Только для взрослых 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет

Все права на текст принадлежат автору: Илва Стрельцова.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
ОпалённаяИлва Стрельцова

Глава 1

Теперь это случилось на территории академии. Обугленный волчий скелет легко было увидеть в свете луны. Местами он все еще дымился, трава вокруг оказалась сожрана голубым пламенем. Без сомнений, убийство произошло мгновенно, как вспышка на Солнце — так же безжалостно и с тем же безразличием, на которое способно только бездушное существо.

Галатея вглядывалась в темноту рощи, которой заканчивалась аллея. Рука ее покоилась на эфесе, готовая в любой момент применить оружие к действию.

— Не надо, Тей. Это уже переходит все границы наших обязанностей. Пускай этим занимаются в министерстве, — взмолился Идмонд, и был награжден строгим взглядом, похожим на две мерцающие желтые звезды, обрамленные густыми снежными ресницами.

Она была прекрасна. Вся академия это признавала, и существовал даже официальный клуб поклонников Галатеи Шелен. Ректор в ней души не чаял, как в своей самой ответственной воспитаннице, но этой ночью она впервые столкнулась с задачей, которая была ей не под силу.

Девушка еще раз склонилась над останками в надежде получить хоть какое-то представление о том, кто совершил расправу.

— Следы ведут в рощу, — заключила она с той серьезностью, с которой обычно делала все, — Я все еще чувствую его запах.

— Похоже на тухлые яйца. Вонище, — Идмонд демонстративно зажал нос пальцами.

— Скорее, это сероводород, — поправила его Галатея.

— Эм… Не знаю, тебе виднее. С вопросами по химии не ко мне, — парень уже привык к тому, что Тей всегда и во всем умнее его, но прошло немало времени, прежде чем это перестало задевать его гордость. Во всяком случае, она никогда не кичилась своим превосходством.

Ночную тишину вдруг нарушил волчий вой, который плавно перешел в рев. Со стороны рощи подул сильный ветер, срывая листья с деревьев и вздымая пыль под ногами. В этот момент и Ид, и Тей осознали, что зверь возвращается. Галатея инстинктивно приняла стойку, готовая к встрече с убийцей, но одногруппник схватил ее за запястье и потащил за собой в сторону западного корпуса. Они бежали столь стремительно, что окружавшее пространство превращалось в бесформенную палитру, но преследовавший их зверь был гораздо быстрее, и дежурные уже чувствовали, как их затылки нагреваются, словно в самый жаркий день лета, а фасад жилого корпуса вдруг осветился голубоватым светом.

Они ворвались в здание, благодаря судьбу, что смотрительница не заперла двери. Когда Ид и Тей оказались по ту сторону, тяжелые дубовые ставни сотряслись с такой силой, что едва не слетели с петель. Внизу, через щель, стали просачиваться языки голубого пламени, и студенты попятились назад, с ужасом наблюдая, как чернеют края двери. Но чудовище отказалось от попытки ворваться внутрь, столкнувшись с магией, которая защищала это место. Находясь в любом из помещений академии, никто из вервольфов не мог сменить свой облик, и если оказывался внутри, то неизменно принимал форму человека.

— Значит, он один из нас, — пришла к выводу Галатея, неожиданно поймав себя на мысли, что дрожит так, как никогда прежде. Идмонд положил свою не менее дрожавшую руку ей на плечо.

— Что тут за шум? — выскочила из своей каморки смотрительница, удерживая керосиновую лампу. Она все еще терла глаза, пытаясь прогнать сон, и когда ей это, наконец, удалось, была потрясена увиденным, — Это что же? Это пожар?

— Нет, мисс Люфцерн. Но нечто не менее опасное, — сообщил ей Ид.

Глава 2

Дежурные вышли из зала совещания, когда янтарный свет заката уже просачивался сквозь вытянутые окна коридора. Их освободили от занятий вечерней смены, но Галатея предпочла все же посетить лекцию политологии.

— Что ж, тогда до завтра, — сказал Идмонд, проводив девушку до аудитории.

