Все права на текст принадлежат автору: sandlord .
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Ученый в средневековье Том-6sandlord

Ученый в средневековье Том-6

Глава 407/Старая любовь

- Тссс. Не будем шуметь. Пойдём в другую комнату, - сказал Мер, взяв её тело на руки. Она в свою очередь не проявляла сопротивления.

Всё что на ней было надето, так это ночнушка. Однако что-то такое не смущало её, ровно как и тот факт, что в таком виде она находилась на глазах у Императора. За прошедшее время отношения между Зеном и ней достигли такого уровня, когда такие формальности, как официальный тон и преклонение колена можно было оставить без внимания. Впрочем, её мысли были заняты совсем другим.

То, что она сейчас видела, скорее принималось как сон, нежели действительность. Прошло пять лет, и даже та уверенность, которая была с ней с самого начала, начала потихоньку гаснуть. Всё же прошло довольно много времени с их последней встречи...

Всё же время удивительная вещь. Оно лечит, оно же калечит и оно же меняет судьбы. И никогда наверняка не скажешь, какая участь может выпасть на долю человека.

Сейчас, поставив её на пол и смотря ей в глаза, Рем сам не мог понять, что он чувствует перед ней. Это было нечто странное, как если бы две стихии столкнулись в поединке, а сам он находился в эпицентре сражения. Нет, это скорее была война с самим собой.

Зен, ровно как и Виктор, молча наблюдали за развернувшейся сценой. По-хорошему стоило бы уйти и оставить парочку наедине, однако оба понимали - эти двое не обращали на них никакого внимания, будучи погруженные в собственные мысли.

В один из моментов их взгляды пересеклись, и время, кажется, застыло на месте. Им не требовалось говорить, чтобы показать свои чувства и отношения друг к другу. Такой уровень общения можно смело назвать наивысшей точкой взаимопонимания.

Для Стеллы появление возлюбленного было сродни возжжению пламени в затухшем мире. Всё, чем она занималась за прошедшее время, это тренировалась. Однако можно ли назвать все эти тренировки жизнью? Вряд ли. Существованием? Возможно. В конце концов это делалось не столько ради получения силы и благодарности учёному, сколько заделать дыру в сердце.

Что до Рема... сложно сказать, сколько мук ему пришлось перенести до этого момента. Можно ли сказать, что он жил ради этого момента? Не забыл ли он те дни счастья вместе с ней? Пожалуй, ответа не знает даже он сам...

- Прошло столько лет... как ты? - Тихо спросил он.

- Рем... Рем, ради всего святого скажи что это не сон.

- Нет, это не сон.

- Рем...

Между ними вновь нависло молчание. В конце концов, обоим было сложно поверить в то, что они стоят здесь и смотрят друг на друга.

В конце концов, он взял её ладони в руки и поднёс их к своей груди. Тоненькие пальцы рук словно бы согревали холодное сердце, не знавшее тепла вот уже более пяти лет жизни. Он понимал, нет, видел эти глаза, этот взгляд, пропитанный любовью. Поэтому вновь окинув взглядом, бывший раб воспрял духом и сказал?

- Скажи, поможешь ли ты разобраться мне в своих чувствах?

Услышанные слова словно молотом ударили в сердце девушки, разрушив все её душевные переживания. Больше не было мыслей о том, любит он её или нет. Исчезла также сама мысль о том, осталось ли у него хоть какие-то чувства после стольких лет потерянной любви.

Помолчав немного, она всё с той же любовью ответила:

- Да. Помогу, - сказала она, после чего привстала на цыпочки и обняла его за шею.

Запах русых волос ударил в нос, словно бы заставляя забыть обо всём на свете. Он работал как дурман, погружал в блаженство, заставляя секундой за секунду находиться в этом состоянии.

- Спасибо... спасибо, что не забыла меня, - тихо пробормотал он, лаская её спину.

- Спасибо тебе, что не забыл меня сквозь все эти пережитые страдания, - сказала она, просто наслаждаясь моментом.

- Может нам уйти? - Тихо спросил Виктор.

- Погоди немного. Такой момент, - ответил Зен.

- Как думаешь, она любит его?

- Любит.

- А он её?

- Тоже.

- С чего бы это?

- Да ты просто глянь на него. Он счастлив!

- Хм. Наверное, - ответил он, пожав плечами.

А парочка продолжала быть в обнимку, не замечая ничего вокруг. Ни Зена, ни Виктора, ни спящий в соседней комнате ведьм. Пожалуй сам факт того, что они не проснулись от разговора свидетельствовал о том, насколько Виктор их гонял. Что же, видимо в этот день им было суждено отдохнуть, чтобы потом перевыполнить норму тренировки.

- Хоть бы этот момент длился вечно, - тихо прошептала она.

- Да, - также тихо согласился он.

Простояв в таком положении ещё немного, она снова задала вопрос:

- И что теперь?

- Не знаю. Кажется, я ничего не знаю в этом мире.

Убрав подбородок с плеча, она откинула голову назад и посмотрела ему в лицо.

- Внутри тебя мир, наполненный мучениями и разрушенными страданиями. Позволь мне открыть его.

- Прости... я не могу.

- Или не хочешь?

- Не знаю...

- Рем... ты изменился. Тебе нужно время.

- Нет, не нужно. Иначе бы я не стоял здесь.

- Ты запутался, и похоже не хочешь этого признавать. Хорошо, я понимаю твою решимость. Тогда скажи, помнишь ли ты те мгновения, когда мы были вместе?

- Некоторые вещи невозможно забыть...

- Тогда ответь, хочешь ли ты вернуть всё как было?

