Все права на текст принадлежат автору: Ян Захаров.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
PRO-грамма 2.0Ян Захаров

Глава 1. Интервью.

– Здравствуйте, дорогие телезрители. С вами Юлия Менькова и сегодня у нас в гостях, в передаче « Расскажите миру » – начинающий писатель, автор нашумевшей книги «Программа», Алексей Родин. Встречайте. – Ведущая, как всегда была элегантно одета, и ее образ, освещенный красивой улыбкой, очень гармонично уживался со студией, оформленной в теплых летних тонах. Послышались встречающие аплодисменты, приглашая сегодняшнего гостя. В студию, вошел молодой светловолосый человек среднего роста и приложив к груди правую руку неспешно поклонился на две стороны.

– Добрый день. – Он устроился в предложенном кресле и внимательно изучал голубыми глазами Юлию.

– Добрый день. Алексей, – Юлия привычно занимавшая свое место, удобно подставила ручку под подбородок. – За кулисами вы попросили обращаться к вам – «Леша со стройки»… Почему, именно такое обращение? Вы нас интригуете, – она немного кокетливо приятно улыбнулась.

– Я пятнадцать лет работал на стройке. И такое обращение сразу снимает ко мне массу вопросов, здорово упрощая жизнь. Всем становится примерно понятно, что я за человек и с чем меня едят. – Гость сделал паузу. – Сама формулировка заимствована из статьи «Леша из лавры» с православного сайта, которая меня зацепила и дала старт написанию книги. – Родин замолчал, ожидая следующего вопроса.

– Можно, я все же буду обращаться к вам – Алексей? Мне так, как-то привычней.

– Да конечно. Как вам будет удобней. – Лицо Родина ответило приветливой улыбкой.

– Расскажите нам о себе. Информацию о вас найти не так уж просто. – Она заглянула в свой опросник.

– Ну, что тут скажешь… Биографически – родился в городе-герое Ленинграде в 1977 году, было спокойное советское детство, учился, вузов не заканчивал, служил по призыву в МЧС… в разводе, Бог дал двоих прекрасных детей… О своей жизни сказал бы так – наступил в каждую «кучу», попавшеюся на жизненном пути, и извозился в этой грязи, как последнее чучело. Вкратце, как-то так. А вообще думаю… о человеке

должны говорить люди его знающие, это объективней. И такие конечно есть. Я ведь не с Луны свалился.

– А дети с вами живут? – Юлия автоматическим движением поправила челку.

– Нет. У меня девочки. А как девчонкам без мамы? – в глазах Алексея промелькнула грустинка.

– А кто был инициатором развода?

– Я.

– У вас новая семья?

– Нет, с тех пор один.

– Как же так вышло?

– Я православный человек и причина могла быть только одна, брак был венчанный… Лучше эту тему закроем, – отрезал Родин.

– Ну хорошо, – всегда тактичная ведущая, снова заглянула в опросник – что вас побудило написать книгу, на такую непростую тему?

– Так, Господь дал. – Родин сделал паузу. – Буквально открыл… что писать, о чем и как именно. Разъяснил для чего и зачем это нужно.

– Вы имеете в виду – Христа?

– Да. – Алексей перекрестился.

– И как это происходит?

– Страшно… и мощно. Он открывает так, что это явление… – Алексей часто делал паузы, подбирая слова -… или состояние, чрезвычайно трудно описать. Не хватает эпитетов, и… подходящих в полной мере выражений.

– То есть, вы хотите сказать, что с вами разговаривает Господь Иисус Христос, и Он вам сказал написать книгу? Я правильно поняла? – ведущая смотрела на Алексея с небольшой долей иронии.

– Совершенно верно. Только разговариваю с Ним – я, вернее спрашиваю, а Он открывает, – Родин был невозмутим.

– И, что же конкретно Он вам открыл?

– Что у нас в стране, начнется небывалое, и до сих пор невиданное в мире, Великое Возрождение.

– И, как же это будет?

– Предельно мягко, спокойно, с рассуждением, без всяких потрясений, распрей и революций. Но очень ярко… Новый фундамент, базис для возрождения России, должен быть основан на трех принципах: Правды, Доброй Воли и Мира. Причем все три принципа должны осуществляться одновременно. Я попытаюсь объяснить вкратце суть. – Он оглядел студию. – Господь открыл мне так, каждая пролитая слезинка, каждая капля крови, каждая несправедливость и скорбь притерпленные нашим народом за всю историю, не исчезали бесследно… Они бережно и аккуратно, «складывались на духовный депозит» всего народа. И приумножались каждым, добрым общим делом. Но по ряду причин, наш счет был долгое время заморожен. А теперь, Господь явил милость, Он вернет нам все и сразу. Я имею ввиду все добро, завещанное нам нашими предками, и многократно его умножит… Если конечно, мы будем в состоянии совладать с этим сокровищем. Аминь.

