Все права на текст принадлежат автору: .
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Такие разные братья

Глава 1. Тайна старой прялки

Дождь лил не переставая четвертый день. Катерина такую погоду любила, нравилось ей, что всё вокруг зелёное и свежее, в лесу скоро уже пойдут грибы, а под тихий шорох так уютно спится. Особенно, когда вспоминаешь, что никуда не опаздываешь, каникулы ведь!

– Катька! Ты позеленеешь, и станешь жабой, вон как та, что у вас под крыльцом сидит, – вредничал Степан. Он-то как раз дождь терпеть не мог! Столько планов и все пропадают зря. Неиспользованными! В Лукоморье пока нельзя, ладно, он понимает, но чего в эту мокрость делать-то?

– Да что угодно. Почитай, посмотри чего-нибудь, по грибы можно будет…

– Не говори мне про грибы ни слова! – картинно застонал Степан. – Неужели тебе мало той кучи, которую ты приволокла из Лукоморья? Ты же весь Дуб грибами завесила, пока их сушила!!!

– Грибов мне всегда мало, – с достоинством отозвалась Катерина. – Ещё, можно пойти искупаться.

– Кир, она заболела. У неё начался бред. Катька, как можно купаться под дождём???

– С удовольствием! Ты что? Никогда не пробовал? – Катерина раскачала кресло-качалку и выпрыгнула из него на середину комнаты. – Кир, ты-то хоть так плавал?

– Давно. С бабулей. Когда меня родители ещё к ней отправляли, – Кир путём сложных интриг добился разрешения съездить к бабушке. Кроме того, что он просто соскучился, у него была острая финансовая проблема. Самотряс исправно выдавал ему деньги, и куда их потом девать, Кир уже не представлял себе. Он купил себе смартфон и какие-то шмотки, крутые кроссовки, такие давно хотелось. Маме сказал, что это подарок отца, отцу, что подарила мама, родители не общались и какое-то время это прокатывало. Но дальше-то что? Карточка у него была оформлена на маму, и все приходы и расходы денег она видела. Если бы он положил те деньги, которые у него накопились на карту, такой приход уж точно нельзя было бы списать на подарок от отца! Пришлось просто деньги прятать, а с наличием дома маминого жениха, делать это было всё труднее. Деньги он хотел передать бабушке. На ремонт её дома нужно было прилично. Она могла бы сделать ему новую карту на своё имя и он бы спокойно клал туда то, что выдавал ему самотряс. А родителям потом бабушка может сказать, что сама ему деньги даёт. Когда ему понадобиться что-то купить.

– Думаешь, она поймет? – спросила у него Катерина, когда Кир изложил ей свои планы.

– Надеюсь. И вот как раз хотел помощи попросить… Я туда приеду, но, понимаешь… Если бы ты могла… Вы бы могли… – Кир просить не умел, и чувствовал себя при этом погано.

– Они бы могли… – насмешливо продолжил Баюн, вплывавший в комнату. – Да, они вполне могут. Конечно, мы прилетим и покажемся твоей бабушке. Она у тебя умница, конечно, но, лучше, чтобы нагляднее было.

Кир с облегчением выдохнул. И уже гораздо спокойнее ожидал, когда у мамы будет время его отвезти. И теперь, с отличным настроением, он не то что под дождём, а и под градом вполне мог бы искупаться.

– Ты, Степан, просто изнеженная всякими Европами, избалованная человеческая особь, – констатировал Кир, разглядывая загрустившего было Степана.

– А вот за особь ты счас ответишь! – воспрял тот и кинулся догонять шустрого Кира, предусмотрительно убравшегося подальше.

Катерина задумчиво слушала грохот и вопли, которыми сопровождалось продвижение мальчишек вниз по лестнице и думала, как быть с ситуацией в Лукоморье. Что может устроить та поганая компания из двух поганейших и коварных лебедей и Яги?

Степану неожиданно понравилось плавать под дождём. – А что, забавно даже. Ты и так мокрый, и дождик не раздражает. И ничего я не изнеженный! Я вот может, даже на Суховее прокачусь!

Это было мечтой обоих. И Кира и Степана. Оба сначала вязли к Катьке, чтобы она уговорила иноходца их прокатить.

– Не могу. Он не очень-то доверяет людям. Или он сам принимает человека, или его надо укротить. Последнее не рекомендуется. Костей потом можно и не собрать, они будут раскиданы на слишком большой площади, – Катерина очень хотела поскорее Суховея выпустить в степи, но Баюн ворчал по страшному и пока открывать ворота не разрешал.

– Баюш, но ведь я же могу ворота открыть подальше. Даже братцы и Яга не смогут узнать, где именно.

– Радость моя, так ты же не сможешь узнать, есть там туман или нет, пока ворота не откроются. И что, в смысле кто, в этом тумане рядом, ты тоже не узнаешь заранее. Вам с Бурым тогда, когда ты лешего выпускала из Ботанического сада, просто повезло.

Поэтому Суховей пока стоял в конюшне терема и ночами разминался вместе с Сивкой, старательно держась подальше от самолётов. Катерину он катал охотно, и в такие моменты она ещё сильнее грустила по Лукоморью. Кир скоро уехал, ещё раз заручившись согласием Баюна наглядно объявиться его бабушке, и Степан практически всё время проводил у Катерины. Чаще всего он болтался в тереме, занимался с Волком или увлеченно смотрел старые фильмы и мультики.

Кир договорился с Баюном о том, что Катерина позвонит ему и скажет, когда они смогут приехать, поэтому он везде таскал с собой смартфон и на третий день понял, что уже вроде как заскучал. По Степану, Волку и Баюну, Сивке и по Катьке тоже. Они реально много времени проводили вместе, а тут их нет, и когда появятся не понятно, самому звонить было неловко. Словно он напрашивается… К тому же надо было помогать бабуле, а он уже извёлся от того, что не может ей отдать деньги. Наконец, как-то вечером позвонила Катька.

– Привет! Как твои дела? – жизнерадостно прозвучало из смартфона. Кир тут же озлился.

– Ну, привет! Что, от нечего делать решила позвонить? – он тут каждую минуту ждёт, а она так небрежно спрашивает как его дела!

– Прости, я не вовремя? – тут же расстроилась Катерина. Прямо по голосу слышно было, что расстроилась.

– Да нет, вовремя, я просто так… Вредничаю, – Кир уже понял, что задеть её может очень легко, и при желании он мог бы это делать постоянно. Только вот желания такого уже давно не возникало. Наоборот, если случайно обидел, хотелось объяснить, что это нечаянно.

– Не делай так больше, – строго велела ему тут же воспрявшая духом Катерина и деловито уточнила. – Ты ещё не передумал нас принять?

– Смеёшься? Да я вас жду изо всех сил, – Кир даже не ожидал, что скажет. И тут же поправился. – Бабушке очень уж хочется деньги отдать.

– Ну, так встречай.

– Когда?

– Выйди из дома и встречай! А то тут забор хлипкий. Сивка опасается уронить, – голос Катерины ещё звучал, а Кир уже кинулся в двери.

Бабушка Степана накануне отправилась в Москву к стоматологу, обещала приехать через день, и поручила внука заботам соседей. План поездки был давно готов, темнело поздно, но дождливая погода разогнала всех прохожих, было немного сумрачно чуть ли не с обеда. Они вылетели после пяти часов, и до вечера успели к Киру. Катерина позвонить заранее, да Баюн почему-то решил устроить ему сюрприз.

Кир выскочил во двор и да! Они все прилетели! Он чуть обниматься не кинулся на радостях. Показал, куда можно опуститься Сивке, аккуратно обошел Волка. Бурый завис над землёй и теперь принюхивался и оглядывался вокруг. Баюн, сидя на волчьей спине за Катериной, доброжелательно осмотрел Кира и посоветовал:

– Ты бабушку предупреди, а мы пока тут подождём,

Кир кивнул, глубоко вздохнул и пошёл к бабуле.

Анастасия Петровна всегда знала, что все Кирилловы страшные и ужасные проступки и хулиганства о которых с возмущением всё чаще докладывали его родители, это явление временное и преходящее. Не может человек, который полночи возится с несчастной собакой, избитой каким-то пьяницей, быть таким уж страшным хулиганом! Кирилл всегда держал слово, искренне старался её порадовать хоть чем-то, был совершенно не жадным. И вот, наконец-то, её внук перерос свои выверты. Кирилл действительно очень изменился! И так, что даже её соседки, вполне ожидаемо поджавшие губы при известии о новом приезде внука, перестали прятать бьющиеся предметы в дома, и грудью защищать теплицы. Раньше появлением Кирилла с рогаткой автоматически означало конец всем сохнувшим во дворах трехлитровым банкам.

– Бабуль, а можно поговорить? – Кирилл был серьёзен и собран.

– Конечно! А о чём это так строго? Ты разбил соседкам все окна? И они начали военные действия? – улыбнулась Анастасия Петровна.

– Нет, конечно. Я хотел с тобой поговорить, то есть сказать, то есть… Ты вот не удивляешься, что ну, я немного изменился?

– Я радуюсь, – осторожно сказала бабушка.

– Вот и хорошо. Помнишь, я тебе о Катерине рассказывал? О том, что она сказочница?