- Нет, не хочу.

Помолчав немного, не отрывая взгляда от её лица, он продолжил:

- Я не хочу жить прошлым. Я не хочу жить будущим. Я желаю жить настоящим.

- Разве тебе не важно прошлое или будущее?

- Смотря в прошлое, мы оглядываемся назад. Смотря в будущее, мы всматриваемся в тьму. Лишь живя настоящим, можно быть живым. Увы, этой простой истине научил меня человек, которого я презирал всем телом и душой.

- Тебе пришлось многое пережить. Прости, что пошла напролом.

- Не надо извиняться. Ты всё правильно сказала. Я благодарен, правда. Но ты должна понимать, что мне сложно снять маску перед кем-то, даже если это ты. Я стал смотреть на мир иначе. Это же касается и любви. Может прозвучит банально, но ты не против, если мы начнём с нового листа?

Взяв небольшую паузу, он продолжил мысль.

- Сейчас для меня любовь это как книга. Моя старая любовь прошла, а вместе с ней и закончилась написанная нами книга. Так давай возьмёмся за перо и напишем ещё один роман со счастливым концом.

Порой, что не выразишь чувствами и обычными словами, можно выразить сравнениями и романтикой. Рем, может не до конца, но осознал что чувствует, а потому действовал решительно. Всё же пять лет рабства научили его многому.

- Хорошо. Я согласна! - Сказала она, поцеловав его прямо в губы.

Глава 408/Северная Долина

Закончив разбираться в собственных чувствах, Рем попрощался со Стеллой и обещал вновь встретиться с ней, когда он вернется с конгресса.

В свою очередь Зен размышлял над двумя вещами, помимо конгресса. Первое, что его волновало, или скорее больше интересовало - это встреча с герцогиней. Он понимал, что если ему вздумается подписать союз, он официально признает фракцию "Хранители леса" своими врагами. Впрочем, и идиоту было понятно, что стать партнёрами эти две стороны абсолютно не могли.

В таком случае, возникала надобность участия в гражданской войне. Конечно прямое вмешательство человека в дела чужой расы было далеко не лучшей перспективой, однако в случае удачи, он мог получить силу, необходимую для будущей войны.

Второе, что его волновало - это ситуация в Вавилоне, или вернее будет сказать творящийся хаос за его пределами. С тех пор, как пал генерал, Империя Ипонгрин стала пожирать саму себя.

Дабы хоть как-то усмирить народ, поражение было скинуто на плечи покойного генерала Мюрей и императорскую семью. В дальнейшем случился переворот, благодаря которому вся власть была скинута с трона. Новую же возглавил министр обороны, будучи весьма популярным у простого народа.

Однако в этой ситуации не стоит забывать о двух лицах, ждавших подходящего момента. Зен конечно знал о них - система шпионажа работала на славу. Как пример можно вспомнить "революционное открытие" огнестрельного оружия в стране. Тут стоит упомянуть, что и сам министр обороны не сидел без дела и пользуясь суматохой, пытался ликвидировать ненавистного врага.

Зная о способностях обоих, он планировал использовать их в своих целях. Что до самого министра обороны - у него также был талант, однако его стиль правления не подходил Зену, а оставлять такого человека на своей должности было бы верхом абсурда.

В данный момент оставалось лишь ждать. Ждать, пока уляжется вся эта ситуация с конгрессом. Безусловно, Зен понимал, что в случае правильной трактовки мыслей, он сможет получить союз, однако была одна проблема - он практически ничего не знал о самих Императорах. Ни их лица, ни сам характер. И тут проблема с информацией заключалось в другом - правители этих восьми стран были чрезвычайно скрытными лицами. Мало кто их видел в лицо, однако о споре могущества каждого не могло идти и речи.

Однако такое развитие событий не могло не интриговать. Одно лишь появление Арчибальда обещало сделать конгресс несколько необычней. Но разве у каждого Императора нет своей маленькой тайны? Тогда, раскрыв их все, может получится весьма и весьма занимательная история.

В любом случае, сейчас требовалось сесть на один из крейсеров и прямым рейсом двигаться в сторону северной долины, страны холода и мороза. Место обитания ледяных големов, чудищ и прочей нечисти. Место, в котором по слухам живут самые закаленные воины, не знающие пощады перед врагом. И всей этой страной, что одним лишь своим видом напоминает забвение, правит пожилая Императрица. Императрица, получившая славу за свою жестокость по отношению к врагам и предательству родных. Именно от её имени Зен и получил приглашение.

Этим же днём, ровно в три часа дня вся кампания отправилась в путь. Учёный познакомился с герцогиней, произвёл на неё хорошее впечатление, однако обсуждение заключения союза было отложено на неопределенный срок, поскольку одна из сторон должна была провести переговоры с другой стороной.

Конкретно корабли учёного плыли в сторону магического телепортационного круга, расположенного в воде, или верней сказать, на дне океана. Такие круги использовались кораблями для доставки особо ценных грузов, и сам факт того, что они в это время формально находились в воздухе, нисколько не мешал. Что до использования лунных камней, у Зена их было предостаточно.

Телепортировавшись из одного места в друге, пейзаж сразу сменился с тёплых субтропиков в холодные арктические условия. Благо все приготовились к этому моменту и заранее надели тёплую одежду. Впрочем, даже она не слишком спасала от сорока градусного мороза.

Рядом с телепортационным кругом располагался порт для кораблей. К счастью в этом месте вода была глубокая, и потому корабли Вавилона класса крейсер не сели на мель.