– Аминь? – в глазах Юлии читался вопрос

– Аминь, означает – да будет так.

– А что будет? Расскажите подробней? – вопросительность во взгляде сменилась заинтересованностью.

– Конечно. Нас ожидает смена парадигмы и грандиозный цивилизационный скачок, – Алексей стал загибать пальцы. – Исчезнет бедность, сиротство, коррупция и преступность. Будет небывалый подъем искусств и целая куча научных открытий. Будут открыты новые физические принципы. Суды станут справедливы. Не поверите, дороги будут лучшие в мире и бесплатная стоматология, – Родин улыбнулся. – Дети будут просвещены, образованы и воспитаны; старики не одиноки, а обласканы вниманием и чуткой заботой; взрослые уверены не только в завтрашнем дне, а на семьдесят лет вперед, и даже в будущем своих правнуков. Церковь, будет ослепительно сверкать Православием на весь мир, с тем, что бы в любом его уголке никто не смог бы сказать, что ему что-то не сказали, и он ничего не видел. Воскреснет всенародная гордость, за свою Великую… к слову сказать – военную историю, за великие открытия, подвиги и достижения нашего отечества. Возродятся традиции забытые нами за последние сто лет. Аминь.

– Так вы интересно рассказываете, – ведущая вновь оперлась подбородком на руку.– Прямо так и случится?

– Прямо так. Но это я озвучил крупицы, так сказать в двух словах. Будет много больше.

– А когда?

– Через десять лет это возможно, но можно управиться и раньше. Зависит от отклика людей и их содействия.

– Думаете, вас услышат?

– Понимаете… мне и думать-то не нужно, я всего лишь инструмент. ОН сказал, что все сделает Сам, а от меня – только говорить правду и быть самим собой… Будет много чудес, вы сами увидите. – Родин улыбнулся. – Обещаю, скучно не будет. Господь с нами, но мы должны этому соответствовать. Словами святого праведного отца Иоанна Кронштадского «Наша страна стоит перед престолом Божиим…», а это – особая ответственность.

– ОН, вам давно все это открыл?

– Скажем так, последний год был особенно интересным.

– Что же для этого нужно? Ну-у, чтобы запустить процесс изменений?

– Исправить то, что работает криво и переделать то, что не работает вовсе.

– И вы знаете как?

– Да. Господь открыл. Но это не в формате вашей передачи. Нужны дискуссии со специалистами в конкретных областях, с необходимыми компетенциями.

– Даже не знаю, что спросить… Не страшно вам с Богом беседовать?

– За жизнь привыкаешь, – Алексей грустно улыбнулся. – Страшно, не подходящее слово, больше подходит – жутко.

– А как давно это началось?

– Насколько я понимаю, процесс был запущен еще до моего рождения, только Богу ведомо когда. Мой отец, родился в тяжелое время в 1937 году. Царствие ему небесное… – Родин перекрестился – Болел рахитом и во сне все время переворачивался на живот, дыхательными органами утыкаясь в подушку. «Доброжелатели», по рассказам бабушки, не упускали случая намекнуть, что дескать

примета плохая… да еще и рахит… короче не жилец. Проявляли сочувствие, давя на психику. 1941 год, война. Моего деда сразу призвали, и вскоре бабушка получила «похоронку». Ленинград, блокада, зима того же 41-ого, отцу четыре годика и у него тяжелейший отит с осложнениями, – Родин глубоко вздохнул и продолжил – Больницы переполнены ранеными, врачей не поймать, все заняты. На молодую женщину с ребенком никто не обращает внимания. Бабушка села с плачущим от боли сыном на руках, у входа в госпиталь и горько зарыдала. Муж погиб, родни нет, еды не достать, сын мучительно угасает на глазах. Помощи ждать неоткуда, хоть в Неву кидайся, в прорубь. И вдруг, молодой офицер проходящий мимо, увидел ее и будто все понял: «А ну, не реви! Пошли со мной!». Нашел врача, тот говорит, что состояние тяжелое и шансов пять процентов, нужна сложная операция… – Родин на мгновение замолчал. Юлия его не перебивала, видя по лицу гостя, что сейчас он говорит об очень личном. – В общем, Благослови Господи, всех этих людей… моего отца спасли, – перекрестившись продолжил Алексей. – Такая вот история. Без нее, меня бы не было. А моя личная встреча с Ним, впервые состоялась 2 сентября 1985 года.

