Все права на текст принадлежат автору: Дмитрий Геннадьевич Мазуров.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Теневой путь 7. Тень ДревнегоДмитрий Геннадьевич Мазуров

Глава 1


Наша компания всё так же стояла на утёсе, смотря на догорающие корабли в бухте с одной стороны и зеленеющий от воздействия магии океан с другой. А в то же время лёгкий морской бриз приятно щекотал нашу кожу. На меня напало какое-то безмятежное состояние. Вот, вроде совсем недавно думал, что ещё немного, и сбегу с этого проклятого континента. Тем более, цель моего нахождения тут выполнена и сейчас стояла рядом со мной. Но судьба, по всей видимости, решила иначе. Путь домой оказался закрыт. Надеюсь, что только временно. И нам явно придётся приложить некоторые усилия, чтобы это исправить.

Прямо сейчас мы не могли ничего сделать. Даже будь целы те корабли в бухте, то они всё равно стали бы для нас бесполезны. Даже объединив усилия трёх магов, боюсь, проникнуть сквозь эту защиту не получится. Один только взгляд магическим зрением на неё, если честно, немного пугал. Слишком большой объём магии. Я бы даже сказал, неестественно большой. Никогда такого не видел и не думал, что это возможно, но всё же. Я вижу это собственными глазами и отрицать подобное глупо.

А ведь если задуматься, то я немного соскучился по своим друзьям. Интересно, как там сейчас Артур, Алисия, Ким, Бер, да и остальные. Надеюсь, у них всё в порядке. Да и земли свои бесхозными оставлять не хотелось. Там, конечно, есть кому за ними присмотреть. Всё же, пока я учился, это делали постоянно. Но всё равно, оставлять их без присмотра надолго не хотелось. И это даже несмотря на то, что проблем, требующих немедленных решений, не было. Казалось, что все важные вопросы были решены. Все враги, способные угрожать нашим землям, уничтожены. Торговые пути налажены, как и союзнические отношения. Возможны проблемы внутри герцогства, но с ними Артур справится. И всё равно было немного неспокойно, хоть это и казалось безосновательным. На самом деле, я бы даже сказал, что баронство процветало. И тем сильнее хотелось оказаться там. Всё же куда приятнее жить в достатке, чем решать проблемы и тем более рисковать своей жизнью.

И не стоит забывать, что на том континенте я забыл кое-что более важное, чем банальные землевладения. Нечто более абстрактное - месть. Да, месть герцогу Роули всё время откладывалась. Сначала я старался обучиться магии. Ведь слабак не смог бы выполнить задуманное. Потом отвлекался на создание сети газет, что, с одной стороны, приносило деньги. А с другой же, это был мой способ влиять на умы людей и одновременно получать полезную информацию. В общем, шпионская сеть, которая сама не знает об этом. А когда я уже почти был готов, то появилась необходимость посетить континент некромантов. Будто сама судьба не давала мне исполнить задуманное. Или же просто немного откладывала этот момент? Всё же месть - это блюдо, которое нужно подавать холодным. И рано или поздно, но я это сделаю!

Тряхнув головой, я избавился от лишних мыслей. Похоже, этот вид наводит на размышления. Но не совсем те, что сейчас необходимы. Куда важнее сейчас понять, что дальше делать.

- Возвращаемся назад? - вслух спросил я.

- А? - вздрогнул Проф, вероятно, тоже отвлёкшись от своих дум. - Да… думаю, да. Здесь нам делать нечего. Спрятаться в этих местах нам будет трудновато, всё же открытое пространство. В лагере будет безопаснее. Ну и стоит ожидать вскоре здесь стражу, патрулирующую берег. Я бы на их месте так и сделал. Пусть даже самых простых и слабых стражников. Вполне достаточно для своеобразной сигнализации. Даже если их убьют, то вскоре примчится “гвардия”, что решит все вопросы.

- Да, давайте поспешим, - кивнул Лиам. - Нужно поскорее рассказать отцу о произошедшем. Он должен знать. Если некроманты пошли на подобное, то настроены весьма серьёзно.

- А… - вздрогнула Лилия.

- Других вариантов пока нет. Надо затаиться и придумать дальнейший план действий. В данном случае время - лучший помощник.

- Да, конечно, - согласно кивнула девушка.

Назад пришлось двигаться намного осторожнее. Хоть мы совсем недавно прошли по этому же пути беспрепятственно, но сейчас всё изменилось. Появилось множество патрулей стражи на дорогах. Такое ощущение, что они двигались прямо за нами, когда мы шли к берегу. И лишь минуты разделяли нас от пересечения. Благо магов среди патрулирующих практически не было. А те, что встречались, оказались весьма слабы. Но даже от таких приходилось прятаться, хоть мы и могли убить их на месте. Но оставлять такой явный след не следовало. Благо хоть, когда мы достигли леса, подобные встречи прекратились. Всё же патрулировать лес не то же самое, что дороги. Это намного опаснее. Да и прятаться здесь легче. Не говоря уже о повысившейся скорости передвижения наших проводников. Лес - это их родной дом, и мало кто сравнится с ними в его знании.

И вот, вскоре мы вернулись к лагерю, откуда отправлялись изначально. Совершив небольшое, можно сказать, бессмысленное путешествие, придя к тому, с чего начинали. А там нас уже встречал встревоженный Лоус.

- Мне доложили, что вы возвращаетесь все вместе. Что случилось? - взволнованно спросил он.

- Все корабли в той бухте сожгли. Но это ещё не самое худшее. На море использовали какую-то магию, закрывающую любой путь отсюда, - первым ответил я.

- Зелёная вода и туман, уничтожающий всё заплывшее в их пределы? - настороженно уточнил Лоус.

- Да. А откуда вы узнали?

- Эх, - резко выдохнув, уселся он на ближайший пень. - Я надеялся, что этого не произойдёт. Но видимо, ошибался.

- Что это такое? - перебил его Лиам.

- Вы этого просто не помните. Это случалось ещё до вашего рождения. На моей памяти это происходило дважды. Первый раз, когда уничтожили флот с другого континента. Второй же, когда хотели перехватить мага, предавшего Императора. И оба раза эта магия опоясывала весь континент полностью. Никаких вариантов для побега. Под водой и над ней, всё было отравлено этой магией, уничтожая всё живое и не только.

- Но ведь нельзя поддерживать подобное вечно? - произнёс я.

- Может быть. Я не очень разбираюсь в этих магических штучках. Но во второй раз защита продержалась примерно месяц, пока её не сняли после гибели того мага.

- Месяц… это много для подобного заклятия. Слишком много. И если они способны были продержать его так долго, то боюсь, я вижу только три варианта, как это осуществить.

- Да? - поднял взгляд Лоус.

- Первый самый простой. Долгое время закачивать магию в накопители. Причём их должно быть ну очень много. Некроманты живут долго, так что этот вариант вполне возможен. Второй вариант чуть более сложный, но не для них. Можно использовать жертвоприношения. Учитывая, что практически все люди на континенте контролируются некромантами, то этот вариант вполне вероятен. И продержать так защиту получится до тех пор, пока не закончатся все люди на континенте. А их тут немало.

- Второй вариант маловероятен. Всё же мы должны были услышать, если бы на протяжении месяца постоянно приносили людей в жертву, - покачал головой глава мятежников. - Хотя… никто не знает точно, сколько людей сейчас находятся в подземельях некромантов…

- Да, этот вариант мне тоже не нравится, но он возможен. Третий же вариант… для нас он самый неприятный. Император-маг, что правит целым континентом, это ведь не просто статус. Тем более, что, как я понимаю, возможностей у него намного больше, чем у любого нашего короля. Если некроманты беспрекословно подчиняются ему, то вполне вероятно осуществить то, что в наших землях невозможно, - вздохнул старик. - Крис, ты ведь видел наших аристократов. Как думаешь, они готовы отдать всё, что у них есть, королю?

- Конечно нет, - фыркнул я. - Магические рода слишком сильны и горды, чтобы пойти на это. Королевская семья, естественно, самая могущественная, но даже у них есть пределы, за которые лучше не выходить.

- Вот… Здесь же такого нет. Ну или почти нет. Всё же, как я слышал, не все некроманты безропотно подчиняются Древнему. Но даже половина… это весьма много. Только представь, чтобы все маги нашего королевства полностью подчинялись одному человеку. Но это ладно, у нас в армию они идут и так. Но куда важнее, что все эти маги передают и свои источники под управление одному человеку. Только представь, сила источников магии половины континента. Этого вполне достаточно, чтобы поддерживать подобную защиту вечно.

- Но… - запнулся я. - Вообще, такое и вправду возможно. А ведь Стэртон во время нашей битвы был силён, но я не чувствовал, что он берёт силу источника. Я думал, может у него стихия, неподходящая ему, или просто недооценивает меня. Однако если он просто не имел к нему доступа, то всё меняется. Но как Император может контролировать силу источников на таком расстоянии?

- О, это интересный вопрос, - вспомнил Проф свою преподавательскую деятельность. - У нас подобного не существует. Но теоретически это возможно. Перенаправлять магию от одного источника к другому по цепочке. Пока все они не сольются в один ручей, впадающий в главный источник, который контролирует Древний.

- Это… впечатляет. Но с такой силой он ведь всемогущ. Как вообще кто-то осмеливается идти против него?

- Ты прав и не прав одновременно. Он не всемогущ. Ведь использование этой силы упирается в возможности мага пропускать через себя энергию. Всё же если переборщить, то эта сила тебя и уничтожит. С другой стороны, в своих владениях он и вправду всемогущ. Тогда понятно, почему его ещё никто не сдвинул с места.

- Тогда опять же, как он создал такое заклятье на столь большом от себя расстоянии?

- У меня лишь один вариант. Артефакт, - загорелись глаза у артефактора. - Заранее всё подготовить, подвести туда силу источников и лишь активировать, когда это необходимо. Это сложно, долго и муторно, но возможно.

- Логично, - оставалось согласиться мне. - В общем, у нас остаётся лишь два варианта. Подождать, пока защиту снимут, или уничтожить Императора.

- Тогда я попрошу подготовить вам хорошие покои. Ждать придётся долго, - поднялся с пенька Лоус.

- А кто сказал, что мы используем первый вариант? - усмехнулся я.

- Но… - удивлённо распахнул он глаза.

- Если он кажется неубиваемым, то это не значит, что всё так и есть. Просто вы ещё не нашли нужный способ. Все существа могут умереть, даже боги. А некроманты явно не боги. Да, это будет сложно, но попытаться стоит. В конце концов, к первому варианту всегда можно вернуться.

- Крис, я тебя поддержу. Если во всём случившемся со мной виноват Император, то отомстить ему - это дело чести. Никто не смеет нападать на род Латум! - поддержала меня Лилия.

