Все права на текст принадлежат автору: Алексей Губарев.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Повелитель ХаосаАлексей Губарев

Повелитель Хаоса

Пролог

— Ты уверен, что он послушал твоего совета и не будет искать встречи с хозяином Кривды? — Спросил Владыка Прави, задумчиво глядя в даль. Они с братом стояли на краю террасы, за которой расстилался мрачный пейзаж Нави.

— Сейчас ученик в мире, созданном Древними, — ответил Чернобог, — да и не сможет он прорваться через завесу Кривды, не знает, как! Меня другое беспокоит — если Руслан случайно проявит свою истинную силу под носом у Врага, неизвестно, какими будут последствия.

— Он по прежнему не контролирует хаос? — Сварог перевел взгляд на брата.

— Почему же, ученик легко сдерживает его. Но не может взять над ним полную власть. Слишком непостоянная стихия, сложно постичь суть хаоса, тебе ли не знать. Я долгие столетия пытаюсь обуздать эту силу, но пока даже не приблизился к тому порогу, который ученик давно уже перешагнул. Всему свое время, брат, всему своё время!

Отступление первое

Он наконец-то нашёл, как выманить наглую букашку туда, где ему не помешают Хранители трёх миров. Дух зверя, который он забрал с собой, будет надёжной наживкой, рано или поздно этот жалкий червь придет за своим другом. И тогда он, Владыка преисподней, насладится мучениями того, кто разрушил надежду.

Отступление второе

— Ты же чувствуешь его, значит не всё потеряно! — красивая женщина, в свободных белоснежных одеждах гладила крупную голову бера, лежащего перед ней, — твой сын успел перешагнуть за черту смерти, и его отныне невозможно убить, только пленить. А любой плен для бессмертного не вечен, тебе ли не знать этого, Хранительница? К тому же, Тёмный охотник очень быстро набирает силу, а он не привык прощать своих врагов!

Глава 1 Стены крепости сильны духом обороняющихся

— Иду-ут! — Закричал союзник, забравшийся на одну из высоченных мачт, составляющих оборону города-крепости от атак с воздуха, — с севера!

— Ну всё, сейчас начнут порталами с других сторон бойцов забрасывать, — произнес Базилевс, — стандартная тактика, если нужно с ходу взять слабо защищённую крепость.

Я улыбнулся. Слабо защищеным Россград не назовешь, разве что по незнанию. Стены пропитаны магией земли, большое колличество оборонной машинерии, и главное — воины, умеющие держать оборону. Сейчас орочья орда обломала бы зубы об ставшие неприступными стены.

— Воздушный флоот! — вновь закричал боец, сидящий на верху в специальной корзине, — большой, четыре десятка кораблей насчитал. С востока идут.

Я посмотрел вверх, окинул взглядом двенадцать боевых цеппелинов, которые успели привести союзники — для обороны вполне хватит. К тому же, грамотно распределенные мачты с расположенными на них корзинами, в которых были расчёты с магическими метателями — с воздуха мы были хорошо защищены.

— Княже, примерь, — Трогард, стоящий на ступенях, держал в руках шлем из демонической стали. Я спустился вниз и подошёл к лавке, на которой лежали доспехи.

— Всё подогнал, — кузнец стоял, улыбаясь, — и топор тебе под руку сладил. Опробуй, вместе со щитом.

Я отстегнул пояс с мечом и отложил в сторону, ухватил темную, перемотанную полосками кожи рукоять оружия. Крутанул, с удовольствием услышав свист рассекаемого воздуха. Трогард самолично одел на мою левую руку щит и подогнал крепёжные ремни. Тяжёлый, таким если в голову ударить, кто угодно сознания лишится.

— Думал, не успеем, да Мастер Угуй подсобил, — пробасил воевода, — он получше меня металл чувствует. Что скажешь?

Топор был хорош! Широкое, в две пяди, чуть скруглённое лезвие с одной стороны, и острый клин с другой. Я сосредоточил взгляд на оружии.

«Боевой топор князя Верд. Уникальное оружие, созданное мастерами человеческой и гномьей расы.

Характеристики: +5 к силе; +5 к ловкости; +15 % к шансу нанести критический удар.

Встроенные умения: «Ярость князя» — один раз в тридцать минут усиливает одно умение «Аракс Ярого сердцем» на 30 % Затраты: 200 очков ярости.»

«Щит князя Верд. Уникальное оружие, созданное мастерами человеческой и гномьей расы.

Характеристики: +5 к силе; +5 к выносливости; +15 % к шансу заблокировать критический удар противника.

Встроенные умения: «Воля князя» — позволяет один раз в тридцать минут отразить боевое умение противника обратно, усилив в два раза.

Затраты: 200 очков ярости.»

— Колонтарь примерь, княже, — на лице Трогарда улыбка стала ещё шире.

Наручи, поножи, шлем, и кольчато-пластинчатый доспех — когда я полностью облачился, игровые показатели основных характеристик прилично подросли. Воевода обошел меня по кругу, подтягивая и поправляя одному ему заметные огрехи, и наконец замер в паре шагов.

— Как самому себе ковал, — улыбнулся он, — если бы не Мастер Угуй, и половины не успел до ума довести. Да, самое главное чуть не забыл. Держи!

Я принял тяжёлый, искусно выделанный колчан с необычно длинными стрелами, а следом лук, от которого невозможно было отвести глаз. Очень похож на работу Мастера Вахита, что подарил мне кузнец пару лет назад, но явно мощнее. Трогард указал рукой на деревянный щит, стоящий у стены дома, саженях в тридцати. Я вынул стрелу, проведя пальцами по оперению, наложил на тетиву. Со скрипом, приложив изрядное усилие, натянул лук.

