Только для взрослых 18+
Все права на текст принадлежат автору: Ольга Вермаер.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Свободные отношения с боссомОльга Вермаер

Ольга Вермаер Свободные отношения с боссом

Пролог

– Софья, принеси мне кофе и письма, – раздалось из динамика коммутатора.

Я поправила юбку и блузку. Взяла поднос, на который поставила свежесваренный кофе без сахара и пачку писем.

Да, неделю меня на работе не было, и бедлам в приемной устроили. Вадим Сергеевич просил девочку на побегушках из бухгалтерии посидеть на моем месте, но не справлялась она.

Я зашла в кабинет, закрыла дверь на замок. Просторный кабинет с минимальной обстановкой: широкий стол  в форме буквы Т, слева возле стены – огромный мягкий диван. Босс любит там отдыхать, а иногда и ночевать.

Вадим сидел за столом, опершись на один локоть и поглаживая пальцами губы. Второй рукой он клацал мышкой по рабочему столу. Я залюбовалась его сосредоточенным лицом. У него красивый профиль – прямой нос, пухлые губы, широкие кустистые брови. Ему тридцать три года – молодой начальник. Он мельком глянул на меня зелеными глазами. Волна жара прошлась по моему телу под его внимательным взглядом. Выдавила из себя улыбку. Как же я соскучилась.

Я подхожу с правого бока к нему, ставлю поднос на стол. Протягиваю пачку писем. Наши пальцы соприкасаются, а меня будто током пронзает.

Вадим начинает перебирать почту. Находит нужное письмо и передает мне.

– Читай, – говорит низким бархатным голосом, обволакивающим мое тело. Вибрирующие нотки заставляют чуть ли не подгибаться мои ноги. У меня всегда такая реакция на него.

– Договор? – спрашиваю, приподняв одну бровь. Мы еще перед моим отпуском заключили сделку с этим предприятием, и они только сегодня прислали подписанный экземпляр контракта.

– Настоящий договор составлен: с одной стороны – Зимневым Вадимом Сергеевичем, и с другой – Деревянко Дмитрием…– я застыла на месте, почувствовав горячую ладонь под коленом.

– Продолжай, – Вадим начал медленно поднимать юбку.

А я вспомнила, что дверь закрыта. От предвкушения продолжения трусики тут же стали мокрыми. Я продолжила читать, ощущая, как его рука движется вверх по внутренней стороне бедра. Мурашки покрыли тело, а я чуть не застонала, когда его палец коснулся краешка ткани.

Вадим упорно смотрел на экран ноутбука, а пальцем водил вдоль моих трусиков, задерживаясь на клиторе. И главное, делал все с таким скучающим видом, что создавалось ощущение, что ничего не происходит. Только я вцепилась в бумажку, когда его пальцы отодвинули краешек мокрой ткани. Он вставил указательный палец внутрь меня, а большим надавил на пульсирующую точку.

С моих губ сорвался стон.

– Повтори последнее предложение, – невозмутимо сказал он.

Ага, у самого голос хриплый. И с моего места не видно, что под столом, но не сомневаюсь, что там уже бугор в его штанах.

– Со стороны заказчика… – я хриплю с каждым словом.

К первому пальцу присоединяется второй, а я выгибаюсь. Какое чтение? Ослабевшие пальцы выпустили договор, упавший на пол, будто сорванный ветром осенний лист.

Мужчина резко вынимает пальцы, не давая мне разрядки. Я тянусь за ним, но он усаживает меня на край стола. Подтягивает к талии юбку и разводит мои ослабевшие ноги.

– Я соскучился, – говорит он, не отводя взгляда от влажных складок у меня между ног.

По ним или по мне? Иногда я чувствую, что он готов дифирамбы петь моей вагине. Хотя в нашем случае не о романтике.

– Только давай без всякой романтики, – я ложусь на стол, выгибаясь. – Мы же договорились.

– София, – угрожающе говорит Вадим, сжимая мои бедра. Смотрит на меня своими зелеными глазами, будто хочет залезть в голову. У него давящий взгляд. Партнеры по бизнесу выдержать не могут, что уж говорить о женщинах, которые штабелями у его ног падают. Что тут про меня говорить. Уже полгода как таким штабелем укладываюсь. Зато все честно. Я попросила о помощи, а он мне ее предоставил. Именно тогда, когда нас с сестрой чуть ли в асфальт не закатали.

