокоить. Никто из братьев не шевельнулся, чтобы последовать за Джеймсом. Называйте меня тряпкой, но по мне это несправедливо. Поднявшись, я вышла вслед за ним.

Я нашла его в игровой комнате. Он прислонился лбом к стене, всем телом содрогаясь от рыданий. Меня одолевали неоднозначные чувства, еще никогда в жизни я не испытывала такого сильного смятения.

Этот человек спал с моей матерью, со своей родной сестрой. Он считает себя моим отцом, и он же тайно сговорился со своей женой и годами лгал собственным детям. Он ввязался в интрижку с помощницей своей жены. Джеймс настолько погряз в передрягах, виной которым оказался сам, что был даже не в состоянии поддержать своих сыновей, которые в нем так нуждались.

Но этот же человек принял в свою семью детей другого мужчины и воспитывал их как родных. Пожертвовав своей карьерой, он стал отцом-домохозяйкой. Он осознал свои ошибки и готов за них платить. Дозволенной любовью или нет, но он любил мою мать и защищал ее, заботясь о ней после смерти родителей. Без всяких колебаний он взял осиротевшую меня в свою семью и помог почувствовать себя ее частью.

Джеймс не плохой человек. Он просто принимал по жизни неверные решения.

Глядя на него, такого уязвленного и разбитого, я чувствовала, как ненависть и отвращение покидают меня. Этот человек остался совсем один, и я просто не могла бросить его. Я протянула руку и дотронулась до его ладони.

– Джеймс.

Подняв голову и взглянув на меня, он прекратил рыдать, но, судя по выражению лица, находился в какой-то агонии, и на это нельзя было смотреть спокойно. Я молча раскрыла для него свои объятия. Он посмотрел на меня, и миллион разных эмоций одновременно отразились в его взгляде. Сердце готово было выскочить из груди. Джеймс сделал шаг и протянул мне руки. Я прильнула к нему и почувствовала успокаивающее тепло. Только сейчас я поняла, что нуждалась в этой поддержке так же сильно, как и он. Мы просто стояли, не произнося ни слова. Никакой неловкости. Все так, как и должно быть.

– Пап? – раздался из-за спины тихий голос. Я обернулась, оказавшись лицом к лицу с Китоном. – Я пришел проверить, в порядке ли ты. – Лицо Джеймса тут же просветлело. Китон выглядел немного смущенным, засунув руки в карманы и неуверенно переминаясь с ноги на ногу. – Я понимаю, какой это шок для всех, но не хочу упускать из виду самое важное. Знаю, сейчас нам всем нелегко, но это не отменяет всего, что было раньше, и того, сколько ты значишь для всех нас. Ты был самым лучшим отцом, и большего я не могу пожелать.

Я отошла в сторону, позволяя Джеймсу благодарно заключить сына в объятия.

Такой трогательный момент! В эту минуту я готова была расцеловать Китона – самого милого, доброго и отзывчивого из всей семьи Кеннеди. Именно за это я его и люблю.

* * *
Полчаса спустя я лежала на кровати в своей спальне. Услышав звонок телефона, я глянула на экран. Брэд.

– Привет.

– Привет. Просто хотел узнать, как ты. В школе тебя не видно, и уже вовсю начали расползаться слухи. Это правда? То, что говорят о Кэлвине?

– Черт! Я надеялась, что эта новость еще не скоро всплывет. Глупо с моей стороны.

– Как он? Как вообще вы все?

– Хотела бы я знать ответ на твой вопрос. Последние двадцать четыре часа были одними из самых тяжелых в моей жизни. – Учитывая то, через что я прошла всего пару месяцев назад, это говорит о многом. Я попыталась дотянуться рукой до лопаток, чтобы почесать спину. Мозг просто клинило от переизбытка драмы, и я почувствовала, что с радостью убралась бы из этого места хотя бы ненадолго. – Ты занят?

– Нет, хочешь прогуляться?

– Ты можешь заехать за мной? Я подожду тебя снаружи.

– Уже в пути.

Просунув голову в дверь гостиной, я обнаружила Кэйдена и Кэйвена, беседующих с Алекс.

– Я собираюсь встретиться с Брэдом. Увидимся позже.

– Подожди секунду, Фэй. – Джеймс поднялся из своего кресла и направился ко мне. Он взял меня за локоть и вывел в прихожую. – Не думай, что я забыл о тесте.

