Все права на текст принадлежат автору: Кирстен Миллер, Джейсон Сигел.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Ночные кошмары! Забытая колыбельнаяКирстен Миллер
Джейсон Сигел

Джейсон Сигел, Кирстен Миллер Ночные кошмары! Забытая колыбельная

© 2016 by The Jason Segel Company

© Петрова М., перевод, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2020

* * *

В детстве Рон Дейли пережил бомбардировку Глазго.

Его истории о войне в Великобритании вдохновили авторов этой книги.

Его жизнь вдохновляла всех, кто его знал.

Д. С.

Пролог

Она наклонилась и заглянула в замочную скважину. По ту сторону двери виднелся тускло освещенный коридор. Попасть туда она не могла, но точно знала, где он находится: на втором этаже фиолетового особняка в городке под названием Сайпресс-Крик. Три двери вели из холла в спальни, в которых находились четыре человека. Двое мальчишек и их родители – она весь вечер наблюдала за ними сквозь замочную скважину. И размышляла, что с ними сделает, когда попадет на ту сторону.

В тысячный раз она подергала дверную ручку. Та вращалась, но дверь не открывалась. Не просто заперта. Но и забаррикадирована. Ей было известно, что эти меры, несомненно, предприняли из-за нее. Обитатели лилового особняка оставили ей послание.

Гнев вспыхнул внутри нее пожаром. Она зажмурилась и стиснула кулаки так сильно, что ногти впились в ладони. Ей нужно научиться лучше контролировать себя. Одно неверное движение – и семья сожжет эту башню и оставит ее саму ни с чем. Выход был только один: ждать. Рано или поздно сестра-близнец отыщет ее.

В конце концов она оставила наблюдательный пост у замочной скважины и поднялась по ступенькам обратно в башню. Владельцы особняка заколотили окна, но лунный свет все же пробивался внутрь. Портал, через который она прошла, был еще открыт. За ним лежал потусторонний Нижний мир – край кошмаров. Десятилетиями она ходила туда-сюда между двумя мирами. А теперь эта семья внизу пыталась помешать ей. Она никогда бы не подумала, что люди вроде них могут обладать такой силой. Но им удалось сорвать ее грандиозный план.

Единственным предметом мебели в башне был большой дубовый стол. Его оставили в комнате, когда вынесли все остальное. Видимо, он оказался слишком громоздким, чтобы тащить его по лестнице.

Она забралась на него и прилегла в лунном свете. Затем достала письмо, которое ждало ее по прибытии. Для обычного человека в башне было слишком темно, чтобы читать. Но она уже давно не была обычной.

Дорогая ИКК!

Мы – хранители портала, и нам известно, что ты тоже обладаешь способностью проходить через него. Мы не можем помешать тебе проникать в реальный мир, но можем не пустить тебя дальше этой комнаты. Если ты попытаешься ее покинуть, то мы сожжем башню и все, что в ней находится. Портал будет уничтожен, и ты больше никогда не увидишь свою сестру.

Надеемся, что власти Нижнего мира отыщут тебя и накажут за ужасные преступления, которые ты совершила. Пока этого не произошло, держись подальше от наших снов.

Шарлотта, Чарли и Dжек Лэрды

Шарлотта, Чарли и Джек Лэрды. Она повторяла эти имена про себя. Они принадлежали двум мальчишкам и девочке, которая выросла. Интересно, что письмо подписали трое, хотя в доме жили четверо.

ИКК была почти уверена, что поняла почему. И увидела в этом возможность для себя. Трое внизу ожидали ее увидеть. Но четвертый не был готов к ее появлению.

Глава первая Чудовища

Чуть дальше по коридору от странной двери, запертой на все замки, корчился во сне Чарли Лэрд. Закрывая в тот вечер глаза, мальчик с нетерпением ждал путешествия в Край снов. Но оказался вовсе не там.

Чарли не мог понять, где находится. Он ничего не видел. Ему никогда не доводилось бывать в таком темном месте.

«Без паники, – приказал он сам себе. – Тебе это не впервой».

Он вытянул руку и пошевелил пальцами во тьме. И не почувствовал ничего, кроме ветра, коснувшегося ладони.

Мальчик шагнул вперед, и его босая нога, когда он выдернул ее из вязкой земли, издала влажный чавкающий звук. Он был на улице, это уж точно. Сделав еще несколько шагов, Чарли остановился и принюхался. Теплый ветерок донес до него запах навоза. Хотелось надеяться, что пахла не та грязь, которая хлюпала у него между пальцами. Он научился справляться со своими страхами, но не с приступами тошноты.