– Вы, так точно помните? – как то по-женски участливо спросила ведущая.

– Да, я пошел в первый класс тогда. Нам раздали буквари. На первых страницах герб и гимн Советского Союза. Очень мне они понравились, такой красивый красочный герб со всем земным шаром в центре, и конечно слова гимна, те просто разбудили душу. В то мгновение я стал взрослее и глубже, – Алексей смотрел куда-то вверх, вспоминая и переживая памятью детские впечатления. – Переворачиваю страницу, и вижу на двух следующих, в ярко-розовом цвете, с очерченными границами изображена карта СССР. И вдруг, я осознаю, прям кожей чувствую этот восторг, от того, что родился в самом большом государстве на планете, да еще и во втором по величине городе страны!!! И как то очень искренне, от всего сердца, непонятно кому, как бы выдохнул в пространство – Спасибо!!! Такой любовью, ко всем и всему все заполнилось внутри, что слезы покатились не смог сдерживать. Даже неловко было, что увидят одноклассники и засмеют. Теперь я знаю, что это состояние называется посещением Божественной благодати. С памятью об этом чувстве, я живу всю жизнь. Но тогда я был даже не крещен, и о Боге ничего не знал.

– А чудеса в вашей жизни случались?

– Постоянно… Чем старше, тем чаще. Так вам скажу – то, что Он нас до сих пор не стер, само по себе чудо.

– А какие-то проблемы нас ждут, или все что вы обещаете случиться внезапно?

– Они нас не ждут, а уже давно с нами… и кровоточат. – на лице Родина проступила досада.

– Не поделитесь с нами? – ведущая положила ногу на ногу и плавным движением поправила юбку.

– Вы их и сами знаете, они очевидны. Достаточно посмотреть, сколько людей подходят в храме к принятию Святых Даров. Вроде страна православная, многие крещены, крестики носят… А какой смысл, если в церквях единицы? Кому церковь не мать, тому Бог не отец – есть такая православная мудрость. – Родин смотрел куда то вниз, его лицо стало грустным. – А в стране что? Дети избивают друг друга в школах, повсеместная порнуха, учитель соблазняет ученика, бабушка заказывает убийство соседа, живодеры травят собак, подростки то с крыш падают, то на электричках погибают; миллионы живут в аварийном жилье и беспросветной нищете, дорог почти нет, газификация – стыд и позор, цены на жку грабительские, пенсии унизительные, забывшие Бога чиновники бессовестно, нагло и в основном безнаказанно обирают народ, такие суды и полиция, что лучше бы вообще их не было, конституция и законодательство не исполняются, везде круговая порука и мошенничество. – Он поднял глаза. – Люди на все это глядя, не хотят размножаться! И ко всему этому, ежегодно семь миллионов убитых детей… а это население Новосибирска, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Самары, Омска и Вологды вместе взятых. Е-же-год-но!!! И четырнадцать миллионов убийц в придачу. Семь из которых – дуры, и еще семь – врачи, нарушающие клятву Гиппократа, данную всем богам и богиням и беря их в свидетели, как там написано. Что никогда не вручат никакой женщине, абортивного пессария… Я сейчас говорю об абортах… И конечно сгущаю краски. Но этот список можно продолжать еще очень долго. Кому захочется так жить? А самое страшное, что это происходит у всех на виду, в наше время, на нашей святой земле, которая до магмы пропитана противоположными этому, нравственными смыслами. – Родин заметно разволновался.

– Господи, Алексей, вы такие страшные вещи говорите, – ведущая приложила руку к груди, – а откуда вы взяли такие цифры? Я слышала о двух миллионах… Это тоже немало, но-о…

– У меня один источник. И Ему, я верю. Если потребуется, смогу и доказать по каждому пункту.

– Хотите сказать, нам врут?

– Именно.

– А зачем?

– Врут, всегда по одной причине – боятся правды и огласки.

– И что же делать?

– Покаяться и изменится, другого пути нет. Без покаяния – шагом марш на растопку адовой печи.

– А вам, что людей не жалко? – Юлия немного по детски-беззащитно взглянула ему в глаза.