– Все в порядке. Я и не думала, что ты будешь заниматься всем этим сегодня, учитывая все происходящее.

Он заправил выбившуюся прядь волос мне за ухо.

– Для меня это так же важно, как и для тебя. – Я почувствовала себя неловко от его взгляда и опустила глаза. – Я уже сделал пару звонков и жду ответа. Будь на связи на случай, если понадобишься.

– Конечно, – ответила я, выдавив подобие улыбки.

– И спасибо за поддержку. Ты не представляешь, как много это для меня значит. Сожалею по поводу всего этого. Знаю, ты до сих пор переживаешь, и лишний стресс ни к чему… Все эти проблемы как нарыв, который давно пора было вскрыть.

– Не стану врать, в голове полный бардак. Я даже не понимаю теперь, что чувствую. Но каким-то странным образом происходящее помогает мне отвлечься от собственного дерьма, так что, можно сказать, все это даже к лучшему.

В тот момент, когда Джеймс открыл рот, чтобы ответить, в дверь тихо постучали.

– Это за мной. Я на телефоне, пока.

Я выбежала из дома прежде, чем успело случиться что-то еще.

– Давай свалим отсюда, – сказала я в ту же секунду, как мой зад приземлился на пассажирское сиденье машины Брэда.

Тот опустил ногу на педаль и вжал в пол.

– Куда едем? – спросил он, не отрывая глаз от дороги.

– Все равно, – пожала я плечами, смахивая каштановые волосы с плеч. – Главное, чтобы это было тихое место, где мы не наткнемся ни на кого из школы, – добавила я. – Просто прошу тебя, отвлеки меня от всего этого! – Я принялась тыкать пальцем в панель проигрывателя, перебирая треки, пока не нашла кое-что по душе.

– Без проблем, я знаю отличное место. – Брэд на секунду повернулся ко мне. – Ты в порядке?

– Не совсем, – искренне призналась я.

– Хочешь об этом поговорить?

– Да, но не здесь. Давай доберемся до места. Мне нужно немного остыть.

Полчаса мы ехали в полном молчании. Я закрыла глаза и просто слушала музыку, усилием воли пытаясь прогнать все мысли из головы. Конечно, как бы ни старалась, я перебирала в голове все, что происходит, снова и снова гоняя мысли по замкнутому кругу. И не могла скрыться от тени, нависшей надо мной.

Брэд заглушил движок, и я открыла глаза, обнаружив перед собой тихую, почти пустую, за исключением пары пикапов, парковку. Площадка была окружена огромными деревьями, которые, судя по всему, росли в этом месте уже не первую сотню лет.

– Где мы? – спросила я.

– Мой отец брал меня сюда на рыбалку. В этом лесу сотни тихих тропинок, если ты не против прогуляться.

Сонно зевнув после долгого пути, я потянулась.

– Звучит неплохо. – Я открыла дверь и выскользнула из машины, застегнув пальто до самого подбородка, чтобы защититься от порыва холодного ветра, ударившего прямо в лицо.

Прежде чем закрыть авто, Брэд достал куртку и шарф с заднего сиденья.

– Держи, – он обернул шарфом мою шею, – кажется, это тебе пригодится.

– Спасибо. – Я улыбнулась, наблюдая, как он застегивает куртку и прячет руки в карманы.

– Сюда. – Он кивком указал дорогу, и я последовала за ним. Шествуя через лес, мы не произнесли ни слова, но эта тишина не давила, а, наоборот, успокаивала. С Брэдом всегда так просто. Он будто понимал, чувствовал меня. Ветки трещали под ногами, пока мы пробирались сквозь сумрачный, дышащий прохладой лес под окружающее нас со всех сторон пение птиц. Спустя минут двадцать я услышала тихий плеск воды, и мы оказались у самого края огромного озера. По ту сторону на раскладных стульях, закинув удочки в воду, устроилась пара мужчин. За их спинами, притаившись в густом лесу, виднелись дорогие частные дома.

Брэд провел меня к упавшему дереву у самого края воды, и мы опустились на него, любуясь озером. Он подышал на свои ладони, потерев их друг о друга. ...



Все права на текст принадлежат автору: Шивон Дэвис.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Потерять КайлераШивон Дэвис