- Ну а я всегда не против убить парочку некромантов, - пожал плечами Проф. - Да и за вами, оболтусами, нужно приглядеть.

- Мы тоже в деле, - одновременно выпалили близнецы. - Когда ещё выпадет шанс раз и навсегда уничтожить главного некроманта? Это будет концом их правления на наших землях.

- Эх, - вздохнул Лоус. - Если это возможно, то я помогу. Но пока я даже не слышал плана. А без него всё бессмысленно. И пока я его не услышу, то не отпущу на верную гибель своих людей и тем более сыновей. Можете рассчитывать на любую информацию. Нам так и не удалось придумать что-то, имеющее хотя бы минимальные шансы на успех. Возможно, у выходцев с другого континента это удастся.

- Благодарю.

- Ну а куда я денусь. А пока что, нужно ещё кое-что сделать. Бальт! - крикнул он, развернувшись в сторону лагеря и дождавшись, когда к нему подбежит высокий парень. - Отправьте разведчиков в порт. Я хочу немедленно узнать, когда защита спадёт. И пусть докладывают обо всех подозрительных телодвижениях. Вдруг кто-то из контрабандистов сможет обмануть заслон. Когда дело касается денег, они на многое становятся способны. И объяви о повышении уровня тревоги. Похоже, нас будут искать ещё тщательней. Император лично решил вмешаться.

- Есть! - кивнул парень и побежал в обратную сторону.

На этом моменте мы и закончили сегодняшнее обсуждение.

Новости о произошедшем разошлись по лагерю за считанные мгновения, и он стал напоминать мне разворошенный муравейник. Все куда-то бежали, что-то тащили. Казалось, что происходило всё это полностью хаотично, но всё же некая закономерность прослеживалась. Народ явно делал это не в первый раз и знал, как нужно себя вести и что делать. Лишь только наша небольшая компания немного выделялась из этого общего ритма. Но и задание у нас было совсем иное. Куда более важное.

Лоус был прав. Без хорошего плана это всё остаётся лишь только словами. Да и я сам не стану действовать безрассудно, просто бросаясь в бой. Всё же я не самоубийца. Если придётся просто переждать, то я это сделаю. Благо для теневиков прятаться - совершенно привычное занятие.

Но всё же, убить Древнейшего некроманта этого мира… весьма привлекательно. И дело даже не в моей нелюбви к некромантам в целом. Всё же я сам не из этого мира и не впитал с молоком матери ненависть к некромантам, как остальные. Но они мне и вправду неприятны. Эта жажда заполучить бессмертие любой ценой - не самая лучшая характеристика о человеке. Да, это наиболее простой способ. Особенно для тех магов, кто изначально владеет магией жизни. Огромный соблазн, но это не значит, что стоит ему поддаваться. Ведь плата за подобное ничуть не менее велика. Да, я отлично понимаю, что люди жаждут бессмертия. Это в самой природе человека.

Но кто сказал, что нет другого, более сложного, но и более правильного, что ли, способа обрести подобное? Маги и так живут дольше обычных людей. И у них куда больше возможностей найти новый способ. Но почему-то никто этого не делает. Может боятся разозлить богов? Ведь они могут считать, что любая жажда бессмертия будет воспринята как угроза. Впрочем, не сказал бы, что это не так. Хель не любит тех, кто бегает от неё слишком долго. Но это не значит, что она ненавидит их настолько же, как личей. Всё же тут играет роль и личная причина. Дело в том, что они пользуются силами её сестры, чтобы достичь подобного результата.

А возможно, просто из-за зашоренности взглядов маги не догадываются о таком варианте. Да даже элементарно увеличить срок своей жизни ведь не порицается. Хотя, всё зависит от способа.

Почему же я не жажду бессмертия? Тут есть несколько причин. Первая - это то, что я не собираюсь быть неблагодарным. Хель спасла меня, и таким образом плюнуть ей в душу будет крайне неуважительно. Нет, на такое я не пойду. А вторая причина - мне это не нужно. Я уже умер один раз и переродился. Я знаю, что смерть - это ещё не конец. Это скорее новое начало. Да, в этом случае сохранить свою память было бы идеально. Ведь память - это и есть основа нашей личности. Но даже если и нет, то это меняет немногое. А может это всё лишь оправдания. И я верю, что Хель ещё раз поможет мне переродиться с сохранением всех своих воспоминаний. И терять этот шанс как-то не хочется. Возможно, именно поэтому я желаю её отблагодарить, хотя вроде ничего уже ей и не должен.

В любом случае, шанс получить благодарность и дары богини на дороге не валяются. А уж за такую личность, как первый некромант, она явно должна отдариться весьма и весьма прилично. Да, я жадный и меркантильный человек. Ну и что с того? Если это взаимовыгодно для нас обоих, то не вижу причин, почему мне перестать быть таким.

И если я решил, что жизнь этого существа скоро закончится, значит, так и будет. Тень Древнего уже давно нависла над этим континентом, и пора наконец развеять её. В конце концов, единственная тень, что может нависать над этим миром - только моя.


Глава 2


Уже следующим утром мы знали обо всём, что происходило в округе. Вернулись разведчики, отправленные Лоусом. К сожалению, с неутешительными новостями. Вся охрана как городов, так и замков была усилена, как, впрочем, и патрули. Задействованы были все возможные люди. Выходные были отменены. И происходило это буквально повсюду на континенте, даже в самых отдалённых его частях. Хотя, конечно, больше всего в наших краях. Всё же убили лорда-некроманта именно здесь. И как бы ни радовались данному событию некоторые его “коллеги”, но поймать убийц хотели все. И дело тут даже не только в огромном назначенном Императором вознаграждении. Но и сами они жаждали уничтожить угрозу. Ведь если осмелились убить одного лорда, то кто гарантирует, что не попытаются убить и остальных? А за свою жизнь некроманты волновались намного сильнее.

Приказ, кстати, был дан: взять только живыми. Это стоит учитывать и при случае использовать. Хотя уверен, что при угрозе жизни об этом приказе забудут и будут бить на поражение. И за такой образ мысли я даже немного их уважаю. Но совсем капельку… самую чуточку. Убивать это мне их точно не помешает.

- Крис, есть предложение, - подошёл ко мне утром Лиам.

- Да?

- Информация, что принесли разведчики, конечно, довольно полезная. Но довольно неполная. Всё же узнавали они это, смотря со стороны. Что насчёт того, чтобы взять “языка”?

- Ты думаешь, обычные стражники будут знать больше? - скептично изогнул я бровь.

- Стражники нет. А вот некромант…

- Схватить некроманта в самый разгар поисков? А ты отчаянный, - удивлённо присвистнул я.

- Ну, ты и прав, и неправ одновременно. Соваться к кому-то серьёзному действительно не лучшая идея. Да и все подобные сейчас сидят по своим замкам и резиденциям. Но нам такой и не нужен. Хватит и какого-нибудь слабака на побегушках. Не все некроманты грозные враги. Особенно те, что только недавно начали обучение.

- Дети? Это немного перебор…

- А? Нет конечно, - замахал он руками, когда понял, о чём я говорю. - Есть те, в ком магия просыпается довольно поздно. Или желающие бессмертия, что приплывают с вашего континента.

- Ясно, - кивнул я. - Но такому вряд ли доверяют что-то важное. Вдруг шпион, да и вообще.

- Что-то действительно важное не доверят. Но он в любом случае знает больше, чем обычная стража. Всё же он бывает вблизи высокопоставленных некромантов. Нам вполне подойдёт.

- Хм, ну, можно попробовать, - потёр я подбородок, оперевшись о дерево. - У тебя, я так понимаю, уже есть кто-то на примете?

- А ты чертовски догадлив, - хохотнул парень. - Есть один кадр. Совсем недавно стал магом, но успел отметиться. Можно сказать, ему крышу сорвало от безнаказанности. Он и раньше, говорят, говнистым человеком был, но сейчас всё стало намного хуже. Избивает прислугу, насилует девушек и прочее непотребство. Но умный, определённую черту не переходит. Понимает, что если переборщит, такого слабака терпеть не будут.

- Это всё, конечно, хорошо. Но как мы его схватим?

- Мне успели доложить, что его отправляют посыльным в соседний город. Некоторые вещи даже магии не доверишь. Естественно, что с ним будет сопровождение. Но из магов только он сам. С твоей помощью легко его поймаем.

- Много охраны?

- Точно не известно. Но думаю, от четырёх до восьми стражников. Больше вряд ли. Не того он полёта птица.

- Хорошо. Идёт, - кивнул я, обдумав его предложение и согласившись с его необходимостью.

- И я иду с вами, - донёсся из-за спины знакомый женский голос.

- Тебе-то это зачем, Лилия? - спросил я, обернувшись.

Естественно, я заметил её заранее. Она же не лесной житель, чтобы скрыться от меня здесь. Но не стал придавать значения её приближению. Ну стоит, ну слушает. Так ничего важного мы не обсуждали, что нужно было бы от неё скрывать. Но теперь думаю, может это я зря? Лучше бы нам обсудить всё без её ушей. Как-то не хочется ею рисковать. Но увы, сейчас уже поздно. Стоило подумать об этом заранее.

- Ты же не думал, что я буду всё время торчать в лагере? Я тоже хочу помочь.

- Ты ведь понимаешь, что ищут в первую очередь сейчас тебя. Всех нас они в лицо не знают, а вот тебя… Хотя тут даже не лицо важно, а волосы. Не так много девушек с подобным цветом волос. Я бы даже сказал, что вряд ли существуют другие подобные тебе.

- Вы же сами сказали, что этот некромант слабак. Так что мне ничего не грозит. Сбежать он тоже не сумеет. А волосы можно и спрятать при необходимости.

- Тебя ведь не переубедить?

- Неа, - улыбнулась она краешком губ.

- Эх, ладно, - тяжело вздохнул я.

Спорить с ней? То ещё занятие. Это я ещё давно понял. Если она вбила себе что-то в голову, то фиг её переубедишь. Не всегда, конечно. Но этот её взгляд я знаю. Да и действительно, стоит дать ей выпустить пар. А то как бы не сорвалась. Всё же после столь долгого заключения лучшая разгрузка - это наказать обидчиков. А так как я сам это сделал за неё, то пусть гнобит остальных некромантов. Этих точно не жалко. По крайней мере это лучше, чем если она сорвётся на нас.

- Крис, ты уверен? - спросил у меня Лиам, когда девушка отошла.

- Даже не спрашивай, - отмахнулся я, направляясь к своему временному пристанищу. - Зайди за мной, когда нужно будет выдвигаться.

Вышли мы уже через пару часов. Много народа с собой брать не стали. Я, Латум, Лиам с Ламбертом, и всё. Чтобы уничтожить небольшой отряд с магом, этого вполне достаточно.