Галатея кивнула и, толкнув дверь, вошла. Преподаватель, едва успевший начать лекцию, умолк. Остальные студенты прекратили ерзать и также сочли необходимым проследить, как их одногруппница занимает свое место на среднем ряду. Ее мрачное выражение лица казалось одновременно и строгим, и трогательным. Никто и слова не сказал по поводу ее опоздания.

Преподаватель кашлянул, пытаясь снова завладеть вниманием аудитории, и продолжил, но, казалось, он сам уже не так был заинтересован в проведении лекции, как буквально минуту назад. Его голос стал на несколько тонов тише, словно бормотал только для самого себя, а взгляд оставался направлен в книгу, но при этом был рассредоточенным.

Заняв привычное место с краю ряда, Галатея подставила под голову руку и просидела так в одном положении до звонка. Нулара, ее соседка по комнате, все пыталась шепотом привлечь к себе внимание подруги и спросить о причине ее задумчивости, но девушка жестом дала понять, что пока не расположена на разговор. К тому же, перед тем, как выпустить их с Идмундом из зала совещаний, им четко разъяснили, чтобы те ни в коем случае не распространялись о случившемся.

Студентов своевременно отпустили с лекции. Галатея с Нуларой выходили последними, поскольку в обязанности Нулары входило ведение списков посещаемости.

— Мисс, Шелен, — в самый последний момент, когда девушки уже пересекали порог аудитории, окликнул преподаватель, — Вы не могли бы задержаться буквально на пару минут? Есть кое-что, что я хотел бы с вами обсудить. Мне кажется, для вас это важно.

Галатея кивнула подруге, чтобы та ее не ждала, и подошла к кафедре.

— Конечно, я вас слушаю, мистер Аорах, — девушка устало посмотрела на преподавателя, возведя свои белые, словно покрытые изморосью, ресницы, и в груди мужчины, как это часто бывало, колыхнулось трепетное чувство.

— Вот, взгляните, — Серрас Аорах протянул ей стопку бумаг, соединенных бархатным шнурком. На первой странице красивым почерком была выведена цифра четыре.

— Что это значит? — откровенно удивилась девушка и стала быстрыми движениями листать страницы своего реферата.

— В практической части вы очень четко и подробно описали политическую систему нашего государства, но некоторые ваши замечания по поводу Фракции я нахожу слишком резкими. В последнем пункте вы нарушили границы объективности.

Какое-то время Галатея неподвижно вглядывалась в четверку, а затем медленно вернула реферат на стол. Что-то в этом движении, напомнило кобру, застывшую перед броском, и заставило преподавателя напрячься. Его карие с багровым оттенком глаза сузились в ожидании ответа.

— Так значит, вы тоже из этих, — с разочарованием произнесла, наконец, девушка.

— Из этих? — не понял ее Серрас.

— Из тех, кто при одном упоминании слова «Фракция», испуганно поджимает хвост.

Настала очередь преподавателя напряженно молчать. В конце концов, он выдохнул, словно придя к какому-то умозаключению.

— Мисс Шелен, — сказал он спокойно, но с твердой ноткой, — Давайте признаемся друг другу. Мы оба знаем, что бояться нужно не мне. Я в этом мире всего лишь жалкая крупица.

Галатея снова посмотрела ему в глаза, которые в тени темно-каштановых волос казались черными. Теперь ей пришлось насторожиться.

— Я исправлю на пять, только если вы перепишете абзац, — поставил ультиматум Серрас, не дождавшись ответа.

Девушка еще какое-то время вглядывалась в лицо преподавателя, словно пытаясь увидеть то, что таилось в его мыслях, а затем схватила реферат и, не прощаясь, быстрым шагом покинула аудиторию.

— И не забывайте про вежливость, когда разговариваете со старшими, — крикнул ей вслед Серрас, наконец, позволив себе улыбнуться, — …миледи.

Глава 3

Этой ночью была очередь других студентов остаться на дежурстве, но Галатея не могла так просто предаться сну. Девушка стояла на крыше жилого корпуса, слушая, как пищат и проносятся над головой летучие мыши. Вдалеке, за рощей, мерцали огни города.

В ее голове все повторялись, и повторялись, точно на пластинке, слова Серраса Аораха. За три года обучения в академии «ВЕРВОЛЬФ» Галатее почти удалось забыть о своем происхождении. Неужели теперь ее тайна под угрозой?