— Дон-нг! — хлопнув по рукавице, тетива загудела. Стрела, полёт которой я не успел проследить, расколола щит и наполовину ушла в каменную кладку, на которой появилась трещина.

— Кроме меня ещё Зуи смог его натянуть, да пара дружинников, — лицо Воеводы просто светилось довольством, — столь тугого лука я не встречал ещё.

— Княже, порталы появились! — крикнул со стены кто-то из воинов. Закинув щит за спину, я рванул по лестнице вверх.

Они открывались повсюду. Малые, из которых выходили не больше десяти разумных, и большие, пропускающие до сотни бойцов. Но было видно — они разрознены. Тот, кто командовал этими силами, явно не имел должного опыта в управлении большим войском. Это заметил и Трогард, тут же указав рукой в направлении самого крупного отряда. Мелкие группы игроков словно нехотя стекались к этому отряду.

— Ещё пару часов топтаться будут, — проворчал воевода, после чего зычно крикнул, — Иван, готовь камнемёты, накажем нерадивых!

Тут же вдоль стены послышались отрывистые команды, заскрипели натягиваемые канаты, гулко застучали деревянные вороты, сопровождаемые дружным:

— И-и р-раз! И-и р-раз!

— Без наемников пришли, — с явным облегчением произнес Базилевс, — на свои силы понадеялись. Чует мое старческое сердце, они под этими стенами кровью умоются. Я видел разные штурмы, побывал с обеих сторон, но чтобы кто-то столь тщательно подготавливался, как вы, не припомню. Если, не приведи господь, нас все же одолеют, врагу только озеро и постройки достанутся, и ни одного золотого.

— Бей! — отдал Трогард команду, да так, что в ушах зазвенело. Скрип распределяемых камнемётов, и в сторону противника полетели здоровенные каменюки, с гулом рассекая воздух. За ними тянулся зеленоватый шлейф, Мастер Саян настоял, чтобы снаряды хорошо напитали алхимией и магией.

Крупные, бесформенные осколки каменных плит на территории Россграда лежали в изобилии. Их не стали вывозить за стены, или использовать в строительстве, и теперь эти тяжеленные, пудов по десять-пятнадцать камни падали на вражеские головы.

Над самым крупным отрядом полыхнул купол магического щита, закрывая воинов от нависающей угрозы.

— Бум-м! — разнеслось по округе. Первый снаряд ударился в сверкающую стену купола, по которому от места удара разошлись радужные круги. Не успел камень скатиться по упругому щиту, как в купол влетело ещё два, — бум, бум-м!

Магическая защита основного отряда выдержала. А вот мелким группам противника пришлось туго, каждый снаряд метателей при попадании уносил жизни воинов десятками. Малые магические щиты просто не выдерживали таких мощных ударов.

— Ива-ан, то-овсь! — вновь гаркнул воевода

Вновь заскрипели натягиваемые канаты, послышались зычные команды сотника, глухая ругань воинов. Затем вновь зычная команда Трогарда, тяжёлый гул рассекаемого снарядами воздуха. Мелкие группы противника уже не двигались к крупному отряду, они разбегались в разные стороны, не делая попадать под смертоносные снаряды.

— Бум-м! — на этот раз в купол угодило одновременно два камня, от чего щит слегка потускнел.

— Базилевс, я чего-то не пойму, нам нужно было бояться вот этот сброд? — в голосе воеводы слышалось недоумение, смешанное с весельем, — мы же их даже к стенам не подпустим, на подходе к городу всех положим.

— Вы начали действовать слишком рано, — отозвался старый маг, — погибших через несколько секунд вновь перебросят через порталы к Россграду. Рано или поздно ваши катапульты, или как их правильно назвать, выработают ресурс, закончатся метательные снаряды, алхимия, в конце концов.

— Но так они теряют уровни и с каждым возвращением становятся слабее, — удивился я, — ведь цель Игры — как можно быстрее достигнуть самого высокого уровня!

— Постоянный бонус, что они получат от озера Мудрости, с лихвой окупит все затраты, в том числе и потерю уровней, уж поверь мне, — Базилевс указал на приближающееся с севера войско, — к тому же их задача, отвлечь нас от тех ребят, что так торопятся на встречу.

— Нужно продавить магическую защиту большого отряда, — озвучил я мысль, что крутилась в моей голове с первого залпа, — Трогард, ты же видел, мы почти смогли это сделать.

— Иван, поднимись на стену! — крикнул вниз воевода, а затем обратился к наставнику, — Саян, доставай из загашника самую злую алхимию!

Спустя минуту внизу вновь заскрипели ремни и канаты камнемётов. У каждого в корзине лежал здоровенный камень, над которым клубилось серо-зеленое марево. Залп, и в сторону противника понеслись по-настоящему смертельные снаряды.

— Заряжай! — гаркнул Иван не хуже воеводы, едва камни прогудели над стеной Россграда. В этот раз снаряды пошли кучно, строго в направлении основного отряда, в который уже влилось часть мелких групп.

— Бум-м, бум, бум! — словно некто бил огромной дубиной в гигантский барабан. Купол замерцал, но следующие два попадания заставили его схлопнуться. Последние снаряды достигли отряд уже на излёте. Отскакивая от земли, огромные каменюки проложили целые просеки в рядах противника.

— Залп! — в который раз раздался зычный голос Ивана, и вновь над головой прогудели здоровенные каменюки.

В этот раз противник понёс серьезные потери. Попытка прикрыться на скорую руку созданным щитом провалилась, новый не имел и десятой части той крепости, которой обладал первый, радужный. За несколько секунд довольно крупное войсковое соединение превратилось в месиво, состоящее из перепаханой земли, кусков тел, доспехов и крови.