Я знаю, что у него помимо меня есть женщины. А вот ему необязательно знать, что он у меня единственный. Никогда ему этого не скажу. Я безмерно благодарна ему за все. Даже за то, что все без чувств.

Все по-честному. Это его условие, которого я придерживаюсь. Мы просто трахаемся. Никаких отношений. Но фраза «я соскучился» – уже немного больше. Для меня. Я все-таки женщина. Что она значит? Но проанализировать ее мне не дают.

Мужчина коснулся меня языком.

Я выгнулась дугой, сжав руки в кулаки.  Его движения дарили немыслимую ласку – нежно-сладкую пытку, заставляющую мое тело гореть от удовольствия. С ним всегда так.

Я извиваюсь в его руках с каждым движением его языка, ласкающего меня как конфетку. Я выгнулась, когда он вставил два пальца вновь. Придавил меня к столу плечами, а свободная рука легла на мой рот. Слишком уж громко начала стонать.

Удовольствие волнами проходит по телу. Тяжело сдерживать себя. Кусаю его ладонь, насаживаясь сильней на его умелые пальцы, задвигавшиеся внутри меня с утроенной скоростью.

Глаза в глаза. Рука на губах, шепчущих немое признание. Оргазм не заставил себя долго ждать. Я вцепилась пальцами в край стола, извиваясь, когда удовольствие пронзило меня насквозь.

– Хочу на ночь, – услышала голос Вадима рядом со своим ухом. Я распласталась как звезда, тяжело дыша.

Да, еще б уснула.

– Нет, – поправляю одежду. Я не хочу к нему на ночь. Только не сегодня. И вообще ни в какой другой день.

Пора заканчивать это саморазрушение. За полгода долг ведь вернулся? Или нет? Или я не верну долг, пока он не скажет – хватит?

– Не будь эгоисткой. После работы поедем ко мне, – Вадим пошел в сторону ванной.

Или ему просто хорошо со мной? Нет, такого не бывает. Такие мужчины не созданы для моногамии. Я всего лишь одна из. Пока не надоем, и меня не выкинут, как нашкодившую собачку. А нам с сестрой до сих пор нужна защита.

– Кто бы говорил, – бурчу я. – И вообще, мы до сих трахаемся, потому что оба эгоисты. Им вообще хорошо вместе.

Банальная фраза. Он все равно не отпустит. И я это знаю.

– Согласен, – Вадим вышел из ванной, вытирая руки полотенцем.

Мой взгляд опустился ниже его пояса, откуда выпирал внушительный бугор.

– Вечером, Софья, – Вадим проследил за мной взглядом. Как же он умеет сдерживаться? Как? Будь я на его месте – уже разорвала бы себя надвое от желания.

Как мы докатились до такого? Что ж. Начнем по порядку.

Глава 1

– У тебя все получится, Сонечка, – ласково говорит моя начальница. – Вадим Сергеевич хоть и требовательный, но справедливый человек.

Я нервно усмехаюсь, поправляя юбку. Боюсь выглядеть непрезентабельно.

Все дело в том, что наш босс, владелец фирмы – Вадим Сергеевич Зимнев – ищет себе помощника. Зарплата бешеная, но вместе с этим и обязанностей до утра. Еще и ненормированный график. Даже удивительно, что его нынешняя помощница умудрилась забеременеть.

Мне нужны деньги, и это будет отличный шанс их заработать, а заодно себя проверить. Зарплата – бешеная, конкуренция тоже. Меня не спасает даже то, что за меня поручилась начальница бухгалтерского отдела. Вердикт Зимнева был один – пусть идет на собеседование на равных.

Я сижу в приемной возле кабинета высшего начальства, ожидая своей очереди на собеседование.

Если все получится, то я буду сидеть вон за тем столом на месте симпатичной и беременной блондинки – Светы. Помимо меня в приемной еще пять человек сидит, а в коридоре еще десять.

 Взгляд так и падает на огромный живот Светы. Вот зачем я пришла? Это же декретная должность. Три года – и все. А что если Света захочет выйти сразу после родов, и получится, что всего на две недели?

