Все права на текст принадлежат автору: Полина Сергеевна Громова.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Владыки Безмирья 2Полина Сергеевна Громова

Полина Громова Владыки Безмирья 2


* * *

ЧАСТЬ VIII. Хохот мечей, шепот безумия

Глава 33. Дороги Безмирья


Легкий ветер колыхнул лапы могучей ели, и стеклянные игрушки, которыми она была украшена, весело зазвенели. Какая-то девушка-игрок, разговаривавшая со своим спутником громко, но неразборчиво, схватила его за рукав и нетерпеливо потащила куда-то. Едва не сбив с ног группу других игроков, пронесся крошечный зеленый гоблин в красном колпаке с белой оторочкой, за спиной у него был мешочек, и один из игроков тут же громко воскликнул: «Ивент!» — и бросился следом за гоблином. Но догнать гоблина ему не удалось: он почти сразу же растянулся на снегу, а странное существо преследовали уже другие игроки. Словно испуганная ими, пробежала по заснеженной площади Вэллнера легкая поземка.

— Ну, и что мы будем делать дальше? — нетерпеливо спросил Киф.

Я обернулся, чтобы посмотреть на него, и обнаружил, что взгляды всех моих спутников обращены ко мне.

— Э-э… Наверное, нужно узнать, как дела у Рейда и Селейны.

— Понял! — тут же бодро откликнулся Тим. — Сейчас напишу им.

И он с головой ушел в свой интерфейс: не только его взгляд сфокусировался на том, что больше никто не видел, но и руки его заработали с чем-то незримым.

— А еще, если мы планируем оставаться здесь, нужно зарегистрироваться в гильдии. Так, Боггет?

Инструктор кивнул.

— И найти жилье, хотя бы временное, — продолжил я, чувствуя, что смелею. — Первое время можем брать простые заказы и…

— Скучно! — возразил вдруг Киф. — Скучный, скучный план!

— А ты что предлагаешь?

— Двинуть отсюда куда-нибудь, и чем раньше, тем лучше! Здесь же неинтересно совсем. Квестов нормальных нет, одна стандартная социалка, ничего особенного не происходит. Да и вообще, тут зима сейчас. Ты к гнездам виверн хочешь по пояс в снегу пробираться? А больше я вот даже не знаю, куда тут можно сходить. И зачем. Природные ингредиенты для алхимии тоже не достать. — Он повернулся к Боггету. — Может, в Нимзенд рванем? У меня свиток портала есть, как раз дотянет.

— Простите, что вмешиваюсь, — заговорил Лэнди. — Но тут, вообще-то, есть неподалеку одна локация, Подземелье Туманных Жриц. Можно там монстров пофармить. Там круто, говорят… Эй, вы чего?

Я не успел придумать, как объяснить Лэнди, почему мы все, кроме Кифа, вдруг помрачнели. Но как раз магик и спас положение:

— Ой, да мы там были уже! — беззаботно заявил он. — На фарм каждый день из города не набегаешься, далековато, а лут так себе.

— Но рядом же деревня какая-нибудь есть наверняка. Если…

— Рейд зовет в гости, — перебил его вдруг Тим, не отрывая взгляда от своего интерфейса. — Селейна в походе со своим отрядом, отлучиться не может, у них миссия. Но она пообещала, что дня через три прибудет сюда, в Вэллнер.

Дочитав, он взглянул на нас.

— Ну, вот, значит, пока что мы останемся здесь, — сказал я, обращаясь к Кифу. Я хотел лично убедиться в том, что с нашими друзьями все в порядке, и готов был спорить с магиком и дальше, если это потребуется. Но ссориться с ним мне не хотелось, к тому же мне самому было интересно посмотреть Безмирье, и поэтому я добавил: — А потом и правда можем отправиться куда-нибудь.

— Ладно, — Киф задорно тряхнул челкой. — Если мы не идем навстречу приключениям, надо узнать, какие приключения можно найти, не сходя с места! Заглянем в гильдию?

— Я не пойду с вами, ничего? — спросил Лэнди. — Не подумайте, что я вас бросаю, просто…

— Да иди уже по своим делам, — добродушно сказал Тим. — Я тебе заявку кинул. Примешь?

— Ой, точно! Сейчас! Прости! — слегка покраснев, Лэнди принялся что-то менять в воздухе перед собой. Тим, улыбаясь, подмигнул мне. Я ответил ему кивком головы. Да, это было необычно и забавно — общаться с настоящим игроком.

— Ну, все, я побежал! Спасибо, что выручили! Еще увидимся! — помахав нам рукой, Лэнди заспешил с площади в сторону лавок.

— Интересно, куда это он, — вслух подумал Тим.

— За свитком портала, я полагаю, — ответил Боггет. — Надеюсь, денег у него хватит. А то пешком он отсюда будет долго выбираться.

— Зависит от того, куда он хочет попасть, — возразил Киф.

Инструктор хохотнул.

— Да куда бы ни хотел! Это же Крайние земли, отсюда в любом направлении все далеко! Между прочим, если бы мы все-таки решили отсюда портануться, он бы снова нам на хвост сел.

Киф кивнул.

— Но он, кажется, неплохой парень. И может пригодиться. Так что хорошо, что Сэм прихватил его с собой.

Магик и инструктор обменялись понимающими взглядами.

— И в чем дело? — поинтересовался Тим.

Боггет ухмыльнулся.

— Потом объясню. А сейчас пойдемте в гильдию. Вы уже как четверть часа снова в Безмирье и, похоже, покидать его в ближайшее время не собираетесь. Так что пора последовать совету Адельвайса.

Несмотря на то, что Вэллнер, по словам Кифа, ничем особенным не отличался, в отделении гильдии было довольно людно. Игроки толпились у стенда с заданиями и около конторки из темного дерева, единственной здесь. За конторкой работала миловидная шатенка с кошачьими ушками. На ней было форменное светло-коричневое платье, отделанное кружевами цвета сливок. Девушка улыбалась всем, но явно не справлялась с таким количеством работы, хоть и очень старалась. Увидев нас мельком, она улыбнулась еще шире и громко произнесла:

— Добро пожаловать в гильдию «Парящие в поднебесье»! — и тут же повернулась, чтобы ответить на вопрос какой-то искательнице приключений.

Боггет уверенно подошел к конторке и, не обращая внимания на возмущенные взгляды остальных посетителей, наклонился к девушке и четко произнес:

— Код двенадцать восемьдесят четыре тридцать один зет.

Девушка на секунду замерла с широко распахнутыми глазами.

— Будем надеяться, он еще работает…

А потом произошло нечто удивительное: девушка раздвоилась, причем одна из получившихся двойняшек, как ни в чем не бывало, продолжила заниматься посетителями, а вторая повернулась к нам и заговорила:

— Здравствуйте, меня зовут Маэринн. Чем я могу быть Вам полезна?

— Первичная регистрация, создание личного кабинета.

Девушка улыбнулась.

— Принято! Прошу за мной!

Она вышла из-за стойки и повела нас в к небольшой двери, до этого совсем не бросавшейся в глаза. Боггет пропустил нас с Тимом вперед, но, хотя в дверной проем мы вошли друг за другом почти след в след, каким-то образом получилось, что в комнате я оказался один. Это была обычная небольшая комната с двумя окнами и шкафами вдоль стен. На стене в проеме между окон в обрамлении темно-синей ткани висело деревянное панно с изображением птицы — символ этой гильдии. Посреди комнаты стояла на тонких металлических опорах большая голубая сфера, источавшая неяркий пульсирующий свет. Сфера была полупрозрачная, и внутри нее вращается несколько магических печатей. При соприкосновении символы без труда проходили друг сквозь друга, лишь загораясь ярче на стыках. Маэринн стояла рядом. Дверь за моей спиной была закрыта.

— Пожалуйста, подойдите сюда, — сказала девушка. — Введите, пожалуйста, имя и пароль. Пароль нужно повторить дважды. Имя и пароль может содержать буквы, цифры и другие символы.

Передо мной в интерфейсе появилась полупрозрачная панель с тремя длинными горизонтальными окошками. Маэринн молчала в ожидании. Ее кошачий хвостик игриво помахивал.

— Имя — Сэймор. Пароль…

В верхнем окошке появились было буквы, но едва я попытался перейти к следующему, как буквы исчезли.

— К сожалению, пользователь с именем «Сеймор» уже существует. Пожалуйста, выберете другое имя.

Девушка говорила с добродушием, но однообразие фраз и интонаций сбивали с толку. Впрочем, наша давняя знакомая Зарина из «Белого льва» была такой же.

— Э… Сэм?

Результат был таким же.

— К сожалению, пользователь с именем «Сэм» уже существует. Пожалуйста, выберете другое имя.

Я задумался. До этого момента мое имя отображалось у меня в статах, и Безмирье не имело ничего против. Что же теперь было не так? И как я должен поступить? Хотя, один раз я ведь уже поменял имя — правда, тогда это вышло случайно. Но, может, получится и на этот раз.

— Имя — Сэй Морр.

Послышался чей-то короткий смешок — словно позвонили в хрустальный колокольчик. Верхнее поле заполнилось, и, когда я перешел к следующему, буквы не исчезли.

— Принято! — обрадовала меня Маэринн. — Имя нового пользователя — Сэй Морр. Уважаемый Сэй Морр, пожалуйста, введите пароль. Пароль нужно повторить дважды. Пароль может содержать буквы, цифры и другие символы.

Ну, это должно быть легче, чем имя.

— Лачуга Боггета. Подойдет? Лачуга Боггета.

Оба оставшихся поля заполнились.

— Принято! Пожалуйста, проверьте свои персональные данные.

Я понятия не имел, что она от меня хочет, поэтому просто сказал:

— Все верно.

Клавиша внизу панели сменила цвет, одна панель исчезла и появилась другая, занявшая почти все видимое пространство. На ней отображались мои характеристики. Маэринн посмотрела на меня озадаченно, моргнула, затем моргнула еще раз.

— Данные устарели, — наконец сказала она. — Требуется обновление данных. Пожалуйста, подойдите сюда и приложите ладонь к дата-сфере.

Как только я увидел эту штуку, я понял, что до этого дойдет. Но если бы это было опасно, Боггет бы нас с Тимом предупредил, так что я, ничего не опасаясь, приблизился и приложил ладонь к сфере.

Это был опрометчивый поступок.

Нет, я не испугался. Испугаться я не успел. Я не успел даже убрать руку со сферы — все произошло слишком быстро. Я сообразил лишь, что что-то происходит не так, как должно, даже с учетом нашей необычности: печати внутри сферы закрутились быстрее, символы в них озарили комнату голубым сиянием, но вдруг они замерли, сложившись в одну большую сложную печать, и точно такие же печати, только гораздо больше, появились на полу комнаты, потолке и стенах. Я словно оказался в шкатулке, расписанной изнутри сияющей краской. Силуэт Маэринн замер и странным образом изменился — девушка будто бы стала плоской, нарисованной, а затем дрогнула раз, два и исчезла в разноцветной ряби. На ее месте появился необычный юноша. Он был стройный, белокожий, в причудливой одежде, похожей на хламиду священнослужителя. У него были длинные волосы голубого цвета, завязанные в хвост. Он не стоял на полу, а висел над ним и смотрел на меня светло-серыми, серебрящимися глазами. Когда наши взгляды встретились, он улыбнулся и кивнул, а затем исчез. В тот же миг исчезли и печати — все, кроме той, что была внутри сферы, но и она рассыпалась на прежние, более простые печати. И все же перед тем как это произошло, я понял, что уже видел эту печать раньше. Где и когда, я не помнил, но я определенно уже видел ее.

Как только странный юноша исчез, Маэринн вернулась на свое место. Она снова была объемная, настоящая. Как ни в чем не бывало, она произнесла:

— Благодарим за регистрацию в гильдии «Парящие в поднебесье»! Будем рады видеть вас в любое удобное для вас время!

Я понял, что все закончилось. Сосредоточившись на интерфейсе, я обнаружил, что мои показатели изменились. Теперь я был сорок третьего уровня, объем шкал здоровья и маны увеличился. Основные характеристики остались прежними, но количество свободных очков, которые можно было по ним распределить, увеличилось до ста шестидесяти пяти (путем нехитрых вычислений я понял, что это очки за все уровни, которые я набрал после десятого, исходя из пяти очков за каждый уровень). Дополнительные характеристики не изменились. Параметры выносливости, скорости, скрытности и так далее тоже остались прежними, но, насколько я помнил объяснения Кифа, они изменятся, как только я распределю очки опыта. А еще вместо моего прежнего имени на месте ника значилось: «Сэй Морр». Надеюсь, друзья не станут надо мной смеяться.

Выйдя из комнаты, я снова оказался в зале гильдии. Народа стало меньше, но близняшка Маэринна была по-прежнему завалена работой. Моих спутников видно не было. Я вышел из гильдии и обнаружил их на улице. Они ждали меня. Боггет сидел на низком каменном ограждении парка, остальные стояли рядом.

— Что-то ты долго, — сказал Тим. Его уровень скорректировался и теперь был тридцать девятым. Ник над его головой изменился тоже — к нему добавились цифры «127». Заметив, куда я смотрю, Тим объяснил: — Это все, что я смог придумать!

— Добавить цифры?

— Ну да. Игроки часто так делают, посмотри по сторонам.

Действительно, у многих игроков в никах были цифры. Как я теперь знал, это нужно было, чтобы ники не повторялись.

— А почему сто двадцать семь?

Тим хитро улыбнулся.

— А это чтобы не забыть, какого уровня я собираюсь достичь.

— Всего-то?

— Для начала, — он посмотрел на мой ник. — О, да ты теперь Сэй Морр?

— Мне нравится, — влез в разговор Киф. — Сэй — звучит красиво.

Ну вот, ни тела прежнего, ни имени — докатились…

— Зовите меня как раньше, пожалуйста, — я перевел взгляд на инструктора. — Боггет, а откуда у тебя пятнадцать уровней взялось? Ты же был пятьдесят третьего, а теперь шестьдесят восьмого.

— А, я тоже решил данные обновить. Теперь можно будет и экипировку поприличнее надевать, и квесты получше брать.

— А как связаны уровни и экипировка?

— Здесь у многих вещей есть дополнительные характеристики, — напомнил Боггет.

Я кивнул.

— Почти у всех.

— Есть вещи с хорошими характеристиками, но они имеют ограничения — скажем, броня с прибавками к силе и ловкости или с защитой от магии. Но экипировать ее может только игрок выше, например, восемнадцатого уровня. Механика мира такова, что, если игрок этого уровня еще не достиг, броня просто не экипируется. Мы же ее экипировать можем, но, если нашего уровня не хватает, дополнительных характеристик у брони не будет — они просто отключатся, и все. Это будет обычная вещь. То же самое с оружием и амулетами.

— Между прочим, если бы вы зарегистрировались в какой-нибудь гильдии сразу же, как только попали в Безмирье, уровней на этом вы могли бы поднять больше, — заметил Киф.

— Почему? — спросил Тим.

— Потому что для каждого нового уровня нужно набрать больше опыта, чем для предыдущего, там действует математическая прогрессия. Если бы вы затянули с этим еще сильнее, то вместо десяти-пятнадцати уровней получили всего семь или пять, а то и того меньше. Но все это не так уж и важно. У нас есть дело поинтереснее.

— О чем ты?

Киф хищно улыбнулся.

— Распределение очков опыта! Я жду — не дождусь…

— Э, нет, Киф. Рано, — Боггет поднялся со своего места.

— Это почему еще?

— Потому что! — он бросил быстрый взгляд на нас с Тимом. — Нужно сесть и спокойно разработать грамотные билды. Сейчас на это нет времени. Так что зайдем в гостиницу, оставим лишние вещи — у меня и у Тима все в инвентарь не влезет, как ни крути. И в путь.

Киф удивился.

— Так мы все-таки куда-то отправляемся?

— К Рейду, — напомнил я. — Мы идем в гости к Рейду.

Гостиница не заняла у нас много времени. Нам с Кифом комнаты пока не были нужны, поэтому мы просто ждали Тима и Боггета внизу, в обеденном зале. Инструктор задерживался. А вот Тим вернулся быстро — вероятно, не стал разбирать вещи, просто оставил их в комнате.

— Так, теперь понятно, зачем нужен пароль, — сказал он, подсаживаясь к нам.

— О чем ты? — спросил я.

— Ой, тут все очень интересно устроено. Когда просто входишь в комнату, это обычная гостиничная комната, больше ничего. В зависимости от гостиницы, конечно, комнаты будут разные, но не в этом дело. А если войти в свою комнату… Сэм, тебе надо самому это попробовать. Ты словно оказываешься в каком-то пространственном кармане. То есть, это тоже комната, но Боггет сказал, что никто, кроме меня, в нее без моего ведома не попадет. Там можно оставить личные вещи, и никто их не тронет. Я сам там буду в абсолютной безопасности. И в любой гостинице, или другом месте, где сдают жилье, или даже в гостях я смогу попасть именно в эту комнату. А еще ее можно настраивать — менять размер, мебель, даже вид за окном. Правда, это за дополнительную плату, но все равно удивительно.

— Обязательно попробую. Но, думаю, после регистрации в гильдии меня еще долго тут ничего не удивит.

Тим нахмурился.

— А что такого было с регистрацией?

Я было открыл рот, чтобы рассказать о странном смехе, печатях и появлении юноши с голубыми волосами. Но тут в моей голове отчетливо пронеслось: «Не говори. Сейчас не говори об этом, Сэй Морр. Пожалуйста».

Если большинство от удивления открывают рот, то я свой, наоборот, от удивления захлопнул. Я, конечно, был склонен порассуждать сам с собой в своих мыслях. Но отличить свой собственный голос от чужого я все-таки был способен.

— Знаешь, это было довольно необычно, — осторожно произнес я.

Тим задумался.

— Ну… Пожалуй.