Глубокая задумчивость не помешала инстинктам делать свое дело. Девушка резко обернулась, уловив слабый шорох, но на крыше никого не было. Пожалев, что при ней нет оружия, Галатея напряглась всем телом, чтобы отреагировать в нужный момент. Дверь, которая вела на крышу, кто-то оставил открытой, и на секунду показалось, что в темноте этого прохода стоит чья-та фигура, но она оказалась лишь фантазией, порожденной эмоциональным состоянием.

— Может, это я не закрыла? — тихо предположила девушка, подумав, что пора бы и ей ложиться спать, коль мозг выдает такие шутки. Едва она успела расслабиться, как увидела впереди тень. Ее обладатель заслонил собой свет луны за спиной Галатеи. Тогда, снова отдавшись воле инстинктов, она сделала выпад вперед, чтобы в развороте ударить локтем нападавшему в челюсть. Прозвучал характерный щелчок, словно зубы стукнлулись друг о друга, а затем под ноги девушки упала чья-та грузная туша.

Галатея удивленно выпучила глаза.

— У тебя что, зубов во рту слишком много? — спросила она, наблюдая, как Идмонд корчится на полу, вытирая рукой кровь из прикушенной губы.

— Я фотел проферить тфою реакцию, — бурчал парень, обиженно косясь на девушку.

— Проверил? — Галатея подала ему руку, чтобы помочь подняться.

— У тебя что, глаза на затылке?

— Не то время ты выбрал, чтобы испытания устраивать, — уже спокойнее заметила девушка, — Ты чего не спишь в комендантский час-то?

— Ральф попросил подежурить вместо него этой ночью.

— Кто такой Ральф?

— Не в курсе что ли? Перевелся неделю назад к нам из Королевской академии. Герцог какой-то. Заносчивый, аж тошнит, — Идмонд демонстративно скривился.

— Герцог, значит, — безразлично повторила Галатея, — Только перевелся и сразу отлынивает от своих обязанностей?

— У меня язык не повернулся ему отказать. Даже не знаю, как так вышло. Он скорее перед фактом меня поставил, чем попросил.

Галатея не ответила. Решив, что пора бы вернуться в комнату, она еще раз обвела взглядом территорию академии. Идмонду даже показалось, что девушка скорее надеется увидеть убийцу, чем наоборот.

Нулара мирно пускала слюну на подушку. Галатея бесшумно, не включая свет, разделась и залезла под одеяло в противоположном углу комнатушки. И все равно что-то мешало ей уснуть.

На утро соседка застала ее спящей за письменным столом. В руке Галатеи застыл карандаш, а под локтем лежал реферат с перечеркнутыми абзацами.

— Как всегда. Неугомонная, — тихо сказала Нулара и накинула на голые плечи подруги теплый плед.

Глава 4

Выходной день начался с пронзительного вопля в коридоре: «Меня пригласили!». Галатея неохотно разжала веки, чувствуя последствия сна в сидячем положении. Затылок горел, словно она спала на шишках. Позвоночник недовольно хрустнул при первом же движении.

— Что там такое, Лара? — хриплым голосом спросила Галатея.

— С добрым утречком, — пропела в ответ соседка, показавшись из кучи пестрой одежды, валявшейся на полу, — Кто-то проспал главную новость дня, — девушка, с омерзением откинув синее со стразами платье, положила на стол два пригласительных, — Читай.

— Не хочу читать, лучше расскажи, — попросила Галатея, потирая глаза.

— Гер’Реус Ральф устраивает приветственную вечеринку в своей резиденции. Он пригласил всех ребят из своей группы, а также всех дежурных и тех, с кем успел подружиться к этому времени.

— Погоди. Он не из нашей группы, и ты не относишься к числу дежурных, из чего следует вывод, что ты с ним уже подружилась, я верно поняла?

— Бинго! Ты, как всегда, сама сообразительность.