— Прорыв! — Внезапно заорал сверху наблюдатель, — с востока! Враг уже на стенах!

— Кто может помочь, в портал! — тут же скомандовал Базилевс, а его руки в это время творили волшбу. Прямо посреди лестницы, ведущей наверх, образовался большой круг портала.

— Каждый четвертый воин, за мной! — рявкнул я и первым пересёк мерцающую гладь. И тут же очутился под стеной, на которой шла ожесточенная рубка. Здесь стояли гнумы и перуновцы. Облаченные в тяжёлые доспехи, они свободно выдерживали натиск атакующих, одетых лишь в лёгкую кожаную броню. Лишь когда мерцали вспышки особых умений, противники изредка одерживали победу в поединках.

Все это я наблюдал на ходу, выхватив из-за спины лук и уже накладывая тяжёлую стрелу. Такое оружие нужно для особых противников, и одного такого я уже приметил. Обоерукий воин теснил сразу двух гнумов, настолько был быстрым. Хирдманы оставались живы лишь благодаря броне, да щиты выручали.

— Донг! Пропела тетива, и стрела влетела в полыхнувший вокруг воина серебристый кокон. Он тут же отскочил от гнумов и завертел головой, с ходу вычислив стрелявшего. Даже на таком расстоянии я увидел улыбку на его лице. Первая «Стрела хаоса» стёрла довольное выражение с лица противника, а вторая пробила защиту и обоерукий закричал от боли. Один из гнумов тут же рубанул воина топором под колено, а второй ударом молота вбил голову в край стены, размозжив её.

Полтора десятка стрел, выпущенных мною в следующие пару минут, принесли мало пользы. Атакующие были хорошо защищены от любого урона, поэтому пришлось взбираться на стену. И уж тут я не упустил возможности утолить всю ярость, что с трудом сдерживал последние пару дней.

Я рубил, сбивал с ног, сбрасывал со стены, и не чувствовал удовлетворения. Ярость клокотала в груди, стремясь заполнить всего меня, превращая в безумного воина, убивающего всё, до чего дотянется оружие. В себя пришёл, когда с верху раздался очередной крик:

— Верховые уже рядом! Через минуту будет атака!

И словно в подтверждение, с южной стороны города ударили камнемёты. В воздухе прогудели снаряды, устремляясь за стену, в ряды набегающей конницы. Но маги противника оказались готовы к такому, и все камни осыпались пеплом, соприкоснувшись с защитным куполом, полыхнувшим пламенем.

— Свободные воины, в портал! — разнёсся над восточной стеной голос Базилевса.

— Пришедшие со мной, все к порталу! — крикнул я, бегло осмотрев место боя. Здесь врага удалось отбить, вовремя мы подоспели, иначе бы противник уже был по эту сторону стены.

Войско, пришедшее с севера, поражало. Не орда, но очень близко по численности. Если они не будут считаться с потерями, мы кровью умоемся, скорее всего своей.

— Лучники, прекратить стрелять! — здесь командовал здоровенный рыжий детина, огненная борода которого была заплетена в короткую косу, — укрыться за щитами! Маги, всю защиту, какую сможете наворожить! Сейчас!

Засверкали творимые заклинания, укрывая бойцов незримой магией. А затем враг ударил. Тысячи стрел обрушились на нас, превратив небо из голубого в тёмно-серое. Слитный свист смертоносного дождя превратился в шелест, несущий смерть каждому, не укрывшемуся от него. За первым залпом последовал второй, за ним третий. У нас просто не было возможности ответить чем-либо, оставалось лишь ждать. И наше терпение было вознаграждено.

— Маги, обновить защиту, лучники, залп! — вновь раздался голос тысячника, — Мастера гнумы, бей!

И гнумы ударили. Метатели огня, принесённые из Яви с собой, в подпространственных карманах, оказались неприятным сюрпризом для атакующих. В первые шеренги, уже вознамерившиеся начать штурм, полетели огненные шары, в которых не было и грамма магии. Только алхимия, которой было плевать на магическую защиту. И пусть метателей было немного и они располагались в трёх-четырёх саженях друг от друга, нам всё же удалось остановить войско противника.

А потом всё смешалось! Оказавшись на стене, я сначала бил из лука, опустошая один колчан за другим. Короткие, не подходящие моему оружию стрелы не несли той убойности, но врагу хватало. Затем гнумы оттащили свои метатели на фланги, не давая врагам охватить Россград сразу с нескольких сторон, а мы вступили в рукопашную.

Противник был откровенно слаб, да и уровни были не большие, от тридцатого до сорокового. Но их было много, очень много. А ещё нападающие усиленно пользовались классовыми умениями, били из-за спин заклинаниями, и совершенно не боялись умереть. Если бы не выучка гнумьего хирда и перуновцев, да ещё поддержка трёх сотен эльфийских луков, нас бы просто смели со стены, словно осеннюю листву.

Но мы держались. Скрипя зубами, врастая ногами в камень стен, мы стояли, сомкнув щиты, словно прибрежный камень, об который разбиваются даже самые сильные морские волны. Постепенно уровень вражеских бойцов стал нарастать, ниже тридцать восьмого уже не было, а порой мелькали и сорок пятого. У нас все чаще стали погибать воины — на их места успевали вставать другие, но резерв таял, бойцы просто не успевали возвращаться с круга возрождения, много времени уходило на броню, в которую приходилось вновь облачаться.

— Воздух! Воздух! — перекрывая шум сечи и крики раненых, разнёсся над Россградом голос смотрящего, — атака с воздуха!