Я нервно тереблю серую юбку, пытаясь сосредоточиться. Оделась как серая мышка. Белая блузка, застегнутая под шею, серый пиджак и юбка до колен.

 Думала, что буду слишком откровенной. Тем более это мой единственный нормальный костюм, но по сравнению с красотками, которые здесь собрались, я выгляжу скромной монашкой.

Рядом сидят две силиконовые куклы с удушающим ароматом духов, парень в строгом костюме, пялящийся в телефон, и девочка с розовыми прядями в светлых волосах. Вот она как раз больше всего выбивалась из офисного стиля, одетая в драные джинсы и ярко-розовую рубашку. Казалось, что она просто с улицы зашла на собеседование. Что ж, минус один кандидат на должность. Вряд ли Зимнев такую возьмет.

Ох, вряд ли он и меня возьмет. У меня же из выдающегося только троечка. Зато свое, натуральное. И вообще, для должности помощника нужны мозги, коммуникабельность, пунктуальность и так далее. Все это у меня есть. Даже порой полное отсутствие скромности.

Света потягивается и хватается за живот. С недовольным лицом смотрит на нашу компанию. Ее взгляд задерживается на мне.

Мы знаем друг друга, но никогда не общались. Просто здороваемся ежедневно, когда она едет на шестой этаж, а я плетусь в кабинет на третьем.

– О, Соня, – она встает, поддерживая живот. – Я в туалет сбегаю. Присмотри тут, пожалуйста. Там Вадим Сергеевич еще собеседует кандидатку, а я себя чувствую так, будто мой мочевой пузырь сейчас разорвет.

– Да, конечно, – отвечаю я, поднимаясь и чувствуя на себе убийственные взгляды присутствующих.

Я направляюсь к столу Светы, пока она ускоряется к выходу из приемной, снося всех на своем пути.

Силиконовые куклы с каким-то превосходством смотрят на меня, парень кидает настороженный взгляд, а разноцветная девушка достает телефон в желтом чехле с киской и втыкает в него. Вот точно ее не возьмут. Она вообще на вид студентка, а Зимневу не стажерка нужна, а профессионал.

Я нервно стучу пальцами по столешнице, мысленно уговаривая себя, что все хорошо, и молясь, чтоб не зазвонил телефон. Но все становится хуже в тот момент, когда открывается дверь в кабинет босса.

Кажется, в приемной становится нечем дышать, потому что оттуда выходит он. Наш Вадим Сергеевич Зимнев – высокий, мускулистый мужчина с прямыми чертами лица. Его зеленые глаза с каким-то холодом сканируют помещение и застывают на мне.

Вслед за ним из кабинета выходит пергидрольная блондинка с еле застегнутой блузкой на груди.

– До свидания, – елейно говорит она, а  для меня ее голос звучит как карканье.

Я даже кожей ощущаю, как он смотрит на меня, медленно переводя взгляд на тех, кто сидит позади меня.

Все-таки на рабочем месте Светы нет. В ее компьютере что-то открыто, а какая-то незнакомка сидит на столе.

– Я – Соня, – улыбаюсь я. – Из бухгалтерии.

Голос дрожит, я чувствую волнение и неуверенность. Я никогда не сталкивалась с начальством так близко. Всегда как-то издалека, буквально несколько раз видела, как он приезжал на своем автомобиле на работу. Даже так он мне казался каким-то атлантом, сошедшим на нашу землю. Нереально красивый мужчина.

– А где Светлана? – хрипло спрашивает он, вызывая дрожь в моем теле.

Нельзя же так реагировать на малознакомого человека. Да, он мой работодатель, но когда меня принимали на работу, то делалось это исключительно через кадровый отдел. Здесь же своего помощника и правую руку наш босс ищет сам.

– Отошла в туалет, – я стараюсь скрыть волнение, но руки все равно предательски подрагивают.

Это все из-за собеседования. Нет, ничего такого, что я уже сижу на месте его секретаря.

Он медленно обводит меня взглядом и тут же отворачивается как от назойливой мухи.

– Кто следующий? – спрашивает мужчина, глядя на оставшихся.