Не желая останавливаться, Чарли сделал еще шаг. Да так и замер с ногой в воздухе. Ему показалось, он что-то услышал. Ничего особенного – тихое кряхтенье, как будто кто-то рядом с ним прочищал горло.

Совершенно вслепую Чарли обернулся во мраке в поисках источника звука.

– Эй! Здесь кто-нибудь есть? – позвал он.

Он продолжил движение и задержал дыхание, одновременно ожидая и боясь ответа. Вдалеке прогремел гром, ветер усилился. Он не просто был на улице – на него еще и надвигалась буря.

Прошло несколько секунд. Никто не ответил. Но что-то пошевелилось. Чарли услышал хлюпанье грязи и всплеск: это был шаг. Он стоял неподвижно и услышал еще один, а несколько секунд спустя третий и четвертый. Существо передвигалось во тьме медленно, но, похоже, точно знало, куда идет. Оно направлялось прямиком к Чарли.

«Это всего лишь кошмар», – прошептал он себе. Прошло много времени с тех пор, как ему нужны были подобные слова для успокоения. Он знал, как устроены кошмары, и как их победить. Но в этом сне все отчего-то было иначе.

Существо тем временем подошло так близко, что Чарли ощутил его запах. Воняло как унитаз, набитый мерзкими старыми свитерами. Оно еще приблизилось, и у мальчика дернулись ноги. Ему отчаянно захотелось удрать. Но худшее, что можно придумать, это попытаться убежать от кошмара. Неважно, как быстро ты бегаешь: в конце концов он тебя настигнет. Поэтому, несмотря на страх, Чарли ничего не оставалось, как стоять на месте.

– Что ты такое и чего тебе надо? – потребовал он ответа, надеясь, что голос не звучит испуганно.

Чарли слышал, как чудовище ритмично скрежещет зубами. Когда мальчик попытался представить, что оно может жевать, миллионы различных образов, один страшнее другого, пронеслись у него в голове. А затем он услышал нечто положившее всему конец.

Это была песня, раздававшаяся издалека. Приятный женский голос мурлыкал колыбельную – колыбельную, которую Чарли хорошо знал. Несколько лет назад мама напевала ее – когда он был маленький, а она еще жива.

– Мама? – крикнул Чарли, окрыленный надеждой. – Мама это ты? Ты здесь?

Женщина продолжала мирно мурлыкать, будто не слыша его.

– Здесь темно! Я тебя не вижу! – вновь закричал Чарли. – Ты можешь меня найти? Поможешь мне?

Ответом ему стал поток дождя. Буря заглушила песню и разрушила его надежды – он почувствовал, как чудовище коснулось его. Чарли взвизгнул и отшатнулся назад, шлепнувшись в грязь. Он вытянул руки, готовясь защищаться, и широко раскрыл рот, чтобы кричать. Теперь, когда он упал, трудно было сказать, что может сделать монстр. Молния внезапно осветила небо, и Чарли увидел, что страшилище, которое его преследовало, было далеко не одно. Над ним возвышались десятки одинаковых существ, которые жевали в унисон, пока он копошился в грязи. Каждое чудище было примерно полтора метра в высоту и почти столько же в ширину, с угольно-черной шкурой и янтарными глазами, которые сияли в свете молнии.

Это были овцы, понял Чарли. Черные овцы – как те, о которых пелось в колыбельной.

Чарли резко сел на кровати. Грудь его вздымалась, а сердце бешено колотилось. И одеяло, и пижама намокли от пота. У него никогда не было кошмара, подобного этому.

Когда сердце успокоилось и дыхание восстановилось, Чарли понял, что́ в нем было необычного. Это был не его кошмар. Он был абсолютно уверен, что только что побывал в чьем-то чужом страшном сне. И кому бы это ни снилось, он или она были очень напуганы.

Глава вторая Новенькая

Чарли чувствовал, как его веки наливаются тяжестью. Он проснулся в четыре утра и больше не смог заснуть. Раньше мальчик никогда особенно не задумывался об овцах, но теперь не мог отвязаться от мыслей о них. Прошло восемь часов. Был уже почти полдень. Самая важная слежка за все двенадцать лет жизни – в самом разгаре. А он все равно не мог выкинуть этих вонючих чудовищ из своей головы.

Чарли заглянул в щель между книгами на ближайшей полке. Девочка, за которой он наблюдал, все еще была на месте. Она оккупировала один из библиотечных компьютеров на целых сорок пять минут, но отрывать ее никто не смел.