«Интересно, — подумал я. — А что если с ним произошло что-то подобное и он тоже сейчас услышал просьбу не рассказывать об этом?» Мне стало досадно. Мне не хотелось, чтобы какая-то подозрительная личность со своими тайнами вмешивалась в отношения между мной и моими друзьями. Я снова открыл рот, чтобы все рассказать. Я был готов к тому, что снова услышу голос в своей голове, и был готов проигнорировать его просьбу или приказ. Но никакого голоса я не услышал. Вместо этого у меня поперек горла встал комок, и я не сумел произнести ни слова. Наверное, я побледнел и со стороны выглядел испуганно.

— Сэм, что случилось? — встревоженно спросил Тим.

— Я… Нет… Ничего… Просто я…

На большее меня не хватило. Я сам был ошеломлен не меньше своего друга: в воздухе передо мной на уровне горла вертикально висела сияющая голубая печать. Она была не такой большой, как та, что я видел в шаре, но и не маленькой, и ее рисунок был такой же, я был в этом уверен. И я точно, точно уже где-то видел эту печать.

— Сэм, — медленно и каким-то непривычно-глубоким, вязким голосом произнес Киф. Прищурившись, он всматривался в печать, и на его губах блуждала странная улыбка. — Да ты же…

Затем он посмотрел мне в глаза и вдруг оглушительно расхохотался.

К тому времени как вернулся Боггет, мы успели выяснить, что с Тимом ничего необычного при регистрации не случилось. Он прошел следом за своей версией Маэринн в отдельную комнату, ввел имя (не с первого раза, конечно, но все же) и пароль, приложил ладонь к сфере и увидел, что его показатели изменились. Затем Маэринн поблагодарила его за регистрацию и предложила обращаться в гильдию в любое удобное время. Я же так и не сумел рассказать о том, что случилось со мной. Написать об этом я тоже не смог: не получилось сделать это ни на бумаге, ни с помощью интерфейса — в первом случае мне просто физически не удавалось написать на листке слова, во втором слова попросту исчезали, едва я дописывал их. В конце концов я прекратил эти бесполезные попытки: как бы я ни старался использовать иносказания, мир каким-то образом понимал, какую именно информацию я хочу донести, и сопротивлялся этому. В поисках подсказок я углубился в интерфейс и обнаружил, что в списке квестов у меня появился еще один, вот только прочесть его название и описание мне не удавалось — символы были незнакомые. Я смог понять лишь, что его статус — «предложенный», то есть я мог согласиться на его выполнение или отказаться от него. Ограничений по времени для принятия решения я не обнаружил. Как ни странно, об этом рассказать мне удалось, и, выслушав меня, Киф удовлетворенно кивнул.

А еще я наткнулся на давнее письмо от Лэнди с тем, что он назвал «видеозаписью», и переслал его Тиму. В результате мы посмотрели бой Сынка и Смугляка — удивительно было наблюдать за фигурками так, как если бы я видел это своими глазами. Выиграл, кстати, Смугляк, но, на мой взгляд, противники были практичеки равны друг другу. Пока мы с Тимом обсуждали это (заодно мне пришлось рассказать и о том, при каких обстоятельствах я познакомился с Лэнди), Киф сидел и расстраивался, потому что, как я внезапно выяснил, ни добавить его в друзья, ни написать ему письмо почему-то не получалось. Впрочем, когда наконец-то пришел Боггет, он снова развеселился.

Инструктор понял по выражению наших лиц, что что-то произошло, и сердито спросил:

— Что случилось?

Киф одарил его лучезарной улыбкой.

— Квест мирового уровня. Скрытый. Пока только у Сэма. Но, возможно, и нам что-нибудь достанется!

Я мог только молить всех известных богов, чтобы моему легкомысленному другу не пришлось расплачиваться за то, во что я каким-то образом ввязался.

В тот же день мы двинулись в путь. Деревня около Драконьего моста (как я для себя его называл) находилась недалеко от Вэллнера. Теперь, когда мост был восстановлен, оживленный тракт снова шел через деревню, и нам удалось договориться с одним торговцем, который путешествовал вместе с семьей, — он согласился подвезти нас в своей повозке за совсем небольшую плату. С учетом того, что дорога была заснеженной, это была настоящая удача. С другой стороны, мы лишь пожинали плоды собственных трудов: это ведь благодаря нам удалось восстановить мост.

По дороге я все пытался вспомнить, где и при каких обстоятельствах я мог видеть ту печать, но ничего мне в голову так и не пришло. Зато пришло новое письмо от Лэнди — он интересовался, не поменялись ли наши планы, поскольку сам собирался через пару дней навестить нас. Я ответил, что мы его дождемся, а заодно поделился впечатлениями о бое, который мне благодаря Лэнди все-таки удалось увидеть. Я рассказал о том, что думаю, довольно подробно, но отнюдь не потому что мне так хотелось это обсудить. Да, бой Сынка и Смугляка был интересным, сложным, но для меня было важнее освоить саму технику переписки. Я видел, как это делает Тим: он набирал слова с помощью специальной панели с буквами и знаками. В моем интерфейсе тоже такая была, но была и возможность как бы надиктовать текст, и я старался обучиться именно ей. Махание руками в воздухе меня все-таки смущало.

К вечеру мы добрались до деревни. Встречать нас к околице вышла Арита. Боггет связался с ней, и она нас ждала. Выглядела она поправившейся, похорошевшей — вероятно, ее супруг наконец-то вернулся домой. Вместе с ней нас встречала ее старшая дочь. Заметив, как подросла девочка, я неожиданно вспомнил о том, сколько времени прошло с тех пор, как мы были здесь последний раз. Боггет прощался с добродушным торговцем и его семьей — они направились к постоялому двору, который снова работал. Киф о чем-то оживленно беседовал с Аритой. А я стоял, ошеломленный внезапно пришедшей мне в голову мыслью.

— Сэм, с тобой все в порядке? — спросил меня Тим. — На тебе лица нет.

— Да… Тим, если пересчитывать время, сколько мы здесь не были?

Он ненадолго задумался.

— Два года. Да, примерно два года.

— Два года… — шепотом повторил я.

Все правильно. Восемь месяцев по времени нашего мира, которые я провел неизвестно где, обернулись двумя годами здесь, в Безмирье. Для меня этого времени как будто бы и не было — мне казалось, что битва с Проклятым Гуру в Подземелье Туманных жриц была всего недели две назад. Но для Кифа, Тима и Боггета прошло восемь месяцев, я все время забывал об этом. А для Рейда и Селейны прошло два года. Между мной и моими друзьями стояли не границы миров, а нечто большее. Нас разделяло время. На протяжении этого времени меня не было рядом ни с одним из них, я не знал, что с ними происходило, чем они жили, о чем думали, к чему стремились. Наверное, можно было бы попытаться заполнить эту пропасть, подробнее расспросив обо всем Рейда или Селейну, но я прекрасно понимал, что слышать рассказ о жизни своего друга совсем не то же, что делить с ним его жизнь. Теперь, подумав об этом, я не знал, как заговорю с Рейдом.

Я так увяз в собственных мыслях, что Боггет дозвался меня только со второго раза, да и то лишь после того, как Тим дернул меня за руку. Мы двинулись по деревенской улице. Уже стемнело, но в окнах горел свет, на снегу лежали прямоугольники цвета топленого масла. Некоторые домики были занесены снегом по самые окна, около других были расчищены широкие площадки. К дому, куда нас вела Арита, вела аккуратная тропинка.

Здесь нас тоже ждали: заслышав шум, на порог, широко распахнув дверь, вышел рослый широкоплечий мужчина, в котором я с трудом из-за отросшей бороды узнал Рейда. Он широко улыбнулся, за руку поздоровался с Боггетом, облапал меня с Тимом и даже потрепал Кифа.

— Ну, здорово, здорово! Заходите! — даже голос Рейда теперь звучал иначе — ниже и глуше.

В доме было натоплено, от щедро накрытого стола сытно пахло едой. Навстречу нам вышла молодая хозяйка, та самая светловолосая девушка, которую я видел лишь однажды, когда ее младший брат случайно выбежал нам навстречу. Девушку звали Люсия, и ее брат Корн, подросший, как и дочка Ариты, тоже встречал нас. Люсия улыбалась, но улыбка ее была тревожной, и весь вечер она разрывалась межу нами, гостями ее дома, и двумя маленькими детьми, близнецами, девочкой и мальчиком. Это были дети Рейда.

— В прошлом году угол дома выправил и конек новый поставил, — рассказывал Рейд. — В следующем надо будет комнату еще одну пристроить, а то тесновато.

Он заматерел и, если не остепенился, то, по крайней мере, приосанился. Регистрироваться в гильдии Рейд не стал, но и так его уровень вырос до сорок девятого, а из-за разницы во времени между нашим миром и Безмирьем он стал еще старше меня. Рейд был рад меня видеть, и было заметно, что у него от сердца отлегло, когда он узнал о том, что я жив. Смотрел он на меня по-прежнему сверху вниз, только теперь не как главарь банды на новичка или напарник Боггета на инструкторского ученика-помощника, а как взрослый мужчина на юношу — было что-то покровительственное в его взгляде. Не то чтобы это так уж сильно задевало меня. Но теперь, когда Рида была для меня потеряна, я, слушая, с какой гордостью Рейд говорит о своем доме, хозяйстве, жене и детях, с удивлением поймал себя на мысли о том, что было бы не так уж и плохо, если бы в свое время Рейд отбил Риду у меня. Он сумел бы позаботиться о ней.

Вечер прошел весело, но для меня все было как в тумане. В глубоких сумерках, когда Люсия отправилась готовить для нас постели, зашел разговор о событиях двухлетней давности. Со свойственной ему бестактностью завел его, разумеется, Киф, но я был благодарен магику. Сам бы я ни за что не набрался смелости, чтобы спросить Рейда, почему он решил остаться в Безмирье.

— Да не было у меня никаких особых мотивов, — ответил Рейд, захмелевший от домашнего пива собственной варки. — Я поступил так просто потому, что захотел, а она… — он кивком головы указал на комнату, где возилась Люсия, — не стала возражать. — Рейд вдруг прямо посмотрел на меня, словно не Киф, а я его спрашивал о причинах его поступка. — Знаешь, Сэм, меня всегда раздражали все эти сопливые истории — типа помог девушке, потому что влюбился, или спас старика, потому что у самого есть старый больной отец, или позаботился о брошенном ребенке, потому что потерял младшего брата или сам когда-то потерялся. Как будто бы что-то такое нельзя сделать просто так!

Я кивнул. Я понимал его. Но сам я вряд ли бы отважился на что-то подобное — так круто изменить свою жизнь, причем не ради себя, а ради другого человека. Мне следовало наконец-то признать: что бы ни произошло, мне никогда не превзойти Рейда. Сам он никогда не станет всерьез указывать мне на это, и мне его не превзойти поэтому тоже.

Мы неплохо провели вечер, а когда наутро наш маленький отряд засобирался в дорогу, Люсия то и дело с тревогой смотрела на Рейда. Она боялась, что мы его сманим, что он уйдет и оставит ее, как когда-то поступили ее жених и старший брат. Но Рейд не ушел. У него и в мыслях такого не было. Он очень тепло попрощался с нами и наказывал не забывать его, заезжать в гости. И лишь напоследок он отозвал меня в сторону и, нахмурившись, попросил:

— Сэм. У меня, это… Там мать осталась. Сможешь ее проведать при случае?

— Когда мы уходили, с ней все было в порядке, — сказал я. Еще до того, как мы отправились в эту деревню, я решил, что не заговорю об этом сам, если Рейд меня не спросит. Но он спросил, и я был готов ответить. — Она сейчас не одинока и ни в чем не нуждается. Но я не разговаривал с ней лично, поэтому не знаю подробностей. Я просто навел справки, понимаешь? Рейд, я не был уверен, что смогу вернуться в Безмирье, так что…

— Я тебя понял, — перебил меня Рейд. Он крепко пожал мою руку. — Спасибо.

На этом мы и расстались.

С дорогой обратно в Вэллнер нам повезло меньше: возвращаться пришлось пешком. На середине пути Тим получил письмо от Селейны.

— Они уже в Вэллнере, — сообщил он.

Думаю, на моем лице отразилось сожаление о том, что мы до сих пор не добрались до города. Мне очень, очень хотелось увидеться с Селейной, причем как можно скорее. После встречи с Рейдом мне казалось, что в общении с ней я смогу найти утешение.

— Если бы у нас были лошади…

— У меня есть свиток портала, — напомнил Киф. — Он на дальнюю дистанцию, жалко, конечно, но мы ведь еще добудем, правда? — он достал из инвентаря и протянул мне плотно свернутый пергамент. — Заодно научишься пользоваться этими штуками.

Я было потянулся за свитком, хотя мне было неловко принимать такой дар, но тут заговорил Тим.

— Подожди, Киф. Лошадь — не лошадь, да и не ездовой маунт, но кое-что у нас есть, — Закопошившись под одеждой, он достал из внутреннего кармана какой-то маленький предмет и протянул его мне.

Это был простой деревянный свисток со шнурком. Точнее, свисток владельца питомца, на его боку можно было вырезать свое имя — и я прекрасно знал его. На этом свистке имя владельца было когда-то вырезано, но теперь оно было соскоблено, на плотном полированном дереве остался грубый шрам. Боль, которую я почувствовал, была настолько реальной, что у меня закружилась голова.

— Она просила передать его тебе, — сказал Тим. Видя мою реакцию, он быстро добавил: — Если ты откажешься, я все равно не смогу его вернуть, ты же понимаешь. А ему наверняка скучно и грустно сидеть там одному… Ну, где он у вас сидит…

Я покрутил свисток в руке. Прощальный подарок от Риды.

— Значит, ты виделся с ней?

— Да, пару раз. Мы помирились.

— Хорошо.

— А еще она попросила передать тебе свое благословение.

— Благословение? Что это значит?

Тим пожал плечами.

— Не знаю. Наверное, что она хочет, чтобы у тебя все было хорошо.

Я кивнул. Может быть, Рида действительно хочет этого… Что ж, я тоже хочу, чтобы у нее все было хорошо. Очень, очень хочу. Я любил ее и больше не сердился на ее поступок. И в то же время я все еще не мог избавиться от недоумения, вызванного ее поведением.

Свистеть правильно без помощи свистка я не умел, поэтому воспользовался свистком. Флипп появился сразу же — косматый, здоровенный, довольный тем, что его выпустили на свободу, он толкнулся мне в бок с такой силой, что я едва устоял на ногах, и рыкнул от удовольствия. Затем он повернулся и, высунув огромный лиловый язык, лизнул Кифа.

— Фу! — завопил магик, жмурясь и отбиваясь от копны шерсти, которая лезла к нему ласкаться.

— Когда-нибудь он тебя сожрет, — не без удовольствия заметил Боггет.

— Сэм, забери его! Эй, чего ты улыбаешься?..

Я и правда улыбался, хотя мне было очень грустно. А еще я как новый владелец питомца видел показатели Флиппа. Никакой особой информации о нем, правда, не было — ни вида, ни породы. Просто «питомец, монстр» — а это было видно и невооруженным глазом. Уровень у Флиппа был восемнадцатый из двадцати пяти возможных. Такие показатели, как сытость, бодрость и здоровье, были на максимуме.

— Забирайся на него, он отвезет тебя в Вэллер, — сказал Тим. — Я думаю, он справится. А мы вас догоним.

Я подозвал Флиппа, потрепал его по холке, примерился. Пока мы странствовали по Безмрью, управляться с лошадью я кое-как научился. Но Флипп был не лошадью. Это был крупный монстр, седло и уздечка не предусматривались.

— Залезай на него и держись крепче, — сказал Киф. — Давай, это может сработать.

Я знал: когда магик говорил такие вещи, больше всего ему хотелось посмотреть, что из всего этого получится. Киф был очень любопытным существом.

Скрепя сердце, я вскарабкался на Флиппа, устроился на его загривке, покрепче вцепился в бурую шерсть. В конце концов, однажды Флипп уже нес меня на себе. Правда, тогда я был без сознания. А вот на этот раз мне отключаться никак нельзя: подбирать меня, если я свалюсь с Флиппа, будет некому.

— Ну, это… Вперед?..

Флипп повернул в мою сторону голову и, хотя глаз его не было видно из-за шерсти, я чувствовал, что он смотрит на меня.

— Вперед, — попросил я. — Пожалуйста.

Флипп фыркнул. Киф фыркнул тоже. В этот момент оба монстра были как никогда похожи друг на друга: оба смеялись надо мной.

— Боггет, что я должен сделать?

— Попробуй тронуть его бока пятками, как лошадь, — посоветовал инструктор.

Лица его в этот момент я не видел, а по интонации не мог угадать, всерьез он это сказал или нет, поэтому просто последовал его совету. Может, мне нужно было тронуть Флиппа совсем чуть-чуть…

— А-а-а!..

Монстр сорвался с места в радостный галоп. Чтобы удержаться, я сжал его шерсть в руках так сильно, что у меня свело пальцы. Если бы не пассивный навык «Каменная кожа», я бы просто изрезал ладони — надеть перчатки я не догадался. А еще пришлось стиснуть зубы, чтобы не оббить их друг об друга.

— Счастливого пути! — зловредно прокричал мне вслед магик.

До Вэллнера я добрался быстрее, чем это было бы, будь у меня лошадь. Флипп двигался длинными скачками, но при этом так быстро, что управлять им я бы не смог, даже если бы захотел. К счастью, монстр оказался достаточно маневренным для того, чтобы огибать попадавшихся нам на дороге путников. Когда показались стены Вэллнера, я с ужасом подумал о том, что будет, если я не смогу остановить Флиппа. Но, к счастью, когда я натянул его шерсть так, как если бы это были поводья, он послушался, замедлился и постепенно остановился.

Когда я понял, что Флипп перестал двигаться, я чуть не свалился с него. Тело закостенело от напряжения и холода, но при этом самого меня трясло от только что пережитого путешествия. Хорошо, что от городских ворот до гостиницы нужно было еще какое-то расстояние пройти пешком — так у меня было время, чтобы прийти в себя. Впрочем, был во всем этом и плюс: каждый миг рискуя слететь с Флиппа, я все это время не думал о предстоящей встрече с Селейной.