Я уж хочу вызваться, но Света еще в туалете. Нельзя же оставлять ее рабочее место без присмотра. Вон ее сумка лежит, и кошелек торчит.

– Я, – пискляво отзывается девушка в разноцветной одежде.

Она резво подскакивает и направляется к Зимневу. Тот не сводит с нее убийственно-холодного взгляда, скользящего по ее внешнему виду. Кажется, что он сейчас выгонит ее, но его лицо остаётся беспристрастным и непроницаемым, когда он впускает ее в кабинет.

Они сидят там довольно долго, а я даже не знаю, что и думать. И где Света? Неужели у беременных там ниагарский водопад?

Дверь в кабинет босса вновь открывается. Девушка с розовыми прядями довольно вываливается оттуда, сверкая белыми зубами. Вадим Сергеевич тоже выходит. Хмуро смотрит на оставшихся кандидатов и заявляет:

– Собеседование окончено, можете быть свободны.

Мне хочется дернуться в его сторону и попытаться пройти собеседование, но я тушуюсь под его взглядом.

Первым приемную покидает парень. Две силиконши все еще сидят, перекидывая ногу на ногу, пытаясь привлечь самца. Вот только их действия никак на него не влияют, и они тоже ретируются, не забыв хмыкнуть на меня. А я-то что? Мне тоже шанса не дали.

– Вы что-то не поняли? – слышу холодный голос в свой адрес.

– Света еще не вернулась, – тут же отвечаю я, не в силах смотреть в его глаза, а потому пялюсь на его кадык, а если опустить глаза ниже, то можно увидеть сквозь белую рубашку его торс.

Даже сквозь ткань видны его рельефные кубики. А если опустить взгляд еще ниже – туда, где под пряжкой ремня скрывается… Так, смотрим в глаза боссу.

– Я закрою приемную, благодарю за понимание, – отвечает он, показывая на дверь.

Для этого ему приходится выставить руку вперед, а мне – в очередной раз насладиться видом его мускулистых плеч. Классное у него тело, видно, что не гнушается ходить в качалку. Во рту пересохло, когда я представила, как он мог бы носить женщину на руках. Даже не меня, а какую-то абстрактную женщину. Вряд ли такой мужчина, как мой босс, посмотрит на меня чуть внимательнее, чем на пыль под его ботинками.

И все же, когда я выхожу из приемной, ощущаю его буравящий взгляд мне в спину.

Глава 2

Не получить эту работу не стало для меня трагедией или чем-либо еще. Лишь на душе слегка обидно.

В нашем тяжелом мире девушке приходится много работать, чтобы хоть как-то себя содержать. Порой я ловила себя на мысли, что хотела бы стать как те, которые зарабатывают собственной красотой. Ладно, там тоже надо работать, только участвуют все части тела.

Да, я тоже отношусь к тем людям, к которым жизнь повернулась не передом, а задом.

Мать умерла, когда моей младшей сестре было десять, а мне пятнадцать. У отца обнаружили порок сердца, грозивший ему инфарктом в любой момент. Тогда он работал на заводе инженером, но вскоре ему пришлось уйти с работы и стать сторожем на ближайшей стоянке.

Мне еще повезло, я успела поступить на бюджет в институт, получить образование. Еще тогда я начала работать.

Хуже всего стало, когда моя сестра поступила в институт. Поначалу ей тоже удалось попасть на бюджетное место, но дальше она связалась с сомнительной компанией, а потом и вовсе умудрилась залететь. Ее беременность мы обнаружили, когда было поздно. Пришлось ей брать академотпуск, а нам затягивать пояса.

Папа хотел вернуться на завод, но я не разрешила. Сказала, что потяну нас четверых, а он пусть лучше ходит и сидит в той каптерке, и то хоть небольшая копеечка в семейный бюджет, и нервов меньше, чем на заводе.

В общем, мне очень повезло, что я устроилась бухгалтером в компанию Зимнева – «Зэд корпорейшн», занимающейся недвижимостью. Строительство по всему миру. Огромная, солидная компания с филиалами по всему миру.

Это та часть моей жизни, которую смело можно назвать удачной. Хорошая работа, до офиса полтора часа в пробках, зарплата средняя, но для четверых – ощущение, что нет ее.