Галатея подошла к зеркалу, чтобы увидеть на лице последствия неправильного режима. С рождения идеально прямые белые волосы нужно было срочно привести в порядок. На бледных щеках не было и намека на румянец, в прочем, как и всегда. Но даже эти, казалось бы, странные особенности лишь придавали ее внешности некий мистический образ, а огромные, словно всевидящие, глаза прожигали насквозь сердца мужчин.

— Чего хмуришься? Ты даже после недельного запоя выглядела бы лучше всех, — по-доброму заметила Нулара.

Галатея посмотрела на подругу и недовольно нахмурилась.

— Что это ты натянула на себя? Перья? Серьезно?

— Плохо, да? Я все утро пытаюсь найти что-то достойное в своем гардеробе, но, похоже, тонкий вкус мне природа не даровала.

— А вот это что? — спросила Галатея, пальцем подцепив из кучи платье кремового цвета с пуговками по всей длине.

— Смеешься? Оно же детское.

— Не такое детское, как этот костюм цыпленка. По-моему, очень милое.

Нулара подумала с минуту, недоверчиво косясь на подругу, а затем, все же, взяла протянутое ей платье.

— А что на счет тебя?

— Я не пойду.

— С ума сошла? — опешила Нулара, — Ты не можешь не пойти. Что я там без тебя буду делать?

— Еще как могу. Сегодня моя смена, — Галатея натянула юбку и стала неторопливо застегивать пуговицы белой рубашки, из-под которой проглядывался силуэт кружевного лифа. Из ящика она достала красную повязку с эмблемой волчьего следа.

— Так поменяйся с кем-то, — предложила соседка, расправляя складки на платье.

— Сама сказала, приглашены все дежурные. Если пойду я, то на вечеринку не сможет попасть кто-то другой.

— Ты так говоришь, будто тебе все равно. Молчи! Я знаю, что ты сейчас скажешь. «Мне действительно все равно».

Галатея улыбнулась, параллельно подумав, что Нулара действительно очень хорошенькая в этом платье с объемными фалдами. Ее светлые кудряшки, едва касавшиеся плеч, создавали образ детской наивности.

Закончив с примеркой, девушки покинули жилой корпус. С каждым днем солнце поднималось все выше, и выше, и молодые волки, чуя весну, становились все более энергичными. Они носились по аллее, выкорчевывая когтями траву, опрокидывая друг друга и ломая цветы.

— Ну, ты глянь на них. Совсем, как дети, — обратила внимание Нулара.

— В выходной день можно и подурачиться, — отвечала Галатея, невольно улыбнувшись, глядя на одногруппников, сменивших облик.

— Да уж, только эта история явно не о тебе, — мрачно заметила подруга.

— Лара, мне нужно отнести реферат. Увидимся вечером, — не дожидаясь ответа, Галатея повернула и, провожаемая десятками небезразличных глаз, направилась в сторону основного корпуса.

— Ну, вот. О чем я и говорю, — сама себе пробурчала Нулара, а затем, увидев Идмонда в толпе студентов, посеменила к нему.

***

Гулко захлопнулась дверь центрального учебного корпуса, изолировав его от шума на улице. Поднявшись по широкой лестнице, которая на втором этаже разделялась на две, Галатея направилась к кафедре политологии. По пути она встретила лишь пару студентов, тоже пришедших в выходной день по своим делам.

На кафедре никого из преподавателей не оказалось, но дверь всегда оставалась открытой как раз для случаев, чтобы студенты всегда могли что-то донести. Девушка оставила свой переписанный реферат на столе Аораха и направилась обратно к выходу, но на пороге она столкнулась с самим преподавателем, который явно удивился встрече с ней.

— Леди Шелен? — в глазах мужчины блеснула детская радость, которая тут же была подавлена усилием воли, — Вы кого-то ищете?

— Я принесла реферат. Посмотрите?

— Так быстро? Как всегда, крайне оперативно, — улыбнулся Серрас, — Давайте посмотрим, — он указал на диванчик, предлагая девушке присесть, а сам принялся перечитывать последние страницы реферата. Спустя две минуты преподаватель одобрительно кивнул и, ничего не говоря, исправил в своем блокноте четверку на пятерку.

— Благодарю, — Галатея поднялась с дивана, — Я свободна?

— Конечно. Вы сегодня дежурите? — спросил мужчина, обратив внимание на красную повязку.