– Помню, конечно. Ты ещё так забавно вспоминал красивая она девочка или нет…

– Ну, вот теперь ты можешь её увидеть лично и понять, что она действительно сказочница, – Кир поманил бабушку во двор.

Анастасия Петровна непонимающе пожала плечами, но шагнула за внуком. Вышла на крыльцо и ахнула. У неё во дворе, точнее где-то на полметра над её двором, висел в воздухе огромный волк, почему-то бурого цвета, а на его спине сидела самая обычная девочка. За ней выглядывал серый огромный кот, а рядом стоял потрясающе красивый конь с мальчишкой на спине. Бабушка Кира нервно попятилась.

– Кир!!! Ну, ты же должен был предупредить! – Катерина сердито глянула на приятеля. Мальчишки! Что с них взять!

Волк мягко опустился на землю, с него спрыгнул Баюн и спустилась Катерина. Она и взяла инициативу в свою руки.

– Анастасия Петровна, извините, пожалуйста. Мы не хотели вас напугать. Кир собирался вам всё объяснить, но, наверное, у него не очень получилось! – она посмотрела на побледневшую женщину, схватившуюся за сердце. – Я очень благодарна вам за прялочку. Она такая красивая.

– Ты… Ты Катерина?

– Да. А это Кот Баюн, Бурый Волк, Сивка-Бурка, а на нем Степан. Кир просил нас приехать, и вам показаться, чтобы вы не очень удивлялись

– Да я и не то что бы удивлялась… Я в шоке! Но, проходите, пожалуйста! – попыталась улыбнуться Анастасия Петровна. Она автоматически обратила внимание на то, что все три её собаки не то что не облаяли гостей, свалившихся в буквальном смысле этого слова, с неба, но и всячески к ним ластились. По крайней мере к девочке. Волка собаки уважали издалека, а Баюна проводили к крыльцу с почестями. Сивка остался во дворе, он спокойно зашел в заросли сирени и заявил, что постоит тут.

Бабушка Кира держалась молодцом! Валокордин пила, конечно, но взяла себя в руки и выслушала всё, о чём ей рассказывал Кир без истерик и крика, в обморок не падала, на происки инопланетян всё произошедшее не отнесла. Через некоторое время, уже вполне свыкнувшись с необычными гостями, начала потихоньку обращать внимание на взаимоотношения внука с ними.

– Волка он явно уважает. Очень. Кота тоже, но по-другому. Со Степаном они друзья. По-настоящему! С девочкой тоже дружит и ценит её. Удивительно! Мой Кирилл и дружит с девочкой! – думала Анастасия Петровна.

После всего увиденного, появление в руках Кира кошелька-самотряса и демонстрация его возможностей, уже никакого шока не вызвало.

– Да, в сказках такие есть, я читала, и про неразменный рубль тоже, – удивлённо проговорила бабушка. – Но мне и в голову не могло прийти, что я сама такое увижу. И что же ты сделал такого, что тебе вручили такой подарок? – спросила она внука.

Кир смутился до крайности, выручил Баюн. – Предпочёл друга золоту, – спокойно объяснил он.

Бабушка пообещала прямо завтра пойти и сделать карту для Кира, и родителям объяснить наличие денег у внука своими подарками, а вот принять деньги на ремонт дома, долго не соглашалась. Едва уговорили. И уже под конец визита, когда Сивка во дворе негромко заржал, напоминая, что им пора бы и в обратный путь собираться, Анастасия Петровна вспомнила кое-что важное.

– Ой, погоди, Катенька! Я прялку-то Киру отдала, а вот кое-что забыла. Веретено к ней прилагалось! И только недавно я его нашла. Сейчас! – она вышла и через минуту вернулась со старым веретеном в руках. – Вот, возьми. Это старинное веретено, вместе с прялкой делалось.

– Так, может быть, не надо? Это же семейная вещь, – растерялась Катерина. У неё на коленках топталось двое хозяйских кошек, ещё одна забралась на плечи, и громко пела прямо в левое ухо, а на диванчике рядом сидел большой трехлапый черный кот, и терся об её руку.

– Нет, что ты. Сейчас никому это уже не интересно, – вздохнула бабушка Кира. – Бери на здоровье, может хоть у тебя оно снова запоёт. Вон, как тебе кошки мои поют, все вчетвером. Уж и не знаю, когда им кто-то так нравился.

– Спасибо. Я постараюсь. А кошки… Кошки просто знают, что они мне тоже нравятся.

– А ты прясть умеешь? – улыбнулась хозяйка дома, глядя как кошка с плеча плавно перетекает на колени гостьи и укладывается сверху на двух уже имеющихся там котов.

– Немного.

– Вот и хорошо. Значит, оно тебя и ожидало. Я, когда маленькая была, мне даже снилось, что оно со словами поёт. Такие сны были, забавные, – улыбнулась Анастасия Петровна давним воспоминаниям, не обратив внимание на то, как загадочно улыбается Баюн. Катерина как раз заметила, и подумала, что, возможно, хоть с веретеном узнает, что за загадка в той прялочке.

– Глядишь на прялочку, там узор такой, как лепестки у цветка из-за шерсти виднеется, веретенце поёт… – продолжила бабушка Кира и покачала головой.

– Да, там такая роспись красивая! Бабушка моя говорит, что у нас в семье похожая была, – припомнила Катя.

– Правда? Мне моя бабушка рассказывала, что это её дед прялку расписал так. Сделал две одинаковых её маме и её тетке, маминой сестре. Она только ту прялочку из дома и взяла, когда с женихом сбежала. Книги и прялку. Твоя бабушка рассказывала, откуда она родом?

– Конечно. Казачья станица на берегу Азовского моря. Под Ейском. А прялка эта принадлежала её прабабушке.

– Хорошо, что ты знаешь, откуда ты, – Анастасии Петровне девочка нравилась всё больше и больше. – У меня много всего про семью нашу собрано, даже фотографии есть.

– Бабуля! – Киру казалось, что его друзьям это не интересно, и что они только из вежливости слушают. –Им уезжать надо, а это… Это только время терять.

– Ой, извините, я заболталась, – смутилась Анастасия Петровна, наблюдая, как бережно девочка прикасается к веретёнцу. – Вам это действительно вряд ли интересно.

– Да что вы! Конечно, интересно! – Катерина под столом очень удачно попала ногой по лодыжке Кира. – А фотографии, это же вообще редкость. А можно посмотреть?

– Ну все, мы попали! Вы теперь только утром домой долетите, – сказал Кир, потирая лодыжку, когда бабушка поспешно ушла за альбомом.

– Бестолочь! Во-первых, мне правда интересно, у нас тоже старые фото есть, а во-вторых, как ты с бабушкой разговариваешь? Она у тебя замечательная, а ты?!!

Киру было так приятно, что его бабуля Катьке понравилась, что он даже перестал смущаться и тихонько улыбался.

Бабушка принесла тяжеленный старый альбом и начала показывать фото. Старинные фото, какие делали в специальных ателье. На плотном картоне, с вытесненной золотом затейливой надписью о том, кто именно являлся владельцем фотоателье. Потом более поздние фотографии, но тоже очень старые. Купеческая состоятельная семья, несколько детей. Забавная одежда, торжественные взгляды в сторону фотографа. Лист за листом, годы за годами. И вдруг Катерина увидела то, чего тут просто быть никак не могло! Точно никак! Большое фото, занимавшее весь лист. На нем пара крупным планом, мужчина и женщина.

– Извините, пожалуйста, а кто это? – Катерина остановила руку хозяйки, которая хотела перелистнуть эту фотографию.

– А, это, как раз та самая сбежавшая невеста. Помнишь, я тебе говорила? Та, которая из дома взяла только прялку, отца подарок, и книги про травы. Да и сбежала с женихом. Она приезжала к нам потом, уже в возрасте была. К семье. И фото это привезла. Я её помню, маленькая совсем была, а помню. Это же такая история… Романтическая. Семья-то была у нас богатая. Купцы. А она, ну, не очень красивая уродилась. Сама видишь. Замуж не хотела, стеснялась. А потом влюбилась без памяти в кузнеца заезжего. Отец и слышать о таком не хотел, братья тоже, все решили, что кузнецу приданое надо. А она никого не послушала, и убежала только с узелком, в котором книги были, да прялка сложенная. Ни копейки денег не взяла! Её и отец искал и братья, да без толку. А уж когда приехала, рассказывала, что муж её любит сильно, четверо деток у неё, и её даже зовут все по имени мужа. Забавно так. Её саму Алёной звали, а вот как же мужа-то? Не помню! Вот обидно! Надо было давно записать, пока помнила… А теперь-то могу и не припомнить, – расстроилась Анастасия Петровна. И тут раздался тихий голос её гостьи.

– Лукьянка. Лукьянка её звали по мужу. А мужа – Лука.

– Точно!! Правильно! Лукьянка, по мужу, так она и говорила. А откуда ты? – бабушка Кира потрясенно смотрела на Катерину. Да и не только она. Все, кроме Баюна, который хитро посмеивался в усы и косился на веретёнце. – Откуда ты знаешь?

– У нас дома есть такая же фотография. Только хранится в старой рамочке из плотной тисненной бумаги, – Катерина не отрываясь смотрела на пару, изображенную на фото. – Это прабабушка и прадед моей бабушки. Лука и Алёна. Он действительно был кузнецом, а она лечила всю округу. В травах разбиралась отлично. А вот откуда она мы и не знали, она своим детям об этом никогда не рассказывала.