А вот личная жизнь… Вроде рожала сестра, а матерью-одиночкой чувствовала себя я. Даже не мамой, а папой. Я же деньги домой приношу. Мужчины в моей жизни, когда слышали, что я живу в одной квартире с ребенком, либо ретировались, либо предлагали встречаться для несерьезных отношений. А мне такое точно не надо было. Боялись, наверное, что я их заставлю содержать свою семью.

Я уже давно перестала мечтать про принца на белом мерседесе. Теперь хоть бы рыцаря из метро.

Эх, мечты, мечты.

Я почти опаздываю на работу с утра, только потому, что мой племянник нацелился оставить приятное напоминание на моей любимой кофте. И все же испачкал ее, кинув в нее кашу, а все остальное в стирке. Хорошо хоть сестру попросила постирать и развесить вещи.

Пришлось надеть самую свежую кофту из моего арсенала – ярко-фиолетовую с огромным вырезом на груди. Еще и слегка подстреленную, так что виднеется полоска кожи на животе. Это вчера я была монашкой, а сегодня просто гламурная фурия бухгалтерии.  Теперь у меня только штаны вписываются в дресс-код.

Захожу в офис, нацеливаюсь на свое место и замечаю, что там уже сидят.

– Соня, Вадим Сергеевич срочно вызывает тебя к себе. Ты что так поздно пришла? – бежит мне навстречу начальница. – Пришлось выдумывать, что ты просто отошла в туалет. Давай бегом к нему.

Я снимаю куртку, вешаю ее на крючок и мимолетом смотрю на ту самую девушку с розовыми прядями. Неприятное чувство колет меня. Неужели она на мое место пришла? Но ведь мне никто не говорил, что я уволена.

– Это что на тебе? – взмахивает руками начальница. – Сонечка, где твоя одежда? Вадим Сергеевич прибьет тебя, если увидит в таком виде. Ты же знаешь, что в нашем офисе утверждён строгий дресс-код.

– Я помню, но что, этот Вадим Сергеевич  в бухгалтерию, что ли, заходит? Мне племянник заляпал кашей нормальную блузку, а все остальное в стирке, – отвечаю.

Хмм, а та розововолосая тоже одета нормально – в застегнутом пиджаке, из-под которого виднеется белая блузка.

Вот так наденешь что-то не то – и сразу окажешься нужна в том месте, куда в таком виде не выйти.

– Так, – начальница стягивает свой безразмерный пиджак, который на меня-то налазит, но висит как мешок.

– Да что происходит?

– Что-что? Светочку вчера в роддом отвезли.

Пара булавок – и пиджак уже притален,  скрывает мою троечку, которую  выдает фиолетовая кофточка.

– Давай, моя хорошая, все у тебя получится, – говорит мне вдогонку начальница.

Эх, хорошая она женщина, понимающая.

На дрожащих ногах поднимаюсь в кабинет босса. В приемной сам

Зимнев со своим до дрожи пугающим взглядом. Я его смело мистер холодильник могу называть за то, как он смотрит на меня.

– Софья? – спрашивает мужчина, пока я пытаюсь поправить нереально огромный пиджак.

– Да, – киваю ему, ежась от холодного мужского взгляда.

Он бегло осматривает меня и вновь смотрит в глаза. До дрожи, до мурашек по всему телу, будто меня сейчас препарировать будут.

– Итак, из всех кандидатов я выбрал вас, – начинает Зимнев. – Работа с ненормированным графиком, будьте готовы, что я вызову вас даже в выходной. Ваша задача: составлять график моего рабочего дня, если потребуется – организовывать перелеты, гостиницы и так далее. Я искал на работу человека, который сможет выезжать за границу.  У вас есть паспорт?

Я молча киваю. Загранник делала еще давно, когда ездила на учебу в Европу. Срок еще не вышел. Конечно, плохо, что придется с ним выезжать. Просто когда у тебя дома больной отец и сестра мать-одиночка, то особо не поездишь. Но ради такой зарплаты я согласна на все. Ну, почти на все. Хотя предложи он мне спать с ним на рабочем месте, я бы залепила ему пощечину и гордо вышла бы из кабинета. На биржу труда. Что-то мне кажется, что мое место уже заняла та розововолосая.