Когда она села за монитор, сердце Чарли бешено заколотилось. Он не мог даже представить, что́ такая сверхзлодейка, как Индия Кессог, может искать в интернете. Где продается взрывчатка со скидкой? Как разводить плотоядных крыс? Какие яды хорошо сочетаются с кетчупом? Но оказалось, что девочка и вовсе ничего не искала. У нее ушло двадцать минут на то, чтобы понять, как пользоваться мышкой, после чего она только смотрела мультики. Причем не какие-то там ужасающе странные. Она хихикала над шоу, которые смотрят лишь глупые малолетки.

Затем прозвучал звонок, девочка встала и оправила свой старомодный наряд. Он больше был похож на какую-то униформу. Под темно-синим передником на ней была накрахмаленная белая рубашка с красным галстучком, торчащим из воротника.

Когда девочка задвинула свой стул, никто не пошевелился. Даже для библиотеки в комнате было необычайно тихо. Здесь находилось еще десятка два детей, но никто из них не разговаривал. Все глаза были прикованы к новенькой. И ребята таращились на нее вовсе не потому, что находили внешность девочки необычной. Это были взгляды ужаса. Все они видели Индию Кессог раньше. И не в школе Сайпресс-Крик.

Но новенькая либо не замечала происходящего, либо не обращала внимания. После звонка она собрала вещи и весело побежала к двери. Другие дети предусмотрительно остались на своих местах, в то время как Чарли осторожно последовал за ней.

Проходя по школьному коридору, Индия, не переставая, вертела головой. И жадно впитывала все увиденное. Она остановилась, чтобы посмеяться над торговым автоматом, продающим воду по доллару за бутылку. Через несколько шагов выхватила лиловый кодовый замок прямо из дрожащей руки какого-то ребенка и изучила его, как будто это был редкий драгоценный камень. Девочка собирала информацию, сделал вывод Чарли. Знать бы только, с какой целью.

Толпа расступалась перед шагающей по школе Индией. Широко раскрыв глаза, дети прижимались к стенам коридора. Некоторые ныряли в ближайшие кабинеты, а один семиклассник залез в открытый шкафчик. Чарли не мог винить своих школьных товарищей за то, что они цепенели от страха: ведь их худший кошмар появился в реальной жизни и разгуливал по школьным коридорам.

Когда Индия остановилась, чтобы поглазеть на электронные часы на стене, мальчик притаился за тележкой уборщика. Только минул полдень. Трудно было поверить, что прошло всего четыре часа, с тех пор как Чарли стал восьмиклассником. Первый школьный день этого учебного года уже казался ему самым длинным за всю жизнь.

Его особенно огорчало, что, если не считать недостатка сна, все так чудесно начиналось. Его мачеха, Шарлотта, приготовила на завтрак традиционные оладьи. Золотисто-коричневые и вкусные, к тому же на этот раз – без единого грамма капусты. Затем его младший брат, Джек, обнаружил, что вырос из своего костюма Капитана Америка, и пошел в школу одетый как нормальный человек. А по дороге их папа, Эндрю Лэрд, рассмешил сыновей до слез рассказом о своем первом дне в восьмом классе. Тогда он наклонился, чтобы попить из фонтанчика, и шов на его новых брюках лопнул на глазах у самой симпатичной девочки класса.

В прекрасном настроении Чарли занял свое место за партой. А затем случилось нечто ужасное. Он услышал милый девичий голос с английским акцентом. Девочка, сидящая впереди, сказала, что она новенькая в начальной школе Сайпресс-Крик и зовут ее Индия Кессог. Но без разницы, как это создание себя называет. Для Чарли она навсегда останется ИНК.

Индия Нелл Кессог (ИНК) и ее сестра Изабель Корделия Кессог (ИКК) выглядели как обычные двенадцатилетние близнецы. Но благодаря черно-белой фотографии девочек, датированной 1939 годом, Чарли знал, что за восемьдесят лет они не стали старше ни на день. В какой-то момент они просто перестали взрослеть.

Мальчик не имел понятия, как им это удалось, но подозревал, что это как-то связано с заброшенным маяком, где ИКК и ИНК обитали почти сто лет. Расположенный на унылом, продуваемом всеми ветрами пляже в штате Мэн, дом близнецов хранил большой секрет. В точности как и в фиолетовом особняке, на маяке имелся портал в мир кошмаров.

Чарли всегда полагал, что он, его младший брат, Джек, и их мачеха, Шарлотта, были единственными людьми, способными переходить границу между реальным и потусторонним мирами. А потом обнаружил, что ИКК и ИНК десятилетиями путешествовали между ними. Возможно, когда-то они были обычными детьми, но время, проведенное в потустороннем мире, должно быть, изменило их. Перестав стареть, ИКК и ИНК начали строить козни против человечества. Прошлым летом девочки разработали поразительно коварный план. Объединив усилия с гоблинами, они изобрели Успокоительный тоник – отраву, способную лишать людей сновидений и превращать их в зомбиподобных ходоков.