– Погоди… Постой. Так мы чего, родственники? – до Кира доходило медленно, он помотал головой для ускорения процесса.

– Ну, вроде того. Только очень-очень дальние, – кивнула Катерина, и глянула на Кота. – Ты поэтому мне про прялку говорил? Что она с загадкой?

– Да, именно. Можно было бы ещё тогда у твоей бабушки порасспросить, чья именно прялочка была. Она бы рассказала, что Аленина. А потом у Кира поинтересоваться. Но, так тоже неплохо, – Баюн покрутил круглой головой. – И прибыточек образовался. Дальняя, но родня. И опять же хоть знать будешь, откуда она, та Алёна.

– Вот так чудеса!!! – бабушка Кира во все глаза смотрела на Катерину. – Ай да чудеса! Надо же, Алёнина прапраправнучка появилась! А ты ещё говорил, что сильно её изводил! – с упрёком обратилась она к внуку.

– Да я же не знал!!! – Кир и сам был потрясён.

– Можно подумать, если бы знал, что-то изменилось бы, – вздохнула Катерина. – У меня есть троюродный брат с папиной стороны. Тебе в плане доставания ближнего своего, до него расти и расти. А ведь он отлично знает, что мы родственники.

Кир моментально почувствовал совершенно необъяснимое желание начистить этому самому наглецу рожу! Степан ошеломлённо смотрел на фото.

– Ничего себе! Вот надо у моих уточнить, вдруг фотографии какие-то остались, а то, может я тоже какой-то родственник, а не в курсе! – наконец высказался он.

Баюн мягко рассмеялся. – Раньше-то люди отлично знали кто чей родственник, и кто кому приходится. А сейчас и двоюродных братьев-сестёр иной не знает. А это тоже семья. Правда, невыносимая иногда, но семья.

Во дворе Сивка опять напомнил о необходимости выезжать, Анастасия Петровна заметалась, записала Катин телефон, дала свой, мало ли, захочется её родным узнать, откуда их Алёна Лукьянка родом. Она стояла в тёмном дворе и смотрела вслед улетающим по воздуху удивительным гостям. А потом крепко обняла и поцеловала своего внука.

– Ну и как тебе старые фотографии? – рассмеялась она. – Потеря времени?

Глава 2. Тётя Зоя и способы избавления от неё

Катерина сидела за подаренной прялкой и пряла шерсть. Их Полкан нещадно линял. Был изловлен, выстирал и вычесан. Собранной шерстью можно было уже обеспечить небольшую прядильную фабрику. Катин дед не один год намекал на то, что хорошо бы ему пояс из собачьей шерсти… А тут и шерсть и прялка и веретено и внучка, которая умеет прясть. Она и пряла. И ругалась под нос.

– Нет бы барана завели! Куда как проще и приятнее!

– Ты чего гудишь? – Степан подтянулся на руках и уселся на перила крыльца рядом с Катериной, устроившейся на скамейке.

– Да видишь, пряду на нитку. Шесть собачья на основу прядётся. Нитку надо обычную взять и уже на неё накручивать шерсть. С овечьей шерсти легче прясть.

– Тебе чего заказали? Собачью? Вот и не гуди, а пряди! – в рифму ответил Степан. – А братец твой когда появится?

– Волк? – удивилась Катерина. – Да вон же он! На крыльце в тереме, не видишь что ли?

– Да нет. Ты теперь в братьях увязла, как я посмотрю! Я про Кира.

– Не смеши. Это такая седьмая вода на киселе… – Катерина махнула рукой.

– Не скажи. Я вот думал-думал. А ведь вы похожи!

– И чем же? – Катерина снова запустила веретёнце и с сомнением покосилась на Степана.

– Крайней упёртостью! – провозгласил тот. – Вот если чего Киру надо, это же всё! Тушите свечи, копайте окопы! Он даже в Лукоморье ухитрился прощемиться.

– Хочешь сказать, что и я такая же? – хмуро уточнила Катерина.

– Ну, а то? Вот смотри, по мне так спрясть вот эту шерсть на вот это устройство, – он ткнул пальцем в веретено – Вообще невозможно! Совсем никак! А ты, ты с такой целеустремленностью это делаешь!

– Сгинь. Немедленно, иначе я за себя не ручаюсь! – скомандовала ему Катерина.

– А, погоди, я спросить хотел, – вспомнил Степан. – Я ж чего пришел-то! А мы в Лукоморье когда пойдём?

– Аааа, вот ты точно Киру родственник, может десятиюродный, но Киров братец! Куда уж мне до вас в плане упёртости! – рассмеялась Катерина. – Иди Котика помучай. А сам Кир послезавтра приедет. И будете вы доставать Баюна на пару!

Степан шел к терему усмехаясь, а когда оглянулся, тихо ахнул. Катерина задумалась о чём-то, а веретено кружилось у её ног само!

– Кот, смотри! Разве тут это возможно? – он прыжком оказался около Кота.

– Конечно. Она же везде сказочница. И тут и в Лукоморье, – лениво зевнул Баюн.

– А чего же она тогда там страдала? Что ей прясть тяжело?

– Ну, знаешь… Сразу веретёнце само не запустишь, даже если сам сказочник. Оно тоже привыкнуть к новой хозяйке должно. Ты не расстраивайся, кстати.

– А чего я должен расстраиваться? – независимо пожал плечами Степан.

– Ни с чего и не должен. И не делай этого. Это очень отдалённое родство в вашем мире. Так что для тебя ничего ровным счетом не меняется, – Баюн разглядывал понурившегося Степана.

Степан молча кивнул головой. Он, если уж совсем честно, немного расстроился. Получалось, что Кир как-то ближе стал к Катерине. Так-то было равновесие что ли. А так, вроде эти двое родственники, а он просто как что-то сбоку привязалось и болтается. Но после слов Баюна он немного утешился, устроился рядом на крыльце и начал осторожно выспрашивать у Кота, а когда же они пойдут в сказочный мир?

Кир приехал на дачу к Степану утром. Мама ему оплатила такси, и была очень довольна тем, что так удачно всё вышло с летним отдыхом сына. Она, конечно, предложила деньги бабушке Степана, но та категорически отказалась. Только попросила, чтобы Кира не надо было встречать. Так что он доехал как король! Ехал и всё думал, как ему теперь себя вести? Да, родство очень далёкое, но всё-таки приятно!

– Нет! Нет-нет-нет! Только не это!!! Я не выдержу его приезда!!! Я его терпеть не могу, и скрывать это не могу больше! – громко сказала Катерина где-то рядом за плотными зарослями. Это было первое, что услышал Кир, выйдя из машины и вытащив оттуда свои вещи. Его словно наотмашь по лицу ударили.

– Катька? Ну да, её голос, – он стоял как дурак у чужого забора, а потом оглянулся было успеть вернуть такси и уехать обратно, но машина уже уехала.

– О! Кир! Наконец-то! – Степан быстро шел к нему. – А что случилось? Ты что такой встрёпанный?

– Да, я наверное, поеду. Зря я сюда… – Кир и посмотреть в лицо Степану не мог.

– Ты чего? Ударился головой, пока ехал? А!!! Ты эти крики души услыхал? Нет, прикинь, это к ним двоюродная тетка её папы едет. Помнишь, Катька рассказывала, тетка Зоя, которой их кошка на голову написала? И с ней её сыночек, Игорёчек. Катькин троюродный братец. У них уже вся семья к обороне готовится.

Кир, сначала понял только, что это было сказано не про него, и обрадовался! А потом уловил дальнейшую информацию и уже нахмурился. – А послать?

– Не получается. Катькин папа когда-то гостил у этой родственницы, точнее у её мамы, в Воронеже. И вот теперь она считает, что они ей все обязаны по гроб жизни. Хотя, он платил за то, что жил, я слышал, мама Катькина говорила, – щедро сплетничал Степан.

– Да ну… Лесом такую тётку. А, погоди, это не тот ли братец троюродный с папиной стороны о котором Катерина говорила? – насторожился Кир. Мечты на интересное лето начинали сбываться.

– Да, он и есть. Тетка эта замечательная решила их поженить. Уже давно. Как только Катька родилась. И теперь регулярно приучает их к мысли, что они всей семьёй никуда не денутся. Прикинь?

– А разве сейчас такое бывает? – Кир сильно удивился.

– Бывает. У моего отца знакомые решили детей поженить, когда им ещё по году было. Всё их детство им рассказывали, что они жених и невеста. Ну, мечтали так их отцы.

– И поженили? – поразился Кир.

– Я же говорю, что решили поженить. Решили… Решать-то им кто мог помешать? А вот дальше решения дело не пошло. Про парня не знаю, а девица уже замуж за другого вышла, – фыркнул Степан. – Вот и эта тётя-мотя решила сама за всех. Мне уже прямо любопытно стало.

– Если вы уже все новости про мою тётку обсудили, может, уже зайдёте? – мрачная Катерина обошла заросли и вышла из калитки.

– Ээээ, прости, не удержались, – Кир со Степаном переглядывались.

– Да ладно. Это даже забавно. Было бы со стороны. Она и правда как из анекдота. Просто, когда этот анекдот бухтит у тебя над головой целыми днями, хочется выть.