Войдя в город, я спрятал Флиппа, пообещав, что еще выпущу его, и направился к гостинице. Издалека заслышав шум, я понял, что Селейна прибыла в Вэллнер не просто не одна — компания, сопровождавшая ее, была отнюдь не маленькой.

На первом этаже гостиницы было накурено так, что потолочные балки терялись в сизом дыму. Было шумно: пил и веселился отряд наемников, только что удачно завершивший какое-то дело. Несмотря на то, что здесь были представлены различные расы и их причудливые смеси, все посетители были игроками. Заливисто взвизгивал рожок, стучали каблуки отплясывающих под эту музыку девиц. Когда я вошел, никто не обратил на меня внимания, и я, в свою очередь, тоже постарался сделать вид, что меня никто особенно не интересует. Тем не менее, я оглядел всех присутствующих в зале и за одним из столов обнаружил того, кого искал. Двинувшись по проходу, я не удержался и издалека окликнул:

— Селейна!

Она обернулась, но тут же путь мне преградили двое громил-наемников — человек и полутролль.

— Чего тебе надо? — сиплым басом спросил тролль.

— Айгер, Брим, это мой друг! Сэм! — раздался позади них голос Селейны. У меня мурашки пробежали по коже — так я был счастлив снова слышать его.

Наемники слегка расступились. Селейна проскользнула между ними, и в следующий миг мы крепко обнялись. От Селейны пахло горько-сладким дымом костра, палой листвой, а еще чем-то резким, тяжелым, мускусным — так пахнут звери. Краем глаза я заметил, как насторожились остальные наемники, сидевшие за ближайшими столами, особенно один из них — явно вожак, рослый скуластый мужчина с гривой седоватых волос, в которые была вплетена всякая мелочь вроде бусин и перьев. Смотрел он на нас странно — не поворачивая головы, но скосив глаза.

— Вернулся, — прошептала Селейна, и мы наконец-то немного отстранились друг от друга.

Я кивнул. Селейна улыбалась, хотя на ее щеках блестели две тонкие дорожки от слез. Если бы я увидел ее вдруг вот так, вблизи, то, возможно, в первую минуту и не узнал бы. Селейна была… открытая. Другого слова, чтобы описать ее теперь, у меня не было.

— Пойдем, — она взяла меня за руку и повела к маленькому столу, чудом оставшемуся свободным этим вечером. Проходя мимо серогривого вожака, Селейна сказала ему: — Это мой друг. Мы очень давно не виделись.

Вожак кивнул и отвернулся, делая вид, что расслабился. Если бы не мой опыт работы в бестиариуме, я бы не заметил, как он одним взглядом указал нескольким своим подчиненным следить за тем, чтобы я не причинил Селейне вреда.

— Рассказывай, — потребовала она, усадив меня на лавку и устроившись напротив. Нам подали выпивки, но Селейна, кажется, этого даже не заметила. Она подалась вперед и вся превратилась во внимание. Я покачал головой.

— Это ты рассказывай.

Она рассмеялась. Рассмеялась! Так легко и естественно, как будто бы и раньше делала это в каждой подходящей ситуации. Наверное, недоумение на моем лице было выражено слишком явственно, и Селейна, смутившись, опустила голову.

— Ну, чего ты на меня так смотришь?

— Прости. Ты такая…

Она не удержалась и снова хихикнула.

— И ты прости меня.

Первая неловкость прошла, и она подняла голову. Глаза ее были влажны, на губах блуждала мягкая улыбка.

— Ты один?

— Нет. Со мной Киф, Боггет и Тим. Они прибудут чуть позже.

Селейна кивнула. Спрашивать о Риде она не стала.

— Давно вернулся?

Я пожал плечами.

— Как сказать… Меня где-то носило восемь месяцев. Потом выбросило в нашем мире. Через пару недель мы смогли попасть сюда, — я подался вперед. — Я очень хотел повидаться с тобой и Рейдом.

— Рейд недалеко отсюда. Помнишь деревню с призрачным драконом? Он вернулся туда.

— Я знаю. Мы как раз ездили навещать его.

И я рассказал Селейне о нашем путешествии в деревню около Драконьего моста.

— Удивительно, правда? — выслушав меня, спросила Селейна.

Я кивнул, соглашаясь, хотя ничего удивительного в этом я не видел. Наоборот, это была самая обыкновенная жизнь.

— А ты чем занималась все это время?

Селейна выпрямилась и со слегка забавной гордостью произнесла:

— Тем же, чем и раньше. Магией.

— Нисколько в этом не сомневался. Однако выглядишь ты… — я демонстративно уставился на ее наряд.

Селейну можно было принять за кого угодно, только не за мага. Больше всего она походила на разбойницу: белая блузка, черный корсет, широкий пояс с массивной пряжкой, коричневые кожаные штаны со шнуровой от бедер до голени, замшевая обувь. Косы, к которой я так привык, не было. Теперь Селейна носила волосы собранными в высокий конский хвост, чем будто бы отдавала странную дань Боггету. Новая прическа Селейне шла, придавая ее облику нечто дерзкое. Но самым странным в ее внешности была все-таки еще одна деталь наряда. За спиной Селейны был не плащ, а что-то вроде платья из плотной темно-коричневой ткани, сложенного и закрепленного с помощью застежки на шее и пояса на талии. Рукава этого платья были убраны под широкие парные браслеты на запястьях, а длинный подол свисал с края лавки. В целом выглядело это красиво, но чересчур уж необычно.

— Это мантия мага, — пояснила Селейна. — Если меня видят в одежде мага, я превращаюсь в приоритетную цель. А так меня сложно отличить от простого наемника. Я ее перешить хотела, да навыка пока не хватает — там не только швейное мастерство нужно, но и работа с артефактами. К тому же, если ее перешивать, она утратит часть характеристик. Можно было бы вообще ее не носить, но это легендарный предмет, дает приличные прибавки, особенно к защите.

— А почему бы тебе не носить броню? Наверняка можно подобрать что-то подходящее.

Селейна покачала головой.

— Тяжелая броня накладывает серьезные ограничения на использование местной магии. Правда, это каким-то образом не касается заклинаний, которые я изучила в нашем мире. А с учетом того, что я могу использовать магию без визуальных эффектов да и заклинания могу произносить про себя — сам понимаешь, противники обнаруживают меня далеко не сразу… Если вообще обнаруживают. А союзники держатся за меня всеми силами, — она кивком головы указала в сторону расположившегося в трактире отряда. — Столько привилегий… Мне даже неловко порой.

— А как ты попала в отряд наемников?

— После того как все ушли, мы с Рейдом вернулись в Вэллнер. Он почти сразу же покинул город, а я пошла регистрироваться в гильдию искателей приключений. Так получилось, что там было очень много народа, но все пришли за квестами, а мне была нужна регистрация. Одна из сотрудниц отвела меня для этого в специальную комнату — ты ведь тоже уже зарегистрировался, понимаешь, о чем я говорю, да? Так вот. Я сделала все, что нужно, и данные в моем интерфейсе изменились. А когда я вышла, в зале гильдии вдруг стало очень тихо. Потом почти все, кто там был, ринулись ко мне с криками. Я чуть не испугалась, — Селейна выделила голосом последнее слово и многозначительно посмотрела на меня. — Но все оказалось совсем не страшно. Они просто увидели мой уровень и расу и стали наперебой приглашать в группы, звать на квесты. А потом все расступились и ко мне подошел Эрон, — Селейна кивком головы указала в сторону серогривого. — «Пойдем со мной. Ты будешь защищать моих людей, а я буду защищать тебя», — так он сказал. Вот так я и оказалась в этом отряде, — Селейна улыбнулась. — Я с ними уже два года. Здесь весело, хотя порой бывает и страшно. А сам Эрон сказал, что не успокоится, пока не захватит для меня какой-нибудь замок.

Я понимал, что за смысл стоит за ее словами. Между Селейной и этим Эроном было нечто большее, чем отношения командира и подчиненного. Но это, кажется, пошло Селейне только на пользу. Она стала гораздо уверенней в себе, и ничего страшного в том, что нынешний ее избранник не совсем человек. Вернее будет.

— Так что там с твоей расой? — спросил я.

— А, тебе же не видно… Подожди, сейчас.

«Игрок Селейна хочет добавить вас в друзья. Принять заявку? Да/Нет».

Как только я выбрал «Да», под ником Селейны появилась новая информация. Теперь там значился уровень, класс и раса. Девяносто третий, маг.

— Серафим? — переспросил я с недоумением.

Селейна кивнула.

— Очень редкая раса. Говорят, серафимы живут в Небесном Граде и почти никогда не покидают его. На поднебесных островах и на земле иногда рождаются их потомки — нефилимы. Но я чистокровный серафим. Понятия не имею, как я оказалась в нашем мире.

«Наверное, на это были причины, — подумал я. — Но это уже другой квест».

— С расовой точки зрения у меня чуть ли не стопроцентная предрасположенность к магии, — продолжила Селейна. — Это многое объясняет. Знаешь, серафимы…

И она принялась мне рассказывать об особенностях своей наконец-то выясненной расы. Я слушал ее и не мог понять, получаю ли я от встречи с Селейной то, чего ждал. Да, я убедился в том, что с ней все в порядке, что она в отряде, вожак которого ее защищает, и что она занимается тем, что умеет лучше всего и, кажется, все-таки любит, и что место в ее жизни, от которого когда-то отказался Рейд, теперь занято кое-кем другим. Да, она явно обрадовалась, увидев меня живым, — даже расплакалась. Конечно, как только мы вернулись в Безмирье, Тим сообщил ей, что я жив. К тому моменту, как мы встретились, ее первая радость уже поблекла. Но в тот момент… Почему она не пришла в Вэллнер сразу же, как только узнала, что мы вернулись? Тим же сразу написал ей. Да, она была в рейде со своим отрядом. Но неужели она не смогла бы найти возможность оказаться в Вэллнере, если бы хотела этого достаточно сильно? Или, может быть, она просто сочла, что мы точно встретимся и нет смысла так уж торопиться?.. И Рейд — конечно, он позвал нас к себе в гости, стоило ему узнать о нашем возвращении. Встреча была теплой, дружеской, расстались мы хорошо. И все же создавалось впечатление, что мы вторглись в жизнь своих друзей и отвлекли их от их собственных дел. Новый мир увлек их, и они разошлись по своим дорогам, а мы все — прежде всего, я — словно остались на месте, так никуда и не двинувшись.

— И что ты намереваешься делать дальше? — спросил я, когда она закончила свой краткий экскурс.

— Ничего особенного. Пока что я состою в отряде Эрона, и меня это устраивает. Но если тебе понадобится моя помощь, сообщи мне об этом.

— С чего ты взяла, что мне может понадобиться помощь?

Селейна смотрела на меня. Взгляд ее был пристальным.

— А разве ты вернулся в этот мир просто так?

Мне стало не по себе от этого взгляда. Я вдруг отчетливо понял, что Селейна видит то, что я тщательно прячу даже от самого себя. Более того — она в силу своего характера может довольно свободно говорить об этом.

— Да, я хочу кое-что выяснить, — признался я наконец. — Но на квест это пока не похоже, — я попытался свести все к шутке.

Селейна приняла это, кивнула.

— Тем не менее, можешь рассчитывать на меня, — сказала она.

— На нас, — поправил ее низкий, надтреснутый голос. Позади меня, слегка нависая надо мной, стоял серогривый. — Никуда я своего мага в одиночку не отпущу.

Невидимость, в которой он пребывал до этого, была хороша — скрывала даже звуки дыхания. Вот только запах замаскировать ему не удалось, так что я уже давно знал о его присутствии, просто не подавал вида. Теперь, когда он сам решил разоблачить себя, я мог свободно посмотреть на него. Эрон Шмидт, разбойник, уровень скрыт. Сердце у меня сжалось, но совсем не от страха.

— А я никуда еще не ухожу, — произнесла Селейна.

— Я тебя понял, — покладисто ответил Эрон и, подмигнув мне, снова исчез. Я его больше не видел, но вряд ли он продолжил подслушивать наш разговор.

— Селейна, — заговорил я. — Он же…

— Знаю, — она мягко перебила меня. — Он игрок. Ну и что?

Я медленно перевел дыхание и, тщательно подбирая слова, произнес:

— Он же не понимает, что ты не бессмертна. Мы ведь даже не знаем, сможешь ли ты… как я. Вернуться. Если что-нибудь случится…

Селейна пожала плечами.

— Я сказала ему, что, если погибну, то оставлю его навсегда. Он согласился принять меня в отряд на этом условии и поклялся защищать меня. Его люди защищают меня тоже.

— Но ведь это совсем не то! Разве ты не понимаешь? Одно дело — быть игроком, ничем не рисковать и покинуть отряд, если тебя убьют, но воскреснуть и играть дальше. И совсем другое дело — быть… как мы.

— Как мы? Сэм… — она вздохнула. — А ты знаешь, кто мы? Есть в этом мире для нас название?

Я промолчал. О безмирниках Селейна знала, но, поскольку она не произнесла этого слова, было ясно, что оно ее не устраивает.

— В отряде меня за глаза называют искин, — продолжила она. — Я не совсем понимаю, что это означает, но это точно не ругательство. Это слово означает что-то важное и особенное. Они так и говорят Эрону: «твой искин». И они действительно защищают меня, Сэм. Иногда — ценой собственной жизни. Они не сомневаются в том, что, если я умру, то покину их отряд, потому что для меня это будет окончательная смерть. Хотя сама я в этом не уверена. Если честно, мне хотелось бы знать, смогу ли я вернуться после смерти. Это так любопытно. Если бы можно было как-то это выяснить…

— Селейна. Не смей.

Она улыбнулась.

— Вот и он мне то же самое говорит, — Селейна скосила глаза в сторону стола, за которым снова сидел вожак. Сделала это она по-волчьи, совсем как сам Эрон. — Не беспокойся об этом, Сэм. Пожалуйста.

Я сдался. Селейна умная, она знает что делает. Если она так доверяет этому человеку…

— Любишь его? — спросил я бестактно.

Селейна посмотрела на меня с удивлением, а потом улыбнулась так, словно я был ребенком, которому приходилось объяснять элементарные вещи.

— А как ты думаешь, Рейд любит ту девушку?

Такой поворот разговора поставил меня в тупик. Я задумался. Вспомнил, как Рейд впервые увидел Люсию, как вел себя после.

— Не знаю. Он будет хорошим мужем и отцом, в этом я уверен. Но, возможно, он путает любовь с жалостью.

Селейна удовлетворенно кивнула.

— А если я не люблю, то с чем тогда я путаю любовь? С чувством равенства? — она подалась вперед. — А ты, Сэм?

В глазах Селейны плясали озорные огоньки. «Я же не спрашиваю тебя, почему ты вернулся в Безмирье без Риды, — говорил ее взгляд. — Но я подозревала, что ты вернешься без нее». Я улыбнулся, покачал головой.

— Ты сердишься на нас с Рейдом? — спросила Селейна.

Я удивился.

— Почему я должен на вас сердиться?

— Мы ведь не вернулись в наш мир, хотя ты сделал очень многое для того, чтобы мы получили такую возможность.

Я пожал плечами.

— Я сделал не больше, чем все остальные. Эта возможность была результатом общих усилий. Вы сами решали, воспользоваться ей или нет.

Селейна кивнула.

— И все-таки Тим, Киф и Боггет вернулись, а мы остались здесь. Мы не отправились домой, чтобы дождаться тебя, — взгляд моей собеседницы был пытливым. — Ты не считаешь, что это было неправильно?

Я бы мог поделиться с Селейной своими соображениями на этот счет. Я думал так тогда и до сих пор считаю, что многие из тех, кто попал в другой мир, хотят вернуться не только из-за своих родных и близких. Конечно, для многих это самая важная, если не единственная причина. А у кого-то есть любимое дело, обязательства или неоплаченный долг. Но все это не так важно, ведь не каждый день выпадает возможность начать жизнь заново, с головой окунуться в увлекательные приключения. Возможно, большинство из тех, кто истово хочет вернуться в родной мир, на самом деле просто-напросто хотят рассказать о том, что с ними произошло. Рассказать свою историю — яркую, в чем-то веселую, в чем-то грустную или даже страшную, но неизменно увлекательную и необычную. Стать героем такой истории — вот самое большое искушение. Я мог бы рассказать Селейне об этом. Но ведь она имела в виду совсем иное. Фактически, она спрашивала меня, не считаю ли я, что она и Рейд меня предали. Она ждала моего ответа. Но я молчал, не зная, какими словами воспользоваться, чтобы они не показались неискренними, и тогда Селейна заговорила снова.

— Рейд слишком твердолобый, чтобы сделать это, так что придется мне. Сэм… Прости нас. Понимаешь, пока мы все были вместе, ты был как воздух, которым мы дышали. Ты связывал всех нас. Но когда тебя не стало, каждый получил возможность идти своим путем.

Я почувствовал, как в горле засвербело, и потер нос, пытаясь перебить ощущение. Расплакаться от слов Селейны в присутствии всего ее отряда — этого еще не хватало.

— Сэм?..

Мне хотелось объяснить Селейне, что мне, разумеется, грустно оттого, что теперь нас троих разделяет столь многое, но в то же время я понимаю, что иметь собственную жизнь, как бы ты ни был привязан к своим друзьям, — это нормально. Но я не знал, как правильно выразить это.

— Я не сержусь на вас, — сказал наконец я. — Никогда не сердился, даже не думал об этом.

Она кивнула, принимая мой ответ. Глаза ее снова блестели. Так мы и сидели какое-то время, глядя друг на друга и разговаривая без слов. Это было удивительно.

— Где ты остановился? — спросила вдруг Селейна.

— Я нигде не остановился. Но здесь, кажется, еще есть свободные комнаты.