- Устроим засаду на дороге. Есть тут одно неплохое местечко, почти вплотную прилегающее к лесу, - начал Лиам, когда мы почти добрались до нужной точки. - Мы с братом займёмся обычными людьми. Крис, ты схвати мага. Лилия… на поддержке. Поможешь нам или Крису, если не будем справляться. Они ведь тоже могут подготовить неприятные сюрпризы для нас.

- Принято, - кивнули мы практически одновременно.

Правда, разместившись на месте, ждать пришлось ещё пару часов. Но это было ожидаемо. Всё же лучше прийти заранее, чем упустить свою цель. Тем более, ждать я умею, как и братья. А вот Латум немного нервничала. Всё же у неё не было подобного опыта. Да и характер… всё же свет бывает иногда слишком резким и нетерпеливым.

Но вот, послышался топот копыт, и вдали показались всадники. Наши цели. Стоило им только поравняться с нами, как сразу после сигнала Лиама мы начали действовать.

Стрелы, будто выпущенные из многозарядного арбалета, вылетели из леса, поражая стражей. И ни одна из них не промахнулась, каждая нашла свою цель. Лошади, потерявшие всадников, громко заржали. Некоторые даже встали на дыбы. В тот же момент я, переместившись тенями вперёд, начал исполнять свою часть плана. Небольшая теневая лунка заставляет ногу лошади провалиться, а вместе с ней упасть и её саму. Естественно, что со своим средством передвижения падает и всадник, ударяясь головой о землю. И… всё. Этот дурак даже защиту не успел поставить. Просто вырубился. А ещё пару мгновений спустя не остаётся никого живого, кроме этого лежащего на земле мага. Как-то это… слишком просто. Я даже немного разочарован. Но всё же оперативно связал пленника для верности.

- И это всё? - поддержала моё разочарование Лилия, выходя из-за деревьев.

- Ну… да, - почесал я голову.

Мне даже как-то неловко стало из-за этого некроманта. Не мог, что ли, хотя бы немного посопротивляться?

- Я…

Не успел я начать фразу, как сверкнула вспышка, и вот я уже оказываюсь снесён в сторону, ударяясь о дерево. Такое ощущение, будто меня сбил грузовик. Но нельзя расслабляться. Переборов боль, с усилием открываю глаза, чтобы найти источник угрозы. И вот он. Стоит прямо на том месте, где только что был я. Огромный здоровенный старик с седыми волосами сейчас смотрел на меня со злостью в глазах. Вылетевшие из-за деревьев несколько стрел были легко перехвачены голыми руками. Что это за монстр такой? И похоже, оставлять меня в покое не собирался, готовясь вновь атаковать. Но и я уже был готов дать ему отпор.

- Дедушка! - донёсся со стороны девичий голос.

- Дедушка? - удивлённо перевёл я взгляд на девушку.

- Лиля, внучка! Погоди немного, сейчас дедушка со всем разберётся. Надо только прихлопнуть парочку клопов, - пробасило это чудовище.

- Деда! Стой! Ты что творишь? - подбежала она к здоровяку. - Это не враг!

- Не враг? - замялся он. - Но он же явно мутный тип. Ты посмотри на него.

- Это Крис Дарк. Помнишь, я рассказывала тебе о нём?

- Дарк? А, помню, теневик. Но что он тут делает? Неужели он тебя и похитил?

- Дедушка! Слушай, что я тебе говорю! - топнула Лилия ножкой от досады. - Крис пришёл сюда, чтобы меня спасти. Что и сделал!

- Он тебя спас? Хм, - почесал бороду дед. - Ладно, поверю тебе. Давай, иди сюда, малыш.

- Кхм… - поперхнулся я, вставая и подходя ближе.

Нет, по сравнению с ним я, конечно, малыш, но звучит это как-то обидно. А ведь и вправду, он немного похож на Лилию. Некоторыми чертами лица. Да и волосы… я сперва принял их за седину, но похоже, это натуральный цвет.

И его скорость… это что-то с чем-то. Я ведь даже не смог отреагировать на него. Неужели магию света можно использовать и так? Интересно. Сомневаюсь, что это только его физическая сила, даже несмотря на огромные мышцы. Одной физической силой такое не объяснишь. Похоже, использует свою магию для усиления тела. Неплохой способ.

- Спасибо, что спас мою внучку, - протянул он мне свою руку. - Это был большой риск, отправиться на этот континент. Я вознагражу тебя, как только вернёмся. Проси чего хочешь.

- Да не за что. И не нужно. Это было только моё решение. И уж точно не ради награды я это делал, - протянул я свою руку в ответ.

Рукопожатие получилось весьма тяжёлым. Мне даже послышалось, как мои кости захрустели.

- Хм, уважаю. Но всё равно, ты какой-то мутный тип. Так что смотри мне, я за тобой слежу, - удовлетворённо хмыкнул и разжал он свою хватку. - И эти стрелки, тоже с вами? Пусть выходят.

- Да, мы с ними, - вышли ошарашенные Лиам с братом.

Они тоже явно были в шоке от того, что их стрелы смогли перехватить голыми руками.

- Вы мне нравитесь больше, - выпалил дед напрямую. - Давно таких искусных стрелков не встречал. Еле успел перехватить ваши стрелы. Вам бы ещё чуть-чуть скорости. Может вам немного подкачаться и взять более тугие луки? Тогда и скорость будет выше. Интересно было бы с вами сразиться в таком случае.

- Что вы тут делаете? - незамедлительно выпалил я интересующий меня вопрос, когда он закончил разговор.

- Как что? - посмотрел он на меня, как на идиота. - Пришёл за своей внучкой.

- Деда, ты здесь один?

- Да. Этот… король запретил брать войска, чтобы отправиться за тобой. Друг ещё называется. Вот я и решил, что лучше тогда отправиться в одиночку. Так и проникнуть сюда было проще, но пришлось задержаться немного. Правда, стоило, наверное, взять с собой кого-нибудь, кто допрашивать умеет. А то кого ни поймаю, они молчат или кричат о какой-то фигне, что они бессмертны и прочее. Бесят. Вот я и не сдерживался особо. Спалю до пепла и пойду нового искать.

- Я не о том, - опомнился я. - Что вы делаете именно здесь?

- А… Ну так я искал Лилию, - притянул он девушку к себе и крепко обнял. - Но эти некроманты все такие неразговорчивые. Приходилось их отлавливать по одному. А за последний день их почему-то стало меньше. Но одного такого я заметил и увязался за ним. Хотел узнать, что произошло. А тут вот оно как оказалось. Внучка уже свободна. Значит, нам пора домой отправляться.

- Кхм, дедушка. Ты ведь за последний день не был возле океана? - посмотрела она старику в глаза.

- Нет, как-то не пришлось. А что?

Лилия постаралась ему подробно рассказать о том, что за проблема ожидает всех, кто решится покинуть этот континент.

- Хм, надо будет потом самому взглянуть. Возможно, у меня сил хватит. Всё же твой дедушка не самый слабый маг, - почесал он вновь бороду. - Хотя, если и вправду запитали защиту от источников, то боюсь, даже мне она окажется не по зубам.

- И всё же я рада, что ты тут, дедушка, - обняла Лилия его со всей силы, скрывая начавшие появляться слёзы. - Ты не бросил меня.

- Я бы тебя ни за что не бросил. И родители твои тоже не бросили. Просто этот приказ короля… Мне-то всё равно. Я этого сорванца с детства знаю. Ничего он мне не сделает. Да и меня одного вполне достаточно было, чтобы тебя вызволить. То, что тебя освободили раньше, и то, что мы с тобой встретились… видимо, Фортуна сжалилась надо мной. Я уж думал, никогда тебя не найду.

Было видно, что старик и вправду дорожит своей внучкой. Не каждый готов ослушаться приказа короля. Тут даже дружба с ним не всегда сможет помочь. Да и отправиться сюда, на континент некромантов, самое опасное место этого мира, было безумием. Да даже если в магический лес сунуться, и то больше шансов выжить. Впрочем, я же отправился, да и Проф тоже. Все мы тут немного безумцы. Кстати, насчёт Профа. Думаю, он будет рад увидеть своего друга. Будет интересно посмотреть на это.

- Кхм, - прокашлялся Лиам. - Нам пора отсюда убираться.

- Допросим это тело чуть позже. В другом месте, - подошёл я к связанному некроманту, обыскав его на предмет артефактов.

Нашлась только парочка бесполезных. Их я просто скинул в тень. Лично мне они не нужны. Да и если там маячок, то лучше избавиться от него сразу. Проверять на его наличие сейчас будет слишком долго.

Всех убитых я так же спрятал в тени. А лошадей просто пустили по дороге дальше. Убивать их как-то неправильно. Так что пусть наследят побольше. Заодно запутают следы. Лучше не показывать, где было совершено нападение.

- Я его возьму, - закинул дед этого мага на своё плечо, посмотрев на меня с превосходством. - А то вы ведь хиляки, не сможете его долго нести. Ведите.

Этот дед… он начинал меня немного раздражать. Особенно своим отношением ко мне. Как будто специально хотел меня принизить. Или же… он ревнует меня к своей внучке? Ну ещё бы, действительно, появился какой-то мутный тип, что спас её раньше него. Я бы тоже такого невзлюбил.

- Крис, извини дедушку, - прошептала мне Лилия, подтверждая мои догадки. - Он просто очень сильно меня любит. Вот и волнуется. Иногда дедушка может перебарщивать. Да и характер у него… иногда излишне прямой.

- Иногда?

- Ну… почти всегда, - замялась она. - Он умный и умеет принимать логичные доводы, когда нужно. Но если дело касается меня, да и кого-то из нашей семьи, это всё отходит на второй план. Для него семья - это самое главное.

- Могу его понять, - кивнул я.

Может мне и не доводилось иметь настоящую семью, но такое решение я не могу не уважать. Вообще, следовать своим принципам, какими бы они ни были, в любом случае достойно уважения.

Да и маг этот старик сильный, очень сильный. Хоть здоровяк и скрывал свою мощь, но она всё равно невольно прорывалась. Не хотел бы я иметь такого врага. Он на одной голой силе меня может уничтожить. Не говоря уже о многолетнем опыте сражений.

- Отправимся в один из наших перевалочных пунктов. В лагерь лучше пленного не тащить, мало ли что, - на бегу произнёс Ламберт, не сбавляя темпа.

Когда мы достигли цели, это оказалась просто небольшая полянка в лесу, на краю которой был расположен тайник с предметами первой необходимости: еда, вода, лекарства, оружие и кое-что по мелочи. В общем, действительно перевалочный пункт, чтобы отдохнуть и пополнить припасы.