– Кать, а что с Баюном и Волком и конями?

– А что? Мы просто калитку закроем между участками. И запрём пока с той стороны. Кир, ты тут на улице на лето останешься? Или, может, к Степану пойдешь? Или к нам? Чего ты так удивился? Бабушки наши уже подружиться успели. Так что если сочтешь, что видеть этого индивида больше не можешь, велкам! – гостеприимно махнула рукой Катерина.

– Фиг тебе. У тебя и так интересно, а у меня один Кир. Пошли друг, пока тебя жадные соседи не утащили! – Степан взял одну из сумок Кира и хозяйственно поволок в дом.

Тетя Зоя и Игорь приехали через два дня. И жизнь Катькиной семьи стала ещё более насыщенной.

– Блин, я вот не знаю, как можно это терпеть? – поражался Степан, наблюдая через окно за крупной, громкой, ярко накрашенной дамой, с начёсанной и залаченной жесткой причёской, которая хозяйственно командовала в чужом доме.

– Так. Катюша, ты пойдёшь с Игорьком на озеро. Прогуляетесь. А я тут пока отдохну. А ты, Алёна, разбери мне вещи! А когда ты говорила Паша приедет? Как это пока не приедет? Он что, не знал, что я тут буду? Да подумаешь, в плаванье он!!! Можно подумать, Павел отпроситься не мог с этого своего корабля? И что, что капитан? Как будто они там без него не управятся, не он же этот корабль водит, то есть ведёт! Он даже не видел меня в прошлом году!

– Сколько он потеряяяял! – коварно прошипел Кир Степану на ухо. Оба захохотали. И с любопытством принялись наблюдать, как Катька послушно выходит с Игорем.

– Слушай, а чего это она так покорно пошла? – удивился Степан. – Насколько я Катьку знаю, она если уж не хочет, то фиг заставишь!

– Не знаю, чудно как-то, – Кир пожал плечами и тут они заметили, как на старой яблоне зашевелилась ветка и серый длинный хвост сердито хлестнул по стволу.

– Так, а вот это уже любопытнее. Глянь, по-моему, зайчику Игорёчку не стоит идти на озеро, – Степан показал Киру на Баюна, прячущегося на дереве. – Что-то мне кажется, что там ему не понравится.

– Коллега, мы должны это видеть! – с чувством ответил ему Кир и они тайком пробрались к дороге, ведущеё к озеру и устроили там засаду по всем правилам военной науки.

Через некоторое время на дороге показалась совершенно мрачная Катерина, рядом с которой шел Игорёчек. Высокий, плечистый паренёк, который с самоуверенным видом изо всех сил пытался показать Катерине, какой он крутой. Он громко рассказывал про себя что-то героическое. Громко смеялся. Попытался ей на плечи по-хозяйски положить руку. Не вышло. Катерина хмуро улыбаясь, отвела и отпустила ветку куста, мимо которого проходила и Игорёчку нехило попало по физиономии.

Наблюдатели вовремя заткнули себе рты, только этим и можно было удержаться от хохота.

– Слушай, он что, тупой? Слепому видно, что девчонка не хочет с ним общаться, – Кир удивленно зашептал другу на ухо.

– Нет, он просто уверен в себе. Сильно. Очень. Он самый крутой, лучший и замечательный. Ему так мама сказала. Много-много-много раз. Он и поверил, – раздался сзади голос Баюна. – Неплохо устроились. Молодцы! – Кот доброжелательно огляделся.

– Баюн, а что, это вот так и терпеть? – Cтепан помахал рукой на Катерину, независимо отступающую от спутника, при его попытках подойти поближе.

– Ну, зачем же? – Кот так ухмыльнулся, что мальчишкам стало однозначно понятно, что Игорьку скоро будет очень не до Катерины.

Катя шла рядом с паразитом Игорьком и злилась. Он не менялся. Сколько лет и всё такой же! Неумный, самоуверенный, громкий, точно знающий, что он – мечта любой девочки, находящейся рядом! Да, не урод, высокий, спортивный, но ей лично омерзительный до крайности! Накануне они разработали план по безболезненному сокращению визита родственничков до минимума, и теперь она дождаться не могла, когда же можно будет начать действовать.

– Катька, так что, ты купаться будешь? – Игорь попытался положить руку ей на плечи. – Да что ты всё отпрыгиваешь!? Мама говорит, что ты стала такая нервная. Не стала её вещи разбирать! Чего это?

– А почему должна была? – Катерина пристально смотрела на родственничка.

– А что бы не помочь? Мы же семья, да и вообще, поженимся потом.

– Да с чего ты это взял-то, позволь уточнить?

– Ну, как же… Договорились же давно!

– Никто ни о чём не договаривался! Это тётя Зоя так решила. Одна.

– Ну, так я и говорю! – удовлетворённо кивнул головой Игорь. В его понимании этого было вполне достаточно.

– Ещё раз! Внимание! Это она одна так решила! Ни я так не решила, я уже не говорю о том, что я пока об этом и думать не собираюсь. И мои родители так не решили. И я за тебя замуж не пойду никогда и ни по какой причине!!! – не выдержала Катерина. Впрочем, она отлично знала, что разговор напрасный. От Игоря все доводы просто отскакивали как от стенки горох! Приблизительно лет с трех, то есть с первой их встречи, закончившейся ведерком песка, высыпанного на её голову!

– Да че ты завелась-то опять! Ломается она ещё!!! – Игорь снисходительно оглядывал Катерину. Ей-то как раз повезло! Такого парня как он ещё поискать надо! По нему девчонки в его классе сохли только так! А эта дурочка выпендривается каждый раз! И тут заметив какое-то движение неподалёку, он присмотрелся и замер. К Катьке со спины подходил огромный волк! Огромнейший!!! Нет, Игорь не был трусом. Будь там собака, к примеру, он бы, может, что-то полезное и сделал бы. А тут его хватило только на то, чтобы пронзительно завизжать, ткнув пальцем в зверюгу и кинуться бежать со всех ног, напрочь забыв про Катерину. Остановился он только в доме. Бежал быстро очень, сильно запыхался. Закрыв дверь и привалившись к ней спиной он перевёл дыхание и поднял глаза. И замер. Прямо перед ним стоял тот самый огромный волк.

– Аааааа!!! – пронзительный и тонкий крик Игорёчка переполошил весь дом. Его матушка, вдоволь поругавшаяся с женой двоюродного племянника потому что та не собиралась раскладывать её вещи, бросилась спасть ребёнка. А добежав до сынка, никак не могла разобрать, от чего собственно, его надо спасать?

– Что случилось? Ты что так кричишь? – она теребила сына пока тот не выговорил, что его преследует страшный волк, и Катьку он уже сожрал! И в дом пробрался, – Что? – даже такая нежная и заботливая мать как тетя Зоя, не могла в это поверить. Особенно, когда на пороге появилась Катерина и расстроено сообщила, что Игорь вдруг закричал про какого-то волка и бросился со всех ног бежать. И её на дороге одну бросил!

– Игорь, что с тобой? – при всех своих недостатках Зоя отлично понимала, что это как-то не похоже на поведение будущего жениха и настоящего мужчины.

– Мама, там был волк. Вот такой! Огромный! И в комнате тоже!!!

– Ну, хорошо, покажи мне волка в комнате. От Алёны, конечно, можно всего ожидать, не дом а псарня какая-то и кошарня!!! Всякую помойную шваль в дом пускают! – Зоя давно и прочно животных не любила и никогда не упускала случая об это заявить. Да погромче. Правило, гласящее, что в чужой дом со своими правилами не приезжают, она к себе не применяла никогда! Вот ещё, не хватало! Комната была осмотрена. Волка в наличии не было. И ни одна из хозяйских собак на волка тоже не тянула! В конце концов, Зоя решила, что это от поездки! А чё такого? Растрясло сыночке голову, вот и мерещится немного.

Кир и Степан беззвучно хохотали у терема, глядя как запуганный, но пинком выгнанный матушкой из дома Игорёк, тянется за Катериной погулять в саду. В сад он честно зашел, а потом выскочил оттуда, словно за ним гнались. С теми же воплями про волка. Катерина вышла за ним и пожав плечами, картинно развела руки, мол, нетути волка. Не взыщите, искала, не нашёлся. Зоя немного разозлилась. Когда тётя Зоя немного злилась, ближние соседи были готовы копать окопы прямо в квартирах, а дальние горько жалели, что у них нет полной звукоизоляции. Такой, чтоб самолёт рядом взлетал, а не слышно было!

Эта железная женщина недрогнувшей рукой взяла сыночку за шиворот и лично доставила его к потенциальной будущей невесте! Сыночка что-то стонал про волков и норовил закрыть глаза. Но, супротив матушки он никогда не шёл, ибо было небезопасно, поэтому покорно, бочком приблизился к Катерине и как ягнёнок на заклание отправился с ней собирать огурцы. За теплицу он зашел без жертв и разрушений, даже удивительно, но не прошло и нескольких минут, как уже привычные вопли про волка опять огласили окрестности. Игорь несся к маме огромными прыжками и вопил, что жуткая скотина собиралась его сожрать! Даже пасть уже открыла. За ним вышла Катя с огурцами в корзине и траурным тоном заявила, что ей уже страшно находиться с таким нервным юношей наедине. Мальчишки, наблюдавшие всё происходящее, уже валялись по земле от беззвучного хохота.