Глава 2 Превосходство

— Стрелки, то-овсь! — разнёсся над городом громогласный крик Трогарда, явно использовавшего какое-то приспособление — ну не может человек так громко кричать. У меня аж в ушах зазвенело. Стиснув крепче рукоять топора, я шагнул вперёд, занимая место только что выпавшего из строя воина, раненого в бедро. И тут же принял на щит удар кривого, широкого меча. Мой ответный удар снизу вверх развалил доспех, а с ним и живот воина тридцать пятого уровня. Противник тут же рухнул на колени, подхватывая руками вываливающиеся кишки.

Шаг вперёд и мощный удар ноги отбрасывает раненого на стоящего позади, сбивая того с ног. Оба полетели со стены вниз, а я, возвратным движением рубанув по ноге стоящего справа, одновременно делаю шаг назад, в строй.

— Бей! — вновь раздается громогласный крик воеводы и в воздухе, перекрывая шум битвы, слышится свист огромных стрел, взвившихся в небо. Откуда-то сверху раздается грохот, но смотреть, что там происходит, некогда.

На стену забираются гиганты. Мохнатые, покрытые коричневой шерстью, но не звери, слишком много ума в их глазах. Риммы — сильнейшие разумные в мирах Игры. Те самые наёмники, которых здесь не должно быть.

— Не попадайте под их удары! — крикнул я что есть силы, — уклоняйтесь! Подрубайте ноги, лишите их подвижности.

В наших рядах замелькали вспышки, обозначающие активацию боевых умений. Я, впервые за этот бой тоже активировал всё, что давал мне класс охотника Аракс. Кровь вскипела в моих венах, окружающий мир стал ясным и кристально чистым. Раньше такого эффекта не было.

— Аватар тёмного бога, убить его первым! — взревел огромный римм, имеющий более тёмный окрас шерсти. Он указал в мою сторону коротким мечом, — бей!

Сила хаоса, до этого никак не проявлявшаяся, внезапно ударила в голову, а затем безумным огнём растеклась по телу, придавая ему невероятную силу. Десятки системных сообщений, одно за другим вспыхивали перед глазами. Но они стали настолько прозрачными, что совершенно не мешали видеть противников, двигающихся, словно в толще воды.

— Ур-ра! — Клич россов с трудом вырвался из моего рта, но он предал дополнительных сил. Я шагнул вперёд раз, другой, на ходу крутанув топор и наслаждаясь переполняющих меня могуществом. — Бей врага!

Первым на моем пути оказался предводитель риммов. Ростом он чуть уступал мне, в разы превосходя шириной плеч. Топор, ставший невероятно тяжёлым, с огромным трудом поднял для удара и со всех сил, которые у меня остались, обрушил римму на шею. Словно по сухому бревну ударил — руки отсушило так, что еле удержал рукоять. Раздался оглушительный треск, буд-то бревно сломалось, не выдержав нагрузки, а я понял, что до этого совершенно ничего не слышал. Волнами стало возвращаться нормальное восприятие мира. Предводитель риммов, с отрубленной башкой, повисшей на узком куске шкуры перед грудью, завалился на бок.

— Бей мохнатых! — заорал уже я, ринувшись на следующего противника, замершего, словно в оцепенении. Он попытался прикрыться щитом, но секунда промедления стоила ему жизни. Хрясь, и лезвие топора врубается в предплечье, лишая противника оружия. Затем удар ребром щита в открывшуюся шею, слышен хруст сминаемого горла.

— Ура-а! — раздалось из сотни глоток по правую и левую стороны от меня, а следом над стеной вновь разнёсся лязг стали, крики раненых и вспышки классовых умений. Для противника это сражение, этот мир, всё было ненастоящим. Для моих воинов миры Этапов кроме бессмертия не отличались от родного ничем. По крайней мере пока. И бойцы стояли так, словно за их спинами были их жёны, дети и старики. Насмерть! Осознав это, я понял, что мы выстоим! Даже если нас прижмут к центральной площади, мы выстоим!

От риммов мы отбились. С большим трудом, с огромными потерями, но нам удалось сбросить мохнатых здоровяков со стены. И лишь после смогли бросить взгляд в город, на происходящее за стенами. На улицах Россграда шли бои. Если бы не постоянно погибающие воины, центральная площадь была бы давно под контролем нападающих. Я, окинув изрядно порядевшиц строй, мысленным усилием, как в родном мире, обновил «Покров могущества» и шагнул к краю стены. Нападавшие стояли в паре сотен саженей, не приближаясь ближе, видимо ожидали, когда проникшие в город воины оттянут на себя больше обороняющихся.

— Каждый третий воин, за мной! — гаркнул я, что есть силы и, не дожидаясь, поспешил вниз по лестнице. Через минуту мы уже бежали по улице — четыре десятка воинов, готовые разделиться по первому моему приказу.

Первый вражеский отряд просто смяли. Все заклинания двух магов я принял на себя, полностью лишив противника преимуществ, а затем врубился в их ряды, сбив с ног воинов, стоящих в первой шеренге. Не задерживаясь, на полном ходу добрался до магов и лучников, вынося каждого с одного удара. Те не успели ничего предпринять, как всё было уже кончено.

— Разделяемся! — Отдал я команду и продолжил двигаться вперёд, не оборачиваясь. Три десятка шагов, и в поле зрения другой отряд, по левую руку, перегораживает улицу, которую мы перебегали. Чувствуя, что маны осталось на дне внутреннего резерва, я с трудом сдержался, чтобы не обратится к энергии Мира. Хотя, десять минут назад я, похоже, это уже сделал, зачерпнув силы из Хаоса.