— Остальные тоже прибудут сюда? Мне хотелось бы с ними увидеться.

— Да, конечно.

— Хорошо. А ваш новенький придет? Тим писал мне о нем. Я хотела бы с ним познакомиться.

«Ваш новенький», — полоснуло мне по слуху. «Ваш». Выходит, Селейна все-таки уже не считает себя членом нашей команды. Но при этом она считает новым членом нашего отряда Лэнди — по крайней мере, так она поняла Тима. Такое отношение Селейны к своему статусу по-настоящему расстраивало меня. Что касается Лэнди, считать его членом нашего отряда я пока не мог, но все же ответил:

— Да, он будет здесь через пару дней.

— Значит, он меня не застанет. Мы уходим завтра.

Я удивился.

— Завтра? Так скоро?

— Да. Время не ждет. Но я не уйду, пока не повидаюсь с Тимом. Это было бы не честно. Хотя тут можно легко писать друг другу письма, это все равно не то. — Селейна улыбнулась нежно и немного грустно. — Знаешь, Сэм… Помнишь, я когда-то сказала, что хотела бы освоить профессию летописца? Сейчас она у меня есть. Но первым, что я написала, было письмо отцу — туда, в наш мир. Боггет взялся передать его. Сэм… Если у тебя будет возможность каким-то образом связываться с нашим миром, скажи мне об этом. Я бы предпочла знать, что с моим отцом все в порядке.

Я кивнул. Вторым человеком, о судьбе которого я справился перед тем, как уйти в Безмирье, был господин Гилмур. Как и с матерью Рейда, лично я с ним не виделся. Я не знал, что было в письме, которое написала ему Селейна, и не хотел давать ему надежду на то, что, возможно, увижусь с его дочерью, потому что сам не был уверен в этом. Но с господином Гилмуром тоже было все в порядке. Я рассказал Селейне все, что мне удалось узнать, и пообещал ей, что при случае выполню ее просьбу.

Какое-то время мы еще сидели вдвоем, потом наемники оживились — подоспела новая порция еды и выпивки. Селейна взяла меня за руку и подвела к одному из столов, за которым было свободное место. Так я оказался между остроносым конопатым парнем и еще одним полутроллем, а передо мной возникла тарелка с кашей и мясом, добрый кусок ржаного хлеба и здоровенная кружка с пивом.

Пирушка продолжалась до ночи. А к ночи явились Боггет, Тим и Киф, усталые настолько, словно только что втроем прошли Подземелье Туманных Жриц до самого конца, но все же готовые присоединиться к общему веселью. Я даже не удивился, когда выяснилось, что и в отряде Эрона у Боггета нашлись знакомые. Так уж выходило, что расставание в этом мире было только иллюзией. Оно ничего не значило, пока все были живы и хотели снова встретиться друг с другом, — лишь бы только хотелось этого.

Когда настало время расходиться, хозяин гостиницы показал мне свободную комнату, и я наконец понял, о чем с таким восторгом говорил Тим. Можно было войти в обычную комнату гостиницы и провести ночь в ней, а можно было, введя в окошки выплывающей панели имя и пароль, оказаться в совсем другой комнате. В отличие от гостиничной, довольно большой, но протопленной слишком щедро и поэтому душноватой, эта другая комната была маленькой, с ровной температурой. В ней совершенно ничем не пахло. Меблировка была разной, высота потолков отличалась тоже — в гостинице мебель была проще, потолки — выше. Маленькая комнатка была чище, в ней не было даже пыли. И все же, выбирая между двумя комнатами, я остановился на гостиничной. Несмотря на то, что в своей личной комнате я, как говорил Тим, мог быть в полной безопасности, чувствовал я себя в ней словно в запертом ящике. Даже вид из окна, который можно было изменить, казался простым рисунком — иллюзией пространства, которого на самом деле нет. Я не пробовал распахнуть окно, но не удивился бы, если бы выяснилось, что это невозможно.

Вернувшись в гостиничный номер, я лег в постель и почти сразу же уснул. Утром сквозь сон я услышал, как отряд наемников отбывает. За окном брезжил тусклый сероватый рассвет, моя комната выстыла за ночь, и казалось, весь мир выстыл тоже, и я был в нем один, совсем один.

Я не пошел прощаться с Селейной, мы попрощались заранее, еще вечером. Но, открыв интерфейс, я обнаружил письмо от нее с пожеланиями удачи во всех моих начинаниях, какими бы они ни были.

— Да, я хочу кое-что выяснить, — повторил вслух я слова, сказанные Селейне накануне.

Может быть, это и в самом деле был квест мирового уровня, как считал Киф. А может быть, все это не стоило и выеденного яйца — даже в настоящей жизни не всегда удается предугадать такие вещи, что уж говорить о Безмирье. Но это было единственным, чему я мог посвятить себя теперь. И я не сомневался в том, что, если дойдет до дела, мои друзья меня поддержат. Каким бы дурашливым ни был иногда Киф, в одном он был прав: вернуться в Безмирье, чтобы жить здесь обычной жизнью, — да, это был слишком скучный план.


Глава 34. Подземелье: рестарт


— Я тоже хочу питомца, — сказал Тим, глядя, как я разлегся на полу гостиничной комнаты около весело потрескивающего камина, удобно привалившись к боку Флиппа.

Позже, когда я вспоминал о том, что случилось, я снова и снова приходил к выводу, что именно с этого разговора наши приключения в Безмирье будто бы вышли на новый уровень.

— Это не проблема, — ответил Киф. — Можно купить какую-нибудь зверушку, маленькую или уже взрослую. А можно взять квест на получение питомца. Ты хочешь какого-то конкретного или пока не знаешь? В Безмирье множество разных существ.

Селейна отбыла со своим отрядом, за окном разыгралась метель, и мы маялись от безделья. Гостиница была устроена очень удобно: несколько номеров группировались в блок, имевший общую комнату, что-то вроде гостиной, в которой можно было проводить время. В нашем блоке было пять комнат — одна пустовала, и так было даже лучше, потому что я мог выпустить Флиппа, не опасаясь, что кто-то посторонний будет этим не доволен. Впрочем, можно было считать, что свободны две комнаты: очевидно, решив обитать в гостиной, Киф своим номером не пользовался тоже. Он обложился едой и методично ее поглощал, поначалу подкармливая Флиппа прямо с рук. Но Флипп уже давно насытился, а Киф, кажется, только вошел во вкус.

— А ты сам-то что за существо? — спросил я его, наблюдая за тем, как исчезает пирог с гусятиной и овощами. Спрашивал я его, конечно, не всерьез. Но и Киф ответил несерьезно:

— Я молодой растущий организм! Мне нужно много энергии. Особенно на тот случай, если мы все-таки куда-нибудь пойдем.

— Да куда ты пойдешь в такую погоду? — спросил Тим. Он хотел разобрать принесенное с собой оборудование, но делать на нем все равно было нечего, и он скучал.

— Погода нам не указ. Если хотите, можем хоть сейчас прямо в саванну какую-нибудь перенестись или даже в тропики. Я знаю одно местечко, там на комодских варанов поохотиться можно. Сладостей местных поедим заодно…

— Какое отношение вараны имеют к комодам?

Киф хохотнул.

— Никакого, — ответил Боггет. Он дремал, полулежа в кресле. Я только совсем недавно понял, что это наемничья привычка: отдыхай всегда, когда есть возможность, потому что уже в следующую минуту тебе может понадобиться твой меч. — Просто они так называются по месту, где их обнаружили, — остров Комодо. Это здоровенные хищные ящерицы, весят как два взрослых человека, а сами легко справляются с добычей, которая в восемь-десять раз превосходит их по весу. Жрут все: не только мясо, но и кости, копыта, шкуры. Слюна токсична. В общем, те еще зверушки.

— Ну и зачем нам охотиться на таких опасных тварей?

— Это весело, — ответил Киф. — А еще с них лут хороший падает: зубы, когти и глаза, они в кузнечном деле идут и алхимии, редкие и дорогие очень. Можно еще шкуры брать, но их дорого не продашь. Крафтеры с ними не любят работать, там дополнительных ингредиентов много нужно.

Тут у меня мигнул значок, оповещающий о новом письме.

— Лэнди спрашивает, где мы и можно ли к нам зайти, — сказал я.

— О, тот белобрысый разбойник? — воскликнул Киф. — Давай, зови его сюда. Он забавный.

Уже через пару минут Лэнди был в нашей гостиной. Он не стряхнул снег со своей накидки, и теперь по ней струились тонкие темные ручейки. С нашей прошлой встречи он подрос на один уровень. Изменения в наших уровнях он заметил тоже.

— Это где вы успели так подняться? Грац вас всех! А это что? Питомец? Твой, Сэм? Ой, а что у тебя с ником?

Слишком много вопросов.

— Да, это мой питомец. Его зовут Флипп, — Я поднялся с пола, и потревоженный монстр утробно заворчал, устраиваясь поудобнее. Лэнди смотрел на него во все глаза. — А ник мне пришлось изменить немного. Зови меня, как раньше, Сэмом.

— Ладно. А твой питомец — что это за порода? Или правильно говорить «вид»?

— Понятия не имею. Мне его подарили.

— А, ясно. А что он умеет?

— Охотиться, — я подошел к Лэнди, снял его накидку и, встряхнув, повесил около камина. Может, я вел себя слишком фамильярно, но на полу и так уже образовалась лужа — этакий полумесяц из воды. Когда я обернулся, то обнаружил, что Лэнди смотрит на меня с недоумением.

— И что это сейчас был за чит? — спросил маленький разбойник.

Я не понял вопроса и в поисках поддержки оглядел своих спутников. Тим, кажется, ничего не понимал тоже, Киф просто выжидал, а Боггет смотрел на меня так, словно я только что добавил неприятностей в его жизнь. Лэнди хлопал глазами.

— Не скажешь, да? И как вы так быстро уровни набрали, тоже секрет? Ну, ладно…

— Скажем так: мы закрыли кое-какой квест, — ответил я. — Ты, я смотрю, тоже прибавил уровень. Грац тебя.

— А, да, спасибо, — Лэнди снова заулыбался. — Я тоже кое-какие квесты позакрывал, поэтому и не появлялся так долго. — Он потянулся к сумке, висевшей у него на поясе, вытащил из нее несколько свитков и протянул мне. — Вот. Они не на дальние расстояния, но все равно пригодятся. Вы меня выручили. Я думал, как сказать спасибо, чтобы это были, ну, не просто слова, а что-нибудь полезное. Я решил, свитки портала подойдут.

— О, это отличная мысль, — одобрил Боггет. Он потянулся, встряхнулся, прогоняя сон, и сел ровно. — Они расходуются так быстро, что не успеваешь замечать. Бери, Сэм.

— Открой обмен, — попросил Лэнди, но я уже взял свитки и убрал их в инвентарь. Маленький разбойник уставился на меня во все глаза, но было некогда выяснять, что его так удивило. Если я совершил какую-то оплошность, я уже не мог это исправить.

— Может, отметим это? — предложил Киф.

— И каким же образом ты хочешь это отметить?

— Он хочет устроить вылазку, — ответил я за магика Боггету.

Киф фыркнул.

— Какой ты проницательный!

Я развел руками.

— Это просто кто-то слишком предсказуем.

— Ах, так? Знаешь, я сейчас специально для тебя придумаю такое…

— А может, и правда сходим куда-нибудь? — спросил Тим. — Лэнди, что ты об этом думаешь?

Он пожал плечами.

— Я бы сходил. Времени у меня сегодня еще много, но я не знаю, какие локации есть в окрестностях. Я слышал только о Подземелье Туманных Жриц, но вы же туда не пойдете.

Легкий холодок пробежал по моей коже, словно я почувствовал чье-то дыхание.

— Почему ты так считаешь? — спросил я.

Лэнди нахмурился.

— Вам ведь, кажется, там не понравилось или что-то вроде того…

Боггет усмехнулся.

— Вроде того. Сэм, ты сейчас это серьезно?

— Что?

— Ты действительно хочешь туда пойти?

Я пожал плечами.

— А почему бы и нет. Можем поохотиться в первой части подземелья. Дальше идти не обязательно.

— А дальше мы без Селейны и не пройдем, — мрачно произнес Боггет, поднимаясь. — Или без кого-то вроде нее. В общем, без мага-дамагера там делать нечего. Но в первой части, да, мы поохотиться можем. Ты прав.

Он встал посреди комнаты, уперся руками в бока и внимательно посмотрел на меня. Взгляд был тяжелым, настороженным.

— Сэм, я хочу тебя кое о чем спросить. Ты правда готов снова пойти туда?

Я кивнул.

— Зачем?

На этот вопрос мне отвечать не хотелось. Но что-то мне подсказывало, что инструктор знал ответ или, по крайней мере, догадывался о нем.

— А ты как думаешь? — наконец задал я встречный вопрос.

Боггет еще какое-то время буравил меня тяжелым взглядом. Потом ухмыльнулся.

— Ладно. Пошли.

Вот так совершенно внезапно мы во второй раз отправились в Подземелье Туманных Жриц.

Лэнди пришлось подождать, пока мы экипируемся и возьмем оружие. За этими приготовлениями он наблюдал молча, явно удивляясь происходящему. Тим спросил его:

— Что-то не так?

Маленький разбойник только покачал головой:

— Странные вы ребята.

Тим улыбнулся.

— Это да. Жалко, что ты с нашей Селейной еще не познакомился.

Мне было грустно слышать эти слова: я-то знал, что Селейна уже не считала себя «нашей». Но говорить об этом с Тимом я не стал. Мало ли как могут сложиться обстоятельства — может быть, наш отряд еще соединится и мы сходим не в один рейд… Наивные надежды. Но я ведь могу позволить их себе, пока от этого никому нет вреда, верно ведь?..

— Внутрь подземелья перенестись нельзя, — объяснял Боггет, пока мы выходили из гостиницы во двор. — Так что выбирай точку, наиболее близкую ко входу.

— Ущелье подойдет?

— Да.

— Хорошо. Все готовы?

Мои спутники закивали и сгрудились. Я вытащил свиток портала. Я хотел спросить Боггета, что мне нужно делать. Но все каким-то образом получилось само собой: я все еще думал об ущелье перед Подземельем Туманных Жриц, а вытаскивая свиток, взмахнул им в воздухе. В следующую секунду свиток исчез, а мы все оказались между покрытых трещинами каменных стен, почти что сходящихся над нашими головами. К небу тянулись корявые оголенные ветви растущих на уступах деревьев, у их корней лежал снег.

— Как быстро! — воскликнул Тим. — Удобная магия!

— Не то слово, — Боггет поправил воротник отороченной мехом куртки. — Ну, что, идем? Ах, да, тебе же нужно кинуть группу…

Он повернулся к Лэнди, одновременно работая со своим интерфейсом. Но тут маленький разбойник, отступив на несколько шагов, остановил его.

— Подождите.

Вид у Лэнди был напряженный, серьезный. По его стойке можно было предположить, что он готовится защищаться.

— В чем дело? — спросил Боггет.

— Кто вы такие? Вы же не обычные игроки, правильно? Вы читеры? Бета-тестеры? Или, может, вы нелегалы? Понимаете, мне просто не нужны проблемы.

Мы молчали. Лэнди переводил взгляд с одного из нас на другого. Не дождавшись ответа, он принялся объяснять свои догадки.

— У вас откуда-то взялось по десять-пятнадцать уровней всего за несколько дней. Это еще ладно, можно с хаями прокачаться. Но вы не отображаетесь на карте локации! Ники меняете, как хотите. Его, — он пальцем указал на Кифа, — невозможно добавить в друзья. — Лэнди наконец посмотрел на меня. — Сэм, а ты можешь взять любую чужую вещь. Я это понял еще там, на арене, когда ты помогал мне надевать броню.

— На какой еще арене? — сердито спросил Боггет. Я предпочел проигнорировать его вопрос — расскажу потом, когда разберемся с этой ситуацией.

— Ведете вы себя странно, — продолжал Лэнди. — Как будто все действия совершаете в реальности. Но такого же не бывает. Что с вами не так?

Замолчав, он снова принялся оглядывать нас. Я бы предпочел, чтобы Лэнди сам придумал какую-нибудь теорию, объясняющую все странности нашей команды, а мы бы только подтвердили его догадки. Но тут заговорил Боггет.

— Боишься куда-то с нами идти?

Все взгляды в этот момент были устремлены на Лэнди. Мальчишка не выдержал, обмяк, отвернулся.

— Я не боюсь, — пробормотал он. — Просто вы странные, и все. Когда я встретил Сэма в той локации… Когда я увидел всех вас… Там ведь больше никого не было! Я несколько дней искал — только неписи, ни одного игрока! Я думал, это тестовая локация. А здесь… — Он вдруг поднял голову и снова прямо посмотрел на меня. — Сэм, когда ты активировал свиток, у меня даже запроса на разрешение переноса не появилось! Просто сообщение: «Внимание! Вы будете перенесены в локацию „Подземелье Туманных Жриц“ через 0 секунд»! — он снова обвел взглядом всех нас. — Знаете, с вами, конечно, интересно, вы необычные и все такое. Но я не хочу застрять еще где-нибудь вроде той локации!

— О какой локации он говорит? — спросил меня Тим.

— О городе с ведьмачьим училищем, — ответил я, с трудом сдерживая улыбку.

— Тебя никто не держит, — произнес Боггет. — Можешь уйти порталом в любой момент. Если у тебя своих не осталось, Сэм тебе даст. Да, Сэм?

Я кивнул. Лэнди на секунду поджал губы — ему было стыдно.

— Я не это имел в виду. Я просто хотел…

Он не договорил, замолчал.

— У тебя ведь время ограничено, так? — напомнил я ему. Лэнди неохотно кивнул. — Решайся уже, идешь ты с нами или нет.

Лэнди помялся еще пару секунд. А потом, собравшись с силами, гордо вскинул голову и сказал:

— Я иду.

— Тогда принимай приглашение в группу, — сказал Боггет. — Опыт на всех поровну, так что, если повезет, ты сегодня еще два-три уровня поднимешь.