Волк показывался пареньку ещё четыре раза. В последний раз подошел почти вплотную прямо в выделенной Игорьку комнате. И тот орал так, что чуть стёкла не вылетели. Зоя была в ярости. Сумасшедших в семье не было. По крайней мер, пока. И вот, на тебе, пожалуйста. Да ещё при родственниках, и при девчонке, на которой она собралась своего сыночка женить! Сыночек категорически отказывался находиться в одиночестве, от Катьки отскакивал как от огня, и к вечеру Зоя была вынуждена вызвать такси и уехать. Дальше позориться было уже просто невыносимо!

– Быть не может! Уже свалили? То есть, как же они так рано нас покинули? – сокрушался Баюн. – Я же только первый пункт плана осуществил…

– А сколько их там было? В смысле пунктов плана? – Cтепан переместился на диван в тереме и держался за живот от смеха.

– Пока восемь, – с достоинством ответил Баюн. – Но, я просто не все успел записать.

– А чего он от Катьки так прыгал? – недоумевал Кир.

– Условный рефлекс, – Волк лежал на полу, растянувшись во всю свою немаленькую длину. – Катю увидел, рядом постоял, и появляется волк.

– А он оклемается? – спросил Сивка.

– Да что с ним будет-то? Я сначала хотел помягче с ним, но когда он увидел волка и девочку бросил, а сам кинулся бежать… Не вышло у меня мягче, простите! А в около теплицы он и вовсе попытался ею от опасности загородиться. Представляете? Схватил её за плечи и перед собой поставил! Я и ринулся на него. Чуть сдержался, – Волк с омерзением сморщил нос.

Катерина шла к терему через открытую калитку, старый сад, мимо беседки и ей казалось, что если она сейчас просто руки распахнёт, то запросто может взлететь. И перьев лебединых ей не понадобится.

– Какое счастье! Я только сейчас поняла, какая я счастливая!!! – завила она, входя в терем. – Спасибо вам огромное!!! Наши там, – она кивнула в сторону дома, – Праздновать собираются! Приглашаем всех!!!

– А не рано? Зоя ваша не вернётся? – уточнил острожный Баюн, разглядывая листочки с какими-то схемами. – А то у меня тут ещё много чего придумано…

– Нет, мама ей позвонила. Зоя теперь уверена, что у нас стала плохая экология! И от этого Игорёчку захужело сразу и на всю голову…

– Жаль, жаль. Столько планов неиспользованными остались, – с сожалением протянул Баюн, покосившись на листочки. – Ну, теперь-то она оставила идею заполучить тебя в невестки?

– Ой, ну что ты! Это же тётя Зоя! Ей уж чего если хочется, то всё препятствия сметаются на пути только так! Она тут же пригласила меня к ним! Заявила, что у них-то экология нормальная и мальчику ничего не мерещилось никогда! – Катерина переждала хохот собравшихся, и продолжила. – Только я очень нехорошая и плохая. И не поеду!!!

– Ну, может, ты и не поедешь. А я вот запросто слетаю, – Волк с интересом осмотрел себя в Жарусином зеркале и сделал страшную морду. – Пусть ему и там померещится… Ишь, экология ему виновата…

– Лучше всего, если ты туда Катерину отвезёшь и там потенциального зятька вместе повидаете. Точнее он тебе кто был бы? Шурин? Что бы ему уж точно в башку вбилось. Где Катя, там и стрррашный волк. А что? Чистая правда, – удовлетворенно кивнул Баюн и засобирался на празднования дня избавления от Зои! – Так сказать бонус! Волкобонус в придачу к Катерине!

Мальчишки болтали полночи. Сначала просто хохотали, вспоминая злоключения бедняги Игорька, а потом вдруг Кир сказал:

– А ведь правда. Прикинь, каково будет будущему Катькиному мужу с такими родственничками… Женится такой, а у него шурин в бурой шкуре и с зубами как у тигра саблезубого и таким харррактером! Так что этот Игорь ещё дешево отделался!

Глава 3. Похищение Ратко

Кот мрачно смотрел в зеркало. Он подозревал что-то подобное, но до последнего наделся, что обойдётся. Не обошлось. Поганая бабка в ступе волокла опоенного чем-то Ратко, а рядом старательно махали крыльями братцы-лебеди. И летели они в направлении вполне знакомой горы.

– Нда… Яга таки не удержалась от глупостей! – прозвучал сзади голос Бурого. – Надо, чтобы Катя открыла мне ворота и я разберусь.

– Да, пожалуй, так будет правильнее всего. Ты, главное, сам-то не попадись!

Они переговорили в тереме, а потом отправились на поиски Катерины.

– Катюшенька, радость моя!!! – Баюн расплылся в улыбке, найдя Катерину в гамаке с книжкой. – А ты сейчас сильно занята?

– Нет, ты что-то хотел? – Катерина читала Властелина колец, и как раз пробиралась с хоббитами по краю Вековечного леса, но ради Баюна она решительно закрыла книжку.

– Да вот надо Волчку в Лукоморье наведаться, – Баюн махнул лапой на старательно улыбающегося Волка.

– Так, что произошло? – Катерина встала с гамака и строго осмотрела обоих.

– Ничего. Абсолютно! – Баюн даже вроде как оскорбился. Как мол, так, нас подозревать…

– Я же слышу, – печально напомнила ему Катерина. – Неправду слышу.

Улыбки у обоих тут же погасли. Как-то они позабыли о такой Катерининой способности.

– Мне надо в Лукоморье, – хмуро сказал Волк. – И это чистая правда.

– Да, это правда, не спорю. Вот я и спрашиваю, что случилось. Ответ «ничего» не принимается. – Катерина понимала, что они говорить правду ей и не собираются. – Ах, вот как вы мне доверяете?

Катя обиженно посмотрела на обоих, и вихрем пронёсшись по участку, влетела в свою комнату и закрыла дверь.

– Зеркало, зеркало… Где зеркало? Точно что-то в Лукоморье случилось!!! Он увидел. Так, с кем? Жаруся?

Зеркало вполне ясно отразило Жар-Птицу, сидящую на ветке, и прихорашивающуюся.

– Нет, с ней всё хорошо. Воронко?

Воронко скакал рядом с абсолютно белой кобылицей и явно старался понравиться даме сердца.

– Тут вообще всё отлично. Кто ещё? Ратко? Ой, мамочки!!! – Катерина смотрела на Ягу, которая приказывает метле и та, подхватывает Ратко из ступы и несёт в очень знакомую пещеру. Он без сознания, одежда порвана в клочья, странные синяки и кровавые следы на коже.

– Это ещё что? Его как собаки рвали. Ой, рвали, но не собаки… – Катя увидела двух мелких ободранных лебедей, один из которых догнал метлу и с силой прихватил рукав рубахи и рванул. – Вот уроды!

Она услышала, как внизу осторожно скрипнула ступенька. И пока Кот крался наверх, стремительно убрала в сумку зеркальце, собрала сумку, скрыла её с помощью пёрышка и уселась в кресло-качалку.

– Катюша, радость моя. Ты сердишься? – Баюн сменил тактику.

– Кот, давай без вот этого. Я уже поняла, что что-то случилось и уже даже знаю, что именно. Я вот только не поняла, зачем они его в ту пещеру приволокли?

Баюн так и сел, неудобно наступив задней лапой на хвост. Потом опомнился, подобрался поближе и умильно заглянул Катерине в глаза. – Нет, какой же я молодец! Какую я умницу нашел! Только тебе туда сейчас пока не надо. Мы не знаем, что они хотят. Пусти Волка, а?

– Нет, не пущу. Вместе пойдём. Котинька, ты же понимаешь, что даже Яга может его поймать. Не потому, что он слабый, а потому, что она коварная. И что мы потом с тобой делать будем?

– Нда… – Баюн вздохнул. – Давай-ка мы ещё посмотрим.

Он вынул зеркальце и они с недоумением наблюдали, как метла сгрузила Ратко к валяющимся на полу цепям. Как один из лебедей что-то долго над ними шипел. Безуспешно. Потом Яга, пришла с пузырьком в руке, влила какое-то средство в рот Ратко, который начал было подавать признаки жизни, а потом долго и замысловато ругаясь крепила неподвижные цепи крюками к трещинам в стене. Дальше ступа, действуя как молот, вбила крюки в стены. Потом с помощью метлы и струпы, к стене прижали самого Ратко и опутали цепями.

– Чего это они творят? – удивилась Катерина, сквозь грохот и ругань, было плохо слышно.

– А, это они тебе приманку готовят, – Кот обладал ещё более тонким слухом и наконец, смог разобрать, о чем говорят Яга и два брата, обращенные в лебедей. – Говорят, что ты должна будешь отдать мужичку бороду, чтобы он приказал цепям отпустить Ратко.

– Так, если у меня его борода, я и сама могу этими цепями управляться, – удивилась Катя. – Иначе, как бы я Елисея могла бы отпустить.

– Это да, но он же не знает, что ты там вообще была. Он-то уверен, что ты про эту пещеру ничего не знаешь! И что Елисей освободился просто потому, что он сам вместе с утратой бороды потерял силу. Про то, что Ягиное зеркальце у тебя, они в курсе. Скорее всего, они тебе скажут посмотреть в зеркало на своего сговоренного. Ты увидишь вот это милое зрелище, перепугаешься, начнешь просить его отпустить, а лебедь-Задохлик потребует свою бороду. А там уж, получив её, просто прикажет цепям паренька удавить. Это так, домашняя заготовка у них.