Прикрывшись щитом, бросаю топор в петлю и выхватываю из кармашка на поясе фиал, тут же вливая в горло его содержимое. На вкус редкостная гадость, но внутренний резерв маны в одно мгновение наполнился до середины. Впервые ощущаю, что эта энергия не живая, не настоящая. Появившееся брезгливое ощущение, словно в мою кружку с отваром попал комар, накатывает, словно тошнота. Отмахиваюсь от дурацких мыслей пришедших не вовремя, обновляю «Покров могущества» и зигзагом, стараясь уклониться от стрел, устремляюсь на встречу к противнику.

Эта группа оказалась мне не по силам. Едва приблизился на расстояние в пять саженей, бойцы со щитами в первом ряду слегка расступились, и я увидел ложе большого шаромёта, стоящего на треноге. Я успел активировать «Волну разрушающую», но увидеть, как она добирается до противника, уже не смог. Пробив магическое пламя, в меня ударило что-то зелёное, прожигая насквозь броню, вместе с телом.

Краткий миг небытия, и я оказался на круге возрождения, абсолютно голый. Открыв подпространственный карман, вытащил оттуда комплект брони и оружия, как можно быстрее облачился и шагнул сквозь мерцающую стену, ступив уже на площади Россграда. Сопровождавших меня воинов рядом не оказалось, стало быть они справились с вражеской группой. Осмотревшись, увидел какое-то движение на главной улице, идущей от центральной площади прямо к главным воротам. Оттуда доносились звуки битвы и я поспешил на помощь.

Шесть наших воинов, перекрыв дорогу, отчаянно отбивались от двух десятков вражеских. За спинами дружинников стоял Кайрат, опираясь на посох. Пока я бежал до них, лекарь дважды кастовал целебное заклинание, после второго едва удержавшись на ногах.

Зная, что потом будет тяжёлый откат, я на ходу влил в себя два фиала с маной и молча, проскользнув справа от дружинников, обрушился на воина сорокового уровня, орудовавшего двуручником. Вражеская броня выдержала удар, а вот сам противник — нет. Я сшиб его с ног, ломая строй и опрокидывая ещё двух воинов. И тут же, наступая прямо на упавших, сделал ещё пару шагов вперёд, удаляясь как можно дальше от своих, чтобы не зацепило. «Безумное пламя», полыхнув темным багрянцем, рвануло во все стороны, выжигая даже воздух вокруг.

— Княже, ты вовремя, — прозвучал голос одного из моих воинов, когда рёв пламени прекратился, а вокруг остался лишь пепел и обугленные кости. Страшная смерть, пусть даже и игровая.

— Ты и ты, — указал я на двух дружинников, у которых из-за спин торчали луки, — остаётесь здесь, с Мастером Кайратом. Как только целитель восстановит силы, отступайте к кругу возрождения, там присоединитесь к другим воинам. Остальные за мной!

Едва оказались на площади, как вновь услышали звуки боя. Из восьми улиц, начинающихся с площади, ещё на двух шло сражение, а из круга возрождения один за другим выбегали воины. Кто-то сначала осматривался по сторонам, другие сразу пытались бежать в известном им направлении. Появившийся на площади есаул перуновцев не давал воинам разбегаться, а формировал из воскресших отряды и направлял их в одному ему известные стороны.

— Князь, поспеши туда, — сотник указал направление, — там союзник, он перебросит тебя на стену. Опять мохнатые в атаку пошли, наши пока держаться, но не долго. Ты единственный, перед кем они отступили.

Я, пробежав по улице саженей сорок, услышал оклик, по голосу узнав Базилевса. Тот стоял в окружении дюжины бойцов и трёх магов:

— Руслан, сюда, скорее! Одевай свои железки, времени совсем мало осталось!

Времени на удивление не было, быстро сбросил с себя комплект брони, под удивлённые взгляды союзников забросив всё в подпространственный карман, а затем двое воинов помогли мне облачится в подарок Трогарда. Базилевс уже сформировал портал, когда с пролетевшего над улицей корабля вниз соскользнули вражеские бойцы.

— Мы справимся, — успокоил меня старый маг, — поспеши!

Нырнув в призрачную арку, я очутился возле стены, которую не так давно покинул. На верху шёл ожесточенный бой, и у меня на глазах вниз, крича и ругаясь полетел гнум, с грохотом рухнувший на каменные плиты. Тело воина тут же подёрнулось туманом и я, отвернувшись, ринулся к лестнице.

Риммов было много, очень много. Не такие опасные, как в первой волне, но из-за чудовищной силы противниками они были серьёзными. Если бы не альвы, мощные луки которых пробивали и броню, и шкуру мохнатых, нас бы уже сбросили со стены. Что ж, пора и мне вооружиться луком.

Наверх поднялся уже с натянутой тетивой, выпустив стрелу в первого же противника. Длинная стрела прошла навылет, пробив череп вместе со шлемом. После такого не выживают, критическое попадание. Римм рухнул на спину, под ноги своему собрату, а я уже выпустил новую стрелу. Колчан опустел в считанные минуты, но стена передо мной стала почище от вражеских воинов.

— Княже, лови! — один из воинов бросил мне росский тул с двумя десятками стрел, а трое гнумов тут же прикрыли меня, не подпуская мохнатых.

Нас всё таки сбросили со стены. Ударили магией, а затем в образовавшиеся бреши прорвались Риммы, облаченные в тяжёлую броню. В этот раз я успел закинуть оружие в подпространственный карман до того, как умер. А когда, вновь вооружившись, сошёл с круга возрождения, на главной площади было не протолкнуться. Видимо пришло подкрепление из царства Перуна, тысяча воинов, которым пришлось в спешке вернуться в Явь, для отражения каких-то безумцев, напавших на перуновцев. Тут же присутствовал и Трогард, уже разбивший воинов на сотни и ставящий задачи есаулам.

— Княже, неужто сбросили вас со стены? — Спросил воевода, когда я протиснулся к нему сквозь ряды воинов.