Еще надо будет прикупить офисной одежды…

– Эй, Метельская, слышно меня? – Зимнев щелкнул пальцами.

– Да-да, без проблем.

– Чудесно, тогда возьмете у Светы в столе пропуск в фитнес-зал.

И тут я подвисаю, а переспрашивать стыдно. Что-то я слишком задумалась насчет того, что мой начальник будет приставать ко мне.

– И обновите свой гардероб. Бабушкины пиджаки не под стать помощнице начальника, – говорит он, обводя меня взглядом.

Я густо краснею.

– Хорошо, со следующей зарплаты обязательно закуплюсь, – ляпаю я.

Вижу, как ледяной взгляд становится еще холодней.

Ну, точно холодильник.

– А почему я? – мямлю, глядя, как он жестом приказывает мне присаживаться за ее стол.

– Мне нет смысла обучать человека, который в первый раз нашу компанию увидел.

– Благодарю за доверие, – вновь улыбаюсь, но тут же улыбка сходит под его взглядом.

Сажусь на место. Передо мной вспыхивает экран монитора, а я утопаю в приятном аромате дорогих мужских духов.

Его рука опускается на мышку, а я не могу отвести  взгляда от его красивых и длинных пальцев, на запястье, скрытом манжетой рубашки и рукавом пиджака, видны крупные вены.

– Итак, это наша база. Вам она известна. Вот здесь, – он тыкает в экран.

Я сосредотачиваюсь на том, что передо мной, а не на мужчине, стоящем позади.

Мелькают таблицы, сводки и всякое такое. Я расслабляюсь, вникая в суть работы. Зимнев показывает, как пользоваться коммутатором, как ставить и снимать его с паузы, предоставляет список внутренних телефонов.

– Дальше сама, – говорит он, отстраняясь. – И сними этот пиджак. У него удушливый запах. Сегодня дам карту – сходишь в магазин, купишь новые вещи.

–Я лучше в нем посижу, – отвечаю, но вижу такой взгляд, от которого хочется снять не только пиджак.

Да что со мной не так? Это всего лишь начальник. Он – мужчина. Симпатичный и красивый, но он мне зарплату платит!

– Нет, ты лицо компании. Мое лицо перед клиентами. Снимай.

Глава 3

 Его взгляд проникает мне под кожу, воспламеняя кровь. Не могу сопротивляться, не могу отказать.

Я встаю и отстегиваю вначале булавку. Затем расстегиваю пуговицы. На секунду пальцы замирают над последней пуговицей.

Мельком смотрю на босса, застывшего на месте как статуя. Мне жутко неловко и неудобно. Даже не знаю, за что больше – за то, что я в чужом пиджаке, или за то, что так позорюсь перед начальником. Но кто мне доктор? Я должна была позаботиться о своей одежде перед работой.

Ладно, мне же сказали снять.

По оголенной полоске живота прошелся холодок, когда я стянула пиджак и откинула его на кресло.

Зимнев хмыкает, а я смотрю на него. Его взгляд скользит по мне. Задерживается в районе груди. И не будь на мне поролонового лифчика, то он бы увидел напрягшиеся соски.

Ох, мать. Пора найти себе мужика. Пусть хоть для здоровья.

Тяну кофточку вниз, но она лишь больше натягивается на груди.

– Так дело не пойдет, – говорит мужчина, качая головой из стороны в сторону. – Вы же знаете, что такое дресс-код в компании?

– Знаю, просто все мои нормальные вещи в стирке, ребенок их испачкал…– пытаюсь объясниться, но мужчина жестом показывает мне остановиться.

Его взгляд не предвещает ничего хорошего, а шестеренки в моей голове начинают крутиться с удвоенной силой. Он же меня сейчас уволит, если я что-то не сделаю.

– Вот смотрите, – я сажусь на место и придвигаюсь к столу. – Видите, ничего не видно.

– В дверь заходит клиент, просит у вас налить чай или кофе, вы так же будете сидеть?

Я поникла.

– Можно еще вот так пиджак накинуть, – завязываю огромный пиджак на талии, но вижу, что мужчина вновь качает головой из стороны в сторону.