В свою очередь стоит описать неожиданное появление работников порта, а также саму береговую охрану. Те уже давно свыклись с неожиданными появлениями судов, однако появление стальных гигантов их не на шутку взбудоражило. В конце концов ни один из них не мог до этого видеть корабль, сделанный из стали, а не дерева. К тому же сами размеры судов и их внушительный арсенал одним своим видом заставляли сердце уходить в пятки.

Причалив корабли в порту, Зен, в сопровождении своей личной свиты, состоявшей из Арчибальда и Рема, сошёл на берег. На самом Императоре была одета тёплая меховая одежда, в то время как двое остальных были облачены в эльфийскую броню.

Людей в порту удивляло не столько появление такой личности как Император, сколько боевое облачение его свиты. Вокруг этих двух персон витала таинственность, и даже в какой-то мере они внушали страх.

Вот только если простые рабочие и рядовые солдаты боялись кораблей и свиту, страх офицеров исходил из-за присутствия Зена. В отличие от остальных, они быстро сообразили, что именно за этим человеком и скрывается вся власть.

Под гнетущую атмосферу, все трое шли навстречу к офицеру береговой охраны, а также по совместительству адмиралу морских войск. Он, в отличие от остальных, пожалуй единственный, кто остановил свой взгляд на корабле, или говоря точнее, постарался оценить работу по достоинству. Впрочем, сейчас у него не было много времени любоваться кораблями, ведь первоочередной задачей являлось сопровождение Императора в его покои.

- Господин, добро пожаловать в столицу Северной Долины, Алхену. Скажите, вы Господин Зен?

- Да. Вы желаете видеть письмо?

- С вашего позволения, - сказал он, забирая письмо и проверяя его подлинность.

- Безусловно, подчерк Её Величества. Что же, Господин Зен, тогда позвольте проводить вас в ваши покои. Сани уже запряжены для вас и вашей свиты.

- Хорошо, но не могли бы вы назвать причину, по которой в течение двадцати минут к нам не подплыл ни одна лодка или корабль, чтобы обсудить дипломатический вопрос? В конце концов именно нам пришлось проявить инициативу, и мне бы не хотелось, чтобы в будущем меня называли захватчиком ваших земель.

Слова Императора словно острое лезвие ножа вонзилось в сердце адмирала. Да, причина, по которой они не отправили корабли на проверку, был шок. В свою очередь кораблям Вавилона следовало бы подождать, однако такая халатность со стороны Северной Долины могла быть сочтена за оскорбление, а потому адмирал не мог выставить весомый аргумент, чтобы хоть как-то оправдать свою ошибку. Зен же в этой ситуации показал высокомерие, и что он, будучи гостем страны, больше не потерпит подобного допущения.

- Прошу прощения, Господин Зен. Это было небольшое недоразумение. Надеюсь столь мудрый человек не будет держать на нас обиду? - Льстиво спросил он.

- Хорошо. Я понимаю. Будем считать, что вы прощены. Тогда давайте выдвигаться в путь.

Глава 409/Императрица с характером

Путь на санях занял около нескольких часов. Вместо привычных собак были магические лоси, ничем не примечательные создания в этих краях. Их шкура могла переносить любой мороз, а в верности они не уступали домашним питомцам.

Как еще один занимательный факт, шкуры и мясо этих самых лосей было главной фишкой северной долины. Люди использовали шкуры в качестве одежды и брони, а мясо благодаря низкой температуре могло не портится месяцами и при этом сохранять полезные качества.

Добравшись до города, Зен невольно ощутил себя на месте скандинавских героев. Деревянные домишки, в которых горели восковые свечи и камин, торговцы чучел и рыбы, кузнецы, из чьих мастерских шло приятное тепло. Всё это больше походило на сказку, нежели реальность.

Рема также захватила развернувшаяся картина. Она не сильно отличалась от того, что он видел в городах и деревнях, однако в этом месте словно бы какую-то роль играла магия. Быть может, этой самой магией был снег или сами жители, но точно сказать ни он, ни учёный не могли.

Наблюдая за людьми, Зен сделал вывод, что жизнь в стране благоприятна. Жители столицы выглядели счастливыми, повсюду ходили патрули, и за всю дорогу ему на глаза не попался ни один нищий. Это смело можно было назвать хорошим результатом.

Вскоре они добрались до дворца "Ледяной Королевы," как ещё было принято называть императрицу. Дворец своими размерами напоминал небольшой город, так что занятие одной-двух комнат не должно было стеснить покои Императрицы.

Сам дворец был выполнен в стиле эрмитажа. Каждую комната, каждое помещение можно было смело называть шедевром, и никто бы не посмел упрекнуть кого-то во лжи.

Зен также заметил, что императрица питает слабость к картинам. И правда, их было очень много. Даже слишком. Настолько, что дворец можно было спутать с какой-нибудь галереей или Лувром.

Арчибальд в свою очередь отметил количество скрытых комнат и механизмов, скрывающихся во дворце. Также он отметил, что в некоторых местах на стенах есть специальные отверстия для наблюдения, скрытые иллюзорной магией. Впрочем, он также отметил, что сейчас за ними никто не следит.

- Господин Зен, вот ваша комната, - сказал адмирал, открыв двери.

- Благодарю.

- Если вам что-нибудь понадобится, позвоните в колокольчик. Один из слуг или служанок обязательно отзовутся и обслужат вас по полной программе. Только есть одно "но."

- Я слушаю.

- Никакой интимной связи и насилия. Всё это собственность Императрицы, так что ей бы не хотелось, чтобы вы портили её имущество.

- Ясно. Вы свободны. Дальше я сам.