Лэнди насупился.

— Эй, я иду с вами не для того, чтобы вы меня по уровням протащили!

— А я этого и не говорил. Поэтому не рассчитывай, что мы будем тебя защищать. Умрешь — твои проблемы.

— Ладно. Но хоть вещи-то прихватите?

— Сэм возьмет.

Он посмотрел на меня.

— Возьмешь?

— Возьму.

Может, Боггет и не собирался защищать Лэнди, но за всех в нашей команде он говорить не мог. По крайней мере, я постараюсь присмотреть за этим мальчишкой. Но, если он погибнет, я не буду слишком уж корить себя за это. Лэнди игрок. Он, в отличие от нас, на самом деле ничем не рискует.

На этом мы закончили обсуждение и наконец-то двинулись в подземелье. Перед самым входом инструктор остановился.

— Я иду первым. Киф, ты за мной, прикрываешь Тима. Сэм, вы с Лэнди замыкающие.

— Эй, а как же разведка? — заныл Киф. — Это ведь моя обязанность!

— На данный момент твоя обязанность следить за тем, чтобы никто не вынес нашего хилера.

— Но…

— А когда у нас появятся проблемы, ты будешь кайтить.

— Я? — магик с недоумением ткнул себя пальцем в грудь. Боггет обернулся и одарил его злорадной улыбкой.

— Ага. Заметь, я сказал не «если», я сказал «когда». Так что готовься.

— Ладно… — Киф сник, но я чувствовал, что расстроился он только для вида. Все это было похоже на представление, ритуальную игру перед намечающейся битвой. И словно подтверждая мою догадку, магик вдруг воспрянул духом и заговорил: — Слушай, а может, вы с Сэмом тогда вместе танковать будете? А я присмотрю за ребятами.

Боггет покачал головой.

— Только если мы будем двигаться достаточно быстро. Иначе монстры зайдут к нам со спины.

— А в чем проблема? Давайте пройдем подземелье на скорость.

Боггет задумался, потер подбородок, посмотрел на меня, затем на Тима. Под конец он оценивающе оглядел и Лэнди.

— Интересная мысль. Ребята, как насчет побегать?

— Я не против, — ответил Тим.

— Я тоже, — отозвался Лэнди.

— Боггет, а в чем разница? — спросил я.

— Проходим подземелье за ограниченное время, — пояснил вместо инструктора Киф. — Боггет, сколько там? Сорок минут? Я так и думал. Двигаемся быстро, валим все, что видим, — ну или удираем, так тоже можно. Как Боггет и сказал, если что, я буду кайтить.

— Что значит «кайтить»?

— Агрить монстров и убегать от них, не давая себя догнать.

— Понятно. Неплохой план.

— Ну, попробуем? — спросил Боггет.

— Давайте.

— Тогда приготовьтесь — сейчас побежим! — он что-то переключил в интерфейсе. Я получил какое-то оповещение, но отмахнулся от него. Главным был таймер, который появился среди моих панелей. — Три, два… Вперед!

И мы побежали.

Когда навстречу выскочил первый монстр — это был не простой грифон, а уже усиленный маской, — меня отчетливо передернуло. Я словно на мгновение перенесся в прошлое и поймал себя на мысли, что мне нужно защитить Риду, а Селейна сможет сама постоять за себя, к тому же там, на ее фланге, есть еще Рейд… Но ни Риды, ни Селейны и Рейда на этот раз с нами не было. Когда я вспомнил об этом, Боггет уже расправился с монстром.

— Подбирай лут! — скомандовал он Лэнди. — Сэм, не спи, за мной!

И мы побежали дальше. Я взял себя в руки, подстроился под темп Боггета, и монстров, попадавшихся нам на пути, мы уничтожали без проблем — остальным даже не приходилось вмешиваться. Немного мы задержались в одной из довольно больших пещер, где нам навстречу выскочило полдюжины крупных и сильных особей. Киф, как и планировалось, прикрывал Тима — тот поддерживал нас стрельбой из лука и иногда даже простыми заклятьями, но свой жезл держал наготове. Лэнди тоже бросился в битву. На левой руке у него были длинные когти — три лезвия, крепившиеся поверх тыльной стороны ладони. Ими можно было не только нанести, но и парировать удар. Что касается правой руки, то я поначалу счел, что в ней у разбойника маленький нож. Но потом заметил еще одно небольшое лезвие с другой стороны кулака и не только резанные, но и рваные раны, которые оставляли его атаки на шкурах монстров, и догадался, что у Лэнди багнакх — те же лезвия-когти, только более короткие, согнутые и спрятанные в ладони. Крепились они как обычный кастет. Когда-то такое оружие я видел у одного из приятелей Рейда, но мне, к счастью, не пришлось наблюдать его в действии. Как я видел теперь, это была довольно опасная вещь, и следовало признать: управлялся Лэнди со своими когтями весьма умело. Вот только в какой-то момент…

— Ай! Это еще что за гадость?..

Лэнди вытащил из-за шиворота и отбросил в сторону крысу, свалившуюся на него с потолка.

— Крысы, — ответил я. Одновременно пришлось защититься от атаки монстра и пнуть еще одну крысу, подвернувшуюся под ногу. — Их тут много.

— Хочешь сказать, ты не знал, что они здесь водятся? — удивился Боггет. — Гайд не удосужился почитать?

— Да все как-то быстро произошло, и я…

— Берегись! — мне пришлось одной рукой оттащить мальчишку в сторону, а плечом сбить атаковавшего нас монстра.

— Сэм, спасибо!

— Кончайте болтать! — крикнул инструктор. — И под ноги смотрите!

Зал мы покинули вовремя — крыс в нем становилось столько, что они могли превратиться для нас в проблему, а девушки с волшебным клинком, способным заморозить потолок, среди нас не было. Интересно, что Рида сделала с подарком Ариты? Сохранила у себя или положила в сокровищницу храма? Или, может быть, отдала своей тетке?..

Вспышка боли в боку вернула меня к реальности.

— Сэм, какого черта? — рявкнул Боггет.

— Прости! — я уже сориентировался и ответил на атаку ранившего меня монстра. Но инструктора это не удовлетворило. Расправившись со своим противником одним неточным, но очень злым и результативным ударом, Боггет обернулся. Он запыхался, его дыхание было хриплым и прерывистым.

— Сэм, я тебя дважды спросил, хочешь ли ты сюда вернуться. Дважды! Мог подумать, прежде чем отвечать? Или ты соберешься и будешь драться как надо, или я исключаю тебя из группы и ты вылетаешь из данжа. Дождешься нас у выхода. Мне еще один твой труп не нужен, ты меня понял?

— Я все понял, Боггет! Больше не повторится!

— Я тебя предупредил. Тим, подлечи его!

— Уже сделано!

— А, точно. Хоть кто-то быстро соображает… Все, не спим, вперед, вперед!

И мы побежали дальше. Проход сузился, мне пришлось отстать от Боггета, зато Тим и Лэнди оказались рядом. Киф замыкал.

— Сэм, может, и правда не надо было… — тихо на бегу заговорил Тим.

Я стиснул зубы. Мне хотелось возразить ему, но дело было в том, что Тим мог оказаться прав: может, мне действительно не стоило соглашаться на все это. До последней минуты, пока мы не вошли в подземелье, я не думал, что все будет настолько похоже.

— Я справлюсь, — ответил я.

И вдруг я ощутил острое чувство стыда. Все было точно так же, как с теми боями, в которых мы участвовали вместе с Лэнди: арена, трибуны, гул голосов… и ощущение, что ничего на самом деле тебе не угрожает. Я не мог вернуться в прошлое и помочь Риде, когда она сражалась против дрессированных зверей под гомон и улюлюканье толпы. И сейчас я не мог переиграть то, что однажды уже случилось, — я не мог не погибнуть тогда, что бы я сейчас ни делал. Поход в это подземелье не дал бы мне ощущение реванша, даже если бы мы решили пройти подземелье до конца, вплоть до Проклятого Гуру. Даже если бы мы, невзирая на отсутствие Рейда, Селейны и Риды, победили его — хотя это, конечно, было невозможно. Боггет говорил: Безмирье — это в голове. Что мне нужно было сделать со своей головой, чтобы перестать думать обо всем этом?..

В этот момент мы выбежали в пещеру, где в прошлый раз сражались с боссом локации. Здесь нас поджидала целая стая грифонов. Я заорал и бросился на монстров.

— О, Сэм скилы вжал, — заметил Лэнди. — Давай, вали их, я прикрою!

Я слышал его голос, но не видел его даже боковым зрением. Все мое внимание было сосредоточено на моих противниках — на грифонах с масками, на странных несчастных зверушках, которых я колол и кромсал, выплескивая свою боль, обиду и горечь.

— Эй, Сэм, полегче! — окликнул меня Боггет. Но по его интонации я понял, что он не имеет ничего против истребления грифонов. Просто беспокоится обо мне.

— Босс локации! — воскликнул Тим.

— Ой, все! — в тон ему отозвался Киф. — Я собираю эту шушеру, а вы бегите дальше. Мы должны успеть!

Киф окутался фиолетовой аурой, и все монстры подземелья, в том числе только что явившийся грифон в каменной маске, ринулись к нему. Не мешкая, Киф вскочил на один из уступов стены, тут же перепрыгнул на другой, затем на третий и, наконец, скрылся из вида в одном из коридоров.

— К выходу, быстрее! — скомандовал Боггет. — Времени почти нет!

И мы побежали к выходу.

В том, что с Кифом все будет в порядке, я не сомневался. Пусть мы были знакомы не так уж давно, я успел заметить: Киф не делает ничего такого, что может обернуться для него фатальными последствиями. Хотя, конечно, рискует он сильно, часто и с удовольствием.

Не прошло и нескольких минут, как мы выскочили из подземелья и оказались в уже знакомой крошечной долине, расположенной между двумя частями подземелья. Отбежав от входа, мы остановились, чтобы отдышаться. Я с удивлением заметил, что снега здесь нет: мы оказались по голени в густой зеленой траве. Я поискал глазами след от нашего костровища двухлетней давности и, конечно, ничего не нашел.

— Ой! А откуда опыта столько? — удивленно воскликнул Лэнди. — Двадцать седьмой… Нет, у меня теперь двадцать восьмой уровень!

— Грац тебя, — сказал Тим.

— Киф босса локации завалил, — не отвлекаясь от интерфейса, пояснил Боггет. — Молодец, уложился. А за скоростное прохождение опыта больше дают, если кто не в курсе. И лут должен быть поинтереснее. Посмотрим, что Киф притащит. Подождем его здесь.

— Боггет, я отойду? — осторожно спросил я.

— Да, разумеется, — он отмахнулся, делая вид, что мои намерения совсем его не интересуют.

Я направился вглубь долины. Отступившие во время последнего боя чувства снова нахлынули на меня. Я шел, стараясь торопиться, но в то же время ощущал, что ноги переставляются все медленнее. Тем не менее, путь был не такой уж и длинный, и довольно быстро я добрался до места, в которое хотел попасть, — ради которого решился снова отправиться в это подземелье.

Здесь все было почти по-прежнему. Словно защищая от дождя и снега, утес нависал над скромными могилками: простым, едва различимым в траве холмиком, деревянным крестом с косыми плашками и столбиком со шнурком, почти потерявшим свой цвет. Четвертую могилу обозначал столбик с поперечиной сверху. Один ее край был несколько раз обмотан шнурком, на котором висел расколотый деревянный оберег. Золотистый глазок из него выпал и, наверное, потерялся.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Лэнди, неслышно подойдя ко мне.

— Да так. На могилку свою смотрю.

Маленький разбойник нахмурился.

— В смысле? У нас же не бывает могил.

— Иногда бывают.

— Сэм… Я, конечно, все понимаю, но, может, хватит…

— Точно-точно, хватит! — услышал я позади голос Кифа. С широкой довольной улыбкой он в компании Тима и Боггета приближался к нам.

— Ты в порядке? — спросил я магика.

— В полном.

— А как ты босса локации победил?

— Я его заманил в узкое место и запинал по-быстрому.

— А говорил, что с одного удара его не свалишь.

— Так я и не с одного. К тому же, я сегодня не дрался почти, у меня маны полный бар был, — Киф наконец приблизился к нам вплотную. — О, а ты свою могилку нашел? И как тебе? Прости, поставить памятник как-то руки не дошли. Но, когда мы в следующий раз завалим Проклятого Гуру, можем притащить сюда его череп. Интересно будет смотреться, как думаешь?

Бестактность Кифа отлично приводила в чувства — почти так же, как грубая ругань Боггета. Но самым интересным было то, что я в этом не очень-то и нуждался. Я думал, что испытаю гораздо более глубокие переживания, когда приду сюда. Но я почти ничего не чувствовал. Ну, жил. Ну, умер. Ну, с кем не бывает… Сейчас ведь я стою здесь вполне себе живой. И, кажется, больше ничего не имеет значения.

— Может, надо было цветочков принести? — продолжал вслух размышлять Киф. — Почтить твою, так сказать, память.

— Постойте, так это действительно могила Сэма? Настоящая? — спросил Лэнди. Он не мог понять, правду мы ему говорим или просто дурачимся.

— Ну да.

— Но у игроков же не бывает могил! Только кокон с вещами остается, и все! Ну или надгробие, с которого, опять-таки, можно вещи взять. Только если кокон кто угодно может подобрать, с надгробия можешь забрать свои вещи только ты сам. Я такие видел, эта опция есть у игроков с элитными аккаунтами. А здесь что, настоящие захоронения?

— Хороший вопрос! Можно попробовать раскопать и посмотреть, что там.

— Да ничего там нет, — вступил в разговор Боггет. Он, похоже, принял правила игры Кифа. — За два года все перегнило и растворилось.

— Ничего подобного! — возразил магик. — Здесь климат такой, что труп в земле может долгие годы храниться! Буквально как мумия!

— Откуда, интересно, у тебя такие познания?..

— Сэм, — окликнул меня Тим. — Если ты увидел, что хотел, может, пойдем отсюда?

Я кивнул. Забавно: я смотрел на собственную могилу, но, забыв о ней, вслушивался в разговор своих спутников. Я беспокоился о Кифе. Боггет же не знает то, что знаю о нем я. Все эти шуточки про познания Кифа в области захоронений — как бы они не оказались слишком жестокими для моего друга.

— Идемте, — громко сказал я. — Киф, ты был прав.

— О чем это ты?

— Умирать не страшно. Противно, досадно. Но не страшно, это точно.

Киф посмотрел на меня с удивлением, но ничего не сказал. Боггет только ухмыльнулся. Мы двинулись к выходу из подземелья.

Обратно в гостиницу, точнее, в ее двор, мы вернулись порталом. Заметив кислое выражение лица Лэнди, я спросил:

— Что, у тебя опять не спросили согласия перед переносом?

— Ага.

— Ничего, мы найдем, чем его утешить, — Боггет хлопнул мальчишку по плечу, тот аж пошатнулся. — Пойдем-ка, скинем дроб вендерам. Посмотрим, сколько мы сегодня заработали. Не знаю, как у тебя, а у меня инвентарь битком. — Повернувшись ко мне, Тиму и Кифу, он добавил: — А вы идите в гостиницу. Мы скоро вернемся.

И, панибратски приобняв Лэнди за плечи, Боггет повел его прочь с гостиничного двора в сторону площади и лавок.

— С ним ведь будет все в порядке? — спросил Тим.

Киф фыркнул.

— Да что с ним случится-то? Он же игрок.

— Ага. Но он считает, что мы тоже игроки.

Что ответить Тиму, я не знал. Но я не думал, что нам стоило беспокоиться о Лэнди. Ход мыслей нашего инструктора был мне понятен, и я вполне одобрял его действия.

Следуя распоряжению Боггета, мы отправились в гостиницу. Через некоторое время Боггет вернулся, и он был один.

— А где Лэнди? — спросил Тим.

— Ушел. У него время кончилось. Он же игрок, к тому же с дешевым аккаунтом.

— И что ты ему наврал про нас? — спросил я.

Боггет осклабился.

— Мы тестируем новое оборудование, предполагающее полное погружение пользователей в мир игры. Максимально возможная имитация реальных действий и ощущений. Но это большой секрет.

— Понятно. И ты думаешь, Лэнди в это поверит?

— Уже поверил! Видели бы вы, как загорелись его глаза.

— Ты сказал ему, что он тоже может в этом поучаствовать?

Боггет вдруг стал серьезным.

— Нет. Я что, идиот?

— Извини.

— Я просто разрешил ему играть с нами, если ему этого хочется. В исследовательских целях.

— И какая от этого польза?

— Информация. Пока не знаю, как объяснить ему, почему у нас нет доступа к форумам и чатам, но я что-нибудь придумаю.

— Например, что мы слишком заняты, чтобы заниматься этим?

— Вроде того. Или пусть думает, что это проверка его полезности. А если он не спросит, то и придумывать ничего не придется.

— Форумам? — переспросил Тим, выразительно намекая на то, что ему требуются объяснения. — Чаты?

— Это что-то вроде библиотеки, которая доступна игрокам через интерфейс, — Боггет растянулся в кресле, которое, похоже, становилось его персональным. — Информация там хранится не в виде книг или свитков, а сразу в виде текстов и изображений. А еще в этой библиотеке можно общаться с другими игроками. Но на самом деле это не одна библиотека, а несколько, и все они являются частью огромной, просто бесконечной библиотеки с таким количеством информации, что ее объем не поддается исчислению. Так вот, у нас доступа к этой библиотеки нет. А у Лэнди есть, поскольку он игрок.

— Получается, с его помощью мы можем найти любую информацию об этом мире? — догадался Тим.

— Если такая информация существует, то да, можем.

— Потрясающе.

Боггет кивнул. Он замолчал на секунду, явно набираясь решимости, чтобы заговорить снова, а потом произнес:

— У меня когда-то тоже был доступ к этой библиотеке. Но я его потерял.