Здоровяк скинул некроманта прямо на землю, не особо заботясь о его состоянии.

Ну что, пора будить нашу “спящую красавицу”. У меня накопилось к нему много вопросов. И что-то мне подсказывает, что этот разговор он не переживёт.


Глава 3


Хлопок, ещё один, резкий звук ударов разносился над поляной. Это дед Латум давал пощёчины некроманту. Таким образом он решил разбудить пленника. И от каждой такой я непроизвольно морщился. Несмотря на то, что старик маг, силы ему было не занимать. И каждая такая пощёчина могла бы покалечить кого-то более хлипкого. И это, я уверен, он ещё сдерживает свои силы. Впрочем, это не значит, что мне жаль некроманта.

Раздался хрип и кашель. Наш пленник наконец пришёл в себя. И тут же получил ещё один удар.

- А? Что? - закричал он.

- Тихо! Не нервируй меня. Тебя всё равно никто не услышит, - повторил дед свой удар. - А теперь живо выкладывай мне всё, что ты знаешь о поднятой тревоге.

- Да как вы…

- Я сказал: выкладывай! - хлёстким звуком отозвался следующий удар, от которого некроманта немного откинуло в бок.

- Кха, кха, - закашлялся пленник. - Хорошо, я всё скажу! Но я немногое знаю. Сигнал тревоги пришёл неожиданно. Господин велел призвать всех воинов в замок, даже ослабил защиту города. Но никто не сообщал причину этого приказа.

- Что, совсем всех? Неужели оставил город полностью без защиты? - хмыкнул старик.

- Ну, не до такой степени, - замахал головой маг. - Минимальный гарнизон там оставили. Да и количество патрулей было усилено. Вот только вне замка находятся только слабейшие из воинов, новички в большинстве своём.

- Ясно, значит, опасается за свою жизнь, но не исполнить вышестоящий приказ не может. Вот и отправляет в патрули тех, кого не жалко, - почесал бороду старик. - Какое задание у патрулей? Ведь не просто же так они рыщут.

- Приказано было тащить всех подозрительных в казематы. Больше я ни о чём не слышал.

- Возможно, решил пополнить запас пленников, пока выдался такой шанс. Сомневаюсь, что ему не сообщили хотя бы описание девушки, - задумчиво произнёс Лиам. - Иногда это даже хорошо, когда на местах приказы исполняются так безалаберно. По крайней мере для нас это хорошо.

- Хм, говоришь, за пределы замка отправляются только слабейшие воины. Тогда что ты там делал? - повторил свой удар старик.

- Меня отправили проверить северные развалины. Сообщили, что там почувствовали возмущения магии. Возможно, это лагерь повстанцев, - попытался отшатнуться он.

- Одного слабого мага с небольшой охраной? Не слишком ли ты себя переоцениваешь? - приподняв бровь, скептично оглядел он некроманта.

- Я самый молодой из подчинённых господина, но моих сил должно было хватить. Поднял бы нежить на ближайшем кладбище, и этого было бы достаточно.

- Ясно. Значит, тебя просто слили. Ну, бывает, - хмыкнул старик.

- Нет! Господин никогда бы так не поступил, - вскинулся маг и тут же был отброшен назад ударом.

- Смирись! Тебя слили. Отправлять такого слабого мага в место, где были замечены магические возмущения - это бред. Нужно как минимум двое для подстраховки. Разве что из тебя сделали разведчика. Но это не важно. Всё равно ты сейчас здесь. И мне нужно получить от тебя ещё несколько ответов, - пожал плечами Латум. - Ты знаешь, как отключить защиту, что мешает выбраться с континента?

- Нет, - опустил он голову. - Эта магия не моего уровня. И даже господину она не по силам.

- Что ж, я даже тебе верю.

За этим вопросом последовал ещё один и ещё. Но действительно полезного мы из него больше ничего добиться не смогли. Маг действительно был слабаком, только недавно вступившим на путь некроманта. И судя по тому, как его не ценят, перспектив в данном направлении у него не было. Или же наоборот, настолько талантлив, что его решили слить, пока не поздно. Да и вообще, этого мага просто не допускали до действительно важной информации. Разве что его статус позволял узнать чуть больше, чем обычным солдатам. Ну и так тоже сойдёт. На большее мы не надеялись.

Впрочем, будь он хоть бездарем, хоть невероятным талантом, всё это не важно. Он уже вступил на путь некроманта и вряд ли отступится от него. Я не слышал ни об одном подобном случае. Естественно, магов жизни с нашего континента, что практикуют некромантию, я не учитываю. Там немного другая специфика. Они не лезут в запрещённые разделы, так что это вполне дозволительно. Хоть это и удивительно, что им позволяют практиковать даже часть подобного. Всё же некромантов многие ненавидят. Но может дело в том, что для того, чтобы бороться с некромантами, нужно знать их силы. Впрочем, не важно. Сейчас-то мы в вотчине некромантов, которые точно не собираются ограничивать себя на пути к бессмертию.

Пока я размышлял, сверкнула маленькая вспышка, и в голове некроманта оказалась прожжена миниатюрная дырочка. Я посмотрел на мага света.

- Ну а что? Он всё равно бы больше ничего полезного не сказал. Я это точно знаю, всё же он не первый маг на моём допросе. Этот ещё был довольно труслив и разговорчив. Обычно их приходится дольше уговаривать. Но в итоге все начинают петь, как птички. Всё же когда твою кожу медленно сжигает свет, почему-то всегда хочется начать говорить, - пожал он плечами.

- Как знаете, - кивнул я, пряча тело пленника в тень.

- Тогда давайте поскорее вернёмся в лагерь, - предложил Лиам.

- Веди, - пробасил здоровяк.

И мы вновь двинулись в путь, стараясь не задерживаться в пути. И даже добрались до цели, сделав всего одну остановку на отдых. На месте старику тут же выделили “аппартаменты”. Да и вообще, обращались достаточно уважительно. Он же это принимал как должное. Но не прошло и пары часов, как дед явился ко мне.

- Барон Дарк, нужно поговорить, - поманил он меня за собой на свободную поляну на краю лагеря.

- Слушаю, - напрягся я, но всё же последовал за ним.

- Сперва позволь полноценно представиться. Граф Крон Латум, глава рода Латум, - склонился он в приветствии. - Наше знакомство получилось не самым правильным. Вы были на взводе, я был на взводе. Всё же местечко не самое лучшее для первого знакомства.

- Барон Крис Дарк, - повторил я его движения. - Я понимаю. Вы волновались за свою внучку.

- Да, волновался. И вновь благодарен тебе за её спасение. Не каждый готов на подобный поступок. Однако, твои мотивы мне не до конца ясны. И поэтому стоит решить всё лучшим способом из возможных.

- Каким? - осторожно спросил я.

- Естественно, битвой! Только в сражении можно по-настоящему понять своего противника и никак иначе! Но не волнуйся, я не буду использовать все свои силы. Всё же самые мощные плетения слишком разрушительны. Не хотелось бы ломать тут окружение, да и привлекать к себе излишнее внимание.

- Хм, хорошо, - кивнул я. - Ну, я постараюсь заставить вас использовать все свои силы.

Всё же отказывать ему не стоило. И если он так хочет битвы, то я дам ему её.

- Ха, ну попробуй, - хохотнул он и, достав из пространственного кольца небольшой кубик, бросил его в сторону.

В тот же момент вокруг нас поднялась обширная полусфера, что закрыла эту своеобразную арену от мира.

- Барьер?

- Да. Не люблю, когда мне мешают. Да и моя магия, она не слишком скрытная, в отличие от твоей. И лучше никому не видеть эти вспышки света.

- Тогда приступим, - понимающе кивнул я.

- Нападай. Дам тебе фору.

- Как скажете, - погрузился я в тень.

Если он сам даёт мне возможность первого удара, то кто я такой, чтобы отказываться? Тем более, что он может себе это позволить. Всё же свет не только сильная, но и довольно гордая стихия, что передаётся их представителям.

Начать атаку я решил с самого банального. Захожу ему за спину, чтобы вынырнуть и тут же атаковать своим привычным теневым клинком. Но стоило мне только показать свою голову на поверхности, как уже через мгновение в неё летит нога. Лишь в последнюю миллисекунду мне удаётся уйти назад.

Чёрт, этот здоровяк невероятно быстр. И не мне соревноваться в скорости с магом света. Надо найти другой способ его победить. И да, хотя я и трезво оцениваю наши силы, но никто не запрещает мне попытаться победить. Всё же сила - это ещё не всё. Да и сдаваться просто так не в моих правилах.

Если не взять его скоростью, то нужно попробовать по-другому. Выхожу из теней на дистанции и готовлю плетения. Старик приближается на чудовищной скорости. Но мне всё же удаётся выпустить пару копий и тут же уйти в тень, пока он меня не достиг. Вот только оба теневых копья бессильно разбиваются прямо о его тело.

“Что за монстр?” - мелькает в моей голове мысль.

А ведь я даже не почувствовал и тем более не увидел никакой защиты. Такое ощущение, что его тело настолько переполнено магией, что просто отвергает все иные стихии. Ну или скорее его защита настолько совершенна, что я не могу её понять. А ведь если присмотреться, то всё его тело пылает магией. И кто ему мешал вплести защитные плетения прямо в кожу? При должном уровне навыка такое, вероятно, тоже возможно. Но это не значит, что подобную защиту невозможно пробить. Даже если бы он был невосприимчивым к магии, всё равно есть способы победить такого соперника.

Я продолжаю подобные атаки, прячась и перемещаясь постоянно на новые места. Это явно раздражало старика, всё же его скорости было недостаточно, чтобы догнать меня. Перемещение в тенях происходит практически мгновенно. Его же движения хоть и быстры, но имеют свои ограничения. А вернее, это ограничения тела. И он это так же понимает.

Именно поэтому, стоило мне атаковать в следующий раз, как мне в лицо чуть не прилетело копьё света. Он начал использовать дистанционные атаки. Значит, всё-таки стал воспринимать меня чуть более серьёзно.

Обмен ударами продолжился. Мои плетения разбивались о его защиту. Его же атаки я поглощал своими тенями. Ну или чаще просто старался увернуться. Незачем зря тратить свою ману, когда можно этого избежать. Но не стоило надеяться, что я выиграю в битве на истощение. С этим монстром подобное точно не сработает. Значит, пора продолжать свой план.

Отвлекаю его очередными теневыми копьями. Одно из которых в полёте встречается со световой стрелой, и оба плетения разрушаются. Но вот, с моей стороны летит ещё один небольшой теневой сгусток. Латум не обращает на него внимания. И зря. На поле боя появляется красный цвет. Это несколько капель крови летят на землю из небольшого пореза на плече старика.