— Наёмники, пятидесятого уровня, — коротко рассказал о случившемся.

— Ну, с кораблями летучими мы справились, гнумья машинерия хорошо себя показала. Сейчас все погибшие вернуться в строй, и мы выбьем супостата за стены. Не умеют они воевать, слишком разрознены. Главное, наемников лохматых перебить, ну да мы покажем им, что такое — плотный строй!

Риммы не далеко отошли от стен, углубившись саженей на тридцать, не больше. И, когда противостоящие им силы стремительно отступили, укрывшись внутри строений и в переулках, покрытые шерстью здоровяки обрадовались, рванув к центру города. Здесь они и столкнулись с гнумьим хирдом и перуновскими сотнями. Ни быстрый наскок, ни попытка продавить строй голой силой не увенчались успехом. А вот мы двигались. Пусть медленно, делая два-три шага в минуту, но шли вперёд, выдавливая риммов за стены. Когда в открытые врата хлынула вражеская конница, мы по прежнему продолжали идти.

Мохнатые, оказавшиеся между неприступной стеной щитов и конскими копытами, попытались укрыться в домах и прочих строениях. Но там их встречали острые мечи и тяжёлые топоры. Я, шагая в первой шеренге, хорошо видел, как тает число наемников, по сути единственных, кто мог оказать нам достойное сопротивление.

Вражеская конница рассчитывала на магов, которые должны были нанести первый удар. Они ошиблись в одном — мы с Ярославом шли на острие, и едва Трогард заметил первые признаки творимой волшбы, как тут же отдал команду и воины в считанные мгновения укрылись за нашими спинами.

На нас обрушилось настоящее безумие. Пламя и лёд, град из каменных глыб и разряды молний. Все это развеивалось, едва достигая меня с братом охотником.

— Убейте их! — над улицей разнёсся громогласный голос, а со стороны вражеской конницы к нам на встречу скользнули две огромные фигуры. Приглядевшись к стремительным тварям, я с удивлением узнал в приближающихся тварей высших демонов.

— Крушители, только крупные слишком, — спокойно произнёс Ярослав, — ты как, не растратил ещё ярость и умения?

— Недавно откатились, а ярости больше половины резерва, — улыбнулся я, — держись за спиной, я сначала хаосом ударю, а потом начнём охоту!

Твари, так похожие на порождения Кривды, оказались Демонами-лордами, пятидесятого пятьдесят второго уровней. Ростом в две сажени, они двигались дёргано, рывками, раскачиваясь. Стрелы, выпущенные по ним с крыш, отлетели от естественной брони, покрывающей тела демонов. «Молот разрушения» тоже не нанёс повреждений. А вот «Волна разрушающая подействовала, заставив тварей шарахнуться в разные стороны.

— Левую! — крикнул я, рванув к более сильному демону, на ходу закидывая щит за спину. Если не свалим его вдвоем за несколько секунд, туго придется. Как же не хватает Сварга!

Едва я вспомнил о своем питомце, как меня захлестнула волна ярости. Передо мной было порождение Кривды, Владыка которой забрал у меня друга. Уничтожу! Багровая пелена затянула всё вокруг, в горле заклокотало, а в голове только одно желание — разорвать тварь голыми руками.

Демон, ничего не подозревая, взревел, бросившись мне на встречу. Здоровенная, с меня ростом, шипастая дубина с гулом рассекая воздух, ринулась вниз, норовя прихлопнуть жалкого человечишку одним ударом. Легко уклонившись от ударившей в мостовую дубины, одним прыжком очутился на рукояти, а другим взмыл ещё выше. Лезвие боевого топора, коротко свистнув, врубилось прямо в лицо твари, круша и ломая кости черепа. Сегодня мне быть крушителем!

Тварь ещё не упала, а я, рывком вырвав из глубоко прорубленой раны оружие, отталкиваюсь обеими ногами от тела демона на встречу второму, спешащему на выручку своему собрату. Сзади что-то кричит Ярослав, но уже поздно. С моей руки срывается черная, с багряными проблесками, молния, ударяя в грудь приближающуюся тварь. От чистой силы Хаоса ту отбрасывает на стену дома, которая не выдерживает удара и заваливается внутрь вместе с демоном. Я же, приземлившись на мостовую, перекатом гашу удар и уже спокойным шагом двигаюсь к твари, которая с подвыванием пытается подняться на ноги.

— Подчинись! — заклинание «Безумие» в этот раз действует иначе. Демон не впадает в ярость, круша все вокруг, он на коленях выползает из пролома, подвывая при этом.

— Повелитель, приказывай! — глухим, рокочущим голосом произносит он, замерев у моих ног.

— Убей их! — моя рука указывает на конный строй, заполнивший улицу от самых ворот. Демон, на миг коснувшись мордой моих сапог, рывком отскакивает в сторону противника и длинными, могучими прыжками устремляется на встречу ворвавшейся в город конницы.

Внезапно на меня наваливается откат. Багровую пелену словно смывает потоком мутной воды, а на тело наваливается жуткая усталость. Ноги не удерживают вес тела и я падаю на колени, роняя из рук оружие. Голова кружится и клонится вперёд, увлекая за собой тело. Безвольно смотрю на приближающуюся к лицу мостовую. В последний момент меня подхватывают чьи-то сильные руки и я слышу над ухом голос Ярослава:

— Брат что это было?

— Хаос, — отвечаю я, из последних сил цепляясь сознанием за реальность, — похоже я привязался к энергии хаоса.

Глава 3 Выбор императора

Сухой полуденный ветер клонил к земле посеревшую траву, под лучами степного солнца потерявшую всю зелень. Только здесь, на берегу озера Мудрости, прогретый за день воздух не обжигал кожу.