— Когда погиб?

— Нет. Когда попал в Безмирье.

В комнате воцарилась минутная тишина. Впрочем, чтобы сложить два и два и получить результат, много времени не потребовалось.

— Боггет, ты был игроком, — сказал Тим. — Ты играл в этот мир и жил настоящей жизнью в своем мире. Так? И у тебя тоже было два тела: реальное и здешнее.

Инструктор кивнул.

— А что случилось потом?

Он пожал плечами.

— Потом я просто попал сюда. И мое цифровое тело стало моим настоящим.

— Цифровое?

— Тело игрока.

— А что случилось с тобой в твоем мире?

— Понятия не имею. Думаю, я там просто исчез.

— И ты никогда не пытался это выяснить?

Боггет помрачнел.

— Если честно, я бы не хотел это узнать.

— Почему?

— Потому что… — он поморщился.

У меня снова возникло это чувство: словно я общаюсь не с человеком старше меня на десять лет, а с ровесником. И теперь у меня были основания полагать, что интуиция не обманывала меня. Если нынешний облик Боггета был плодом этого мира, то и настоящий возраст инструктора мог быть совсем иным.

— А что если ты настоящий лежишь в коме, из которой никогда не выйдешь, да? — заговорил Киф. Боггет посмотрел на него с удивлением, но также в этом взгляде промелькнул испуг. — Или ты умираешь, а это предсмертные галлюцинации твоего сознания, которые вот-вот оборвутся и наступит вечная чернота. Или ты уже умер, и нет никакого рая или ада, и нет никакой надежды на следующую жизнь — все останется навсегда так, бессмысленно и бесконечно, — Киф усмехнулся. — Ариэл частенько говорил о таких вещах в последнее время. Если честно, я думаю, что он потихоньку сходит с ума. Не советую тебе идти по его стопам. Но если ты решишься, у нас есть способ все выяснить. Сэм ведь умеет ходить между мирами и даже способен переводить других.

Боггет нервно сглотнул. Странно было видеть инструктора одновременно таким взвинченным и таким растерянным.

— Нельзя проложить путь в мир, который ты никогда не видел.

Киф поморщился, отмахнулся.

— Ой, дай ему только время, он и не такому научится. Кстати говоря, Сэм… — он достал из инвентаря и протянул мне металлический амулет в форме шестиугольника с крупным красным камнем посередине. Вещица была габаритная, безвкусная, и впечатление усиливала массивная металлическая цепь. Я бы предпочел, чтобы ко мне вернулся мой прежний деревянный оберег. Но Кифа эстетическая сторона явно не беспокоила: — Держи. Это с босса подземелья упало.

«Медальон Кнарха Серого. Уникальная вещь, сетовый предмет. Ограничения по кассу: только для мага. Ограничения по уровню: от сорокового уровня и выше. Состав сета: медальон Кнарха Серого, браслеты Кнарха Серого, пояс Кнарха Серого. Прибавки к характеристикам: плюс десять к интеллекту, плюс двенадцать к скорости восстановления маны, плюс пять к силе ментальных атак».

— Киф, ты ничего не путаешь? Может, это лучше отдать Тиму?

Магик покачал головой.

— Ему не пойдет. Раскрой подробное описание. Эта вещь не для хилера. Она именно для мага.

Подробное описание у меня и так было открыто. Но оно мне ничего не объясняло.

— Не очень понимаю разницу. Но в любом случае я же не маг.

Киф прищурился.

— Ну, это только пока.

В комнате снова на какое-то время стало тихо. Затем Боггет с шумом втянул воздух в грудь.

— Киф прав. Если мы хотим и дальше брать квесты и проходить подземелья, нам нужен маг, раскаченный в сторону нанесения урона противнику. Такой, как Селейна.

— Но ведь лучше нее все равно никого не будет, — тихо сказал я.

— Да, — легко согласился инструктор. — Но за неимением гербовой бумаги пишут и на простой.

— Постой, — я начал кое-что соображать. — Ты хочешь, чтобы я стал магом? — Я посмотрел на Кифа. — Вы оба этого хотите?

— Мне все равно, — сказал Киф. — Главное, чтобы тебе было интересно.

— Мне, по большому счету, тоже, — ответил Боггет. — Но, если мы хотим быть полноценной командой, нам нужен маг-дамагер. Пока что у нас танк в моем лице, начинающий хилер и очень приличный вор. Можем, конечно, позвать в команду мага со стороны. А можем переучить тебя, Сэм. Ты милишник, боец ближнего боя с уклоном в урон. Можно раскачивать тебя и под танка…

— Что это значит? — нетерпеливо перебил Боггета я.

— Я — танк, — он ткнул себя пальцем в грудь. — У меня высокая сопротивляемость практически ко всем видам урона. Я должен сдерживать противника, пока все остальные его лупят. Магией я не владею в принципе. Это не из-за класса или раскачки, это из-за моего… происхождения. Но у меня есть артефакты, и я могу комбинировать классовые навыки так, что это сходит за магию достаточного уровня. А еще для того, чтобы быть танком, нужен определенный склад характера. Не каждый способен сносить удары, когда сдержать противника важнее, чем контратаковать или сбежать. Для этого нужны злость, упрямство и самоконтроль.

— Ну, для любого класса нужен определенный склад характера, — возразил Киф. — У мага должен быть гибкий ум и хорошая память. А вор должен быть немного трусливым и нечестным.

— И что, ты часто врешь?

— Иногда вру, да, — Киф подмигнул. — Но чаще просто не договариваю.

— А вообще что такое «танк»? — спросил Тим.

— В моем мире так называют металлические боевые машины, которыми управляют люди, — ответил Боггет. — Страшная сила даже в одиночку.

— Вот и я о том же, — снова встрял Киф. — Если у нас уже есть один танк, зачем нам второй?

— Второго не надо, — согласился инструктор. — А вот маг — да, нужен. И именно специализирующийся по урону, чтобы Тим мог сосредоточиться на лечении. Тим, не сочти, что я тебя недооцениваю. Как лучник ты очень хорош, да и другими талантами не обделен. Просто есть вещи, которые невозможно совмещать.

Тим кивнул.

— Я понимаю. Это как если бы лекарством занялся Киф.

— Именно!

— Эй, я, вообще-то, кое-что в этом плане умею, вы же знаете!

— Но ты не хилер. Хотя да, что у Тима, что у тебя, по сути, гибридная раскачка. Ты же не столько вор, сколько ассасин.

— Я вор, не оскорбляй меня!

— А еще у тебя есть магические скилы, верно?

— Даже не думайте об этом! Я на мага переучиваться не собираюсь.

— А тебя никто и не заставляет. У нас ведь есть Сэм.

— Простите, но у меня крайне скромные способности в области магии, — наконец заговорил я. То, о чем говорили Боггет, Киф и Тим, одновременно и смущало, и притягивало меня. — Я могу использовать только низкую ведьмачью магию, да и то не очень эффективно.

— И это говорит человек с навыком «Слова», способный создавать коридоры между мирами, — Киф картинно закатил глаза. — О том, как ты с твоей подружкой чистой силой лупите, я вообще молчу.

— Насчет «Слова» ты мне сам говорил, чтобы я был осторожнее при его использовании. Коридор между мирам не боевой навык, как ни крути, и оба они поглощают ману так, что очень быстро ничего не остается. А моя ведьмачья магия ни в какое сравнение не идет с тем, что умеет Селейна.

— Маны у тебя мало, потому что интеллект низкий, — пояснил Боггет. — Вот вложишь в него очки опыта… Сколько их у тебя, кстати?

— Сто шестьдесят пять.

— Отлично. А у тебя, Тим?

— Сто сорок пять.

— Замечательно! Эти очки нужно распределить по основным характеристикам, за счет этого увеличатся объемы баров маны и здоровья и дополнительные параметры изменятся. Только делать это надо с умом, — Боггет потянулся роскошно, как сильный и спокойный дикий зверь. — Тим, ты что-нибудь хотел бы изменить в своей раскачке?

— Я хотел бы узнать, как можно ее улучшить.

— Хорошо. А ты, Сэм? Готов стать магом?

Никогда не думал, что услышу такой вопрос.

— Я не уверен, что у меня получится. Моя сила…

— Твоя сила в Безмирье никак на это не влияет. Здесь магия, как бы объяснить… Часть механики мира. Как и все остальное, кстати. Если сейчас все очки опыта Тима вложить в силу, он тобой стенку пробьет с одного удара. Понимаешь? Есть очки опыта — можешь вложить их во что угодно. Для мага важен интеллект. Чем выше этот показатель, тем объемнее бар маны и тем сильнее и разнообразнее заклинания ты можешь использовать. А сами заклинания изучаются у мастеров, по книгам или просто покупаются на свитках. А еще, если станешь магом, мечом махать ты не разучишься, хотя придется подумать, какие в дальнейшем навыки брать и как их сочетать. И с экипировкой могут быть сложности.

— Я знаю. Селейна говорила, что здесь маг не может носить тяжелую броню.

— Ну так и не будешь. Ты ее и сейчас-то не стремишься носить. А надо будет — придумаем что-нибудь, не переживай.

— Я не переживаю, но…

— Так ты согласен?

Мне не хотелось отвечать. Я понимал, что Боггет и Киф говорят разумные вещи. Если мы не хотим брать в наш отряд кого-то со стороны, кто-то из нас самих должен стать магом. Моя кандидатура на эту роль выбиралась методом исключения. У Боггета не было способности к магии, к тому же у него, как и у Кифа, класс был уже сформирован. Тим в отношении магии был куда талантливее, чем я, но хилер нам был нужен тоже, а на поддержку и атаку одновременно никаких сил не хватит. И я бы согласился — если бы Боггет на меня так не давил. «Вот бы Селейна вернулась», — подумал я. У нас ведь даже была одна свободная комната — как раз для нее.

Словно услышав мои мысли, Боггет прикрыл глаза и произнес:

— Ладно, Сэм. Извини. Не хочешь — так не хочешь.

— Я хочу, — это было правдой.

Боггет приоткрыл один глаз.

— Тогда в чем дело?

Все в том же.

— Я не думаю, что справлюсь.

Боггет усмехнулся.

— Пока не попробуешь — не узнаешь. Но я тебя могу заверить, что все получится. Механика мира универсальна. Киф, хоть ты скажи ему…

— А что я могу сказать? Я ему амулет мага уже отдал, — запрокинув голову, он добавил: — В инвентарь не клади только. Чтобы он работал, он должен быть экипирован. Могу и еще что-нибудь подкинуть, у меня есть. Хочешь, покажу, Сэм?

Я сдался.

— Ладно, давайте попробуем. Что от меня требуется?

— О, это уже разговор по делу! — Боггет повеселел. — Для начала закажем еды и выпивки. А потом сядем и рассчитаем для тебя, Сэм, и для Тима правильное распределение очков характеристик и прикинем, какие навыки и заклинания вам понадобятся.

— И как сделать так, чтобы они друг с другом не конфликтовали, — добавил Киф. — Это работа до ночи, Боггет, так что закажи еды побольше.

— Мы сегодня неплохо заработали, так что можем даже пирушку закатить, — ответил инструктор. Хорошее настроение не покидало его, и мне было немного неловко из-за того, что он так радуется моему согласию. — Хоть до ночи, хоть на всю ночь.

Боггет как в воду глядел: до темноты с расчетами и схемами раскачки мы не уложились. Я и Тим уже клевали носами, а Киф и Боггет все еще спорили, составляя все новые и новые варианты. Они так увлеклись, что говорили едва ли не на птичьем языке, изобиловавшем терминами и жаргонными словечками. Говорили они быстро, и мы с Тимом их почти не понимали, несмотря на подсказки языковой системы Безмирья. Наконец Боггет заметил, что от нас никакого толка, и нас отправили спать.

К тому моменту, как это случилось, голова у меня гудела так, что я, не вдумываясь, последовал бы любой инструкции Боггета, какую бы они мне ни дал. Но стоило мне лечь в постель, как я понял, что устал не настолько, чтобы спать. Наверное, дело было в голосах Боггета и Кифа: они звучали убаюкивающе. Теперь же, в тишине, я снова слышал собственные мысли, и сон отступал.

Я стал думать о прошедшем дне. Вылазка, предпринятая сегодня, была более чем опрометчивой: нас было всего пятеро, без мага атакующего подкласса, к тому же наш новенький разбойник не отличался большой силой, а у меня все еще были ограничения на количество наносимого урона из-за того, что я погиб. И все же я ни о чем не жалел. Маленький столбик с перекладиной — мне нужно было это увидеть. А то мне казалось, что меня разыграли каким-то особенно жестоким способом и я не знал, кого в этом винить.

С тех пор, как я в очередной раз пришел в себя в домике Боггета, я не единожды пытался вспомнить обстоятельства своей смерти и то, что было потом, в течение следующих восьми месяцев. Я ничего не помнил об этом времени, более того — я, как ни старался, не мог ощутить, что это время прошло. Я осторожно подкрадывался к черной дыре в моей памяти и испытывал беспричинное чувство тревоги, которое нарастало по мере того, как я пытался вспомнить хоть что-нибудь. Потом, если я осмеливался двигаться дальше, холод сочащегося из этой черноты ужаса все-таки вынуждал меня остановиться. Но, как бы далеко я ни заходил, ощущение прошедшего времени все равно не появлялось. Я словно уснул накануне и проснулся с утра и теперь пытался вспомнить ночной кошмар, оставивший ощущение страха, но накрепко забывшийся при пробуждении.

Вот и теперь, лежа в постели, я решил сделать это снова. Закрыв глаза, я устремился вглубь черноты, поселившейся внутри меня, и, как и много раз до этого, почувствовал тревогу. Казалось, если сосредоточиться на этом ощущении, можно было почувствовать, что оно гладкое и прохладное. В какой-то момент тревога переходила в страх. Он тоже был прохладным и гладким, но немного липким, и чем плотнее он становился, тем тяжелее было дышать. Я лежал на постели и в то же время двигался — медленно шел в непроглядном мраке. Страх нарастал, перерождаясь в мерзкий, унизительный ужас. Я уже доходил до этого — до состояния, когда разум готов вывернуться наизнанку, лишь бы перестать осознавать все это. Меня тянуло назад, прочь из этой темноты, в постель, где, дожидаясь нисхождения благостного сна, лежит мое тело. Но мне так хотелось продвинуться хотя бы еще чуть-чуть вперед…

Мне кажется, я физически сделал этот шаг — и очутился в темноте полностью. То есть, я забыл о том, что лежу в постели, и в полной мере почувствовал себя стоящим в темном пустом пространстве. Страха не было — его как отрезало. Темнота, как при использовании навыка, была зыбкой, я чувствовал это всем своим существом. А передо мной в этой зыбкой, податливой темноте… От удивления я очнулся, открыл глаза. Но и наяву я увидел перед собой то, что, как я думал секунду назад, мне просто снится. Ощущение зыбкости мира постепенно отступало, оставляя ощущение влажной прохлады на коже — словно кто-то медленно стаскивал с меня невидимое шелковое покрывало. Я все еще лежал в постели, а в воздухе надо мной висела сложная печать с голубыми светящимися символами. Я действительно уже видел ее раньше. Теперь я наконец-то вспомнил, где и когда это было.


Глава 35. Питомец для Тима и новое приключение для всех (1)


Наутро я проснулся рано. За окном едва брезжил рассвет, все мои соратники еще спали — Боггет и Тим в своих комнатах, а Киф прямо в гостиной, свернувшись на одном из кресел трогательным клубочком. После вчерашнего ужина и дебатов здесь царил хаос, но убираться, пока все еще спят, я не решился. Я умылся, вышел во двор. Жалко, что с нами не было Рейда — даже спарринг устроить было не с кем.

— Привет! — раздался вдруг рядом со мной незнакомый голос. — Скучаешь?

Я повернулся и увидел парня немногим старше меня. Он был темноволосым, с веселыми глазами. Игрок, сорок четвертый уровень. Ник необычный: Ладноок Яснопонятно.

— Привет. Ага.

— Мне тоже скучно. Ты мечник? Как насчет ПВП?

— Давай.

«Игрок Ладноок Яснопонятно предлагает вам дружеский поединок. Принять предложение? Да/Нет». Я принял вызов и достал из инвентаря меч и щит. Убирать их туда было куда удобнее, чем постоянно таскать с собой.

Хорошего поединка не получилось: парень вынес меня третьим же ударом, угодившим мне прямо в грудную клетку. Странно это было — видеть, как меч противника пробивает тебя насквозь, но чувствовать только легкое жжение. Хоть Киф и говорил, что на дуэли погибнуть нельзя, они безопасны, несколько неприятных мгновений я все же пережил. Но в том месте, где должна была быть рана, всего лишь возникло неяркое зеленое свечение, да и оно быстро исчезло. Следа от удара мечом не осталось даже на одежде. Ладноока столь быстрое мое поражение явно смутило.

— Ты чего?

— Не проснулся еще.

Второй раунд был не намного лучше первого: хоть я и продержался чуть дольше, Ладноок победил. В технике боя я ему не уступал, но он был сильнее и быстрее меня, и сократить разрыв мне не удавалось, даже используя ускорение и усиление. В общем, пока я берег свои очки опыта, этот парень, как и полагалось игроку, вложил их в силу, ловкость и удачу, и, хотя по уровням мы были практически равны, в честном бою мне было нечего ему противопоставить. На этот раз, если бы механика мира не сработала, я бы лишился руки и умер от раны в боку.

— Извини. Я сегодня, кажется, не в форме.

— Ничего, — парень убрал меч в ножны. — У тебя интернет медленный, да? Поверь, это не повод для комплексов. Разрешение скинь до минимума, тогда быстрее прогружаться будет. Но графика, конечно, будет уже не та. Ну, бывай! — он помахал мне рукой и скрылся из виду.

— Что, еще одного друга-игрока завел? — спросил Тим, спускаясь с крыльца.

— Нет, — я повернулся к нему. — Доброе утро. Просто мне было интересно, насколько очки опыта влияют на характеристики.