— Да, верно.

— И что, пропустите вечеринку?

Девушка хмыкнула.

— А у меня есть варианты?

— Этой ночью, когда многие уедут на выходные, будет особенно опасно, мне кажется, — помрачнел Серрас, и в голосе его снова промелькнула та жесткость, которую он старался прятать за доброжелательностью.

— Не беспокойтесь, я прослежу за безопасностью, — Галатея инстинктивно сжала руку в кулак, представляя в ней эфес.

— А кто проследит за вашей безопасностью? — мужчина задумался на секунду, а затем продолжил, — Если хотите, я мог бы вас подменить. Ступайте лучше отдохните.

— Заманчиво, но нет. В этот раз я буду готова, — твердо ответила девушка.

— А если я попрошу вас?

— Что вы имеете в виду?

— Это значит, что я настаиваю, — также твердо заявил Серрас, после чего уже мягче добавил, — Студенты должны учиться, а не воевать. Говоря об этом, я слышал, что министерство отказалось брать под контроль это дело, ссылаясь на войну на юге страны.

— Верно. Сказали, что направят к нам какого-то следопыта, но он прибудет под прикрытием.

— Вот оно как, — протянул мужчина, и замолчал, думая о своем.

— Теперь я могу идти? — повторила Галатея заданный ранее вопрос.

— Только в единственном случае. Если вы пойдете мерить наряды. А иначе мне придется запереть вас прямо в этой комнате, — дразнящая улыбка.

Глава 5

Для Галатеи день тянулся долго и напряженно, словно поминальная песня. Почти все время она провела в своей комнате, держа на коленях тонкое атласное платье рубинового цвета. За три года обучения в академии ей еще ни разу не приходилось его надевать. Это было единственное вечернее платье в ее гардеробе, поэтому выбирать не приходилось.

Немудрено, что просидев так в одном положении полдня, девушку откинуло в далекие воспоминания, когда она была еще ребенком. Вернувшись однажды домой после вечерней школы, маленькая Галатея произвела фурор своим внешним видом, заставив служанку выронить из рук поднос со столовыми приборами. Остаток вечера ее белоснежные волосы пытались отмыть от мазута, который, засохнув, превратился в ужасные струпья. На вопрос, зачем она это сделала, девочка ответила: «Они сказали, что альбиносам среди них не место.»

Через день Галатея узнала, что дом одноклассника, чье имя она озвучила невзначай, сгорел дотла, а самого мальчика и его братьев забрали в приют. Тогда в силу своего возраста она еще не обнаружила связи между этими проишествиями, но ситуация повторялась каждый раз, когда девочка на кого-то жаловалась. В конце концов, увидев закономерность, Галатея замкнулась в себе, перестала что-либо рассказывать строгой матери и не спешила больше заводить друзей.

Особенно для нее стала потрясением смерть девочки, с которой они вместе прошли сквозь огонь и воду, ни в ком больше не нуждаясь. В тот день она лишь случайно проговорилась, что ее подруга родом из враждебного клана. Если бы Галатея знала, что эта вражда между семьями настолько сильна, то никогда бы и языком не пошевелила.

Девушка невольно вздрогнула, когда дверь комнаты резко отворилась, избавив ее от мрачных воспоминаний. Нулара ворвалась, словно метеор, и, не говоря ни слова, стала рыться в шкафу, переворачивая коробки из-под обуви.

— Вот они! — торжественно воскликнула девушка, взяв в руки босоножки на каблуке средней высоты и с бантиком на носке. Быстро натянув платье, она надела босоножки и, выпрямившись, едва не потеряла равновесие.

— Куда спешим? — подала голос Галатея, и Нулара тут же вскрикнула от неожиданности.

— Хух! Как же ты меня напугала. Сидишь тут, как предмет интерьера.

Галатея пожала плечами.

— Постой, постой. Что это? — соседка, бесцеремонно выхватила из рук подруги платье, и на лице ее отобразилось благоговение, словно при виде чуда, — Какая дорогая ткань! Где ты его взяла?

— Подарил однажды один из потенциальных женихов.

— Что, правда? — глаза Нулары лукаво засверкали.