Неизвестно, почему ИКК и ИНК выбрали в качестве первого места на земле для продажи своего тоника городок Орвилл-Фолс. Но, когда мерзкое зелье превратило его жителей в пускающих слюни и шаркающих, как ходячие мертвецы, существ, близнецы переключили внимание на соседний Сайпресс-Крик.

Они начали появляться в страшных снах школьных приятелей и соседей Чарли. А когда тем стало страшно засыпать, ИКК и ИНК открыли магазин на Центральной улице и рекламировали свой тоник как лекарство от кошмаров.

Микстура работала, как и было обещано. Но она лишала не только кошмаров – хороших снов тоже. А когда люди перестали видеть сны, начали происходить ужасные вещи. Без спящих Нижний мир стал проваливаться в огромную бездну, а Край снов угрожало поглотить облако пустоты.

Если бы лавку сестер – «Ночной покой» – не закрыли, все три мира могли исчезнуть. Чарли и его друзья сумели предотвратить эту катастрофу, но ИКК и ИНК остались на свободе. Пожар, который устроила ИНК, уничтожил маяк, и сестры оказались по разные стороны портала. ИКК все еще находилась в Нижнем мире, а вот ИНК Чарли и его друзья потеряли из виду. После пожара она затерялась где-то в реальности.

Чарли всегда знал, что однажды им предстоит ее найти. А теперь и искать не требовалось. Одна из злодеек, которой почти удалось уничтожить три мира, сама пришла прямиком к ним.

Тем временем ИНК продолжила свой экскурсионный тур по начальной школе Сайпресс-Крик. Чарли выскользнул из-за тележки уборщика. Раздался звонок, и коридор опустел. Началась длинная обеденная перемена, так что Чарли никуда не торопился. Он не собирался терять Индию Кессог из виду. Он часами будет ее выслеживать, чтобы выяснить, что она задумала. Куда бы ни пошла ИНК, он всегда будет рядом.

Дверь распахнулась и закрылась, ИНК исчезла за ней. Чарли оказался в тупике. Он был готов следовать за ИНК куда угодно… кроме женского туалета. Уставясь на дверь со значком человечка в юбке, Чарли, размышляя, несколько раз зло пнул ее ногой. Стоит ли ему зайти внутрь? Кто знает, что она замышляет? Но что, если внутри ни в чем не повинная девочка занимается… девчоночьими делами? За последний год Чарли навидался разных пугающих вещей, но опасался, что есть зрелище, от которого он может уже не оправиться. Он посмотрел налево и направо. Похоже, рядом никого не было. Чарли протянул руку, чтобы открыть дверь, и в этот момент из щели вырвался ужасный визг. Это не было похоже на звук, который обычно издают человеческие голосовые связки. Это больше напоминало вопль перепуганного чудовища.

Чарли отдернул руку от двери, и через долю секунды из комнаты для девочек выскочил мальчик. Чарли сразу узнал Олли Тобиаса. Светлые волосы Олли, как всегда, были расчесаны на прямой пробор, на нем были аккуратный галстук-бабочка и подтяжки. Но лицо его было цвета клея ПВА, а одежда и пальцы забрызганы чем-то напоминающим ярко-красную кровь.

– Олли! – ахнул Чарли.

– Чарли! – Олли схватил приятеля за рубашку и вцепился в нее, скомкав ткань в кулаках. – Я видел ее! Ту самую, из моих кошмаров! Она здесь, Чарли! Она здесь!

Олли Тобиас был одним из первых детей в Сайпресс-Крик, столкнувшихся с ИКК и ИНК во сне. Он принял тоник, чтобы избавиться от кошмаров, но зелье на него не подействовало. У Олли был иммунитет к Успокоительному тонику. И как оказалось, его иммунитет – как раз то, что было нужно Чарли. Выяснив, что защищает Олли, Чарли с друзьями нашли противоядие от тоника и спасли всех, пострадавших от коварства ИКК и ИНК.

Чарли высвободил рубашку из цепких пальцев Олли и попытался получше рассмотреть его раны.

– Знаю, я ее тоже видел. Что она с тобой сделала?

Он знал, что ИНК опасна, но не предполагал, что она может на кого-то напасть.

– Что? – Олли все еще задыхался. Он проследил за взглядом Чарли, посмотрел на красные пятна у себя на коже и одежде и озорно улыбнулся: – А, это всего лишь лак для ногтей.