– Дааа, и что делать? Смотри, Яга располагается у входа, а братцы по пещере шарят. Никак не могут найти дверку, – Катерина радовалась, что наглухо закрыла вход в сокровищницу по совету Жаруси.

– Я не понял. Это ты так её уговариваешь ворота открыть? – на пороге стоял Волк и мрачно осматривал склонившихся над зеркалом.

Кот раздраженно отмахнулся от него. – Ай, Бурый, она всё уже без нас знала. И вот смотри, чего они творят!

– Да что бы не творили… Влечу, выхвачу мальчишку, если повезет, перекушу этим лапчатым их слишком длинные шеи.

– А Яга? Яга хочет своё золото, это серьёзный довод. Ты про неё забыл? Смотри! – Кот мотнул головой на зеркало, там Яга что-то колдовала перед тем входом в пещеру, который вел на сосновый склон. Под её руками начинали вспыхивать и светиться тонкие нити, заплетающие вход. – Паучье логово, мезгирье колдовство, – покачал головой Баюн. – Любой, кто попытается туда силой войти, останется висеть на этих нитях. Грамотно! Вот же старая ведьма!!

– Так, я готова. Вам что-то надо собирать? – Катерина шагнула к двери. – Волк, не начинай! Вы оба меня уговаривали согласиться на сговор с Ратко. Да, с одной стороны это удобно, а с другой, мы его очень подставили, и не факт, что он жив останется.

– Катюш, тебе туда нельзя, – Волк, разумеется, не мог смириться.

Катя шагнула к нему и обняла за шею. – Ну, пожалуйста. Не надо. Ты же сам понимаешь всё. Давай мы постараемся вытащить Ратко, а не будем здесь спорить.

Кот грустно кивнул. – Ничего не попишешь, она права. Заодно и Суховея выпустим. Пошли в терем.

Катерина побежала предупредить, что уходит, а когда направлялась к терему, вдруг что-то зашумело в ветках яблони и к её ногам спрыгнул Кир, а из-за ближайшего ствола вышел Степан.

– Кать, вы что, уходите? А мы?

– Мальчики, мы не в туман, – Катерина решительно шагнула в сторону терема. – Там Ратко Яга поймала.

– Кать, погоди. Мы можем помочь! – попытался объяснить Кир.

–Так, Катюша, ну где ты? Быстрее! – Кот махал лапой из-за терема. Катерина шла к нему, а за ней упорно держались оба, и Кир и Степан.

– Вы здесь что забыли? – рявкнул на них Волк.

– Можно мы с вами? – Cтепан побледнел, но не отошел от Катерины.

– Да что ты тут делать будешь? Кот, покажи ты им, что с Ратко, – вздохнул Волк.

Баюн вынул из мешочка на шее зеркальце и сунул под нос Степану. Зрелище впечатляло. Бессильно повисший, закованный от шеи до щиколоток, абсолютно бледный Ратко, стоял с широко открытыми глазами, но явно ничего не видел. И даже не факт, что был в сознании.

– Так же хотите? – хмуро спросил Баюн.

– Нет, так же не хотим, но вдруг пригодимся? – Кир стоял рядом, хмурил брови, но отступать не собирался.

– Тьфу на обоих. Попадётесь, будете сами выбираться, – неубедительно пригрозил Волк. – Катерина, вызывай ворота.

Катя предупредила маму, что уходит, вызвала ворота, сосредоточилась, попросила их открыться не у Дуба, а в нужной ей местности, и привычно толкнула створку, ворота открылись, послушно переместившись на склон той самой горы. Суховей, низко им поклонившись и ласково коснувшись носом Катиной щеки, умчался на юго-восток, а они отправились к тому старому и узкому проходу, в который Катерина когда-то и попала в пещеру в первый раз. Кот попросил вызвать Жарусю. И пока она летела, внимательно следил за действиями лебедей и Яги.

– А как девка узнает, что парень тут? – в зеркале прекрасно были слышны переговоры.

– Ты пошли свою стаю болтливую, пущай караулят у Дуба. Как только они вернутся, ей и доложат, а мы туточки уж её дождемся.

– А я? – Яга отлично понимала, что если эти гады крылатые сразу получат то, что им надо, она сама уже ничего не получит. – Когда моё золото вернёте?

– Да когда клад откроем, тогда и вернём!

– А где клад-то ваш? – хитро прищурилась Яга. – Может, его и нету вовсе.

– Да как я могу тебе его показать, если он скрыт!

– Туточки? – Яга жадно обвела глазами стены.

– Счас! Я тебе что, дурак, тебя привести туда, где мой клад лежит? – мужичек с ноготок, а ныне лебедь Задохлик от злости подскочил к Ратко и сильно ухватил его клювом за щиколотку.

– Ты осторожнее там, цепи его едва держат. Упадёт всё и накроет тебя с головой! – сухо предупредила его Яга. Она села в ступу и полетела к выходу из пещеры, позвать стаю. Паучье логово её легко пропустило.

Как только она вылетела, лебедь-Черномор начал простукивать клювом стены пещеры. – Что ты там стучишь, в дятлы записался? – начал хихикать Задохлик. – Ничего ты там не найдёшь! Пока бороды или полотенца нет, найти вход невозможно.

– Чего ты веселишься? Если девка бороду твою сожгла, то всё, так в перьях и останемся! – Черномор подскочил к брату и больно его ущипнул.

Над Катериной плеснули золотые крылья и прозвучал голосок Жаруси: – Что у нас случилось? Девочка, я рада тебя видеть, только ты опять в тусклом! Хорошо бы поярче!!!

– Жаруся, мы в засаде вообще-то! Куда тут поярче? – вздохнул Волк. – Лучше давай подумаем вместе, как нам мальчишку оттуда достать?

Жаруся выслушала всё, что ей изложил Баюн, посмотрела зеркальце. Подумала.

– Ну, паучье логово она сделала только на вход в пещеру. То есть, если зайти через низкий проход, и вытащить мальчика через основной, широкий, то можно будет выйти спокойно и беспрепятственно. Пока там внутри Яги нет, с двумя лебедями справиться можно, – она тряхнула крыльями и задумчиво посмотрела на светящиеся огоньками перья. – А мальчика вынести я смогу без вопросов, – потом она погасила все перья, и поменяла цвет, став почти невидимой на фоне камня.

–Жарусенька, я с тобой, я с цепями могу управляться, – Катерина посмотрела на Волка и Баюна. – Хорошо бы только нас Яга на входе не встретила.

– Я думаю, ей не до вас будет, – Волк потянулся и сразу резко увеличился. Баюн тоже. Мальчишки растерянно закрутили головами. – А вы тут пока побудьте! Не высовывайтесь!

Катерина представила белые крылья и привычно закрыла глаза, пережидая головокружение, и зашлепала лапками к узкому проходу. Жаруся подхватила её коготками и беззвучно влетела в узкий проход. Она легко пронеслась до пещеры, и влетев в туда, отпустила Катерину за большой скалой у входа, Катя вернулась в свой нормальный вид, прислушалась, вынула шапку-невидимку и надев её, на цыпочках вышла из-за скалы.

Братья продолжали ругаться и шипеть друг на друга. И вдруг Задохлик прислушался.

– Стой! Кто-то тут есть! – он отскочил от брата, и насторожился. Над ним беззвучно проплыли крылья Жар-птицы, и внезапно вспыхнув яростным пламенем, обрушили на братьев огненные потоки. Оба пронзительно заорали. Один, Черномор, кинулся в сторону широкого прохода и покатился по полу, сбивая пламя. Второй, Задохлик, рванул в низкий тайный проход. Их крики и вопли многократно отражаясь от стен, наполнили какофонией всю пещеру.

Катерина поспешила к Ратко. Яга постаралась на совесть. Чтобы она не говорила, цепи были закреплены намертво. Лебедей уже в пещере не было. Жаруся не стала преследовать никого из них, а вернулась к Катерине.

– Я могу их расплавить, но Ратко этого не пережить. Могла бы попытаться оборвать, но у меня даже лапка не сомкнётся на этой гадости, не ухватить мне.

– Погоди, но, они же должны меня слушаться, раз у меня борода в сумке лежит? Должны, по-хорошему даже на середину пещеры выползти, если я прикажу. Замки на них не одеты, ступа просто вбила крюки в трещины в стенах.

– Да, по-хорошему, должны. Давай, попробуй.

Катерина отошла подальше от стены, и громко и четко приказала цепям. – Ко мне! Ползите ко мне!

Цепи шевельнулись. Дёрнулись. Катерина повторила приказ чуть громче и увереннее. Цепи рванулись вперёд, легко вырвав вбитые крюки. Ратко покачнулся и упал бы ничком на пол, но его легко подхватила Жаруся. Цепи застыли около Катерины, ожидая приказаний. – Цепи, вернитесь к стене и там останьтесь! – Катерина махнула рукой. И с облегчением увидела, что пакостный металл застыл неподвижно около стен.

Жаруся позвала её уже от прохода. – Скорее девочка, не задерживайся.