— Я его даже ни разу не видела, если что, — уточнила Галатея, наблюдая, как соседка прикладывает платье к себе и крутиться перед зеркалом, — Я тогда как раз поступала в академию. Было не до знакомств.

— Такое легкое. И ничего лишнего. Не на мой рост, конечно, к сожалению, — бормотала подруга, уже ничего не слушая. Затем она вдруг встрепенулась и резко повернулась к Галатее, — Постой! Не значит ли это, что ты все таки пойдешь на вечеринку? — девушка расплылась в довольной ухмылке.

— Раз все так настаивают, то пойду, — ответила Галатея.

— «Раз все так настаивают, то так уж и быть, соизволю пойти», — передразнила ее Нулара, и обе девушки весело засмеялись.

Вечером, когда сумерки приобрели особенно темный оттенок серебра, выявилось, что Нулара совсем не умеет ходить в обуви на высоких каблуках. Она все время подворачивала ноги, ловила каждую ямку на дороге, и если бы не Идмонд, державший ее под локоть, то сама бы девушка дошла бы до места назначения в лучшем случае к следующим выходным.

Тем не менее, проходя по улицам города, искрившимся огнями и заполненным веселым гомоном, девушки непрестанно ловили на себе заинтересованные взгляды. Особенно часто все оборачивались на Галатею, медленно проплывавшую среди толпы и словно не замечавшую никого вокруг, как если бы окружавшие ее горожане были всего лишь гостями ее собственного мира.

— Так не честно, — возмутилась Нулара, — Ни разу не видела на тебе туфель, но ты ходишь в них, как богиня. Это непростительно, быть настолько совершенной.

— Если хочешь, мы можем нанять экипаж. У меня уже рука устала тебя держать, а идти еще далеко, — предложил Идмонд, глядя на как раз остановившуюся у обочины двойку лошадей.

Предложение было одобрено. Уже сидя в кабине экипажа, Нулара блаженно вытянула ноги, насколько позволяло пространство, и снова подобрела.

Спустя четверть часа экипаж остановился на окраине города, где начинался хвойный лес. К тому времени стало совсем темно, и не заметить маленькие фонарики, висевшие на еловых ветках было невозможно. Они располагались таким образом, чтобы гости несомненно смогли отыскать дорогу к поместью.

— Как романтично, — мечтательно пропела Нулара, стараясь идти самостоятельно, — Тут бы, конечно, еще дорожку выложить, чтобы каблуки в землю не проваливались.

— Да уж, я бы пробежался здесь по-волчьи. Обожаю запах хвои, — поддержал одногруппницу Идмонд и с наслаждением втянул носом воздух.

Даже Галатея, наконец-то забыла, что нужно бы искать убийцу. Да и совесть перестала мучить ее из-за того, что она оставила вместо себя на дежурстве мистера Аораха.

Поместье оказалось огромным, и свет его окон, словно многоглазый маяк пробивался сквозь темноту леса на большое расстояние. Играла классическая, но энергичная музыка. У входа собралось немало вервольфов. Почти все были знакомы друг с другом или хотя бы знали в лицо, но сегодняшние наряды преображали и даже видоизменяли некоторых ребят настолько, что приходилось внимательно присматриваться, а еще лучше, принюхиваться, чтобы не обознаться.

Оказавшись внутри поместья, взгляд тут же устремился на воздушных гимнастов, рассекавших пространство под потолком. Немного странно, но, в то же время, оригинально смотрелись зеркала, которыми почти полностью были увешаны стены, визуально еще больше расширяя пространство. В них отражались всполохи разноцветных огней, которые вылетали из рук фокусников.

Не смотря на всю эту роскошь и атмосферу веселья, Галатея чувствовала себя немного сконфужено. Идмонд и Нулара тут же бросились к столу со спиртными напитками и на брудершафт за несколько секунд осушили по бокалу какой-то неизвестной горючей жидкости пурпурного цвета. Через пару минут они уже танцевали среди других гостей, при этом Нулара постоянно неуклюже наступала своему партнеру на ноги, но никого из них это не смущало.