- Хорошо. Только позвольте перед уходом напомнить, что конгресс состоится завтра днём, ровно в два часа дня. Будет неприятно, если вы не явитесь без уважительной причины.

- Мне всё ясно, не утруждайте себя объяснениями.

- Тогда, с вашего позволения, я покину комнату, - сказал он, после чего вышел за дверь.

Покои, предоставленные Императрицей, не шли в никакое сравнение даже с президентским люксом. Мебель, пол, стены, картины - казалось всё в этой комнате имело культурную ценность.

Больше всего его заинтересовала фреска, нарисованная на одной из стен. Эта была история о народе Северной Долины, о всех пережитых мучениях, о рабстве и свободе.

Рем также обратил на неё свой взор, однако ничем особым она его не зацепила. Как он сам выразился, он не видит в ней души. Для него это не больше чем просто история.

И пока оба оценивали покои, сам Арчибальд принял вдумчивый вид. В конце концов, постояв так какое-то время, он подошёл к учёному и сказал:

- Я схожу, проведаю Императрицу, если ты не против.

- Погоди немного. С чего ты передумал?

- Я несколько недооценил её навыки. Если можно так выразиться, то она позвала меня к себе.

- Интересно волки пляшут. И что теперь?

- Если не вернусь, передай Эвелине что я её люблю.

- Не думаю, что всё настолько плохо. В конце концов, она взрослая женщина с твоих слов, и должна всё понимать.

- Ты явно недооцениваешь женщин и их талант таить в себе обиду. И зачем я подписался на всё это...

- Да не надо так унывать. Бери пример с Рема. Человек через ад прошёл, и вон как держится. Даже ни разу не пожаловался. Так ведь, Рем?

- А? - Откликнулся он с набитым ртом хлеба и оленины.

- Ну с ним всё ясно. Иди уже, я всё-таки не твой Император. И постарайся не умереть раньше времени.

- Постараюсь, - сказал он, выходя за дверь.

Поднявшись на три этажа, он сделал около сорока шагов по коридору, после чего по памяти нашёл Императорское ложе. На том месте, где должны были быть стражники, отсутствовал хоть кто-либо. Лишь слегка приоткрытая дверь наполняла коридор таинством, и как-бы приглашало его к себе.

Недолго думая, он подошёл к двери, отворил её и слегка прикрыл за собой. Сразу же перед собой он увидел спиной стоящую Императрицу. Одетая в платье голубого пошива, с её головы свисали пряди полуседых волос, выдававших старость, ровно, как и морщинистые руки.

Заметив присутствие гостя, она не спеша повернула голову в его сторону. На удивление, лицо идеально гармонировало с наступающим старчеством и утраченной молодостью. Самой же главной отличительной чертов были фиолетовые глаза, редкие даже для этого мира.

- Эм... ну привет, Сингрет. Давно не виделись.

- Давно... - тихо промолвила она голосом таинства, всматриваясь в открытое окно.

- Уже двадцать пять лет, - продолжила она, после чего в комнату зашёл сквозняк, и грохотом закрыл дверь.

- Холодновато как-то, - добавил эльф, вынимая из ножен, скрытых плащом, меч, выкованный из того же сплава, что и броня.

- Да. Холодновато сегодня будет, - лишь сказала она, после чего помещение стало покрываться толстым слоем льда.

Внезапно возле шеи Императрицы появились несколько магических сосулек, полетевших в эльфа. Тот отбил их несколькими взмахами меча, и подскочив в воздух, краем глаза заметил приближающийся силуэт. Поставив блок, его тело впечаталось в толстый слой льда, после чего в руках Сингрет появилось ледяное копьё, которым она немедленно же и воспользовалась.

Прямой выпад, и морозное лезвие проходит в нескольких сантиметрах от лица. За мгновение до смерти успев выкарабкаться из ледяного ловушки, он достал револьвер и выстрелил из него несколько раз в Императрицу, но, как и ожидалось, Сингрет заблокировала атаку созданным барьером, после чего конечности её врага стали покрываться инеем, а вместе с ним и коченеть. Его движения уже не были такими резвыми как минутой раннее, однако это ещё не значило, что чаша весов упала в сторону Императрицы.

Неожиданно тело Арчибальда загорелось багровым пламенем...

Глава 410/Идиот...

Всё тело Арчибальда загорелось багровым пламенем, а вместе с ним растаял иней. Меч в руках загорелся кровавым огнём, и электрические змейки стали бегать по его лезвию. Встав в стойку, он в один миг оказался возле Императрица и нанёс рубящий удар в голову.

Сингрет отскочила в сторону и сразу же создала ледяную стену, защитившись от прилетевшего огненного шара. Разлетевшиеся осколки на секунду заблокировали зрение, однако ей это не помешало создать ледяную тюрьму и придавить плитами эльфа.

Не имея возможности сбежать, он выпустил поле жара, разрушившее стену и создавшее облако обжигающего пара. Правда Императрице подобная преграда не была помехой, и она, создав на своём теле ледяную броню и меч льда, сама перешла в наступление.

На миг исчезнув из взгляда эльфа, а затем оказавшись вплотную возле него, она нанесла рассекающий удар в живот, создав вместе с ним магическую волну льда, создавшую рядом с собой множество маленьких кристалликов.

Арчибальд подпрыгнул в воздух и создал дугу пламени, направленную на императрицу. Она в свою очередь выпустила стужу льда, охладившую пыл горячего эльфа. В ту же секунду придав ускорение телу магией воздуха, она сделала вид, что собирается нанести проникающий удар в живот, однако это оказалась обманка, на которую купился опытный взгляд эльфа. Вместо этого она прекратила поддерживать меч магией и зашла за спину, чтобы нанести мощнейший удар ногой. Арчибальд понял, что оказался в ловушке, а потому всё что он мог сделать, так это снизить повреждения. Таким образом, вместо спины удар пришёлся в правую руку.