— Руслан, я не требую от тебя немедленного ответа, — неторопливо произнёс Базилевс, стоящий в шаге от меня, — мы и так одними трофеями отбили все затраты многократно. Только прошу, не затягивай, дело серьёзное.

— Хорошо, — слова дались легко, в отличии от решения, которое требовалось принять. Ну не хотелось мне превращать Россград в место, куда пойдут паломники со всего Второго Этапа. Даже если это принесёт большую прибыль.

— Когда домой отправляешься? — вновь спросил старый маг, добавив, — за старшего Тень оставишь?

— Кайрата, — я поднялся с земли, наконец приняв решение, — он лучше, как управленец. Передай своим кланлидам, я согласен. Условия обсудим позже, сегодня домой отправляюсь.

— Это замечательно! — обрадовался Базилевс, пряча улыбку в бороду, — тогда я сегодня же попрошу казначея составить приблизительную смету, останется лишь определить процент вашего участия в проекте.

По дороге в город прошли мимо большого табуна. Воины Яви ценили благородных животных, поэтому старались убивать врага, не причиняя ущерба лошадям. Трогард, как рачительный хозяин, после боя приказал изловить всех, планируя в будущем создать конный полк.

Да, нам удалось не просто выбить противника из города. Воевода, хорошо оценив возможности врага, не дал тому перегруппироваться, сам вывел войско за стены и одним ударом разогнал игроков. Захватив расположение командования, Трогард поставил точку в этой короткой войне, закончившейся в сумерках.

В Россграде осталось не больше тысячи воинов — перуновцы, едва окончилось сражение, вернулись в Явь. Что-то серьезное происходило в их царстве. Война, полыхавшая в империи Син, медленно двигалась в направлении росских земель, и похоже, не собиралась останавливаться. В южной провинции вроде всё было спокойно, но моё внутреннее предчувствие говорило, скоро и да степей доберётся смута.

Уже затемно перешли в Явь. Трогард тут же направился в казармы, выслушать доклад от подчиненных, пообещав сегодня же рассказать всё, что узнает. А мы направились к термам, так местные называли баню. Грязь, пот и кровь на телах ближников после перехода не исчезала из-за нейроинтерфеса восьмой конфигурации, а у меня, хоть и выглядел чистым, всё тело зудело и чесалось.

Наконец, отмытые и переодетые в свежую одежду, мы с наставником, мастером Валем и Ярославом очутились в трапезной, где уже мне докладывал о состоянии дел во дворце капитан гвардии. С князем Дураком я ожидал встречи позже, завтра, хотя гвардеец предупредил, что из столицы прибыл очередной посол с срочным донесением.

Наскоро перекусив, одновременно слушая доклады капитана и помощника князя, я, сославшись на усталость, отправился в покои, где меня дожидались Ласка и сын. Святослав мирно спал, раскинув маленькие ручки в стороны и улыбаясь во сне. Супруга, с распущенными волосами и в ночной рубахе до колен, стояла рядом с колыбелью, слегка покачивая её.

— Тс-с! — произнесла она и поманила за собой в смежную комнату. Отойдя на достаточное расстояние, чтобы не разбудить сына, любимая произнесла шёпотом, — дурные вести принёс посланник императора. Прошу, откажись от похода. Если ты подчинишься приказу Ивана второго, мы с тобой больше не увидимся.

Я не стал сразу отвечать. Вместо этого взял супругу за руку и потянул к окну, в проёме которого виднелись звёзды. Ласка прижалась ко мне, передавая всю тревогу, что она чувствовала. Это было как миг прозрения, сердце словно сжало, но тиски и тут же отпустило.

— Мать Прародительница, как ты с этим живёшь? — спросил я, — каково это, знать наперёд, и порой не иметь возможности предотвратить беду?

— Боги милостивы ко мне, — улыбнулась супруга, — прозрения редки, и обычно то, что я предчувствую, можно изменить.

— Завтра я выслушаю посла, посмотрим, что он скажет. Император последнее время слишком много надежд возлагает на меня, как в Яви, так и в мирах Игры. Я не хотел принимать своё назначение на должность наместника, Учитель убедил это сделать. Но, ещё и в поход отправляться? С кем? Стоит вывести из степи имперский корпус, и местные вновь примутся резать друг дружку, а потом и к соседям пойдут. И плевать им, что халифата уже нет, а гнумы наши союзники. Или его величество думает, что я уже сформировал конные полки из местных? — всё это я говорил шёпотом, сдерживаясь, чтобы не сжать до хруста кулаки.

— Тебе нужно лично поговорить с императором, — тихий голос Лианы подействовал на меня успокаивающе, — ты потомственный дворянин, имеющий родовые земли, и имеешь право сам решать, что для твоих людей будет правильным. А наместник, как пояснил мне князь Дурак, даже в военное время должен оставаться на посту.

— Утро вечера мудренее, — принял я решение, — да и посла нужно выслушать для начала. Возможно, не с приказом прибыл он, а с просьбой.

Утро встретило суетой. Сын, проснувшийся с первыми лучами солнца, решил, что ему скучно просто лежать, да ещё одному. В итоге, наигравшись с Святославом, от чего уши начали звенеть от детского смеха, я отправился на встречу с князем, и послом, прибывшим из столицы.

— Князь Верд, велено передать свиток лично в руки наместнику и присутствовать при его прочтении. Затем дождаться письменного ответа и отбыть обратно в столицу, — я принял в руки документ, прихваченный императорской печатью. Взломал её и развернул свиток на столе, впившись глазами в строки. Пробежал глазами по тексту раз, тяжело вздохнул и уже вдумчиво прочёл на второй. Поднял глаза на посла, с невозмутимым видом ожидающего моего ответа.