– Лак для ногтей?

– Ага, – Олли показал на комнату для девочек: – Я хотел кое-что усовершенствовать для дам.

На секунду Чарли подумал, что отдал бы все на свете, лишь бы увидеть, что именно тот изобразил в женском туалете. Олли был не только самый известный правонарушитель в школе – он также проявлял незаурядные способности дизайнера. Но у них не было времени на то, чтобы оценивать его художественные таланты. Чарли схватил мальчика за руку и затащил в ближайший класс. Пришло время вызвать подкрепление.

– Дай мне свой телефон, – сказал он Олли.

– Телефоны на территории школы запрещены, – сказал тот с каменным лицом.

Для того, кто несколько секунд назад чуть не намочил со страху штаны, парень проявлял невероятное чувство юмора.

Чарли протянул руку.

Олли усмехнулся:

– Тебе мобильный или одноразовый?

– Что такое одноразовый?

– Ну и ну, – Олли закатил глаза. – И ты еще называешь себя восьмиклассником. – Он положил смартфон в протянутую ладонь.

Чарли набрал десять цифр на клавиатуре.

– Звонишь Пейдж Бреттер? – поддразнил Олли. – Хотя чего я спрашиваю – конечно ей. У нее одной здесь есть телефон: ей позволяют его носить, потому что у нее мама все время болеет. И – гляньте-ка: ты знаешь номер наизусть. А в наши дни никто уже не помнит номера телефонов. Если только речь не идет о любви.

Чарли привык, что его дразнят из-за Пейдж, но это все равно жутко раздражало.

– Мы с Пейдж с детского сада дружим, – отрезал он.

– Как мило. Вашим внукам эта история очень понравится, – хихикнул Олли.

– Олли, заткнись, если не хочешь вернуться в туалет к своей новой подруге. Спорю, ей твои шутки покажутся ужасно смешными, – Чарли повернулся спиной к мальчишке, чтобы тот не видел его покрасневшего лица.

В трубке мгновенно раздался злобный шепот Пейдж:

– Чарли! Где тебя носит? Мы в столовой и искали тебя повсюду. Ты видел новенькую?

– Она в туалете на первом этаже, – ответил Чарли. – Приведи Алфи и Рокко, встретимся в коридоре. Нам есть о чем с ней поболтать.

Глава третья Исчезновение Инк

Когда Чарли увидел, как его друзья выворачивают из-за угла, у него вырвался вздох облегчения. Подкрепление прибыло, и теперь они могли наподдать кое-кому всерьез. Рокко Маркес, лучший спортсмен школы, был вторым по росту восьмиклассником – почти на полметра выше изящной блондинки Пейдж Бреттер, обладавшей сильным характером, что с лихвой компенсировало недостаток роста. Алфи Блуэнталь, как всегда, был в одной из своих гиковатых футболок с научной надписью. На ней был изображен мультяшный бриллиант с хмурым взглядом и надпись: «Под давлением». Вероятно, Алфи был худшим спортсменом в школе, но не было такого упражнения, которое не осилили бы его гениальные мозги.

Алфи, Пейдж и Рокко стали лучшими друзьями Чарли еще в детском саду. Они были умными, смелыми и находчивыми – как раз то, что необходимо в тяжелую минуту. Что оказалось как нельзя более кстати. За последние полгода тяжелые минуты выдавались в Сайпресс-Крик частенько.

– Вот и мы. Каков план? – Пейдж хрустнула костяшками.

– ИНК все еще в туалете, – Чарли указал на дверь. – Пошли.

Глаза Алфи выпучились, челюсть отвисла.

Туда? – испуганно уточнил он.

– Это всего лишь туалет, Блуэнталь, – раздраженно ответила Пейдж. – Он совсем как ваш. Только намного чище.

– И красивее, – добавил Олли, гордо демонстрируя пятна лака на одежде. – Я работал над ним все утро.

Рокко с чувством похлопал Олли по спине. Он, видимо, вообще не нервничал.

– Шанс увидеть последнее творение Олли и вдобавок побеседовать с суперзлодейкой? Похоже, в комнате для девочек действительно есть все, что нужно. Какого черта мы ждем?

Он шагнул вперед и толкнул дверь, Пейдж последовала за ним. Алфи застонал и неохотно поплелся внутрь.

– Стой здесь на стреме, – велел Чарли Олли. – Никого не впускай.

– Не вопрос, но как насчет второй двери?

– Второй?

– Ну да. Хочешь сказать, ты никогда не бывал внутри? На противоположной стороне туалета есть еще одна дверь.