На удивление Императрицы, броня оказалась куда крепче, чем она предполагала. Вместо ожидаемого перелома, она лишь только помяла металл, и разве что причинила боль.

За время оплошества Арчибальд успел перезарядить свой пятизарядный револьвер и выпустить ещё несколько молний в сторону Императрицы. Вот только все они были заблокированы магическим барьером. Тогда он в один прыжок оказался возле неё и собирался рукой нанести удар в лицо, она отпрыгнула назад. Дождавшись момента, когда она окажется в воздухе, он сразу же выпустил пять зарядов в её сторону. В ответ на это Императрица создала над собой поток воздуха, чтобы избежать атаки, но эльф только этого и ждал. В этот же миг выпустив язык пламени, в воздухе образовался самый что ни на есть огненный смерч, что миновав ледяную защиту, оставил на белоснежной коже Императрицы несколько ожогов.

Посмотрев на полученную рану, она лишь высокомерно дёрнула головой и выпустила свою истинную ледяную ауру. Мороз в комнате по ощущениям увеличился в разы, а взгляд Императрицы теперь больше походил на хладнокровного маньяка, возжелавшего эльфийской крови.

Создав возле себя несколько сфер, чем-то напоминавших ледяные зеркала. Все они были направлены на одну точку - Арчибальда. Тот, в свою очередь, стоял на месте и держал клинок таким образом, чтобы кончик лезвия был направлен на саму Императрицу.

Внезапно пламя на мече исчезло, ровно как и бегавшие по мечу электрические змейки. На их месте стали загораться руны золотистого цвета, а вместе с ними наружу вылилась настоящая сила Арчибальда. Оба готовились к финальному аккорду сражения.

В один миг все созданные Императрицей сферы засияли синим цветом, после чего вся мощь ледяных лучей соединилась в одно целое, чтобы нанести поражение Арчибальду.

Со стороны эльфа же руны ещё ярче засияли золотистым цветом, после чего, беря своё начала из наконечника меча, вылетела молния такого же цвета. Два заклинания столкнулись друг с другом, словно бы не желая уступать победу. Приближаясь то к эльфу, то к Императрице, исход поединка был не ясен, пока... из-за накопленной магической энергии в одной точке не произошел взрыв, отбросивший обоих назад.

Лёд исчез, а вместе с ним и убийственное намерение обоих. Находясь не в лучшем состоянии, их взгляды пересеклись между собой.

Платье Императрицы превратилось в лохмотья и прикрывало лишь самые интимные зоны. Что до тела, принятый эликсир уже исцелял накопившиеся раны.

Эльфу же досталось куда больше. Местами броня была прожжена насквозь,

обнажая горелую плоть, а в шлеме отсутствовала одна из линз. Что до состояния, Арчибальд также принял эликсир.

- А ты не растеряла хватку. Моё уважение, сударыня. Надеюсь ты несколько охладила свой пыл? А то видеть тебя в гневе, а то и ярости, крайне неприятно. Неприятно и больно! - Взяв паузу, добавил он в конце.

Прислонившись к стене и подняв колено так, чтобы на него можно было положить руки, она ответила:

- Думаешь я могу простить тебя? Я даже поражена, как у тебя хватило ума явиться сюда после совершенного? Решил красиво покончить самоубийством?

- Ну зачем ты так? Я же извиниться пришёл, а ты с таким морозом меня встретила. И льдом...

- Извиниться он пришёл... спустя двадцать пять лет? Мог бы хоть сейчас не лгать мне прямо в лицо, лицемерный ублюдок!

- Мадмуазель, следите за языком. Где такое видано, чтобы Императрица так выражалась?

- Уж на тебя я не поскуплюсь выражениями. Совершенный тобою подвиг заслуживает оваций.

- Может сменишь тон? Ты как будто намеренно пытаешься увеличить мою вину. Тогда я напомню, что именно я помог тебе сесть на престол!

Услышав это, она буквально впилась в него взглядом и сказала:

- Тогда я напомню тебе, как ты сначала воспользовался мною, забрал мою невинность, а затем пропал восвояси.

- Я оставил записку!

- Записку? Арчибальд, не зли меня ещё больше, если не желаешь получить глыбой в лицо. Что это была за записка? Стих в один куплет, без рифмы, смысл в которого в том, что нам не суждено быть вместе?

- Вообще-то я целый час писал этот стих! - Гордо поднял он указательный палец вверх.

- Думаешь мне не плевать, сколько ты там писал. Чёртов лицемер. Воспользовался и бросил, словно бы я какая-то игрушка! И после этого заявился с "якобы" извинениями. Скажи, такой как ты заслуживает прощения?

- Да.

В ответ на такое заявление, она создала копьё и метнула его в нескольких сантиметрах от головы эльфа.

- Намёк понятен?

- И всё-таки у тебя кишка тонка меня убить. Если бы хотела, давно убила. Неужели у тебя остались ко мне какие-то эмоции?

Помолчав немного, она ответила:

- Не те, о которых ты говоришь. Считай это благодарностью за оказанную помощь.

- Ну я не умер. Уже хорошо. Кстати, отличный барьер. Даже комната выдержала.

- Не переводи тему.

- Да ладно тебе, - ответил он, после чего взял секундную паузу и рассмеялся от души.

- Чего смеешься?

- Весело же.

- Что тут весёлого?