— Доброе. И как прошел эксперимент?

— Удовлетворительно. Мечник моего уровня с распределенными очками легко меня вынесет, если я не использую дополнительные навыки. — Я вспомнил, что окна комнаты Тима выходят на гостиничный двор, и спросил: — Мы тебя разбудили своей возней?

— Нет. Я в личной комнате спал, туда ни единого звука не проникает.

Мы вернулись в гостиницу и, поскольку Боггет и Киф проснулись тоже, принялись наводить порядок в нашей общей комнате. Следовало убрать этот бардак хотя бы для того, чтобы за завтраком развести новый.

— Ну, так что вы придумали для нас с Сэмом? — спросил Тим.

— С тобой все более-менее просто. Всего несколько вариантов, да и те однотипные. Вот, взгляни, — Киф протянул Тиму пачку исписанных и изрисованных листков. — А с Сэмом сложнее. Вариантов тоже несколько, но они очень разные, и достаточно далеко путь развития персонажа просчитать не получается, — мне тоже досталась кипа бумаг. — Выбирайте. Хотя, если вам обоим ничего из этого не придется по душе, мы придумаем что-нибудь еще.

— Если что-то непонятно, спрашивайте, — предложил Боггет.

Я и Тим дружно углубились в изучение записей. Через какое-то время я услышал голос Тима:

— Мне все нравится, но я хотел бы внести кое-какие изменения. Если я сделаю вот так, это ничего не испортит, как считаете?..

Сам я не мог похвастаться такой решимостью. Варианты, предложенные мне Боггетом и Кифом, были хороши, но выбрать из них какой-то оказалось сложно. Один, правда, был практически идеальным: я мог выбрать класс паладина и сочетать магию и силовые приемы. Но стоило мне об этом подумать, как на память приходил Арси, следующий за Черным Принцем. Я понимал, что это не должно меня останавливать, и все же не мог преодолеть своих эмоций. Вторым очень хорошим вариантом был подкласс рыцаря света, какой был у Адельвайса. Он был ориентирован на физические атаки, которые можно было подкреплять магией, причем перспективы их развития и улучшения рисовались колоссальные. Но все же это было не совсем то, чего от меня ждали мои спутники. Я просмотрел остальные варианты и вернулся к тому, что был третьим. Он предполагал выбор класса мага, причем возможности совмещать магические и физические навыки и усиливать одни другими он почти не давал, чем сильно уступал первым двум вариантам. Однако именно этим он меня и привлек. Как ни странно, этот вариант соответствовал тому плану, который я когда-то изложил Лэнди: постепенное освоение не противоречащих друг другу навыков совершенно разных классов. Почему бы не начать приводить его в действие?

Кроме того, выбор характера магии оставался за мной. Подробнее изучив записи, я понял, что могу выбрать магию двух природных элементов — основного и дополнительного — и еще один вид магии неэлементального типа. В качестве магии природных элементов я остановился на огненной магии как основной и воздушной как дополнительной. Мой выбор основного вида магии объяснялся довольно просто: я видел ее в действии, не сомневался в ее эффективности и рассчитывал на то, что знакомый мне специалист по ней — конечно же, Селейна — найдет время, чтобы обучить меня ее азам и хитростям. Так у нас будет причина видеться чаще. Что касается вида дополнительной магии, то комбинировать его с основным можно было только по определенному принципу. Так, вместо воздушной магии я мог выбрать магию земли, но не воды, потому что водная магия противоречила огненной. Я счел, что огонь и воздух отлично подойдут друг другу.

В отношении магии неэлементального типа у меня были следующие варианты: магия света, магия тьмы, бытовая магия, некромантия и ментальная магия. Я мог вовсе отказаться от стихийной магии и выбрать два типа магии из этого перечня, среди расписанных на листках вариантов были и такие. Но это бы фактически полностью лишило меня возможности еще хоть как-то развить мои навыки воина. Поэтому я углубился в изучение пояснений к этим видам магии. Из кратких замечаний я узнал, что магия света — это все виды прибавки к характеристикам, или бафы, и вызов сущностей, которые могли бы оказать поддержку. Подклассом в такой магии был жрец, и не составило труда догадаться, что именно такой магией владела Айна. Правда, у нее наверняка было что-то еще — например, из магии тьмы, хотя я пока не знал, можно ли их сочетать и, если можно, то как это делать. Магия тьмы, соответственно, представляла собой дебафы — проклятия, снижающие характеристики противников. Также она включала вызов темных сущностей вроде злобных духов или демонов. Бытовая магия была идеальным решением для крафтера, мне она не подходила. С некромантией я связываться не хотел, я не стал даже читать пояснения, относящиеся к этому виду магии — с меня и так было достаточно маленького холмика в долине между двумя подземельями. Впрочем, все предыдущее я прочел только из уважения к работе Боггета и Кифа. Еще даже не дойдя до соответствующего пояснения, я выбрал ментальную магию. И мое решение диктовалось не только тем, что у меня уже было «Слово» — строго говоря, этот навык не в полной мере укладывался в направление ментальной магии.

Может, не стоило пытаться освоить этот довольно сложный, трудоемкий и потому непопулярный вид магии. Это было нерационально — ведь еще вчера я не чувствовал никакой уверенности в том, что у меня вообще получится хоть что-нибудь. Но мне было интересно, что я смогу сделать — как с ее помощью сумею повлиять на своих врагов и помогу соратникам. Да и та голубая печать внутри моего сознания — что-то мне подсказывало, что это имеет отношение к ментальной магии. Кроме того (как я узнал, все-таки снизойдя до пометок на полях страницы), этот вид магии подразумевал работу с информацией. А информация была очень важна в Безмирье — особенно для таких как мы.

— Ну, что, выбрал? — нетерпеливо спросил Боггет, заметив, что я закончил перебирать листки и глубоко задумался над одним из них. Я поднял взгляд и обнаружил, что и Боггет, и Киф выжидающе смотрят на меня. Я вытащил из пачки страницы, на которых был расписан выбранный мной вариант, и помахал ими. Киф и Боггет переглянулись, и Боггет злорадно осклабился.

— Вы опять на меня спорили! — догадался я.

— Ага. И тощий проиграл. Он думал, ты выберешь пала.

— Пала?

— Паладина. Или, в крайнем случае, рыцаря света. Но я-то знаю тебя получше, — Боггет толкнул под ребра Кифа. Тот покачнулся, стараясь сохранять невозмутимость, хотя выражение его лица было кисловатым.

— Считай, что я тебе поддался. Нельзя же все время выигрывать.

Я улыбнулся — я совсем не сердился на них. И я был рад тому, как они поладили.

— А что ты выбрал, Тим?

— Стану полноценным баффером, как и собирался, — сказал он. — Уклон в лекарство и поддержку. Но лук не брошу, это мое. А стихийную магию я изучать не буду вообще. Попробую объединить магию света и бытовую.

— Бытовую? — удивился я.

— Ага, — подтвердил Киф. — Это его собственная идея.

Я хотел спросить, почему Тим решил сделать такой выбор, но понял, что уже знаю ответ: если я хоть в чем-то разбирался, бытовая магия в сочетании с его интересом к конструированию и одной уже выбранной профессией даст прекрасное сочетание — маг-артефактор.

— У меня мастер-статус в профессии ювелира, — сказал Киф. — Я подучу тебя.

Тим выглядел довольным — он явно был рад тому, что его усовершенствование плана одобрили.

— Ага, — согласился Боггет. — Но сначала нам придется закупиться свитками с заклинаниями. На несколько штук денег хватит, но это едва покроет базовый уровень освоения магии, а нам нужен, как минимум, продвинутый. Киф, может, тряхнем инвентарями?

Магик пожал плечами.

— Я не против. Но я бы с большим удовольствием сходил в рейд. Знаешь, в какое-нибудь стоящее местечко…

Инструктор закатил глаза.

— Опять ты за свое…

Тут я обнаружил, что мне пришло письмо от Лэнди.

— Наш маленький разбойник снова разыскивает нас, — доложил я. А затем с некоторым недоумением добавил: — Боггет, он пишет, что выполнил твою просьбу. О чем ты его просил?

Инструктор самодовольно заулыбался.

— Киф, ты хотел рейд? Будет тебе рейд, — сказал он.

Когда через пару минут к нашей компании присоединился Лэнди, все встало на свои места.

— Ты же хотел питомца, верно? — спросил Лэнди у Тима. — Насколько я понял, обычные питомцы вроде тех, что можно взять у вендеров, вас не интересуют, а те, что на аукционе, слишком дорогие для вас. Я подобрал несколько квестов, которые помогут получить уникального питомца. Вот, держите, — и он переслал нам довольно много записей, снабженных очень реалистичными иллюстрациями. Какое-то время мы их изучали.

— Там можно грифона получить — правда, квест довольно сложный, многоступенчатый, — Лэнди наскучило сидеть в тишине, и он заговорил снова. — Есть квест на археоптерикса — это птица, хотя больше похожа на летающую ящерицу, по-моему. Раскачка долгая, но в итоге помощник будет сильный. Может на себя урон принимать, так что для мага хороший вариант. А можно завести ктулха. Они прикольные, на осьминожек похожи, только в воздухе плавают и мозги высасывают. Ментальный дамаг, в общем. А еще…

— Я хочу собаку, — проговорил Тим.

— Просто собаку? — удивился Киф. — Да ее же можно в лавке купить, хочешь — щенка, хочешь — взрослую. Но зачем тебе обычная собака? Я думал, ты хочешь что-то особенное.

Я передвинул на панели перед собой послание Лэнди так, чтобы видеть, о чем говорит Тим. Речь шла о небольшой лайке белого цвета с умной и милой мордашкой.

— Я хочу собаку, — упрямо повторил Тим. — И она не будет обычной. — Он посмотрел на Лэнди. — Ты знаешь, где это место?

— Имеешь в виду, могу ли я туда портануться? В саму локацию — нет. Но я бывал в городке неподалеку, так что смогу вас провести.

— Хм… — Боггет внимательней вчитался в описание предполагаемого питомца. — Вообще-то, вариант неплохой. Собака компенсирует твою уязвимость во время каста. По крайней мере, от нападения с ближней дистанции она тебя защитит. Я только не понимаю, как она попала в твой список, Лэнди.

— О, я так увлекся, что решил обзор сделать, — с гордостью сказал маленький разбойник. — Я вам потом ссылку кину, оцените. А пока я собирал информацию, наткнулся на упоминание не очень популярных, но интересных квестов, связанных с питомцами. Этот, который на собаку, вообще-то цепочка, причем начинается с простой социалки, а кончается полным трешем. На этап социалки достаточно минимального уровня, а вот до конца не дойдешь, если ты ниже тридцатого, к тому же в одиночку квест не сделать. В общем, он для тех, кто хочет результат сразу. Такое не бывает популярным. Но зверушка того стоит, я думаю. Если вы готовы, можем пойти прямо сейчас.

Тим, кажется, был только за такой поворот событий, но Боггет произнес:

— А как насчет завтра, Лэнди? Завтра ты свободен? Сегодня у нас есть кое-какие дела.

— Ладно, — легко согласился Лэнди. — Завтра так завтра. Встречаемся в это же время?

— Если тебе удобно.

— Мне удобно! Тогда сегодня я пошел?

— Да. Спасибо за все.

— Не за что, — Лэнди направился к двери. На прощание он напомнил: — Обзор посмотрите обязательно!

— Что за питомец, расскажите хоть, — попросил Киф, когда Лэнди ушел.

— Белая лайка с голубыми глазами, — ответил Тим. — Среднего размера, шерсть гладкая, хвост колечком. Активная, выносливая, быстрая, отлично развиты слух, зрение и нюх. Хороший компаньон и охотник. Послушная, исполнительная, напугать практически невозможно.

— И что в этом необычного? Можно было бы выбрать питомца, который усиливал бы тебя во время боя или принимал на себя урон.

— Я такое существо просто призвать могу, когда захочу, — возразил Тим. — То есть, пока не могу, но смогу со временем. А собака будет со мной постоянно.

— И что?

— Не догадываешься? — спросил Боггет. — Быстро обучаемый сторож и охотник с резистом к ментальным атакам. А еще компаньон и активный помощник.

Я бы к этому добавил, что Тим просто не способен завести питомца, которому пришлось бы переносить урон вместо него самого.

Киф вскинул руки ладонями к нам.

— Вы так говорите, будто бы я имею что-то против!

— А что, нет? Вообще-то, на это похоже!

— Вообще-то нет! Мы же не мне питомца заводим.

— А что, ты тоже хочешь питомца? — спросил я.

— Конечно!

— И какого же?

— Дракона, разумеется!

— Киф, ты сам как питомец! — заметил Тим. — По крайней мере, Сэму все время приходится тебя кормить!

— Это не так! — возразил я. — Вообще-то, я не один этим занимаюсь.

Киф насупился, моя компания залилась смехом.

— Кстати, может, правда поедим? — предложил вдруг магик. — А то у нас сегодня еще много дел.

— Вот, я же говорил! Повремени пока с питомцем, Киф. Двух драконов мы не прокормим.

Тим и Боггет рассмеялись снова. А Киф вдруг посмотрел на меня как-то странно — почти испуганно. Но буквально через мгновение веселость вернулась к моему другу.

— Давайте есть уже! — потребовал он.

После завтрака мы приступили к тем самым делам, о которых говорили Киф и Боггет. Они заключались в распределении очков опыта. Тим вложил в интеллект почти все свои очки, оставив немного для ловкости и удачи, и наконец-то выбрал класс. У меня в интеллект ушло чуть больше половины очков. Остальное я распределил по другим характеристикам. Класс выбирать не стал. Не буду этого делать, пока не возникнет острая необходимость.

— Ну, что, можем идти?

— Не так быстро, Сэм, — Боггет попивал квас из большой деревянной кружки и никуда не торопился. — Тебе сначала научиться ходить нужно.

— В каком смысле?

— Встань.

Я встал. Голова закружилась, я будто бы приподнялся над полом, а потом оказался сидящим на нем. Впрочем, так и было: вместо того чтобы просто встать, я умудрился подпрыгнуть и от неожиданности упал.

— Что это было?

— Результат распределения очков по силовым характеристикам. У тебя теперь на каждое действие будет уходить намного меньше усилий. Если будешь двигаться, как раньше, все вокруг поломаешь и сам покалечишься.

— И что мне делать? — я осторожно поднялся с пола.

— Учись двигаться правильно. Ели бы ты распределял очки опыта постепенно, то рост характеристик почти не ощущался бы. А так ты стал более сильным очень резко. Но ты не переживай, ты быстро привыкнешь. Я же — видишь? — ничего не ломаю. Если, конечно, это не является моей целью, — и он снова приложился к кружке с квасом.

Я аккуратно повел рукой по воздуху. Никаких отличий от того, как рука двигалась раньше, я не ощутил.

— Давай помогу, — Киф спрыгнул со своего места и подошел ко мне.

— Эй, не здесь! — крикнул Боггет.

Но было поздно. Магик ринулся на меня, я инстинктивно уклонился и снова оказался на полу, на этот раз опрокинув табурет. Чувствовал я себя странно: я словно был марионеткой, способной двигаться самостоятельно, но при этом кто-то все равно дергал меня за ниточки, увеличивая силу и амплитуду движений. Это сбивало с толку. Тело было будто бы не совсем мое.

— Вставай, — потребовал Киф. — И попробуй меня поймать.

— Киф! — возмутился Боггет.

— Да ладно тебе! У него сопротивляемость к физическому урону тоже должна была повыситься, так что не убьется.

— Можете хоть оба убиваться. Но вы же тут все разнесете!

— А, ну, это да. Ну и что? Сэм, хватит валяться, поднимайся!

Я как раз пытался встать так, чтобы снова случайно не прыгнуть. Нарушения чувства равновесия не было, но в остальном было непросто.

— Запомни эти ощущения и то, как ты с ними справляешься. Если на тебе окажется усиливающая экипировка с большой прибавкой к характеристикам, будет примерно то же самое.

Я наконец встал, шагнул к Кифу, подаваясь вперед. На этот раз я сумел удержаться на ногах.

— Вот, неплохо! — магик отступил на пару шагов, не глядя запрыгнул на спинку дивана. Я вспомнил, как он порхал по пещере Проклятого Гуру.

— Киф, сколько у тебя в ловкости?

— Секрет! Поймаешь меня — может, скажу!

Краем глаза я заметил, как Боггет закрывает ладонью лицо.

Поддаваться на провокацию Кифа я не намеревался. Просто подошел и осторожно сел на диван. Киф рассмеялся и плюхнулся рядом.

— Ты двигаешься, будто бы ты хрустальный и все вокруг хрустальное тоже. Это перебор.

— Знаю. Но я не понимаю, как рассчитать силу движения. Я ее не чувствую.

Магик хлопнул меня по плечу.

— Боггет правильно сказал, ты привыкнешь, и быстро. Просто не думай об этом. Давай потренируемся еще.

Он вскочил с дивана, я встал следом. Запоздало заметил, что на этот раз проблем не возникло. Я рассчитал усилия машинально, с учетом предыдущего опыта. Кажется, я начал понимать, что от меня требовалось…

— Вашу мать! — воскликнул Боггет, когда мы все-таки перевернули стол. Он успел подхватить кувшин с квасом, но все остальное полетело на пол. Киф заливисто хохотал надо мной, растянувшимся на остатках мясной подливки.

— Сэм, у тебя здоровье просело, — заметил Тим.

— Я запястье потянул, кажется. Но этого типа я все равно достану!

— Не достанешь!

Киф юркнул за спину Боггета.

— Слушайте, может, на улицу пойдете играть в догонялки?

Я попробовал ухватить Кифа за лодыжку, но тот увернулся и ловко подставил вместо себя табурет. Мои пальцы стиснули его ножку. Дерево хрустнуло и обратилось в щепки.

— Если мы выйдем на улицу, весь город соберется посмотреть на это представление. Сэм же потом умрет со стыда! Ты этого хочешь?