— Граф, я не могу дать ответ на это послание, — слова давались с трудом. Ласка оказалась права. Более того, приказ, что отдал император был невыполнимым, но его величество не просил, он ставил перед фактом.

— Полученный мною приказ однозначен — вернуться в кратчайший срок с письменным ответом наместника южных провинций, — четко произнёс стоящий передо мной посол. Да что же там, в центральных землях империи происходит, если Иван второй выставляет такие требования? Хоть самому отправляйся в столицу. Стоп! А ведь это идея!

— Вот, — я быстро набросал несколько строк, затем запечатал документ и протянул его графу. Распрощавшись с столичным гонцом, приказал позвать Дурака и, пока он не пришёл, ещё раз ознакомился с содержанием свитка.

— Вызывал, Руслан? — князь сильно постарел за последнее время. По хорошему, старого чиновника нужно было отправить домой, в родовой замок. Местный климат только вредил здоровью старика.

— Прочитай! — я кивнул на свиток, лежащий на столе в развернутом виде. Князь вчитался в строки, неспешно ознакомился с посланием и глухо выругался.

— Что должно было случиться, чтобы Иван отдал такой приказ? — Спросил он, взглянув на меня, — это же не реально! Что будешь делать, Руслан?

— Ничего, — глухо отозвался я, — пока не поговорю с Зуи и императором лично.

— Ты хочешь отправиться в столицу? — изумился князь, — дорога на перекладных займёт больше трёх суток! Если прямо сейчас бросить клич всем дворянам провинции, то треть из них может откликнуться. Но, без твоего присутствия никто из степняков и пальцем не пошевелит, здесь всё держится на тебе. А через седьмицу собирать ополчение будет уже поздно.

— Мы оба знаем, что можем рассчитывать только на имперский корпус. Какие дворяне, стоит им узнать, для чего я их собираю, и половина из них внезапно окажется присмерти, а другая безнадежно больна. Император отдал приказ, который невозможно выполнить. Он прекрасно знает, какова обстановка в провинции, а потому я обязан спросить у него лично, для чего было это послание.

— Пожалуй, ты прав, — согласился мой помощник в государственных делах, — дай мне пару часов, я постараюсь что-нибудь разузнать у магов корпуса.

— Не стоит, князь! — я взял со стола свиток и бросил его в жаровню, которую зажигали только в самые холодные зимние ночи. «Стрела хаоса» превратила послание императора в пепел, — я обернусь до столицы и обратно гораздо быстрее.

— Тропы подгорного народа, — с понимающим видом произнес Дурак, — понимаю. Так мне объявлять военный сбор?

— Не стоит. Мы оба знаем, эта затея бессмысленна. Лучше сосредоточить внимание на восстановлении разрушенных храмов Мары. Это принесёт пользу как местным жителям, так и всей империи, — озвучив свое решение, я распрощался с князем и отправился в казармы, где меня уже ждали ближники.

— Брат, почему такой хмурый? — первым спросил Ярослав, — новости из империи?

— Да. Я покину вас, возможно на пару дней, постарайтесь за это время набрать пару уровней. Мастер, — я посмотрел на отца Ласки, — расспроси хорошенько Зуи, что он знает о происходящем в империи Син.

— Неужто и до нас добрались? — удивился воевода, — чую, не к добру это. Стало быть ты, княже, в столицу собрался?

— Появились вопросы, на которые способен ответить только император.

— Будь осторожней во дворце, — негромко произнес наставник, — там слишком мало людей, которым можно доверять.

Вернувшись в покои, я рассказал Ласке, зачем император прислал гонца, и что я собираюсь делать. Супруга, внимательно выслушав, сказала лишь одно:

— Обратись к Учителю. Я чувствую, как от всей этой ситуации за версту несёт порождением Кривды! Мы с Святославом как раз собрались в сад, можешь спокойно творить магию.

Поцеловав любимую и потискав сына, я дождался, когда они покинут покои, и лишь потом потянулся к Учителю. Это можно было назвать зовом, или молитвой, но цель была одна — воззвать к Чернобогу, чтобы он услышал. Несколько секунд ожидания, затем в лицо ударил ледяной воздух, а мгновением позже раздался голос Владыки Нави:

— Ты звал, Ученик? Почему сам не пришёл? — Учитель медленно обошёл меня по кругу, — хаос? Он подчинился?

— Не совсем, — после той вспышки ярости, когда мне удалось подчинить своей воле высшего демона, я очень быстро восстановился. И тогда же почувствовал, как источник стремительно наполняется знакомой, необузданной силой. Возвращение в Явь подтвердило — теперь мое тело питали три энергии мира сразу. По ощущениям они были равны, что радовало.

— Что значит, не совсем? — уточнил Учитель.

— Я чувствую, как силы во мне сдерживают друг друга. Лишь в минуты опасности какая-то одна начинает преобладать. И в основном это Хаос!

— Что ж, нужно будет испытание, чтобы узнать твои границы, научить — когда держать контроль, а когда сливаться со стихией, лишь направляя её. Но, ты воззвал ко мне по иной причине, — глаза Чернобога, тяжёлые, пронзающие саму душу, встретились с моими.

Я рассказал всё. О непонятной войне на востоке, докатившейся до самых границ империи Росс. О странном приказе императора, противоречащем здравому смыслу. О Ласке, чувствующей приближающуюся беду и просившей не выполнять приказ императора. Владыка Нави, жестом руки создав два высоких кресла, уселся в одно из них, задумавшись. Я сел во второе, ожидая ответа Учителя. ...



Все права на текст принадлежат автору: Алексей Губарев.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Повелитель ХаосаАлексей Губарев