- Не знаю.

- Идиот... хотя, наверное за это я и полюбила тебя...

Глава 411/Конгресс

- И что теперь? - Спросил он, поднявшись на ноги и стряхнув мусор.

- Даже не знаю.

- Может будем считать, что вопрос урегулирован?

- Хорошо. Вопрос закрыт, но даже не надейся, что ты прощён.

- Это почему?

- Мне тебе напомнить глыбой в лицо?

- Ладно, ладно, зачем сразу угрожать. Я вообще ещё молодой, чтобы умирать!

- Ты старше меня почти в два раза. Очнись, дедуля. У нас с тобой смерть маячит за горизонтом.

- Неправда. Мы, эльфы, между прочим, долгожители в сравнении с вами.

- Вот только даже по меркам долгожителей ты стар.

Слова Императрицы попали в самую точку. Несмотря на то, что среднестатистический эльф жил вдвое, а порой и втрое обычного человека, самому Арчибальду было уже больше века. Если делать сравнение с людской жизнью, то ему могли бы дать прозвище "Ходячая могила."

Впрочем, сам Арчибальд себя старым не считал. Для него старчество равнялось посиделкам на кресле-качалке, медленное попивание глинтвейна и присмотр за внуками с чувством выполненного долга. Однако ни одной из четырёх вещей у него не было. Так о каком старчестве могла идти речь?

- Слушай, Сингрет, - сказал он после небольшой паузы, - а как у тебя дела с детьми?

- Откуда такой интерес?

- Да сама вот видишь, столько лет, а детей всё нет. Одна только ученица, хоть и талантливая, но это немного другое.

- Ученица говоришь... ясно. Значит любишь её?

- Как ты...

- Арчибальд, старый кобелина, совсем склероз в голову ударил. Или ты забыл, что я тебя знаю как свои пять пальцев?

- В такие моменты ты мне ещё больше напоминаешь старуху. Клянусь всеми божествами которых знаю, так только общаются пожилые люди.

- Считаешь меня молодой?

- А почему бы и нет? Женщина в этом возрасте только расцветает!

- Бросай своё кокетство. В отличие от остальных Императоров большой восьмёрки, меня меньше всех остальных волнует возраст. Как видишь, я даже не пытаюсь его скрыть за тонной грима и макияжа.

И правда, Императрицу меньше всего в жизни интересовали подобные вещи. Для неё поведение Императоров, пытавшихся скрыть свою старость и уродливость, выглядело не более чем показухой. В конце концов, сколько бы они не пытались изменить внешность, взгляд смерти с косой не поддавался обману.

- Мне кажется, или твое высокомерие куда-то пропало? - Спросил он, заметив смену тона.

- Думаешь есть какой-то смысл поддерживать высокомерие в разговоре с тобой?

- Тогда что это было во время битвы?

- Иногда придать красок сцене не бывает лишним.

- Ну, в этом есть смысл. Наверное...

Большинство Императоров и дворян с рождения становились высокомерными людьми, однако даже грех может приесться. Иногда просто как воздух необходим человек, в разговоре с которым можно отставить титулы и поговорить по душам.

- Тебя всё ещё интересует вопрос с детьми?

- Ну ты не ответила, а я не стал настаивать. Всё таки глыба в лицо это не так уж приятно.

- Не делай из меня какого-то там монстра.

- Монстра? Женщина, ты минуту назад метнула копьё в пяти сантиметрах от моей головы, а ещё немногим раннее, создала одно из мощнейших заклинаний девятого уровня. Посмотри на меня. И ты ещё будешь утверждать, что являешься хрупким и нежным созданием, нуждающимся в любви?

- Будь добр, не преувеличивай события. Да и ты ничем не лучше. Вспомнить хотя бы, что ты сотворил с бедным маркизом и его подчиненным графом.

- Ну, во-первых, они желали нам смерти, а во-вторых, я всего-то вырвал ногти, снял скальпель с головы, пока они были живы, переломал все кости, вылечил, повторил процесс несколько раз, а затем пустил на корм собакам. Что жестокого?

- И ты ещё спрашиваешь...

- Многие Императоры творили вещи куда хуже этой выходки. Да вспомнить предыдущего правителя этой страны - уродовал маленьких детей хирургическим путём и называл это произведением искусства.

Предыдущий император Северной Долины имел весьма дурной характер. Имея силу, он нещадно убивал людей, не брезгал насилием над стариками и детьми, уродовал лица, закачивал живых наркотиками и наблюдал, как те корчились от боли и умоляюще просили дозу. И это лишь малая часть всех его

выходок. В историю же он вошёл как самый жестокий из всех когда-то правивших Императоров Северной долины.

- Да, и благодаря его пагубному поведению нам не составило труда завоевать признание народа. Пожалуй тут ему стоило бы выразить отдельное спасибо за то, что в голове у него было столько дури.

- Зато вспомнить, как мы эту дурь с его головы выбивали. До сих пор считаю его одним из сильнейших оппонентов, с которыми мне доводилось сражаться. Да и попробуй забыть тут, когда я и ты, пока ещё герцогиня, бились бок о бок с этим дикарём, и с каким чувством победы ты вонзила в него свой меч.

- Эх... ностальгия хорошая вещь. Навевает приятными воспоминаниями.

- Если для тебя это приятное воспоминание... впрочем да, согласен.

Помолчав немного, она спросила.

- А что не покажешь лицо? Боишься, что я увижу твоё уродство и в страхе выпрыгну в окно?

- Да просто тебе не понравится мой внешний вид.

- Ничего, можешь снимать. А то разговаривать с тобой в шлеме не самая приятная затея, знаешь ли.