– Конечно-же жалко. Но для этого я и здесь, чтоб никто потом… извините… не мычал на Страшном Суде, мол нам никто не говорил… а мы и не знали что грешно… и прочее, в том же лукавом духе…– Он оглядел студию и продолжил. – Все должно быть по доброй воле, каждый пусть сам для себя решит, как ему быть. Билет в пропасть многие себе уже приобрели, но пока поезд не отошел его можно сдать, было бы желание.

– Вы говорите, что вы православный человек. Но вы же, этих людей и осуждаете.

– Осуждать и обличать, ни одно и тоже. Давать объективную оценку – необходимо, а вот умалчивать очевидное – глупо и вредно.

– Как то у вас, все легко получается.– вырвалось у Меньковой.

– Юля, вы думаете легко заставить себя придти сюда и говорить на неприятные темы ? Из мировой истории хорошо известно, что происходило с людьми, начинавшими говорить правду в глаза, то кожу с живого сдерут, то на костре сожгут, то деревянной пилой перепилят, а ведь тех людей Господь посылал… Намного проще сидеть на диване и охать глядя в телевизор, сокрушаясь о несправедливости жизни.

– А почему, Он вас выбрал, не спрашивали? – В голосе Меньковой слышались провокационные нотки.

– Его логика… если можно так сказать, в нас не вмещается… Знаю, что с Ним может общаться в любое время, в любом месте, и в любых обстоятельствах – каждый. И Он всегда всем отвечает тремя ответами: «Да», «Нет», «Подожди».

– Алексей, но у нас же есть и другие конфессии. Вы, и к ним тоже обращаетесь, или только к православным?

– Меня послали, сказать всем. Вне зависимости, верующий человек или нет. Например мусульмане наши исторические соседи, с которыми мы веками существуем рядом, на этой благословенной земле. И знаете, мне с ними общаться в сто раз проще, чем с крещеными, не ходящими в храм. Любой мусульманин с детства знает, что Бог есть. – Родин развел руками. – Поэтому, нам всегда с ними есть о чем поговорить, ведь глубже и интересней темы, невозможно себе и представить. И интерес этот, всегда обоюден. Как по мне, так наши мусульмане самые достойные представители ислама в мире… И понятное дело, за каждого пасть порву или жизнь отдам, как и за любого другого в этой стране… даже за атеиста. Если бы они еще на свадьбах в Москве не стреляли, цены бы им не было… В стране, мусульман примерно пятнадцать процентов. Около восьмидесяти процентов, относят себя к православным. Но судя по наполненности наших храмов и образу жизни, многие делают это ошибочно. В то же время, в стране официально зарегистрировано двести тысяч экстрасенсов, ведьмаков и прочих Гендольфов. И вся эта армия служит понятно кому и какой силе, за какими бы иконками они рога не прятали. – Родин глубоко вздохнул. – И люди к ним идут, на свою беду. Да, и как не идти ? Во что людям верить? Они совершенно дезориентированы. Церковь семьдесят лет задвигали, священников всего тридцать пять тысяч человек. А по телевизору, секта тээнтистов уже лет пятнадцать растлевает наших детей и подростков содомским юмором, и не прикрытой порнухой с привкусом наркоты в разных формах и форматах. Вот уж, кто ответит по всей строгости за каждого, совращенного… Мне тээнтистов, как-то не особо жалко, они добровольно и осознанно променяли свою совесть на деньги, рейтинги и известную популярность. Предпочли игнорировать такое обстоятельство, как последствия для души, и торгуют адом налево и направо… А, если слепой ведет слепого – оба упадут в яму.

– Ну и нагнали вы мраку, Алексей. То есть, у нас все просто ужасно?– лицо ведущей изобразило недоумение.

– Отчего же, у нас женщины самые красивые, – Родин улыбнулся – предмет зависти всего мира. А вообще, все очень перспективно и многообещающе. Все эти ужасы временны.

– И все же Алексей. Если ваш, так сказать порыв, не найдет отклика в сердцах людей?

– Порыв, не мой… А не найдет, навязываться не стану. Выдохну, перекрещусь, возьму билет на «сапсан», и полечу в Ленинградскую область рисовать акварельки. – Он несильно хлопнул руками по ногам и сказал с расстановкой. – Что же делать, если ушами не слышат, глазами не видят и «все по барабану» людям… Будет худо всем… Но это будут, уже не мои проблемы.

– Но вы же, что-то собираетесь предпринять? ...



Все права на текст принадлежат автору: Ян Захаров.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
PRO-грамма 2.0Ян Захаров