Однако, и Галетее не позволили скучать в одиночестве. Тут же вокруг нее образовалось кольцо из молодых людей, желавших пригласить красавицу на танец, и девушка, не глядя, взялась за первую же протянутую руку. Это оказался Морис — дежурный. Несколько раз их ставили в пару на ночную смену. Морис был рослым парнем с немного выпиравшим животом, но при этом с очаровательными ямочками на щеках и бесконечно добрыми серыми глазами, из-за которых невозможно было не проникнуться к нему симпатией.

— Замечательно выглядишь, Тэй. Думаю, мне несказанно повезло, что ты выбрала именно меня в качестве первого партнера по танцу на этот вечер, — искренне говорил парень, улыбаясь от уха до уха.

Последовал разговор ни о чем. Галатея, как могла, старалась выглядеть небезразличной, но вместо этого она лишь хмурилась каждый раз, когда Морис дергался не в такт с музыкой. Его танец был таким же, как и его внешность. Грузные шаги, неправильный ритм, но при этом крайне аккуратные прикосновения. Парень явно боялся позволить себе лишнее.

Когда музыка прервалась, Галатее наконец удалось высвободиться из кольца его рук. Сделав пару глотков того самого пурпурного спиртного, она тут же почувствовала на себе всю мощь его воздействия. Не смотря на то, что на вкус оно было весьма отвратительное, девушка все же почувствовал некоторый прилив энергии. Через полчаса Галатея уже перестала считать количество пригласивших ее на танец джентльменов, и почувствовав, что пора бы выйти на свежий воздух, она направилась в сторону выхода, но ей снова преградили дорогу.

— Прости, красавчик, но мне нужно отдохнуть, — сказала Галатея, пытаясь обойти невысокого, но стройного блондина с золотой серьгой в форме герба и капелькой изумруда под ней, болтавшейся при каждом движении.

Молодой человек молча пропустил девушку, но последовал за ней, не слишком по-джентльменски держа руки в карманах штанов.

Выйдя на крыльцо, Галатея вдохнула прохладный ночной воздух, ощущая, как постепенно к ней возвращается ясность ума. Ее волосы, собранные в высокую прическу, сильно растрепались, и девушка предпочла их распустить. Они рассыпались по ее плечам и спине снежной лавиной, оставшись немного волнистыми после укладки.

— Неужели девушка не может хотя бы минуту побыть наедине? — спросила она, не оборачиваясь.

— А разве может хотя бы один мужчина в этом мире не поддаться очарованию столь прекрасной девушки и не последовать за ней? — прозвучал ответ.

Галатея обернулась и еще раз внимательнее посмотрела на незнакомца. На нее смотрели насмешливые зеленые глаза, казавшиеся драгоценными камнями на фоне словно отлитых из золота волос. Твидовый пиджак светло-коричневого цвета очерчивал фигуру треугольного типа, когда талия была значительно уже плеч. В чертах лица молодого человека Галатея находила что-то не слишком приятное, но дело было даже не в самом лице, а скорее в изгибе тонких губ. Так выглядела чрезмерная самоуверенность.

— Если хотите, я сделаю вид, что меня нет, — продолжил блондин, оставаясь на расстоянии в три-четыре шага.

— Но я то все равно буду знать, что вы здесь, — Галатея неосознанно перешла на вы, подстраиваясь под манеру речи собеседника.

— Мне уйти?

— Нет. Это ведь ваш дом, — девушка умышленно поддалась на манипуляцию.

— Так вы догадались, кто я? Думаю, это должно мне польстить, — парень позволил себе подойти ближе, — Что ж, все равно представлюсь, как того требует этикет. Мое имя Гер`Реус Ральф. К вашим услугам, — молодой человек поклонился, прижав руки к груди.

Галатея Шелен. Также к вашим услугам, — девушка протянула ему руку. Раз уж речь зашла за этикет, пусть целует. Но к ее разочарованию, или наоборот радости, Ральф совершил простое рукопожатие. Однако, она тоже не растерялась, — Я думала, вы хотите со мной танцевать.

— Я думал, вы отдыхаете, — ответил герцог, положив руку на талию Галатея, притянув её к себе, и начав двигаться в такт музыке.

— Вы любите повторять за собеседником?