- Что? - на мгновение замер он, но всё же успел среагировать на следующую мою атаку, защитившись стеной света.

Что же такое смогло ранить этого монстра? А секрет довольно прост. Один из метательных кинжалов, что я недавно взял как трофей. Я скрыл его за тенью, будто это была обычная атака для отвлечения. Даже слабее, чем обычные теневые копья. Но если магия не может причинить ему вред, то сталь-то должна. И я не ошибся. Хоть рана и получилась довольно пустяковой. Царапина. Но я всё же смог её нанести. Его тело также защищено от материальных атак, но всё же не идеально. А значит, у меня есть шанс. Тут уже достал я свои кинжалы. Пора продолжить развивать успех.

- Не так быстро, малец, - громыхнул его голос, когда я попытался нанести следующий удар.

И в тот же миг всё заполонил свет. Казалось, что вокруг нет ничего, кроме света. И самое поганое, что поблизости не было ни единой тени. Совсем. Казалось, свет исходит отовсюду, не давая и малейшего шанса образоваться малюсенькой тени.

- Что за? - чертыхнулся я, когда пришлось сотворить перед собой теневую стену, чтобы защититься от атаки.

- Значит, ещё не сталкивался с подобным? - захохотал старик. - Что же, тогда учись, пока я жив. Сильнейшие из магов способны призвать свою стихию в наш мир. На не очень большом пространстве, но всё же. Для дуэли это подходит идеально. Хоть и жрёт огромное количество магии.

- Вы же говорили, что не будете использовать сильнейшие плетения, - укоризненно покачал я головой, в то же время опутываясь в кокон из теней, чтобы защититься от палящего света.

- Так это и не плетение. Это чистая магия. Ничего лишнего. Да и это не самое сильное, что я могу использовать, - вновь захохотал он. - Гордись, я мало против кого использую данную способность. Но с вами, теневиками, вообще сложно. Слишком юркие. Вас нужно поймать, прежде чем победить.

- Кто бы говорил, - фыркнул я. - Вас поймать тоже не так-то просто.

- Это да, - ухмыльнулся Латум. - Но давай заканчивать.

Свет внезапно стал будто бы ещё ярче. И я стал ощущать нарастающий жар. Теневой кокон понемногу переставал справляться. Он будто истончался, готовясь в любой момент исчезнуть. И лишь моя подпитка магией всё ещё держала его.

- Ладно, сдаюсь, - крикнул я, решив, что на этом пора заканчивать.

Были ещё варианты, как попытаться выбраться из этой ловушки, но использовать их не хотелось. Да и для проверки сил произошедшего было вполне достаточно.

- Хорошо, - донёсся до меня громкий голос, свет померк, и на моё плечо опустилась тяжёлая рука. - А ты неплох. Не каждый может выдержать так долго в бою со мной. А уж тем более - умудриться меня ранить.

- Благодарю. Но всё же я проиграл.

- Ха, я бы сильно удивился, победи ты. Уж не обижайся, но ты ещё молод. Тебе многому ещё необходимо научиться. Но вполне неплох, да… Для своего возраста очень даже неплох. Да и учитывая, что моя магия - одна из самых эффективных против твоей.

- Это да…

- Знаешь, теперь я понял тебя немного больше. Ты парень неплохой вроде, хоть и теневик. Но… - остановился он на мгновение. - Я вижу, какими глазами ты смотришь на мою внучку.

- Это проблема? - посмотрел я ему прямо в глаза.

- Да, и большая. Причём именно для тебя. Я знаю, что ты богат. Но для нашего рода это ничего не значит. Она недавно была суженой наследного принца. И возможно, ещё станет. Её родители этого хотят. И король этого хочет. Все этого хотят, но не ты.

- Разве это моя проблема? Мне кажется, это их проблемы, что они чего-то там хотят.

- Хах, это правильно. Вспоминаю сразу свою молодость. Родители моей жены тоже не очень хотели отдавать её за человека из враждебного королевства. Но разве я собирался их спрашивать? - во весь голос захохотал старик, но вдруг замолк. - Если бы я не увидел, как внучка смотрит на тебя, то после таких слов ты был уже мёртв. Но пока, пожалуй, я повременю с этим. Я пока ещё не принял решение. Посмотрим, что будет дальше.

- Хорошо. А даже если и будете против, то мне всего лишь нужно стать сильнее вас. Не так ли?

- Дерзкий, - ухмыльнулся старик. - Что же, попробуй. Мне будет интересно за этим понаблюдать. А говорили ещё, что все теневики трусы. Ты явно не такой.

- Я всегда добиваюсь своей цели. Чего бы мне это ни стоило. И кто бы ни стоял на моём пути.

- Вот и посмотрим. А пока я пойду. Скоро обед уже. Негоже пропускать приём пищи, - поднял он с земли кубик барьера и неспешно удалился.

Мне лишь оставалось проводить его глазами вслед. Старик показал мне частичку своей силы. Силы, к которой стоит стремиться. За это я ему был благодарен. Но если он встанет на моём пути, то вспоминать об этом я не буду. Путь даже сейчас он сильнее меня. Но это лишь пока. И я постараюсь, чтобы это изменилось.

Но показ его силы подал мне одну мысль. Герцог Роули ведь может быть не менее силён. К сожалению, точной его силы узнать не получалось. Он не участвовал ни в каких битвах и тем более дуэлях. Всё же какой идиот вызовет на дуэль герцога. Свои тренировки он тоже нигде не показывал. Мои соглядатаи не смогли ничего обнаружить. И это плохо. Когда не знаешь силы соперника, то сложно составить план битвы с ним. А значит, приходится готовить всё более тщательно, продумывая все варианты развития событий. И моя месть всё дальше и дальше ускользает от меня, хоть я и стараюсь приблизить этот момент. Однако рано или поздно, но она свершится.


Глава 4


Я сидел возле костра, восстанавливая ману и ожидая, пока мясо достигнет своей готовности. Всё же этот спарринг прошёл для меня не без последствий. Пришлось изрядно потратить магии, и лучше её хотя бы частично восполнить на всякий случай. Что-то мне подсказывало, что это может пригодиться. Такое уж тут место. И я оказался прав. Вскоре ко мне подошёл Лоус.

- Крис, я хотел бы поговорить, - своим привычным неслышным шагом приблизился мужчина.

- Да, слушаю, - повернул я голову в его сторону, не прерывая своего занятия.

- Северные развалины, про которые говорил пленник. Он ведь думал, что там скрываются повстанцы.

- Ну да, стоит, наверное, приказать им поменять дислокацию, - кивнул я.

- Нет, дело не в этом. Просто там нет наших людей. И не должно быть.

- Хм, тогда кто там может быть? Да ещё и способный сотворить возмущение магии. Возможно, ловушка от другого некроманта?

- Возможно. Но так же вероятно, что это кто-то из не принадлежащих к нашей группе повстанцев. Да, есть и такие, кто не могут нас найти и решают воевать самостоятельно. Лучше их предупредить и пригласить к нам.

- Резонно.

- Но есть и ещё один возможный вариант. В таких развалинах любят селиться беженцы. И если у одного из их детей проснулся дар магии, то вполне мог получиться магический выброс, что и привлекло внимание некромантов. Нельзя допускать, чтобы он им достался.

- И вы хотите, чтобы я сходил туда?

- Да. Я понимаю, что ты не обязан. Но что бы там ни было в итоге, оно связано с магией. И лучше бы этим заняться тоже магу. Но я, конечно, выделю тебе наших людей, - поспешно добавил он.

- Не нужно. Одному будет проще всё разведать. Если это союзники, то битвы не будет. Если враги, то проще будет одному избежать их, - отмахнулся я. - Всё равно мне нужно немного размяться. Не сидеть же всё время в лагере.

- И ещё, Крис, - остановил меня Лоус. - Как раз на пути к этим развалинам есть то, что тебя может заинтересовать. Алтарь Хель.

- Что? Мне казалось, вы молитесь только богине жизни.

- В первую очередь да. Но и про других богов совсем не забываем. Тем более, что она сестра нашей богини. Естественно, что таких алтарей крайне мало и они хорошо спрятаны. Этот ты найдёшь в небольшой пещерке. Я покажу тебе на карте.

- Благодарю, - кивнул я. - Ах да, и ещё кое-что, я хотел спросить, почему вы так легко впустили в лагерь Латумов?

- Крис, - повернул голову набок он. - Как мы могли не довериться потомкам нашей богини? Если уж они нас предадут, то кому тогда вообще можно верить?

- Хм, ну да, логично, если смотреть с вашей стороны, - понимающе кивнул я. - Спасибо, что ответили. Тогда пора подготовиться к вылазке.

Мне давно пора поговорить с Хель. Не стоит отказываться от такого шанса, если он сам идёт в руки.

В путь я отправился лишь после того, как моё мясо окончательно дожарилось. Всё же путешествовать на голодный желудок - не лучшая идея. Да и Куро был бы крайне недоволен, лиши я его такого перекуса. Ну а дальше просто нырнул в тень и отправился к своей цели.

Пещеру удалось найти достаточно быстро. Всё же Лоус всё точно рассказал, указав на все приметы. Она оказалась скрыта за росшим на горе растением, похожим на плющ. Никогда бы не подумал здесь рыскать. Но если знать, где искать, то всё становится проще.

Ничего особенного она из себя не представляла. Обычная пещера, каких тысячи. Разве что довольно сыроватая. Да и множество корней пронизывали её стены. Внутри оказалась небольшая фигурка из дерева и рукотворный алтарь перед ней. Не впечатляет, но и понять их можно. Вряд ли некроманты потерпят здесь целые храмы, построенные их врагу. Пустив магию в алтарь, я стал ждать.

- Кристиан, ты всё же решил позвать меня на разговор, - внезапно проявилась девушка неземной красоты.

- Ну не мог же я заставлять девушку скучать, - ухмыльнулся я. - Надеюсь, вам передали мои подарки?

- О, да ты знаешь, чем порадовать девушку, - игриво улыбнулась она. - Души столь старых личей мне давненько не попадали в руки. И мы с ними ещё долго будем играть. Спасибо.

- Рад, что понравилось. Я старался, - едва сдерживал я свою мальчишескую улыбку.

Всё же иногда приятно дарить подарки красивой девушке. Особенно такой. И особенно когда она столь прелестно улыбается, обдумывая новые страдания, что ждут некромантов.

В этот момент из своей тени выскочил Куро и, живо приблизившись к богине, уселся на её плечо.

- А, вот ты где, маленький пушистик, - рассмеялась она, начав его гладить.

- Творит что хочет, маленький негодник, - вздохнул я и прошептал себе под нос. - Я бы тоже так не отказался.

А вот от чего именно: поглаживаний богини или возможности творить что хочется, я никогда не скажу.