– Ладно, – вскакиваю. – Я в магазин тогда.

– София! – рявкает босс, когда я уже касаюсь дверной ручки. – Рабочий день в разгаре. В обед сходите.

Мне слышится, или он что-то про наказание сказал?

Я втыкаю в компьютер, пытаясь разобраться хоть в чем-то. Даже страх немного берет из-за того, что я ничего не понимаю.

Вот в маркетинге мне-то больше понятно, чем в обязанностях помощницы босса.

Чувствую себя идиоткой, позарившейся на хорошую зарплату.

Только выбора у меня особо не было. Мамы нет – умерла, когда Насте – младшей сестре – было десять лет. Младшая сестра с годовалым ребенком, умудрившаяся забеременеть в восемнадцать лет. У моего отца тяжелая болезнь сердца, которая может бахнуть в любой момент. Так что все заботы семьи на моих плечах.

Я совершила огромную ошибку, что ушла  с насиженного места на должность, в которой уже час как ничего не понимаю. Единственное, в чем я разобралась – как пользоваться кофемашиной.

Глава 4

Ровно в одиннадцать  дверь в кабинет босса открылась. Я чуть на месте не подпрыгнула.

– Я за кофе, – говорит начальник, проходя мимо меня.

Я вновь ощущаю приятный аромат его парфюма, обволакивающего меня.  На нем черное пальто с блестящими черными пуговицами, на шее серый в черную полоску шарф, а из карманов торчат перчатки. Пальто он еще не успел застегнуть.

– А кофемашина? – смотрю на автомат в углу.

– Терпеть не могу кофе оттуда, – хмурится он.

– Так давайте я схожу, – поднимаюсь из-за стола.

Его взгляд скользит к моему декольте, а затем к оголенному участку кожи. Я вновь краснею, как школьница перед своим первым поцелуем.

– Нет, – коротко кидает он, глядя холодным взглядом мне в глаза. – Займитесь работой.

Тут я хотела спросить, а чем именно, но промолчала. Я же профессионал! Сама же хотела эту работу.

Пожалуй, есть иногда в начальниках некая ревность, что что-то делает новенький, а не прошлый секретарь.

Он вернулся через полчаса с огромным стаканчиком с надписью «Ономаре». Ого, это весьма недешевый ресторан.

На стол упала шоколадка, а я подняла глаза, встречаясь с его взглядом. Мужчина хмурится, а я не понимаю, что не так.

– Спасибо, – шепчу, накрывая ладонью сладость.

Вдруг отберет. Обалдеть, это же из того же ресторана!

Ох, а босс, наверное, думает, что делает это недоразумение на месте помощницы с огромным животом?

Шоколадку он, естественно, не стал забирать и отправился в свой кабинет.

Я вновь уткнулась в монитор, пытаясь найти хоть какие-то документы. Может, ему там на подпись что-то надо? О, или вот расписание.

Так-так, на завтра назначена встреча с клиентом…

– Софья! – послышался чуть ли не львиный рев из кабинета начальства.

Я подскакиваю на месте, аж стул падает.

Врываюсь в его кабинет, готовясь кинуться грудью на любую амбразуру, которую мне только предложат, но вместо этого застываю на месте.

Его кабинет огромный с минимумом мебели, и я не сразу нахожу начальника, потому что его стол стоит в дальнем углу. Как он до меня докричался – чудо или мощные связки.

Возле стены огромный диван рядом со столом начальства, а справа от входа в кабинет еще одна дверь.

Ехидно думаю, что туда он отправляет нерадивых сотрудников, которые не справляются с работой.

На негнущихся ногах иду к нему, всеми фибрами души предвидя нехилую взбучку. Потому что на меня смотрят так, будто я виновата в глобальном потеплении.

– Софья, объясните, пожалуйста, – цедит начальник, – почему у вас отключен рабочий телефон?

 Я густо краснею, кажется, даже мои темные волосы – и те приобрели помидорный цвет.

– Разве отключен? – недоуменно спрашиваю я.

На это босс снимает свою трубку и набирает что-то на своем телефоне. Слышатся короткие гудки в такт моему быстро бьющемуся сердцу. А я еще больше не могла косячить сегодня?