Катерина бежала за Жарусей, несущей Ратко. Больше всего смущали его широко открытые глаза.

– Жарусенька, он жив?

– Жив, просто опоила мерзкая баба! – Жаруся легко преодолела невидимые нить паучьего логова на входе, за ней так же легко выскочила Катерина, и увидела как Яга ожесточённо молча отбивается от Волка и Сивки. А к ней подлетает подмога. Стая лебедей, вызванная Ягой по совету Задохлика, была недалеко, это и спасло мерзкую бабку. Лебеди заметались перед Волком, сбивая его с толка, начали хлопать крыльями по голове Сивки. А трое с пронзительны кличем кинулись на Баюна, так удачно изловившего бывшего Черномора. Баюн заорал, и разжал лапы, отбиваясь от напавших на него. Черномора он помял, конечно, но не критично, поэтому тот тяжело взлетел и быстро замахал крыльями, торопясь как можно дальше убраться от этого места. Жаруся в одну секунду оценила ситуацию, опустила Ратко рядом с Катериной и взлетела повыше, облив нападавших птиц потоками огня. Лебеди заорали, заметались, Яга, свистнула, махнула метлой, закружила небольшой вихрь, и унеслась вместе с лебедями прочь.

Катерина быстро достала из сумки флакон с живой водой и капнула ею на губы Ратко. Через пару секунд он пошевелился и закрыл глаза, а потом опять их открыл.

– Катерина? Где я? И что я тут делаю? А ты? Ничего не помню, – он сел и вдруг увидел в каком виде его одежда. – Что это было?

Синяки и ссадины уже не болели, и медленно исчезали, повинуясь действию живой воды, Ратко пошатываясь встал и недоуменно осмотрелся. Место было совершенно незнакомое, как он тут оказался у него даже догадок не было!

– Ааа, уже в себя пришел? – Баюн с сожалением стряхнул с лап лебединые перья Черномора – Обидно так! Думал, что поймал, и тут на тебе! Упустил!!! Поганые шипучки! – он фыркнул в сторону улетевшей стаи. Рядом опустился Волк и Сивка.

– Мальчиков надо забрать, – напомнила им Жаруся, осматривая переливающиеся крылья.

– Точно! Сивка, слетай, а? – попросил коня Бурый. Он сел около Катерины и никуда от неё не собирался идти.

– Вы мне объясните, да? – Ратко помотал головой. – Последнее что я помню, я овин осматривал. Новый. Хороший овин. А дальше темно совсем и вдруг рядом Катя, а меня словно кто-то на куски порвать пытался.

– Тебя Яга украла. Для мужичка с ноготок и его брата Черномора, как приманку для Катерины. Чтобы её сюда выманить, – пояснил Баюн.

– То есть я был наживкой, – лицо у Ратко стало и вовсе безрадостным. Он только-только стал князем, да небольшого княжества, но, всё-таки. Он немного уже освоился, учился командовать и хозяйничать на полностью своей земле. Ему люди в пояс кланялись! А тут… Опять он как груз бессильный. Украли, принесли как приманку, его спасли, а он даже не помнит ничего. И что обидно! Опять его спасали! А он приманка!

– Нуу, если так подходить к вопросу… До да, – кивнул Баюн. – Да ты не переживай, мы тебя сейчас обратно отнесём и ты продолжишь осматривать свой овин.

Баюн заметил, что Ратко скорее был недоволен ситуацией. Нет, оно понятно, конечно. Он уже солидный человек. Целый князь. А что земли-то есть! Свои, собственные, да и вполне ладный городок имеется. Князь Ратко. Звучит! И вот ходит он, осматривает собственный новый овин, заметьте, хороший! И тут ррраз и почему-то весь драный где-то далеко, и как выясняется в роли червяка для приманки. Это всё понятно. Но, вот сидит рядом девушка в которую ты влюблён. Между прочим, прилетевшая его спасать. Рисковавшая. А он и морду кривит! Баюн медленно, но верно начал сердиться.

– Жарусенька, отнеси, пожалуйста, князя в его княжество к его овину. А то как бы тот без хозяина не рухнул! – Кот смотрел на расстроенную Катерину.

Жар-Птица, тоже всё отлично уловившая, мрачно покосилась на Ратко. Махнула крылом и подхватила растерявшегося паренька за шиворот, стремительно унося его к его владениям.

– Катюш, не расстраивайся. Дурачок ещё не освоился с новым положением. Слишком увлёкся, – завился вокруг Катерины Баюн.

– Да я и не расстраиваюсь, – неубедительно протянула Катерина, изо всех сил сдерживаясь. Она не ожидала такого… сожаления о покинутом овине.

– Так, не смей переживать, а то я его догоню и он никогда не увидит свой сарай, – ощетинился Волк. – О, а это что???

Сивка, которого послали за мальчишками, снижался. А на нем, кроме мальчишек оказался…

– Да не может такого быть!!! Вам удалось!! Я вами просто горжусь!!! – заорал Баюн, увидев, что Степан, сидящий первым, крепко сжимает закрученного в плащ Кира, и сверху обязанного веревкой, лебедя Задохлика. Клюв тоже был крепко связан и притянут к основанию шеи. Мальчишки и не скрывали, что очень довольны и горды собой! А все ещё сомневались, надо ли их брать с собой!! Степан и Кир наперебой рассказывали, как услышали вопли из узкого прохода в стене, затаились и кинулись на выбежавшего лебедя. Он отбивался и щипался как мог. Пришлось даже клюв завязать, так он начал головой бить.

– Я его голову к шее и привязал, – кивнул Степан.

– Умница и молодец! – похвалил его Баюн. Он подошел к лебедю и замурлыкал. Тот гневно сверкал глазами, но недолго сопротивлялся пению Кота и повалился на бок, вместе с плащом и веревками. – Так, хорошо бы его обезвредить хоть на время. Пока мы не придумаем, куда его потом девать… – призадумался Баюн.

– А если? – Волк кивнул в сторону пещеры, намекая на цепи.

Кот замотал головой. – Нет, самое надёжное, это всё-таки туман. Отнесём его к Черному утёсу, там пусть и полежит.

Перебрались на склон с живичными соснами, и Катерина смотрела вниз, вспоминая, что здесь неподалёку живёт семья пастушка, которую она разбудила в прошлом году. И тут ей пришло в голову, что не очень-то хорошо оставлять пещеру с заколдованным входом рядом с людьми.

– Баюн, а это паучье логово… Оно опасно?

– Если пройти не пытаешься с той стороны, где оно наложено, то нет. А если в него попадаются, то да. А что?

– Там семья ниже живет, помнишь?

– Да, но они сюда не пойдут, не бойся. Для людей вход в пещеру не виден. Там видно просто нагромождение камней и всё, – Кот хмуро покосился на свёрток с лебедем, который он лично уложил подальше от них, чтобы даже сквозь сон пакостная личность их услышать не могла.

Катя успокоено покивала головой и легла на тёплую землю, покрытую толстым слоем сосновых рыжих иголок. Над её головой медленно плыли белые облака, и сосновые ветки тоже казались облаками… И они тоже плыли вместе с самой горой куда-то далеко-далеко…

– Кот, я вот только не понял, а Ратко что, внутри не было? – Cтепан крутил головой. Никаких следов княжича не наблюдалось.

– Как же не было. Был, конечно.

– А сейчас-то он где? – Кир тоже заинтересовался. – Я думал вы княжича выручать идёте, а его и нет.

– Во-первых, уже не княжича, а целого князя! Он совершеннолетний по здешним законам и имеет свою землю, и даже целый город! В этом он даже своего брата перещеголял. Тот будет княжичем, пока батюшка его правит. Во-вторых, ему сделан был подарок, который он пока не смог освоить. Всё новое и дорогое! Он не просто князёк с вотчиной, а вполне себе состоятельный вьюноша. И вот он осматривает своё хозяйство, овин какой-то… Вот привязалось слово!!! – Баюн сердито фыркнул. Покосился на спящую под соснами Катерину, и продолжил тихонько. – А потом раз, и ничего не помнит. А как в себя пришел, увидел Катюшу. И то, что он весь такой… негероического вида, ободранного прямо, скажем. А тут ещё и выяснил, что приманкой для Катерины работал! Он, князь!!! Короче, переживал он об оставленном овине, переживал, я его туда и отправил. Надеюсь, его Жаруся по пути не уронит.

– Если ты ещё раз про овин скажешь, я тебя покусаю, – мрачно посулил ему Волк. – Катя расстроилась. А он вообще недоволен был. Как это у вас… А в претензии.

– Вот не ожидал, – Степан удивился. – Он же так рвался к Катерине.

– Ты пойми, чудак-человек. Он влюблён, конечно, но то он был просто княжич, заметь второй. То есть не наследник, так, с неясными перспективами и развалившейся вотчиной в будущем. А так он князь! Состоятельный. Ему Баюн считай, город новый подарил. Ему теперь подданные в ножки кланяются. Вот его и понесло, – Волк морщил нос. – Не все могут сходу пережить богатство и власть. Некоторые вообще не могут. Посмотрим, как с этим будет.

– Да, раньше было такое выражение «прошел огонь, воду и медные трубы». Медные трубы, знаешь что это? – Баюн вздохнул.

– Нет, – покачал головой Степан.