- Всё же чудные существа. Не перестаю ими восхищаться. Действительно, делают то, чего хочет их сердце, - протянула она ему какие-то чёрные орешки, материализованные из воздуха. - Когда-то они точно так же пожелали добровольно принять тень. А ведь создала их именно моя сестра, а не я. Но выбрали они именно мою стихию.

- И они не ошиблись.

- Да, ты прав. Но ведь не об этом хотел поговорить, - посмотрела она на меня. - Я знаю, зачем ты здесь. Ты ведь хотел попросить вытащить тебя с этого континента?

- Ну, была такая мысль, - сознался я.

- Я могу это сделать. Но есть небольшие ограничения. Вытащить я смогу только тебя и Бука. Латумам я помочь не смогу.

- Но… почему? - удивился я.

- Есть… некие ограничения. Не буду вдаваться в подробности, но с потомками моей сестры мне очень трудно как-либо взаимодействовать. Иначе ещё в самом начале я могла бы тебе намекнуть, что используй ты желание, и Лилия оказалась бы дома. Ты бы согласился сразу же.

- Да, об этом я не подумал, - понимающе кивнул я. - Жаль. Тогда, пожалуй, я останусь. Найду другой способ выбраться с континента. И что-то мне говорит, что придётся преподнести в этом случае ещё одну душу. Возможно, самую древнюю душу этого мира.

- Это… было бы приятно.

- И вероятно, даже кто-то всё это продумал заранее, - исподволь взглянул я на богиню.

- Всё возможно, - пожала она плечами, улыбаясь. - Но это не значит, что я не умею быть благодарной. К тому же, ты сам знаешь, я бы не стала напрасно рисковать своим единственным потомком в этом мире. А ведь ты до сих пор так и не исполнил мою просьбу. А ведь уже давно вошёл в нужный возраст.

- Кхм, - замялся я. - Всё будет. Но позже. Не плодить же бастардов.

- Фи, какое грубое слово. Для меня не существует бастардов. Важна лишь частичка моей крови. Всё остальное вторично.

- И всё же. Я немного подожду.

- Как скажешь. Я ведь не заставляю тебя. Иначе давно бы попросила богиню любви немного помочь. Ты бы тогда половину академии одарил своей любовью. И никто бы тебе не отказал.

- Кха, - поперхнулся я. - Нет уж, спасибо. Я как-нибудь сам справлюсь.

- Хорошо. Но я всё же не люблю слишком долго ждать. Помни это.

- Лучше расскажи мне про Императора. Он ведь был первым некромантом. Как он вообще смог им стать? Помочь с ним явно не получится, так хоть информацию получу. Иногда она может быть даже полезнее, - решил сменить я опасную для себя тему.

- Он… Извини, эта история не моя. Я не могу её тебе рассказать, - замялась Хель. - Но, пожалуй, я спрошу у той, кто может говорить об этом.

Через пару мгновений справа от Хель так же быстро, как она ранее, материализовалась ещё одна девушка. Близняшка, но с белоснежно белыми волосами и глазами.

- Сестра, ты звала? - буквально пропела она.

- Да. Этот молодой человек хочет услышать историю про Императора.

- Что же, если вы просите, я могу рассказать, - грустно вздохнула она. - Хоть я и не люблю вспоминать об этом.

- Буду благодарен, - кивнул я.

- Это произошло давно по вашим меркам. Очень давно. По нашим же, история произошла будто вчера. Именно потому для меня она столь свежа в памяти. Тогда было превосходное время. Этот мир медленно шёл своим чередом. Да, как и всегда, случались войны, люди делили территории. Но такова сущность людей, как, впрочем, и других живых существ. Любой хищник старается бороться за свою территорию. Практически во всех мирах происходит подобное. Но даже несмотря на это, люди проживали свои жизни счастливо. Тогда ещё у меня было намного больше храмов в этом мире. Люди поклонялись мне, и я отвечала на их молитвы. В основном просили о хорошем урожае или исцелении болезни. Именно тогда моим жрецом стал один мальчик. Ещё в раннем возрасте он начал истово молиться мне. Его вера была безгранична. И это заметили другие жрецы, приняв к себе. Он умел исцелять даже самые тяжёлые болезни. Его даже стали называть святым. Естественно, мальчик стал быстро двигался вверх по карьерной лестнице, если это можно так сказать. Уже в двадцать лет он стал Верховным жрецом. Немыслимое достижение. Но его навыки и поддержка народа сделали своё дело. С его приходом к власти моя церковь взошла на вершину своего существования. Но за любым подъёмом неизбежно следует падение. И его причиной стал всё тот же мальчик.

- Сестра… если ты не хочешь, то может не стоит? - обеспокоенно взглянула на сестру моя прародительница.

- Нет, я должна рассказать. Этот мальчик имеет право знать, - покачала головой богиня. - Всё началось в тот момент, когда заболела жена того мальчика. Хотя, тут дело было даже не в болезни. Просто она была обычной девушкой, что решила выносить ребёнка от мага. И не просто мага, а от одного из сильнейших в мире. Ребёнок должен был стать столь же сильным, как его отец. И именно поэтому, ещё находясь в утробе, тянул магию из всего, чего только мог. И в первую очередь из своей матери. Как бы жрец ни пытался помочь, ничего не получалось. Его магии не хватало, чтобы помочь. Девушке становилось всё хуже и хуже. И тогда жрец взмолился ко мне. Он просил спасти свою жену. Обещал отдать всё, что у него есть, ради неё. Его любовь была безгранична. Вот только любовь матери к ребёнку ещё сильнее. Был выбор: помочь либо матери, либо ребёнку. Жрец выбрал мать. Но она выбрала своё дитя. Я не могла помочь обоим. Не спрашивай почему. Просто не могла. Мне тоже тяжело было, но такова была судьба. Кто-то должен был умереть. Но я не могла убить ребёнка. Тогда жрец пошёл к Хель. Он думал, что раз она богиня смерти, то поможет это сделать.

- Но я, естественно, отказалась, - покачала головой Хель. - Я богиня смерти, но это не значит, что я убиваю детей лично. Моя вотчина - это именно посмертие.

- Да. Именно после двойного отказа в помощи жрец помешался. Он начал искать любые способы продлить жизнь своей жене. Вступил на запретный путь. Но ему было всё равно. Он не мог потерять свою любовь. Однако, жрец не успел. Родился мальчик, но со своим рождением унёс жизнь своей матери. Горе новоиспечённого отца было безгранично. Он не мог даже посмотреть на собственного сына. Отправил его подальше от себя, лишь бы не видеть. А сам продолжил свои эксперименты. Теперь уже в надежде на воскрешение своей любимой, но не только. С её гибелью он испытал страх смерти. Настоящий, неподдельный страх. И именно тогда его желание сместилось на сохранение своей собственной жизни. Ну а дальше, как ты понимаешь, он добился своего, став первым бессмертным этого мира.

- И стал набирать учеников, дабы покорить этот мир? - уточнил я.

- Нет. У него уже были ученики. Это другие жрецы, что почитали его как святого и принявшие его мировоззрение. Именно тогда верхушка моей церкви поголовно превратилась в нежить, и свершилось её самое глубокое падение. К счастью, не все разделяли его взгляды. Многие сбежали на другой континент, где восстановили церковь. Они не дали переползти заразе на Гранос, выжигая калёным железом любые намёки. Помогли объединиться враждующим королевствам, чтобы оттолкнуть нападавших. Хоть и ненадолго, но этого оказалось достаточно. С тех пор поддерживается хрупкий мир между континентами. Император опасается совершить новое нападение, боясь повторения случившегося. Ведь именно тогда его власть пошатнулась. Появились те, кто перестал следовать за ним во всём. Он не может уничтожить их, но и они не могут уничтожить его. Такое равновесие длится уже многие сотни лет. И ты пошатнул его, убив одного из лордов. Маленький камешек, который может запустить огромную лавину. И даже мы не знаем, к чему она может привести.

- Да, сейчас все лорды-некроманты и их подчинённые собирают верные войска. Никто не знает, что произойдёт дальше. Всё стало слишком хаотичным. Вполне может начаться война всех против всех. Или же они объединятся, чтобы стереть с лица земли угрозу, что осмелилась убить одного из них, - перевела на меня взгляд Хель. - Именно поэтому я хочу дать тебе то оружие, что способно пошатнуть этот баланс.

- Оружие? - неверяще переспросил я.

Чтобы Хель, и вмешалась, дав что-то способное уничтожить некромантов. Это странно.

- Оружие, что способно принести пользу в определённых руках, - улыбнулась она. - Моё прощение.

- А? - замер я.

- Любой некромант, что поможет в уничтожении Императора и после этого добровольно сломает свою филактерию, получит моё прощение. Я не стану пытать или уничтожать его душу. Просто очищу и отпущу в круг перерождения.

- Это… действительно сильное оружие, - понимающе кивнул. - Правда, согласятся немногие. Очень немногие.

- Я бы даже сказала, считанные единицы. Они слишком привыкли считать себя бессмертными. И добровольно умереть… Нет, они на такое не пойдут. Но не все. Есть те, кто уже устал от этой нежизни. Или те, кто осознал ошибки своей молодости, но уже ничего не может исправить, опасаясь моего справедливого гнева. И если это поможет в более глобальной цели, то я готова отступить от своей мести за предательство. Иногда стоит посмотреть на свои обиды с другой стороны. Ведь они не должны мешать твоей настоящей цели.

- Хорошо. Я использую этот дар, если выпадет подобная возможность, - склонил я голову перед богиней.

Действительно, шансов очень мало, что кто-то согласится на такое предложение. Но кто сказал, что их нет совсем? Хоть малейший шанс может дать результат. Иногда один человек способен перевернуть всю шахматную доску. Ведь даже пешка подле короля может ознаменовать его мат.

- Думаю, теперь ты понимаешь причины, побудившие Императора стать тем, кем он сейчас является. Не знаю, поможет ли тебе это чем-то или нет. Но я даже рада немного выговориться. Надеюсь, у тебя всё получится, - исчезла богиня жизни после своих слов.

- Можешь попробовать передать моё предложение и Императору, - на миг замявшись, произнесла Хель. - Правда, я сомневаюсь, что он согласится. Слишком глубоко он погрузился в свои страхи. Боюсь, его уже ничего не сможет спасти. Только смерть.

- Посмотрим. Если получится с ним поговорить, - скептично хмыкнул я. - Но надеюсь, удастся его убить и без встречи глаза в глаза.

- Это уже только твоё решение. Я могу дать лишь выбор, - кивнула богиня. - Тогда до встречи, мой потомок. Надеюсь, в следующий раз мы встретимся, когда ты будешь свободен.

Как ветер исчезла Хель после своих слов.