— Я хочу, чтобы вы угомонились! Оба!

Я предпринял еще одну попытку достать Кифа и снова потерпел неудачу.

— Может, я тебе помогу, Сэм? — предложил Тим, занося руку для магического пасса.

— Двое на одного? — притворно возмутился Киф. — Так не честно!

Боггет осклабился.

— Черт с вами! Двое против двоих!..

Как мы не разнесли гостиницу, остается загадкой. С грохотом, криками, ругательствами и смехом, отпуская шуточки, мы носились по комнате, словно дети. Я был самым неуклюжим, но было заметно, что и Тиму тоже нужно приноравливаться к обновленному показателю своей ловкости. Боггет делал вид, что пытается достать меня. Киф, как всегда, дурачился. Поймать его я так и не смог, зато все-таки сбил со спинки дивана, запустив в полет подвернувшуюся под руку подушку. Рассчитывать силу замаха, как и прочих движений, я уже был вполне в состоянии. Наконец все мы выдохлись и распластались на полу среди устроенного нами бардака.

— Придурки, — закрывая глаза локтем, прошептал Боггет. — Полные придурки…

Затем последовал поход в магическую лавку за свитками с заклинаниями, после которого Боггет отвел нас во двор гильдии, оказавшийся неожиданно большим и отлично расчищенным. Однако здесь было совсем не людно: в углу двора, около поленницы под большими раскидистыми деревьями, стояли, переговариваясь, два крепких местных мужика, а у глухой задней стены здания гильдии, вдоль которой располагалось несколько макивар, находился игрок. Заняв место у одной из макивар, он атаковал ее с помощью магии, затем менял экипировку и атаковал снова.

— О, тебе это тоже предстоит, Сэм, — заметил Боггет. — У всех, кто хочет сочетать магические и физические атаки, очень тонкий баланс между уроном и экипировкой. Сам в этом убедишься, когда потренируешься на одной из этих штук.

— А Тим? — спросил я.

— А Тим будет тренироваться на тебе!

Мы прошли к дальней стороне двора, и Киф немедленно забрался на остатки толстой красной каменной кладки, которые, наверное, когда-то были одной из стен здания. Сверху он мог обозревать весь двор и комментировать происходящее. Для полноты картины не хватало чего-то, что Киф мог бы жевать. Он тоже запоздало понял это и погрустнел. Но я предвидел такой поворот событий и протянул ему несколько бутербродов, прихваченных из гостиницы. Инвентарь сохранил их теплыми.

— Держи, — в свою очередь Боггет протянул мне свиток. Тиму новые свитки он уже отдал. — Начнем с него. Это заклинание из школы магии огня. Простое, контактное. На первом уровне это «Лепесток пламени». Прокачаешь до третьего — превратится в «Огненную вспышку». Бросить это заклинание ты не сможешь, но подожжешь все, к чему прикоснешься. Давай, изучай.

Изучить заклинание оказалось совсем несложно. Как только я взял свиток в руки, он распознался и появилась надпись: «Желаете изучить данное заклинание? Да/Нет». Я выбрал «Да», и у меня появился еще один значок на небольшой вертикальной панели справа. Еще один — потому что два там уже было. Насколько я понимал, там были символически обозначены «Слово» и мой странный «Вход в».

— Сделал. Что дальше?

— Просто вытяни руку ладонью вверх и активируй заклинание.

Я последовал инструкциям Боггета и удивился, как быстро и легко получил результат. Как только я мысленно утопил значок, на моей ладони вспыхнул крошечный огонек — действительно, «лепесток» пламени. Он совсем не жегся, только мана постепенно начала убывать.

— Погаси.

— Как?

— Сожми ладонь.

Я послушался, и пламя погасло.

— Тим, твоя очередь. Восстановление маны и сокращение времени отката заклинания.

— Понял, — мальчишка потянулся за посохом.

Так мы развлекались какое-то время. Я прокачал заклинание до второго уровня, и оно превратилось в «Огненный цветок» — теперь я мог держать на ладони целый венчик из лепестков пламени. Потом Боггет решил изменить правила игры. Он заставил меня экипироваться и использовать заклинание снова. К моему удивлению, «Огненный цветок» снова превратился в «Лепесток огня».

— Понял, как это работает? — спросил инструктор. Затем он повернулся к Тиму. — Баф на магический урон.

— Есть.

Доля секунды — и в моей ладони снова целая горсть огоньков.

— Думаю, принцип понятен, — сказал Боггет. — Сэм, вот остальные заклинания. Изучай, прокачивай.

Мне досталось заклинание ментальной магии, еще одно заклинание огня и заклинание воздуха. Заклинание ментальной магии должно было заставить противников остолбенеть от страха. Оно называлось «Аура ужаса» и действовало не на конкретного врага, а на площади определенного радиуса, который должен был увеличиваться вместе с моим ростом в уровнях. Огненное заклинание было способно сдержать противника и при этом наносило ему урон. Оно тоже было трехступенчатым: начиналось с «Огненных шипов», продолжалось «Огненными терниями» и заканчивалось «Стеной огня». Воздушное заклинание не было связано с левитацией, как я втайне надеялся. Это был «Воздушный щит», которым при умелом использовании можно было не только защититься, но и ударить. Что именно было у Тима, я не спрашивал, но не сомневался в том, что и ему Боггет подобрал заклинания грамотно.

Я довольно быстро прокачал «Огненные шипы» — красивое заклинание, предстающее в виде тонких огненных веток, из которых росли ярко-алые шипы, — и научился управляться с «Воздушным щитом». Меня поражало то, с какой легкостью мне давалась магия. Поражало — и расстраивало. Так всегда бывает: если прикладываешь недостаточно усилий для достижения результата, он перестает казаться значительным. В моем же случае прикладывать усилия не приходилось вовсе — механика мира все делала за меня.

Когда мы освоились с тем, чему научились, а Киф, заскучав, едва ли не заснул прямо на стене, инструктор заговорил снова.

— Так, а теперь попробуем сделать то, что Лэнди назовет читерством, если увидит, — оглянувшись и убедившись в том, что игрок покинул двор, произнес Боггет. — Сэм, доставай свой «Лепесток» и опускай его на землю.

Я послушался. Огонек вспыхнул на ладони и легко перекинулся на землю, когда я прикоснулся к ней. Он по-прежнему тратил ману, которая сгорала в маленьком ярком пламени.

— Славно. А теперь сосредоточься и заставь его двигаться.

Я не понял.

— Как?

— Как хочешь. Можешь просто сдвинуть пламя с места, можешь сделать огненную дорожку.

Я нахмурился. Могу, значит?..

Я постарался сосредоточиться и толкнуть пламя силой мысли. Никакого результата. Тогда, может, стоит воспользоваться маной?.. Огонек заплясал выше и ярче, но с места не сдвинулся. Когда я увеличил количество маны еще, он почти что превратился в «Огненный цветок», но других изменений не последовало.

— Не так, Сэм, — сказал Киф. Он сел, свесил ноги со стены. — Вспомни, как ты управляешь своими навыками. Не с помощью интерфейса, правда? Ты делаешь это интуитивно. Тебе ведь не нужно нажимать на кнопку, чтобы поднять руку. Попробуй сделать то же самое с заклинаниями.

— Хочешь сказать, можно управлять заклинанием как навыком?

— Не просто можно, но и нужно, — магик спрыгнул со стены, потянулся. — Вообще-то, игроки управляют своими навыками точно так же, как заклятьями, то есть с помощью интерфейса. У тебя там панель быстрого доступа к заклинаньям должна быть. Место на ней ограничено, и игроки на нее помещают то, чем пользуются чаще всего. Интерфейс, конечно, полезная штука. Но для тебя было бы лучше, если бы ты и тем, и другим управлял, минуя его, — Киф подошел ко мне. — Ты же чувствуешь свои навыки, верно? А игроки здесь никогда не почувствуют ничего подобного… — он искоса взглянул на Боггета. — Да и в своем мире, возможно, тоже.

Инструктор кивнул.

— Давай, ты справишься.

И я попробовал вызвать ощущение зыбкости окружающей действительности, волшебной ее проницаемости и пластичности — то особое состояние, которое я для себя называл гранью навыка. Безмирье откликнулось сразу, как будто ждало этого. А когда это произошло, я направил силу своей воли на огонек, заставив его двигаться. По земле побежала узкая пылающая дорожка.

— Умница! — похвалил меня Боггет. — Сэм, не прекращай. Киф, твоя очередь!

— Понял!

В отличие от магика, я замысел инструктора не понимал, но от меня этого и не требовалось. От меня требовалась реакция: когда впереди моей огненной дорожки появилась небольшая магическая печать, созданная Кифом, я сообразил, что от меня требуется попытаться ее обогнуть. С первого раза не получилось, со второго тоже, зато с третьего я не только обогнул печать, но и, вынудив пламя двигаться быстрее, заставил его сделать петлю вокруг печати и подобраться к Кифу.

— Ловишь на лету! — удовлетворенно сказал Боггет. — Считай, что твоим домашним заданием будет придумать, как ты можешь управлять и другим огненным заклинанием. Только велосипед не изобретай — превращать «Вспышку» в «Стену огня», например, нет никакого смысла. А пока просто потренируйтесь.

— Что такое велосипед? — спросил я.

Но Боггет не ответил. Легко ему было говорить, просто наблюдая за нами! Я же наконец-то стал чувствовать, что действительно использую магию, то есть трачу на что-то силы. Как ни странно, это обрадовало меня, потому что прибавило реалистичности происходящему. Мы упражнялись так довольно долго: Киф ставил ограничения, я пытался обойти их, Тим поддерживал меня. Я научился не только создавать дорожки, но и сдвигать маленький одиночный огонек. Под конец я исхитрился и разделил линию пламени надвое. Но после этого буквально сел на землю от усталости. В голове с непривычки звенело, будто после удара. Обе огненных дорожки, бесконтрольно продлившись еще немного, погасли.

— Очень хорошо, — сказал Боггет. — А теперь еще кое-что.

Я посмотрел на него снизу вверх с мольбой во взгляде, чем тут же явственно напомнил себе Кифа.

— Не переживай, от тебя многого не потребуется. Вызови «Воздушный щит» и держи его, сколько сможешь.

Я поднялся. Выполнить просьбу Боггета сейчас может быть непросто. Но это не означало, что я не попытаюсь.

«Воздушный щит» вызвался легко. Это было интересное заклинание: оно как бы стягивало и уплотняло воздух передо мной, и, прилагая усилия, я мог сделать его крепче или слабее, больше или меньше. Щит легко вращался во всех плоскостях, которые подразумевали защиту от удара, даже от атаки снизу — например, какого-нибудь мага, решившего взорвать почву прямо у меня под ногами, или монстра, обитающего в толще земли.

— Хорошо, Сэм. Достаточно. Теперь просто поддерживай его. Тим, ты должен взять заклинание под свой контроль. Забери его у Сэма.

Тим клонил голову набок.

— Как?

— Маной. И волей. Сначала попробуй подпитывать его вместе с Сэмом. А потом перетягивай к себе.

Поддерживать «Воздушный щит» было несложно, поэтому я мог следить за попытками Тима выполнить распоряжение Боггета. Влияние его маны я не чувствовал, только заметил, что щит стал тяжелее и нестабильнее. А вот когда Тим попытался притянуть его к себе… Это было похоже на то, как если бы на моей руке была перчатка и кто-то пытался стянуть ее.

— Сэм, не сопротивляйся.

— Я стараюсь!

Тим старался тоже. У него не было такого опыта работы с навыками, как у меня, и ему было сложнее. Но в конце концов у него получилось. Здорово было видеть его сияющие глаза, когда он полностью взял «Воздушный щит» под свой контроль и заставил его висеть перед собой. Щит у Тима был не такой ровный, как у меня, однако теперь он принадлежал ему одному. Маг, не владеющий воздушной магией, — и контролирует воздушное заклятье! Тут было чем восхититься.

Я стал постепенно убирать свою ману из щита, и тот заколебался сильнее.

— Рано, Сэм. Забери его обратно.

Я тихонечко взвыл — волевое направление маны утомляло быстро и сильно.

— Не ныть! Работать! Ты же собираешься стать могущественным магом?

— Уже не знаю…

— Что?!.

— Да, да, собираюсь! — я снова полностью управлял щитом.

— То-то же, — Боггет удовлетворенно кивнул. — Давайте-ка повторим это еще раз.

Пока мы повторяли упражнение, инструктор пояснял:

— «Воздушный щит», конечно, не абсолютная защита, есть гораздо лучше. Но принцип действия у них у всех одинаковый: чем ты сильнее, тем плотнее и больше можно сделать щит. Но, в отличие от печатей и барьеров, защитить им кого-то на расстоянии нельзя… Все, молодцы, хватит. А теперь Киф покажет вам, почему я хочу, чтобы Тим научился брать это заклинание под контроль. Да, Киф?

— Без проблем, — магик подошел ко мне и, не церемонясь, потребовал: — Давай сюда. — Оглядев нас с Тимом, он, рисуясь, добавил: — И если что, имейте в виду: заклятий школы воздуха у меня нет.

Маны на то, чтобы держать «Воздушный щит», у меня еще хватало, но я послушно передал его. Киф уверенно взял заклинание под свой контроль, покрутил воздушную линзу так и этак — и вдруг перевернул ее параллельно земле и ловко вскочил на нее. В тот же момент щит взмыл в воздух на высоту двух человеческих ростов.

— Посмотрите на меня! — воскликнул Киф. — Я властелин мира, муа-ха-ха!

— Научишься так же, и фиг кто тебя с земли достанет, — сказал Боггет Тиму.

— А в форме шара его сделать можно? — тут же спросил мальчишка.

— Умница! — похвалил его Боггет. — Да, можно. Но тогда ты сам сможешь использовать только дистанционные заклинания. Все, что ты создашь внутри шара, останется внутри — ну или разнесет его на куски.

— Понял. Спасибо, Боггет!

— Не за что! Со временем научитесь друг другу и другие заклинания передавать, если захотите. Так можно не со всеми поступать, но в школах стихийной магии подходящих заклинаний полно. А на сегодня это все. Киф, спускайся!

— Ни за что, муа-ха-ха! Пресмыкайтесь передо мной, жалкие букашки!

Боггет прищурился.

— Сэм, достань его.

— Боггет, нет! Он же упадет!

— Он ловкий, как кошка!

— Нет!

— Ладно, тогда я сам…

— Все, я все понял, спускаюсь! — Киф спланировал на землю, щит исчез. — Какие вы жестокие люди!

— Эти жестокие люди сейчас тебя накормят.

— О, этим жесто… Я хотел сказать, этим прекрасным людям пришла в голову замечательная мысль!

На этом наша тренировка завершились, и мы вернулись в гостиницу. Киф болтал без умолку, несмотря на набитый рот, а Тим почти не разговаривал, и по выражению его лица было видно, что мысли его блуждали где-то очень далеко, пораженные открывавшимися возможностями.

— Боггет, а ты много знаешь о магии, — заметил я.

— Ага. Я пытался ей научиться. Но ты сам видишь, каковы мои успехи.

— А ты все еще хочешь этого?

Боггет ухмыльнулся и взглянул на меня с притворным злорадством.

— Ну уж нет! Пусть этим занимаются те, у кого есть способности!

И снова он показался мне более молодым, чем выглядел. Странные штуки творило с нашим инструктором Безмирье.

На следующий день нам предстояло опробовать то, чему мы научились. Лэнди явился вовремя. Бодрый, одетый в новую куртку с десятком кармашков на всех возможных местах, он ворвался в нашу гостиную и, поприветствовав всех, спросил:

— Ну, что, отправляемся?..

Уже через пару минут мы стояли на оживленной площади небольшого городка. Перед моими глазами висела панель с оповещением:

«Внимание! Вы находитесь в городе Глиняная Горка! Внимание! Город Глиняная Горка — это обычная зона! Будьте внимательны! Добро пожаловать!»

«Ладно, будем иметь в виду», — подумал я, сбрасывая ее.

Я огляделся. Местечко располагалось на возвышенности, а самым приятным было то, что здесь уже было совсем тепло: никакого снега и даже слякоти, ясное солнце и легкие белые облака на небе, россыпь крошечных ярко-зеленых листьев на деревьях и кипы каких-то белых цветов с приятным сладким ароматом, напоминавшим запах ванильного сахара. Здания, окружавшие площадь, были облицованы глянцевой разноцветной плиткой и казались сказочными. Впечатление усиливали башенки и фигурные украшения карнизов. Местные жители были почти все светловолосые, одежда их была белых, зеленых и коричневых цветов. Среди горожан мелькали игроки, одетые более ярко и разнообразно. Некоторых девушек называть одетыми было не совсем правильно, но я уже привык к тому, что игроки в Безмирье мало чего стесняются. Такие уж тут были порядки.

— Как раз вовремя, — сказал Лэнди. — Сейчас начнем.

— Что от нас требуется? — спросил я.

— Предоставьте все мне!

И он двинулся по направлению к гостинице, от крыльца которой к неподалеку стоящей карете направлялась красивая пара местных жителей. Мужчина был светловолосым, женщина — шатенкой. Одеты они были как аристократы: на мужчине был синий камзол с золотыми галунами, на женщине было длинное лилово-розовое платье, отделанное широкими кружевами и расшитое мелкими серебряными бусинками. Мужчина вел женщину под руку. Выглядели они как супруги, что подтверждалось именами: лорд Ульрих Керн, леди Магдалина Керн. Лэнди прошел мимо них, но едва они разминулись, он остановился и поднял что-то с земли.

— Прошу прощения, сэр! Вы, кажется, обронили.

В руке Лэнди была замшевая мужская перчатка.

— О, благодарю! — откликнулся обернувшийся мужчина.

В этот момент к паре подбежал мальчишка-посыльный и протянул мужчине конверт. ...



Все права на текст принадлежат автору: Полина Сергеевна Громова.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Владыки Безмирья 2Полина Сергеевна Громова