– Что?! – взревел Чарли. Пока он следил за одной дверью, ИНК могла спокойно уйти через другую. – Нет, Олли, я никогда там не бывал!

В этот момент Рокко высунул голову из туалета и подтвердил опасения Чарли:

– Если только ИНК не невидимка, здесь никого нет. Кстати, хорошая работа, Олли. Напомнила мне о том, как еще в Мексике мама отдала меня на занятия подводным плаванием…

– Это не мексиканские особи, – голос Алфи за спиной Рокко эхом отразился от кафельных стен туалета. – Это обитатели Большого Барьерного рифа Австралии. – Он просунул голову рядом с Рокко: – У тебя круто выходят рыбы-зебры, Олли!

– О чем это вы… – Чарли протиснулся мимо друзей и зашел в туалет. – Вау, – ненадолго он даже забыл, почему оказался в комнате для девочек.

Голубой кафель туалета превратился в подводный мир, населенный морскими обитателями. По стенам плавали яркие разноцветные рыбы, а на потолке безошибочно угадывался силуэт гигантской акулы-молота. Из пасти чудовища торчала пара ног в ластах. Анемоны махали Чарли с держателя для бумажных полотенец, а гигантский осьминог обнимал своими многочисленными щупальцами один из унитазов.

Мусорный бак в углу был до краев заполнен бутылочками из-под лака для ногтей, запах которого заполнял все вокруг.

– Изумительно, не правда ли? – сказал Алфи. – И подумать только: Олли сотворил все это при помощи одной только коллекции лаков своей мамы. И кстати, Пейдж, здесь намного лучше, чем в туалете для мальчиков. У вас и бумага есть, и даже дверцы в кабинках!

– Да-да-да, – проворчала Пейдж. – Все девочки такие аккуратные и опрятные. Жаль только, что одна из нас – одержимый маньяк и, возможно, даже не человек. Что мы, кстати, собираемся с ней делать?

– Без понятия, – признался Чарли. Захлопнув крышку одного из унитазов, он воспользовался им как стулом. Над вопросом Пейдж он раздумывал все утро, но ответа так и не нашел.

– Зачем она здесь? – спросил Рокко. – После того как ИНК сожгла маяк, она могла отправиться куда угодно, и мы бы ни за что ее не нашли. Зачем она приехала в Сайпресс-Крик, где каждый ребенок знает ее по своим кошмарам?

Чарли удивленно посмотрел на друзей. Они что, на самом деле не понимают? Может быть, и нет. Ведь ни у кого из них нет ни братьев, ни сестер.

– Она приехала сюда, потому что внутри фиолетового особняка есть портал в потусторонний мир. А ее сестра застряла по ту сторону.

Сестры у Чарли не было, но был брат. И как бы Джек его ни раздражал, Чарли никогда не бросил бы его в беде.

Одна из дверей туалета распахнулась, ударившись о стену. Друзья вздрогнули, а Чарли вскочил со своего места. В уборную ворвалась женщина. Она была маленькой – едва ли выше Чарли. Густые черные волосы коротко подстрижены, челка касается бровей. На женщине было обтягивающее черное платье и черные туфли на каблуках, а на губах алела помада. Мисс Эббот стала новым классным руководителем Чарли – ее недавно приняли в штат начальной школы Сайпресс-Крик. Она преподавала естествознание, а также замещала учителя истории, который сломал ключицу в результате несчастного случая на скейтборде по дороге на работу.

Мисс Эббот переехала из Нью-Йорка в середине августа – и с тех пор была предметом соседских сплетен. Ходили слухи, что новая учительница живет в ветхом старом доме в лесу за Сайпресс-Крик. Она держалась особняком, что усиливало всеобщее любопытство. Люди шептались по поводу ее черной одежды, необычайно бледной кожи и пристрастия к ярко-красной помаде. Кое-кто полагал, что мисс Эббот скрывает страшную тайну, хотя никто, похоже, не знал, какую именно. Репутация странной женщины прочно закрепилась за ней в то утро, когда она начала учебный год с демонстрации своей коллекции мозгов животных. Чарли встречался с кошмарными монстрами всех форм и размеров, но от мисс Эббот у него мурашки бегали по телу. Пусть она маленькая и симпатичная, но что-то с ней явно неладно.

Мисс Эббот поддерживала девочку, которая едва держалась на ногах и не могла сфокусировать взгляд.

– Все будет хорошо, – успокаивала ее учительница. – Директор позвонила твоим маме и папе, чтобы они тебя забрали. Давай-ка тебя немного умоем.

Пейдж подбежала к раковине и повернула кран.

– Это Элли Хопкинс? Что с ней? – спросила она.