- Чур глыбой не стрелять, - сказал он, снимая шлем и показывая своё уродство.

Впрочем, реакция Императрицы его несколько удивила - вместо ошеломления она окатила его холодной струей воды.

- Эй! Могла бы тёплой облить! Что сразу холодной?

- А ты принюхайся. Ты из этого костюма вообще вылезал? От тебя несет даже хуже чем от навозной ямы.

- Ну, с тех пор как одел, нет.

- Ты когда ванну принимал?

- Не помню.

- Ничего не знаю, сейчас встаёшь и идёшь в мои купальни. Место знаешь.

- Ну ещё бы не знаю. Мы же там с тобой...

В ответ на такую речь в него полетел небольшой снежок в три метра высоту, ширину и толщину. Конечно от такой неожиданности он упал на пол, но практически сразу же поднялся на ноги и повернулся к Императрице.

- Попробуешь повторить ещё раз, вместо пушистого снега будет лёд. Всё понятно?

- Лучше некуда.

- Тогда иди уже. Такой запашок занёс, одним проветриванием не обойтись, - сказала она ему в след, оставшись наедине с собственными мыслями.

Сложно сказать или оценить, насколько полезна была встреча этих двоих. В каком-то плане все точки были поставлены на свои места, однако неприятный осадок всё же остался. Впрочем, оба остались вполне себе довольны текущими обстоятельствами.

Где-то через час Арчибальд вернулся в ложе Императрицы, чтобы продолжить разговор, но на этот раз затрагивающий тему предстоящего конгресса и самого Императора Вавилона.

Глава 412/Свет науки

Вот только когда Арчибальд вошёл внутрь, от взгляда Императрицы не мог ускользнуть один занимательный факт.

- Ты когда успел броню то починить? Да и как вообще такое возможно?

- А это, дорогая моя, называется "наука."

- Ты за выражениями то следи, старый пень. Какая я тебе ещё дорогая? Может ещё сестрой назовёшь, кобель такой?

- Уже и пошутить нельзя, блин. Но признай, тебе интересно, что за "наука" такая!

- Думаешь если бы мне это не было интересно, стало бы я тебе задавать вопрос? Или тебе молния совсем мозги прожгла, раз говоришь столь очевидные факты?

Арчибальд проигнорировал заявление бывшей возлюбленной и начал заливать про свою "науку."

- Смотри и внемли. Эта броня, эти доспехи, это чудо всех чудес. Мало того, что они способны сдержать атаку мага девятого уровня, так ещё имеют возможность самовосстановления. Причём система работает таким образом, что она попросту восстанавливает свою прежнюю форму при помощи магии. Даже если ты вырвешь солидный кусок металла, через некоторое время он исчезнет в твоих руках и вернется к своим доспехам. Разве это не замечательно?

Императрица внимательно выслушала его речь, проанализировала, сделала вывод и ответила:

- Дай угадаю. Эта броня стоит как город или небольшое королевство. Я права?

- Ну... э... - сказал он, почёсывая затылок.

- Прям как дитя малое. Значит права. Однако насколько мне известно, такая броня есть по меньшей мере у человека. Человека Императора Вавилона. Не смотри на меня так, словно не знаешь о моей информативной сети. Это я к чему всё веду - получается, что ты отдал столь ценную вещь как подарок ради хорошего мнения о себе и своей фракции?

- Угадала. И раз я её отдал, значит за его плечами стоит недюжинная сила.

- Расскажешь о нём?

Конечно Императрицу интересовала информация о Зене. Гораздо проще чувствовать себя уверенней, когда знаешь, что можно ожидать от друга или врага. Другое дело непредсказуемость. Она пугает.

- Говоря по правде, мне нечего о нём сказать, кроме того, что он мало похож на Императора. Я бы даже сказал, что это немного его. Ему бы наукой заниматься, нежели всеми этими политическими делами заниматься. Я бы назвал это бременем.

- Это он тебе так лично сказал?

- Нет. Это мне сказала его душа.

- Что-то у меня нет уверенности в твоих словах. Всё же твои уши могут ошибаться.

- Кто знает. Может да, а может и нет. Однако это не отменяет факта, что он совмещает приятное с полезным.

- Ведет двойной образ жизни?

- Ты как всегда права.

- Ну, тогда больше вопросов у меня нет. Можешь идти.

- Даже на чай не пригласишь?

- Разве что на морозный коктейль, с привкусом кровавого льда.

- Намёк ясен. Меня нет, - сказал он, задней походной выйдя за дверь.

"Сколько лет мужчине, а совсем не меняется" - подумала она уже сама про себя, вызывая слуг и служанок для уборки комнаты.

Сам Арчибальд получил долгожданное облегчение. Всё же эта история была бельмом на его глазу. Как незавершенное дело, которое обещало напомнить о себе в определенный момент. И насколько же прекрасно это чувство, когда оно наконец закончено. Впрочем, радоваться было рано. Впереди ждало еще немало испытаний...

Вернувшись в апартаменты, его почти сразу же встретил Мер с назревающим вопросом.

- Ну как поговорили? Она сильно сердилась?

- Нет. Выпили кофе, чай... вспоминали о былом. Одним словом, весело провели время. А что у тебя?

- Да что-то странное приключилось. Голод зверский напал. Уже по ощущениям весь склад провизии съел. Мне уже даже стало чудиться, что слуги, носящие мне еду, смотрят на меня недобрым взглядом. Зато разок промелькнувший повар прямо сиял.

- Может это смена климата на тебя так повлияла? Желудок подумал, что настали голодные времена и решил откладывать жир?