- И что она имела ввиду? - чертыхнулся я. - Свободен от чего? От плена этого континента? Или она имела ввиду что-то другое? Никогда этих богинь до конца не поймёшь. В любом случае, хватит об этом думать. Пора двигаться дальше.

Я вышел из пещеры, вернув на место плющ, скрывающий её вход. И двинулся дальше. Нужно поскорее добраться до северных руин, куда я изначально и отправлялся. Даже интересно, что будет ждать меня там. Ловушка? Новые знакомства? Или пустота? Никогда не знаешь, что ждёт на твоём пути. Но так даже интересней жить.


Глава 5


В церкви была вся Москва, родные и знакомые. И во время обряда обручения, в блестящем освещении церкви, в кругу разряженных женщин, девушек и мужчин в белых галстуках, фраках и мундирах, не переставал прилично-тихий говор, который преимущественно затевали мужчины, между тем как женщины были поглощены наблюдением всех подробностей столь всегда затрогивающего их священнодействия.

В кружке самом близком к невесте были ее две сестры: Долли и старшая, спокойная красавица Львова, приехавшая из-за границы.

– Что же это Мари в лиловом, точно черное, на свадьбу? – говорила Корсунская.

– С ее цветом лица одно спасенье… – отвечала Друбецкая. – Я удивляюсь, зачем они вечером сделали свадьбу. Это купечество…

– Красивее. Я тоже венчалась вечером, – отвечала Корсунская и вздохнула, вспомнив о том, как мила она была в этот день, как смешно был влюблен ее муж и как теперь все другое.

– Говорят, что кто больше десяти раз бывает шафером, тот не женится; хотел десятый быть, чтобы застраховаться, но место было занято, – говорил граф Синявин хорошенькой княжне Чарской, которая имела на него виды.

Чарская отвечала ему только улыбкой. Она смотрела на Кити, думая о том, как и когда она будет стоять с графом Синявиным в положении Кити и как она тогда напомнит ему его теперешнюю шутку.

Щербацкий говорил старой фрейлине Николаевой, что он намерен надеть венец на шиньон Кити, чтоб она была счастлива.

– Не надо было надевать шиньона, – отвечала Николаева, давно решившая, что если старый вдовец, которого она ловила, женится на ней, то свадьба будет самая простая. – Я не люблю этот фаст.[4]

Сергей Иванович говорил с Дарьей Дмитриевной, шутя уверяя ее, что обычай уезжать после свадьбы распространяется потому, что новобрачным всегда бывает несколько совестно.

– Брат ваш может гордиться. Она чудо как мила. Я думаю, вам завидно?

– Я уже это пережил, Дарья Дмитриевна, – отвечал он, и лицо его неожиданно приняло грустное и серьезное выражение.

Степан Аркадьич рассказывал свояченице свой каламбур о разводе.

– Надо поправить венок, – отвечала она, не слушая его.

– Как жаль, что она так подурнела, – говорила графиня Нордстон Львовой. – А все-таки он не стоит ее пальца. Не правда ли?

– Нет, он мне очень нравится. Не оттого, что он будущий beaufrère[5], – отвечала Львова. – И как он хорошо себя держит! А это так трудно держать себя хорошо в этом положении – не быть смешным. А он не смешон, не натянут, он видно, что тронут.

– Кажется, вы ждали этого?

– Почти. Она всегда его любила.

– Ну, будем смотреть, кто из них прежде станет на ковер. Я советовала Кити.

– Все равно, – отвечала Львова, – мы все покорные жены, это у нас в породе.

– А я так нарочно первая стала с Васильем. А вы, Долли?

Долли стояла подле них, слышала их, но не отвечала. Она была растрогана. Слезы стояли у ней в глазах, и она не могла бы ничего сказать, не расплакавшись. Она радовалась на Кити и Левина; возвращаясь мыслью к своей свадьбе, она взглядывала на сияющего Степана Аркадьича, забывала все настоящее я помнила только свою первую невинную любовь. Она вспоминала не одну себя, но всех женщин, близких и знакомых ей; она вспомнила о них в то единственное торжественное для них время, когда они, так же как Кити, стояли под венцом с любовью, надеждой и страхом в сердце, отрекаясь от прошедшего и вступая в таинственное будущее. В числе этих всех невест, которые приходили ей на память, она вспомнила и свою милую Анну, подробности о предполагаемом разводе которой она недавно слышала. И она также, чистая, стояла в померанцевых цветах и вуале. А теперь что?

– Ужасно странно, – проговорила она.

Не одни сестры, приятельницы и родные следили за всеми подробностями священнодействия; посторонние женщины, зрительницы, с волнением, захватывающим дыхание, следили, боясь упустить каждое движение, выражение лица жениха и невесты и с досадой не отвечали и часто не слыхали речей равнодушных мужчин, делавших шутливые или посторонние замечания.

– Что же так заплакана? Или поневоле идет?

– Чего же поневоле за такого молодца? Князь, что ли?

– А это сестра в белом атласе? Ну, слушай, как рявкнет дьякон: «Да боится своего мужа».

– Чудовские?

– Синодальные.

– Я лакея спрашивала. Говорит, сейчас везет к себе в вотчину. Богат страсть, говорят. Затем и выдали.

– Нет, парочка хороша.

– А вот вы спорили, Марья Власьевна, что карналины в отлет носят. Глянь-ка у той в пюсовом, посланница, говорят, с каким подбором… Так, и опять этак.

– Экая милочка невеста-то, как овечка убранная! А как ни говорите, жалко нашу сестру.

Так говорилось в толпе зрительниц, успевших проскочить в двери церкви.

VI

Когда обряд обручения окончился, церковнослужитель постлал пред аналоем в середине церкви кусок розовой щелковой ткани, хор запел искусный и сложный псалом, в котором бас и тенор перекликались между собою, и священник, оборотившись, указал обрученным на разостланный розовый кусок ткани. Как ни часто и много слышали оба о примете, что кто первый ступит на ковер, тот будет главой в семье, ни Левин, ни Кити не могли об этом вспомнить, когда они сделали эти несколько шагов. Они не слышали и громких замечаний и споров о том, что, по наблюдению одних, он стал прежде, по мнению других, оба вместе.

После обычных вопросов о желании их вступить в брак, и не обещались ли они другим, и их странно для них самих звучавших ответов началась новая служба. Кити слушала слова молитвы, желая понять их смысл, но не могла. Чувство торжества и светлой радости по мере совершения обряда все больше и больше переполняло ее душу и лишало ее возможности внимания.

Молились «о еже податися им целомудрию и плоду чрева на пользу, о еже возвеселитися им видением сынов и дщерей». Упоминалось о том, что бог сотворил жену из ребра Адама, и «сего ради оставит человек отца и матерь и прилепится к жене, будет два в плоть едину», и что «тайна сия велика есть»; просили, чтобы бог дал им плодородие и благословение, как Исааку и Ревекке, Иосифу, Моисею и Сепфоре, и чтоб они видели сыны сынов своих. «Все это было прекрасно, – думала Кити, слушая эти слова, – все это и не может быть иначе», – и улыбка радости, сообщавшаяся невольно всем смотревшим на нее, сияла на ее просветлевшем лице.

– Наденьте совсем! – послышались советы, когда священник надел на них венцы и Щербацкий, дрожа рукою в трехпуговичной перчатке, держал высоко венец над ее головой.

– Наденьте! – прошептала она, улыбаясь.

Левин оглянулся на нее и был поражен тем радостным сиянием, которое было на ее лице; и чувство это невольно сообщилось ему. Ему стало, так же как и ей, светло и весело.

Им весело было слушать чтение послания апостольского и раскат голоса протодьякона при последнем стихе, ожидаемый с таким нетерпением постороннею публикой. Весело было пить из плоской чаши теплое красное вино с водой, и стало еще веселее, когда священник, откинув ризу и взяв их обе руки в свою, повел их при порывах баса, выводившего «Исаие ликуй», вокруг аналоя. Щербацкий и Чириков, поддерживавшие венцы, путаясь в шлейфе невесты, тоже улыбаясь и радуясь чему-то, то отставали, то натыкались на венчаемых при остановках священника. Искра радости, зажегшаяся в Кити, казалось, сообщилась всем бывшим в церкви. Левину казалось, что и священнику и дьякону, так же как и ему, хотелось улыбаться.

Сняв венцы с голов их, священник прочел последнюю молитву и поздравил молодых. Левин взглянул на Кити, и никогда он не видал ее до сих пор такою. Она была прелестна тем новым сиянием счастия, которое было на ее лице. Левину хотелось сказать ей что-нибудь, но он не знал, кончилось ли. Священник вывел его из затруднения. Он улыбнулся своим добрым ртом и тихо сказал:

– Поцелуйте жену, и вы поцелуйте мужа, – и взял у них из рук свечи.

Левин поцеловал с осторожностью ее улыбнувшиеся губы, подал ей руку и, ощущая новую, странную близость, пошел из церкви. Он не верил, не мог верить, что это была правда. Только когда встречались их удивленные и робкие взгляды, он верил этому, потому что чувствовал, что они уже были одно.

После ужина в ту же ночь молодые уехали в деревню.

VII

Вронский с Анною три месяца уже путешествовали вместе по Европе. Они объездили Венецию, Рим, Неаполь и только что приехали в небольшой итальянский город, где хотели поселиться на некоторое время.

Красавец обер-кельнер с начинавшимся от шеи пробором в густых напомаженных волосах, во фраке и с широкою белою батистовою грудью рубашки, со связкой брелок над округленным брюшком, заложив руки в карманы, презрительно прищурившись, строго отвечал что-то остановившемуся господину. Услыхав с другой стороны подъезда шаги, всходившие на лестницу, обер-кельнер обернулся и, увидав русского графа, занимавшего у них лучшие комнаты, почтительно вынул руки из карманов и, наклонившись, объяснил, что курьер был и что дело с наймом палаццо состоялось. Главный управляющий готов подписать условие.

– А! Я очень рад, – сказал Вронский. – А госпожа дома или нет?

– Они выходили гулять, но теперь вернулись, – отвечал кельнер.

Вронский снял с своей головы мягкую с большими полями шляпу и отер платком потный лоб и отпущенные до половины ушей волосы, зачесанные назад и закрывавшие его лысину. И, взглянув рассеянно на стоявшего еще и приглядывавшегося к нему господина, он хотел пройти.

– Господин этот русский и спрашивал про вас, – сказал обер-кельнер.

Со смешанным чувством досады, что никуда не уйдешь от знакомых, и желания найти хоть какое-нибудь развлечение от однообразия своей жизни, Вронский еще раз оглянулся на отошедшего и остановившегося господина; и в одно и то же время у обоих просветлели глаза.

– Голенищев!

– Вронский!