– Элли нехорошо, – ответила мисс Эббот. – Но с ней все будет… – Ее голос затих, когда она заметила рисунки Олли и мальчиков, собравшихся вокруг. – Вы что, разрисовали здесь стены?

Чарли вздохнул. Последнее, что им было нужно, это чтобы их поймали на вандализме в первый же учебный день.

– Нет, мэм, это не мы, – голос Алфи дрогнул: взыскание подпортило бы его безупречную успеваемость. – Клянусь, мы не имеем к этому никакого отношения.

– Ну, когда я найду того, кто имеет, я попрошу его оформить и мой дом тоже. У этого ребенка невероятный талант, – сказала мисс Эббот и вновь обратила внимание на девочку, которую привела: – Кто-нибудь из вас может подержать Элли, пока я намочу бумажные полотенца?

Алфи и Пейдж подставили руки.

– Мы с Чарли можем чем-нибудь помочь? – спросил Рокко, который любил быть полезным.

– Да, спасибо. Для начала вы можете выйти из туалета для девочек. Затем не могли бы вы пойти в столовую и собрать ее вещи? Она упала в обморок рядом со стендом с соусами.

– Она упала в обморок? – У Чарли по спине пробежал холодок.

Элли открыла рот. Три слова, которые она произнесла, было трудно разобрать, но Чарли услышал их:

– Я видела девочку.

Чарли толкнул Рокко локтем.

– Пойдем, – сказал он.

Глава четвертая Обещание

– Она выглядит так… – Рокко пытался подобрать подходящее слово.

– Демонически? Человекоубийственно? Кровожадно? – Чарли был рад подсказать.

– Безобидно, – сказал Рокко со вздохом.

В его голосе звучала жалость, и это было не к добру. Хоть Рокко и был выше всех парней в школе, внутри этого мощного великана скрывался добродушный малыш. Рокко Маркес был чересчур доброхарактерным.

Но Чарли был вынужден признать – его друг прав насчет ИНК. Она обедала посередине столовой в одиночестве. Никто не сидел не только за ее столом, но и за четырьмя соседними. Дети держались от новенькой подальше. За столиками в конце комнаты сотни учеников разместились по двое на стуле, и воздух вокруг них закипал от шепота. Чарли знал, каково это – быть таким одиноким. Не самое приятное чувство.

ИНК рассматривала предметы на подносе перед собой, как ученый, препарирующий особенно отвратительный образец. Она взяла наггетс и понюхала. Лицо девочки исказила гримаса отвращения, и она бросила кусок обратно на тарелку.

– Похоже, обоняние у ИНК в порядке, – заметил Чарли. – Достаточно разок понюхать эти наггетсы, чтобы понять, что сделаны они не из курицы.

– А картофельные шарики ей, видимо, пришлись по вкусу, – сказал Рокко.

ИНК забросила шарик в рот. На ее лице отразилось удивление, за которым последовала радость. Она тут же потянулась за вторым.

– Может, не такая уж она и плохая?

– Все любят картофельные шарики во фритюре, – ответил Чарли. – Они – единственное блюдо в меню, которое хотя бы напоминает еду по вкусу. Но мы здесь не для того, чтобы любоваться тем, как ИНК обедает. Пойдем поговорим с ней.

– Ой-ой. Похоже, у кого-то возникла такая же идея.

Малыш прокладывал себе дорогу в толпе, пытаясь попасть в пустующий центр столовой.

– Извините! Простите! Извините!

Услышав это, Чарли вздрогнул. Он не видел лица, но этот голос узнал бы где угодно.

Его девятилетний брат, Джек, появился из толпы и поставил свой ланч-бокс с Капитаном Америка на стол перед ИНК. Шепотки смолкли, и в столовой воцарилось зловещее молчание. Стоя у двери, Чарли и Рокко слышали каждое слово.

– Не возражаешь, если я здесь сяду? – спросил Джек у девочки.

ИНК посмотрела на него, и уголки ее губ дрогнули, как если бы она хотела улыбнуться, но не знала, как.

– Привет, Джек, – ответила она со своим изящным акцентом. – Я надеялась увидеть тебя здесь.

Джек радостно просиял.

– Привет, Инди, – сказал он.

Чарли почти забыл, что эти двое знакомы. Весной Джек много раз тайно путешествовал в Нижний мир, пока Чарли и Шарлотта спали. Во время одного из таких визитов он познакомился с ИНК. Позже он рассказал Чарли, что решил составить девочке компанию, потому что она показалась ему очень одинокой. Но Чарли подозревал, что их дружба – лишь часть коварного замысла близнецов. Была лишь одна причина, по которой злодейка вроде ИНК стала бы общаться с девятилеткой. Она собирала информацию о семействе Лэрдов, их фиолетовом особняке и Сайпресс-Крик.