– Это как раз слава, власть и богатство, – Баюн смотрел на облака. – Не все могут такое пережить. Катюша к счастью, смогла. А паренек… Посмотрим.

– Мне он псом как-то больше нравился, – решительно заявил Кир. – Он хоть Катьку не обижал.

Катерина не спала, а дремала, и разговор слышала. И радовалась, что лежит так, что лица не видно, потому что слёзы выступили, как она себя не уговаривала.

Над головой разгорелось яркое сияние, которое сопровождало Жарусю в хорошем настроении.

– А где моя девочка? – громко спросила она.

– Тише ты… А вот, уже разбудила, – Волк недовольно покосился на Жарусю. – Отнесла?

– Конечно. И даже одежду по дороге ему придумала. А то он весь ободранный был.

–А уронила по пути сколько раз? – ехидно спросил Кот.

– Два, – честно сказала Жаруся. – Он очень быстро в себя приходит, когда вниз падает. Сразу понял, что так нельзя с девушками обращаться! Ой, Катюша, он бы и без меня понял бы…

– Спасибо тебе, – Катерина тёрла глаза, вроде как только что проснулась, и уничтожала следы слёз на лице. А потом, помня о том, что Волк всё равно учует, попросила Жарусю её подвезти.

– Да, ты только Задохлика в туман опусти к Черному утёсу, и мы в Дуб двинемся, – распорядился Кот.

Катерина едва Жарусю дождалась! Волк ходил рядом и подозрительно её оглядывал. Чуял, что сестра в поганом настроении, а как подойти, не знал. И только вздохнул, глядя как стремительная золотая искорка-Жаруся несётся с его Катериной по небу.

– Не расстраивайся девочка. Он сам уже всё понял, – пропела Жаруся, но поняла, что Катерина не в настроении болтать, и замолчала.

Дуб так обрадовался возвращению Катерины, а потом и всех остальных! Конечно, главное, что вернулся Кот Баюн! До вечера Баюн обедал. А потом сразу перешел к ужину. Катя сумела уйти к себе когда все уже осоловели от такого непрерывного хлебосольства и засыпали на ходу.

Зеркальце послушно отразило Ратко. Около него за столом сидел Стоян.

– Ну и сколько ты ещё собираешься так жить? – спросил Стоян. – Нет, всё понятно, что ты влюблён и всё такое, но это же не жизнь! Любой злодей Лукоморья может тебя похитить или убить, просто для того, чтобы её приманить или ей насолить, – К тому же ты уже взрослый. Скоро о женитьбе надо будет думать. А тут какая-то свистушка из другого мира! Я был против этого, ты знаешь. Но, тогда ты и слушать никого не мог. Из города я тебя тогда выпустил, потому, что ты иначе лоб бы себе расшиб бы. Но вот теперь-то ты понимаешь??? Ты мне всё говорил, что сердце у тебя куда-то там девается. Ну? И как твоё сердце теперь? Шел себе, шел, никого не трогал, а потом как червяка на крюк повесили.

– Жаруся говорила о цепях, – глухо ответил Ратко. – На цепи повесили.

– Хрен редьки не слаще, – отмахнулся Стоян. – Я ей безмерно благодарен, конечно. И тебя она выручает всегда. Но тебе самому-то как оно? Девице не пристало так. Батюшка тут прав. И каково нам? Прискакали скороходы в панике! Князя на ступе Яга увезла. Оглушила бревном и улетела! Мы с батюшкой метались, не знали где тебя искать!

– Ну, нашелся же, – хмуро ответил Ратко.

– А если не нашелся бы? Ты уж сам князь. Город справный. Земли богатые и чистые!!! Да, её дары, да Баюна, но и ты тоже вроде старался.

– Это не плата за услуги! – взвился Ратко.

– Да знаю я, что не плата. Я тебе разве к тому? Головой подумай, а надо ли тебе?

Катерина накрылась одеялом и положила зеркальце перед собой. Да, подглядывать плохо. Но она должна понять!

– А как ты себе представляешь? Даже если бы я сам захотел, я не могу… Я ж не смогу сговор разорвать! – Ратко залпом выпил что-то из чаши и сморщился.

Катерина ахнула и резко вскочила, откинув одеяло бросилась к шкатулке, стоящей на столе. Туда она убрала пергамент с текстом сговора, который все же забрала у Баюна после возвращения в прошлый раз. Руки дрожали от волнения.

– Надо ему это отдать. Я не могу и не хочу так! – Катерина задумалась. – Можно попросить Волка или Жарусю. Нет, я сама должна.

Катя открыла дверь и прислушалась. Все с трудом разошлись по своим комнатам, едва отбившись от приставаний Баюна отведать ещё чего-нибудь. И спали. Катерина открыла окно, одела шапку-невидимку и неслышно выскользнула из Дуба. Нечего было и думать, долететь до княжества Ратко на лебединых крыльях. Но, вот позвать Воронко можно! Катерина уже собралась позвать, а потом пришло ей в голову, что Воронко ведь за красавицей-кобылкой ухаживает. Не до того ему сейчас!

– Куда меня понесло? Прав, Стоян, получается! Свистушка какая-то! Ах, обиделась, ах, заспешила. Ну, положим, разорвать сговор надо, раз уже у самого Ратко пошли такие мысли. Но, не ночью же! Вот хороша бы я была, если бы прилетела ночью к князю Ратко!!! – Катерина представила лицо опешившего паренька и самой смешно стало! – он тут такой важный князь, а к нему ночью в окно девица влетает на вороном коне. Он же не переживёт такое нарушение приличий!!! Ладно, утро вечера мудренее, – подумала Катерина, влезая обратно в окно и плотно его закрывая.

Совсем недалеко от Дуба изба Яги потихоньку кралась по лесу, а над ней летала, описывая широкие круги ступа со свое хозяйкой на борту.

Глава 4. Ужиная сказка

Катерина утром дождалась, пока Волк отправит мальчишек в оружейную и окликнула его.

– Волчок, а можно поговорить? – она дождалась, пока тот вернётся к столу и сказала всем сразу:

– Я хочу разорвать сговор с Ратко.

– А ты не поторопилась? – заглянула ей в глаза Жаруся.

– Думаю, что нет.

– Что же, возможно ты и права. Будем искать нового, – тут же заявил Баюн. У Жаруси тут же засверкали глаз и все перья разом.

– Ой! Это даже интереснее, чем выбор нарядов!!!

– Жаруся!!! – взвыл Волк. – Дай сначала от этого избавиться!

– Ты отвезёшь меня? – Катерина улыбалась названному брату. А потом подумала, что будет упираться изо всех сил, и отнекиваться от нового сговора. Она не так часто по царским дворам ездит. Проще там не появляться вовсе, чем потом так маяться из-за этих якобы женишков!

– Конечно! – тот коснулся носом её щеки. – Не расстраивайся.

Тут Баюн прервал увлекательнейшую свару с Жарусей и насторожился.

– Тихо! – он подкрался к окну и одним махом взвился на подоконник. В Дубе окна были из стекла, видно отлично. – Так, а эта старушка древняя моя тут что делает?

На поляну строевым шагом вышла изба и остановилась. Из окна выглянула Яга и замахала какой-то белой тряпкой размером со среднюю простыню.

– Не понял. Она что постелю тут проветривать пришла? – недоумевал Кот. – Аааа, понял. Переговоры!!! Ну, ладно, поговорить мы можем!

– Это ты даже очень любишь! – рассмеялась над распушившимся Баюном Жаруся. – Тебя подстраховать?

– А как же? Мы за безопасные переговоры! – провозгласил Кот и важно пошел к выходу. Жаруся моментально обесцветила перья, став практически невидимой и укрылась в листве Дуба. С Баюном вышел Бурый, запретив Катерине даже на порог Дуба выходить.

– Ой, Баюшенька, Котинька мой бесценный! – заблажила Яга, как только увидела важного и надутого Кота.

– Чего тебе? – Кот был мрачен и хмур. Он отлично помнил про отравление себя любимого подлой бабой, а кроме того, был ещё сговор с лебедями-братцами с целью захватить его любимую личную сказочницу!!!

– Да вот… Поговорить пришла. Побалакать, так сказать, – Яга невинно захлопала глазами.

– Так говори и катись отсюда, – вежливо порекомендовал Баюн.

– Я тут того… Ошиблася яяяя! Ой как ошибласяяяя! – Яга ненатурально взвыла изображая раскаяние.

– Короче, пожалуйста, – Баюн Ягу знал давно и хорошо. Бабку как выключили.

– Короче, говоришь… Ладно. Была неправа. Предлагаю мир, – Яга протянула руку, как для дружеского пожатия и помахала ею издалека.

– Мир, дружба, жвачка… – протянул образованный Баюн, нахватавшийся в людском мире всякого. – А возмещение вреда? – он коварно сверкнул глазами.

– Какого такого вреда? – Яга рукой размахивать перестала и вообще как-то подобралась.

– Ну, как какого?? Моему здоровью за отраву, которую ему пришлось переварить, это раз! Катерине, которой пришлось жениха выручать, это два! Жениху, которого ты сперла от его драгоценного овина, и платье ему подрали и вред здоровью нанесли, а ещё и ему какую-то гадость дала, это три! Волку и Сивке, раз твои птички перед ними мельтешили, это четыре! ...


Все права на текст принадлежат автору: .
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

Такие разные братья