Мысленно так и хочется пристукнуть себя. Только сначала спрятаться где-то, а затем пристукнуть. Просто на меня так смотрят, что глобальное потепление – лишь малая часть того, в чем я виновата.

– Извините, – шепчу я.

– Софья, скажите честно. Вам эта работа не нужна? – мужчина откидывается на кресле, глядя на меня.

– Нужна, – отвечаю.

– Не вижу энтузиазма. Телефон отключен, вы уже полдня просто сидите, про ваш внешний вид я и вовсе молчу, – говорит он. – Если вы что-то не понимаете, вы должны меня спросить. Или мне за вами бегать? Я понимаю, что я требовательный начальник, но я не до такой степени самодур, чтобы не объяснить человеку элементарных вещей.

– Извините, – вновь шепчу, ощущая, как в глазах собираются слезы.

– Мне не нужны ваши извинения, мне нужен сотрудник, который будет выполнять мои требования и условия. Давайте так. Вы подумайте до конца рабочего дня – нужна ли вам работа, и потом придете ко мне. Так и скажете – извините, Вадим Сергеевич, я перед вами пришла трясти сиськами и совершенно не готова работать.

Он действительно сказал сиськи? Хуже всего то, что он принимает меня за ту, кем я вовсе не являюсь.

– Любовница на работе мне не нужна, – твердо говорит он.

– Да я нет, – качаю головой из стороны в сторону. – Да не претендую я на ваш стручок.

Почему сразу мужики думают про горизонтальную плоскость? Я-то понимаю, что на него женщины должны вешаться, как воробьи на ветки, но не до такой же степени.

В его глазах вспыхивает едва заметный огонек, а до меня доходит то, что я только что ляпнула. Нет, ну столько краснеть непозволительно для здоровья!

– То есть…. Я готова работать, – говорю  мертвым голосом, успокаивая дрожь, поднимающуюся в глубине. – Я сюда устраивалась ради работы. Мне не нужно для этого еще полдня думать. Причины моего перевода в ваши помощницы – мое личное дело. По поводу своего внешнего вида – я могу лишь принести извинения. Сегодня так вышло.

Напротив его стола стоит стул. Я грациозно подхожу к нему и сажусь.

– Я готова выслушать ваши поручения, – смотрю в его глаза, пока его взгляд вновь скользит по моему лицу, опускаясь к декольте.

Хочется закрыться, хотя чего стесняться? Ну, родилась я с грудью, что поделать?

– Хорошо. Даю вам последний шанс, – он вновь переводит взгляд с моей троечки.

Как ни крути, а привлекает его моя грудь. Все же надо будет одеваться на работу поскромнее.

– Две недели для того, чтобы стать для меня незаменимой помощницей, – отвечает он. – Иначе я вас уволю без права восстановления даже на вашу предыдущую должность.

Я замираю на месте, ощущая липкий страх, сковывающий тело. А если я не справлюсь? Вон сегодня столько ошибок допустила, что на полгода вперед хватит.

– Я согласна, – я нервно улыбаюсь ему.

Не могу отступить.

Глава 5

Только перешагиваю порог приемной, и все напряжение отступает. Где-то в мозгу всплывает информация о том, что нельзя увольнять человека просто так даже с прошлой должности, но кто я такая, чтобы спорить с Зимневым. Не в моем жизненном положении отстаивать права с работой. Надо просто молча выполнять свои обязанности. И обязательно спрашивать его, что делать.

Во время обеда успеваю сбегать на ближайший рынок, где очень недовольно расстаюсь с остатком зарплаты, купив несколько белых блузок. У них едва просвечиваемая ткань, и даже на груди не натягиваются. Специально взяла на размер больше. Скрепя сердце купила еще один пиджак, понимая, что до зарплаты семья будет питаться макаронами, кашей и благодарностями.

Жду не дождусь, когда племянник начнет кушать нормальную еду, и не надо будет закупаться детским питанием. Хотя я еще жду тот момент, когда он будет на горшок ходить, и памперсы не понадобятся. ...



Только для взрослых 18+
Все права на текст принадлежат автору: Ольга Вермаер.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Свободные отношения с боссомОльга Вермаер