Действительно, это был Голенищев, товарищ Вронского по Пажескому корпусу. Голенищев в корпусе принадлежал к либеральной партии, из корпуса вышел гражданским чином и нигде не служил. Товарищи совсем разошлись по выходе из корпуса и встретились после только один раз.

При этой встрече Вронский понял, что Голенищев избрал какую-то высокоумную либеральную деятельность и вследствие этого хотел презирать деятельность и звание Вронского. Поэтому Вронский при встрече с Голенищевым дал ему тот холодный и гордый отпор, который он умел давать людям и смысл которого был таков: «Вам может нравиться или не нравиться мой образ жизни, но мне это совершенно все равно: вы должны уважать меня, если хотите меня знать». Голенищев же был презрительно равнодушен к тону Вронского. Эта встреча, казалось бы, еще больше должна была разобщить их. Теперь же они просияли и вскрикнули от радости, узнав друг друга. Вронский никак не ожидал, что он так обрадуется Голенищеву, но, вероятно, он сам не знал, как ему было скучно. Он забыл неприятное впечатление последней встречи и с открытым радостным лицом протянул руку бывшему товарищу. Такое же выражение радости заменило прежнее тревожное выражение лица Голенищева.

– Как я рад тебя встретить! – сказал Вронский, выставляя дружелюбною улыбкой свои крепкие белые зубы.

– А я слышу: Вронский, но который – не знал. Очень, очень рад!

– Войдем же. Ну, что ты делаешь?

– Я уже второй год живу здесь. Работаю.

– А! – с участием сказал Вронский, – Войдем же.

И по обычной привычке русских, вместо того чтоб именно по-русски сказать то, что он хотел скрыть от слуг, заговорил по-французски.

– Ты знаком с Карениной? Мы вместе путешествуем. Я к ней иду, – по-французски сказал он, внимательно вглядываясь в лицо Голенищева.

– А! Я и не знал (хотя он и знал), – равнодушно отвечал Голенищев. – Ты давно приехал? – прибавил он.

– Я? Четвертый день, – ответил Вронский, еще раз внимательно вглядываясь в лицо товарища.

«Да, он порядочный человек и смотрит на дело как должно, – сказал себе Вронский, поняв значение выражения лица Голенищева и перемены разговора. – Можно познакомить его с Анной, он смотрит как должно».

Вронский в эти три месяца, которые он провел с Анной за границей, сходясь с новыми людьми, всегда задавал себе вопрос о том, как это новое лицо посмотрит на его отношения к Анне, и большею частью встречал в мужчинах какое должно понимание. Но если б его спросили и спросили тех, которые понимали «как должно», в чем состояло это понимание, и он и они были бы в большом затруднении.

В сущности, понимавшие, по мнению Вронского, «как должно» никак не понимали этого, а держали себя вообще, как держат себя благовоспитанные люди относительно всех сложных и неразрешимых вопросов, со всех сторон окружающих жизнь, – держали себя прилично, избегая намеков и неприятных вопросов. Они делали вид, что вполне понимают значение и смысл положения, признают и даже одобряют его, но считают неуместным и лишним объяснять все это.

Вронский сейчас же догадался, что Голенищев был один из таких, и потому вдвойне был рад ему. Действительно, Голенищев держал себя с Карениной, когда был введен к ней, так, как только Вронский мог желать этого. Он, очевидно, без малейшего усилия избегал всех разговоров, которые могли бы повести к неловкости.

Он не знал прежде Анну и был поражен ее красотой и еще более тою простотой, с которою она принимала свое положение. Она покраснела, когда Вронский ввел Голенищева, и эта детская краска, покрывшая ее открытое и красивое лицо, чрезвычайно понравилась ему. Но особенно понравилось ему то, что она тотчас же, как бы нарочно, чтобы не могло быть недоразумений при чужом человеке, назвала Вронского просто Алексеем и сказала, что они переезжают с ним во вновь нанятый дом, который здесь называют палаццо. Это прямое и простое отношение к своему положению понравилось Голенищеву. Глядя на добродушно-веселую энергическую манеру Анны, зная Алексея Александровича и Вронского, Голенищеву казалось, что он вполне понимает ее. Ему казалось, что он понимает то, чего она никак не понимала: именно того, как она могла, сделав несчастие мужа, бросив его и сына и потеряв добрую славу, чувствовать себя энергически-веселою и счастливою.

– Он в гиде есть, – сказал Голенищев про тот палаццо, который нанимал Вронский. – Там прекрасный Тинторетто есть. Из его последней эпохи.[6]

– Знаете что? Погода прекрасная, пойдемте туда, еще раз взглянем, – сказал Вронский, обращаясь к Анне.

– Очень рада, я сейчас пойду надену шляпу. Вы говорите, что жарко? – сказала она, остановившись у двери и вопросительно глядя на Вронского. И опять яркая краска покрыла ее лицо.

Вронский понял по ее взгляду, что она не знала, в каких отношениях он хочет быть с Голенищевым, и что она боится, так ли она вела себя, как он бы хотел.

Он посмотрел на нее нежным, продолжительным взглядом.

– Нет, не очень, – сказал он.

И ей показалось, что она все поняла, главное то, что он доволен ею; и, улыбнувшись ему, она быстрою походкой вышла из двери.

Приятели взглянули друг на друга, и в лицах обоих произошло замешательство, как будто Голенищев, очевидно любовавшийся ею, хотел что-нибудь сказать о ней и не находил что, а Вронский желал и боялся того же.

– Так вот как, – начал Вронский, чтобы начать какой-нибудь разговор. – Так ты поселился здесь? Так ты все занимаешься тем же? – продолжал он, вспоминая, что ему говорили, что Голенищев писал что-то…

– Да, я пишу вторую часть «Двух начал»[7], – сказал Голенищев, вспыхнув от удовольствия при этом вопросе, – то есть, чтобы быть точным, я не пишу еще, но подготовляю, собираю материалы. Она будет гораздо обширнее и захватит почти все вопросы. У нас, в России, не хотят понять, что мы наследники Византии, – начал он длинное, горячее объяснение.

Вронскому было сначала неловко за то, что он не знал и первой статьи о «Двух началах», про которую ему говорил автор как про что-то известное. Но потом, когда Голенищев стал излагать свои мысли и Вронский мог следить за ним, то, и не зная «Двух начал», он не без интереса слушал его, так как Голенищев говорил хорошо. Но Вронского удивляло и огорчало то раздраженное волнение, с которым Голенищев говорил о занимавшем его предмете. Чем дальше он говорил, тем больше у него разгорались глаза, тем поспешнее он возражал мнимым противникам и тем тревожнее и оскорбленнее становилось выражение его лица. Вспоминая Голенищева худеньким, живым, добродушным и благородным мальчиком, всегда первым учеником в корпусе, Вронский никак не мог понять причины этого раздражения и не одобрял его. В особенности ему не нравилось то, что Голенищев, человек хорошего круга, становился на одну доску с какими-то писаками, которые его раздражали, и сердился на них. Стоило ли это того? Это не нравилось Вронскому, но, несмотря на то, он чувствовал, что Голенищев несчастлив, и ему жалко было его. Несчастие, почти умопомешательство, видно было в этом подвижном, довольно красивом лице в то время, как он, не замечая даже выхода Анны, продолжал торопливо и горячо высказывать свои мысли.

Когда Анна вышла в шляпе и накидке и, быстрым движением красивой руки играя зонтиком, остановилась подле него, Вронский с чувством облегчения оторвался от пристально устремленных на него жалующихся глаз Голенищева и с новою любовию взглянул на свою прелестную, полную жизни и радости подругу. Голенищев с трудом опомнился и первое время был уныл и мрачен, но Анна, ласково расположенная ко всем (какою она была это время), скоро освежила его своим простым и веселым обращением. Попытав разные предметы разговора, она навела его на живопись, о которой он говорил очень хорошо, и внимательно слушала его. Они дошли пешком до нанятого дома и осмотрели его.

– Я очень рада одному, – сказала Анна Голенищеву, когда они уже возвращались. – У Алексея будет atelier хороший. Непременно ты возьми эту комнату, – сказала она Вронскому по-русски и говоря ему ты, так как она уже поняла, что Голенищев в их уединении сделается близким человеком и что пред ним скрываться не нужно.

– Разве ты пишешь? – сказал Голенищев, быстро оборачиваясь к Вронскому.

– Да, я давно занимался и теперь немного начал, – сказал Вронский, краснея.

– У него большой талант, – сказала Анна с радостною улыбкой. – Я, разумеется, не судья! Но судьи знающие то же сказали.

VIII

Анна в этот первый период своего освобождения и быстрого выздоровления чувствовала себя непростительно счастливою и полною радости жизни. Воспоминание несчастия мужа не отравляло ее счастия. Воспоминание это, с одной стороны, было слишком ужасно, чтобы думать о нем. С другой стороны, несчастие ее мужа дало ей слишком большое счастие, чтобы раскаиваться. Воспоминание обо всем, что случилось с нею после болезни; примирение с мужем, разрыв, известие о ране Вронского, его появление, приготовление к разводу, отъезд из дома мужа, прощанье с сыном – все это казалось ей горячечным сном, от которого она проснулась одна с Вронским за границей. Воспоминание о зле, причиненном мужу, возбуждало в ней чувство, похожее на отвращение и подобное тому, какое испытывал бы тонувший человек, оторвавший от себя вцепившегося в него человека. Человек этот утонул. Разумеется, это было дурно, но это было единственное спасенье, и лучше не вспоминать об этих страшных подробностях.

Одно успокоительное рассуждение о своем поступке пришло ей тогда, в первую минуту разрыва, и, когда она вспомнила теперь обо всем прошедшем, она вспомнила это одно рассуждение. «Я неизбежно сделала несчастие этого человека, – думала она, – но я не хочу пользоваться этим несчастием; я тоже страдаю и буду страдать: я лишаюсь того, чем я более всего дорожила, – я лишаюсь честного имени и сына. Я сделала дурно и потому не хочу счастия, не хочу развода и буду страдать позором и разлукой с сыном», Но, как ни искренно хотела Анна страдать, она не страдала. Позора никакого не было. С тем тактом, которого так много было у обоих, они за границей, избегая русских дам, никогда не ставили себя в фальшивое положение и везде встречали людей, которые притворялись, что вполне понимали их взаимное положение гораздо лучше, чем они сами понимали его. Разлука с сыном, которого она любила, и та не мучала ее первое время. Девочка, его ребенок, была так мила и так привязала к себе Анну с тех пор, как у ней осталась одна эта девочка, что Анна редко вспоминала о сыне. ...


Все права на текст принадлежат автору: Дмитрий Геннадьевич Мазуров.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

Теневой путь 7. Тень ДревнегоДмитрий Геннадьевич Мазуров