- Не знаю что там да как, вот только голод и сушняк во рту проходить не думают. Разделишь со мной трапезу?

- Откажусь. А где Зен?

- У себя. Говорит, пишет будущие реформы для Ипонгрина.

- Ну тогда не будем ему мешать. Скоро Конгресс.

- Угу. Так может составишь компанию?

- Я лучше посплю.

- Многое теряешь.

Местная оленина это просто нечто.

- Верю на слово, - улыбнулся он, прежде чем запер дверь и без сил упал в кровать.

Время неумолимо шло вперед, и вот настал тот самый момент, когда должен был начаться конгресс. Можно смело утверждать, что предстоящее событие должно было стать одним из самых громких за последние несколько лет.

Зен, Арчибальд и Рем уже давно морально приготовились стоять перед "большой публикой." Также учёный прекрасно понимал, что скорее всего ему придётся выступить с собственной речью. Вот только даже он не мог точно предположить, чем обернется само собрание, а потому на каждый возможный случай у него был свой план действий.

Императрица так и не встретилась с Зеном, пусть и поселила его в своём дворце. Касательно других Императоров, все до единого предпочли ночевать в своих кораблях или на открытом воздухе. Вот только как бы там ни было, всем до единого довелось увидеть флот учёного. Даже самые чёрствые правители не смогли скрыть своего любопытства, но на вопрос, кто же хозяин сей "Армады," каждый получил один и тот же ответ - флот "Молодого Господина." Кто же был этот молодой господин, им оставалось только догадываться.

Сама встреча Императоров вовсе не проходила во дворце. Для этого было построено отдельное здание, ничем не примечательное с виду, однако обладавшее внушительной защитой внутри. В случае если посторонний человек возжелал бы пробраться внутрь, особенно во время собеседования, что практически невозможно, то в таком случае ему пришлось бы обойти не один десяток высокоуровневых ловушек, а также победить ледяного зверя.

Сама конструкция выглядела как одноэтажное здание, однако внутри имелся вход в подземелья. Единственным человеком, кто мог на время отключить ловушки, была сама Императрица. Вот только для чего была создана такая защита, никому толком не было известно. Даже сам помысел о нападении сразу на восьми правителей великих империй больше походил на суицидальную операцию.

Стоит также отметить, что подземелье имело пять уровней, и при чём вход на пятый уровень, где именно проводился конгресс, имелся с каждого этажа. Таким образом, Императрица и другие Императоры могли беспрепятственно миновать ловушки, чтобы как можно скорее решить государственные ловушки. Впрочем, всегда находились один или два императора, что хотели немного выпендриться и самостоятельно проходили всё подземелье, и причём не безуспешно.

Лично самой Императрице на такое поведение было плевать - в конце концов ловушки вновь и вновь восстанавливали свой функционал.

Сегодняшнее же собрание обещало быть особенным. Возможно даже самым грандиозным за всё время, которое существуют восемь великих империй. А всё потому, что на нём должен был присутствовать он, Зен Астель, свет науки...

Глава 413/Шарль Балтимор

Семь Императоров уже заняли свои места, однако их несколько волновало отсутствие восьмого, а именно Сингрет, Императрицы Северной Долины. Она открыла им проход, однако сама по её же словам отлучилась на минутку. Эта же минутка продолжалась уже около часа. Впрочем, что для таких могущественных личностей, как они, мог значить час?

Тут стоит отметить, что стол, за которым проходило собрание, имел круглую форму и обладал достаточными размерами, чтобы позади правителей беспрепятственно могли стоять их слуги, военные советники или кто бы там ни был в количестве двух людей. Однако всё же большинство Императоров пришли без свиты.

На долгожданное появление Императрицы отозвался лишь один человек, пожалуй больше всех отличавшийся как внешностью, так и своим характером. Это был высокий темнокожий мужчина лет пятидесяти, Император из страны Южных Земель, с выпирающей мускулатурой и начисто сбритой головой. Из одежды на нём была лишь какая-то ткань, небрежно скрывающее мужское достоинство.

Позади него стояло два человека - первый такой же высокий, как сам Император, но в отличие от него, облачен он был в золотые доспехи, а сам шлем повторял контуры головы волка. Будучи легатом, именно он вёл войска в бой, чем и получил свою славу во время гражданской войны.

Вторым был человек чуть более смуглый, чем сам Император. На первый взгляд тощий и носящий очки, он создавал подобие образа мудреца, что, в принципе, было недалеко до истинны, ведь по факту именно он являлся левой рукой Императора, министром ведения внутренних дел Империи Южных Земель.

Южные земли в целом мало чем отличались от Северной долины - это и была причиной того, почему обе страны не имели полноценного названия. Всё дело было в обширных пустынных землях. Только если со стороны Северной Долины это был сплошной лёд, метель и ничего более, то в Южных Землях царствовали песок и песчаные бури. По сути именно эти два климата и закаляли оба народа, делая их воинов одними из сильнейших на континенте.

Итак, вдохнув в лёгкие побольше воздуха, он высказал всё не столько бестактно, как прямолинейно:

- Эй, старая карга. Говоришь отойду на минутку, а пропадаешь на час. Как понимать твоё поведение?

- Мой Господин, солнца ради, прекратите говорить в такой манере Вы Император! Что о вас подумают другие? - Поспешил исправить накаляющуюся ситуацию его министр, будучи привыкший к такому поведению своего Императора.

Легат в свою очередь только хмыкнул, более не издав ни звука. ...



Все права на текст принадлежат автору: sandlord .
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Ученый в средневековье Том-6sandlord