Джек открыл коробку с завтраком и достал бутерброд.

– Ты ведь из Англии, правильно? Когда-нибудь пробовала сэндвичи с арахисовым маслом и желе? Или с желе и арахисовым маслом, как больше нравится. Это американский деликатес – как картофельные шарики. Моя мачеха готовит лучшие сэндвичи во всем мире. Она собирает в лесу всякие странные ягоды и делает из них джем.

Он отломил половину бутерброда, и ИНК взяла его.

Что это Джек удумал? Чарли кипел от злости. На этот раз брат уже не мог оправдаться тем, что не знает, кто она. Он своей смерти ищет, что ли? Кто знает, на что способна ИНК, если ее расстроить. А что, если сэндвич ей не понравится? Чарли шагнул вперед, готовясь прорываться сквозь толпу.

Рокко положил руку ему на плечо.

– Не надо, Чарли, – сказал он тихо. – Думаю, у Джека все под контролем.

Знакомое чувство ревности вспыхнуло в мальчике быстрее, чем он успел взять себя в руки. Его брат умел находить общий язык со всеми, включая огров, горгон и подменышей, – чего Чарли никогда не удавалось. Джек мог очаровать кого угодно или что угодно. Он находится рядом с ИНК не более минуты, а она уже буквально с рук у него ест.

– Так ты теперь ходишь в эту школу? – услышал Чарли вопрос Джека.

ИНК кивнула. Она хотела ответить, но ее рот был запечатан арахисовым маслом, которое с первой попытки ей проглотить не удалось.

– Бомба уничтожила мою школу в Англии. Мне всегда хотелось найти новую.

Чарли стало плохо. Что ИНК задумала сделать с начальной школой Сайпресс-Крик?

– Бомба? – спросил Джек небрежно, без единой нотки тревоги в голосе.

Ему это отлично удавалось, с горечью подумал Чарли.

– Да. Сровняла с землей, – ответила ИНК.

– Боже. Ужас какой.

– Не особо. Это случилось ночью, – ИНК откусила еще кусочек бутерброда. – Внутри никого не было.

– Фух, – сказал Джек, вытирая воображаемый пот со лба. – Что ж, добро пожаловать в начальную школу Сайпресс-Крик! Я рад, что ты здесь, но это меня удивило. Я думал, ты захочешь пойти в школу в Орвилл-Фолс.

ИНК перестала жевать. Что-то в ее глазах изменилось.

– С чего ты это решил?

Вопрос не застал Джека врасплох:

– Да просто там есть большой дом, который называют замок Кессог. А раз твоя фамилия Кессог, я подумал, что ты можешь быть родственницей парня, который его построил. Он твой двоюродный брат или типа того?

– Это был мой дядя, – сказала ИНК. – Но я никогда не вернусь в это отвратительное место. Люди там просто ужасные.

Тон ее голоса ясно дал понять, что дядя из Орвилл-Фолс – тема, которую она больше не намерена обсуждать.

Интересно, – пробормотал Чарли, сожалея, что у него нет ручки, чтобы делать заметки.

Его брат и ИНК молча жевали бутерброды с арахисовым маслом и желе, пока Джек размышлял, о чем бы еще спросить. Внезапно шепот детей в конце столовой стал громче.

– О нет, – простонал Рокко. – Сейчас, похоже, будет слишком весело.

Огромная фигура отделилась от толпы на краю столовой и вышла в центр комнаты. Фигура поменьше метнулась за ней, пробираясь между стульями. Громадина носила имя Дженси Дерзкая и являлась звездным полузащитником футбольной команды школы Сайпресс-Крик, капитаном которой был Рокко. Дженси была выше Рокко почти на десять сантиметров и шире его почти на двадцать, а яду в ней было больше, чем в мешке со змеями. Кошмар футболистов-восьмиклассников, она была известна всему штату тем, что мастерски атаковала защитников – причем даже вне игрового поля.

Бесенка, который хвостом следовал за Джен-си, звали Лестер. Никто не знал, был ли он ее парнем или прислугой. В его обязанности входило таскать повсюду рюкзак Дженси, терпеть ее оскорбления и распространять их на всех остальных.

Дженси остановилась у стола, за которым сидели Джек и ИНК.

– Я тебя знаю, – произнесла она. ...



Все права на текст принадлежат автору: Кирстен Миллер, Джейсон Сигел.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Ночные кошмары! Забытая колыбельнаяКирстен Миллер
Джейсон Сигел