— Я люблю танцевать с красивыми девушками.

Двигался он действительно хорошо. Впервые за вечер Галатее не нужно было беспокоиться о музыке и о своих ногах, на которые все норовили наступить. Ральф полностью взял все под свой контроль, и это позволило его партнерше тоже проявить свои немного подзабытые навыки. На какое-то время они оба словно перенеслись в другую реальность, и другим парам ничего не оставалось, кроме как восторженно наблюдать. Галатея даже не была против, когда руки Ральфа, вращая ее перед собой, проскальзывали по ее ягодицам или даже по внутренней части бедра, когда музыка ускорялась, и можно было выделывать более откровенные движения ногами. Без задней мысли девушка просто наслаждалась танцем, в то время, как ее партнер наслаждался телом и запахом Галатеи.

Музыка закончилась, после чего заиграл оживленный джаз. Мистер денди страстно прижал к губам руку девушки в знак благодарности за танец. Бледную кожу обожгло горячим дыханием, слишком горячим для прохладного весеннего вечера.

— Эй, Ральф! — в дверях показалась группа молодых людей с Идмондом во главе. Его рыжеватые кудри светились нимбом на фоне ослепительных ламп, а в глазах играли чертята, — Сколько можно тебя ждать? Ты обещал показать семейную реликвию.

— Давай быстрее, пока мы можем отличить нож от вилки и шпагу от смычка, — захохотал другой парень, чье расписанное веснушками лицо Галатее было незнакомо.

Ральф весьма неохотно отстранился от девушки, наградив друзей натужной улыбкой.

— Это было волшебно, — снова обратился он к Галатее, повторно целуя ее руку, словно пытаясь надышаться перед прыжком в воду, — Но я действительно обещал… Мы еще обязательно увидимся сегодня вечером.

— Конечно, — улыбнулась Галатея, поймав себя на разочаровании и жалении продолжить общение с себе подобным, — Я еще побуду здесь.

И герцог ушел. Он как-будто сразу же забыл о ее существовании, весело болтая с друзьями и даже не обернувшись напоследок.

Галатея снова осталась в одиночестве. Она все еще тяжело дышала после танца. Было жарко, но ее била мелкая дрожь. Волнение. Девушка силилась вспомнить, не испытывала ли раньше нечто подобное, но ее размышлениям помешал некто в белой маске, полностью прятавшей лицо мужчины. Он стоял прямо перед Галатей всего на несколько ступеней ниже. Его черный костюм выглядел не столько элегантно, сколько устрашающе.

— Чего тебе? Это же не бал-маскарад, — равнодушно сказала девушка, намереваясь все же вернуться в помещение, но тут в руке незнакомца сверкнула сталь, и белая полоска лезвия пронеслась у нее перед носом. Галатею спасли лишь предельно отточенные инстинкты. Девушка тут же попятилась назад, жалея, что надела туфли на ремешках, которые так просто не скинешь. Как назло, на веранде больше никого не было, все последовали за хозяином пиршества.

Незнакомец повторил выпад, но, лишенный эффекта неожиданности, не смог достичь цели. Галатея перехватила запястье нападавшего и ее элегантный кулак угодил по голове мужчины, но маска оказалась прочнее, чем она думала, и лишь слегка сместилась набок, оголив щеку. Однако, сам удар был довольно сильным и на какое-то время сбил с толку противника. Не давая ему времени для передышки, девушка крутанулась на носке и нанесла свой фирменный удар ногой по ребрам. Незнакомец упал на землю, проехавшись по блестящей мрамору, и выронил клинок, но было рано праздновать победу. Галатея не учла, что убийца мог быть не один.

Из темноты леса метнулась еще одна тень в точно такой же белой маске, но этот парень действовал более оперативно и, едва достигнув ступенек, сменил облик на волчий. Это произошло слишком быстро даже для зорких глаз Галатеи. Инстинкты вопили, но ее тело просто не успевало за ними. Она лишь успела прикрыть лицо рукой, чтобы защититься от двух рядов дурно пахнущих зубов. ...



Все права на текст принадлежат автору: Илва Стрельцова.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
ОпалённаяИлва Стрельцова