Все права на текст принадлежат автору: .
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Возрождение Феникса. Том 3

Возрождение Феникса. Том 3

Глава 1 - К Кмету

- Мама, я решил остаться в Москве, - сообщает по телефону принц Ричард. – Мне здесь, правда, лучше. Лиза каждый день учит контролировать Яку вместе с другими фракталами. И, мама, София тоже учит… - Горло принца сжимает спазмом, словно его сдавила чья-то беспощадная рука. Глоть, глоть. С трудом Ричард произносит, правда, звук садится на предельную верхнюю ноту. – Разным полезным вещам.

- Эта русская тебе не мама, - недовольно говорит королева Элизабет. - Я твоя мама. И ты не принадлежишь Дому Бесоновых. Сколько еще собираешься гостить у них?

- Сколько потребуется, - вздыхает Ричард, готовясь вызвать бурю. - А потребуется год точно. Я поступаю в лицей «Красный замок». Астерия берет меня в свою ватагу. Я буду играть в Грон.

- Что?! – Элизабет в шоке. – Кто тебя надоумил? София?! Твоей целью был поиск невест. Но никак не эта варварская игра!

- Я так решил, мама, - обрезает Ричард. – Факт, но твоему сыну не хватает дисциплины. Ма…София Александровна считает, что Грон ее привьет. Участие в командных видах спорта способствует развитию контроля фракталов и не только. Сейчас это то, что требуется.

- Что это?

- Настойчивость, выдержка и стремление к достижению поставленной цели, - цитирует принц княгиню.

- Ох, Боже мой, - расстраивается королева. – Конечно, спорить не буду, это твоя жизнь, твои цели. Но я поговорю с Софией насчет верности такого толкования этого Грона.

- Как хочешь, мам. – Все равно переубедить королеву способна разве что петиция английского парламента, подписанная всеми его членами.

Принц кладет мобильник на стол. Рядом лежит начатое письмо: «Дорогая Алеся…». Ричард сидит за столом в гостевом доме Бесоновых, в своей добровольной темнице, и в который раз пытается написать извинение. Но не выходит. Мыслями он все еще на Гроновском поле. Ричарда передергивает от воспоминаний.

Неделя прошла, как его переломал Беркутов, и стыд от поражения перед вшивым Воином чуть притупился. Именно из-за Беркутова принц всю неделю не мог взять в пальцы ручку. Не мог извиниться перед НЕЙ…Теперь же его не отпускает адреналиновый взрыв, пережитый еще вчера. Мама София разрешила ему выезжать из усадьбы только на поле. И он воспользовался разрешением.

Первая игра Ричарда. Дружеский матч. Так сказала Астерия. На самом деле это было настоящее сражение между «Красным замком» и «Вершиной мудрости». «Витязи» Царицы поля против стаи Волка. Дружбой и в помине не пахло. Лишь тотальная аннигиляция всех игроков на поле.

Волк Амиран Беридзе проиграл, несмотря на то, что лично переломал четверых авангардистов «Замка». Разрыв был всего в одно очко. Беридзе порядком снесло крышу. В последнем периоде один из его штурмовиков слишком слабо отдал пас назад ловцу, что в итоге привело к голу. После матча Беридзе наорал на штурмовика и ударил кулаком в лицо. Игрок рухнул на траву – чистый нокдаун.

Да и Астерия орала не меньше. Разве что никого из своих не лупила. Победе с мелким разрывом Царица совсем не обрадовалась. Видимо, почувствовала, как корона сползает с головы.

С тяжким вздохом Ричард карябает: «Дорогая Алеся, я не хот…». Затор. Рука не пишет, просто отказывается. Принц бросает ручку, берет пульт и включает плазму на стене. Еще утром Астерия передала флешку со загадочными словами: «Для мотивации».

На видеозаписи крутят матч каких-то «буйволов» против каких-то «коршунов». Ричард смотрит со скукой, пока у него вдруг не перехватывает дыхание. Сквозь строй противников прорывается Алеся Борова. Она бежит, прекрасная как нимфа, сдерживает стройным телом натиск двоих «буйволов». Русые волосы взметаются шлейфом за напряженной спиной. Лицо розовое от горячки боя. То и дело девушка заслоняет собой Беркутова. Делает всё, чтобы блондин пронес мяч дальше. И он проносит, неостановимый, словно бронепоезд.

К концу игры Беркутов в очередной раз берет «город». Алеся бросается белобрысому на грудь, целует в щеку. Невинный, вроде бы, поцелуй, но глаза девушки горят счастливо. Для нее этот легкий чмок дороже бриллиантов. А для Ричарда прикосновение этих сладких губок к чужой щеке взрывоопаснее атомной бомбы.

Рот его распахивается в негромком крике… Как. Почему. Потом приходит ярость.

- Ах вы ж заразы! – рука принца скидывает со стола начатое письмо. – Какие еще извинения! Вам и без них хорошо! Жеребчик, блин!

Ричард взбешенно мотает головой, надсадно шипит. По сердцу словно полоснули когтями… Или же Когтями?

Принц крепко, до боли, сжимает кулак и сосредотачивает взгляд на побелевших костяшках. Синий высверк разрезает воздух. Потом еще один. Три трепещущих, как синее пламя, резака увенчивают руку.

Усилием воли Ричард удлиняет и укорачивает Когти. Кружит вихри маленьких разрядов вокруг мерцающих лезвий.

- Ха! Получилось! Спасибо, Астра! Действительно, замотивировала, – принц бросает многообещающий взгляд на лица Беркутова и Алеси. – Ну так, встретимся на поле.

***

- Елизавета Юрьевна, - я вежливо кланяюсь своей матери в знак почтения. – Не примите ли вы на себя обязанности моего наставника на пути войстези?

Нежное лицо матери удивленно вытягивается. Грусть в прекрасных голубых глазах выветривается стыдом и сожалением. Мы сейчас дома в библиотечной. Когда я вошел, Елизавета утопала в объемном кресле и печалилась, листая женский журнал. Дело в том, что кулинарный критик разнес «Ермак» в пух и прах. Причем, как-то странно разнес. В самом ресторане он восторгался и новым интерьером в стиле лофт, и готовкой, а потом уже, в социальной сети, бросил пост: «Время беспощадно, не тот уже вкус, что раньше. И, соответственно, «Ермак» тоже». Сразу же поднялась волна негативных комментариев пользователей, навроде: «Скатились Беркутовы. Больше ни ногой», «Кажись, скоро разорятся».

Я даже заподозрил в новых происках Гнездовых, но доказательств пока нет. Да и нельзя купить такого уровня критика, он сам из древнего уважаемого рода, репутация для него дороже денег. Здесь точно нечисто.

Но к проблеме вернусь позже. Ресторан для родового бизнеса вообще не критичен, пылинка на золотой горе, он нужен маме чисто для души. Сейчас важно отвлечь ее, ну и, заодно, себе полезное сделать.

- Сыночек мой, прости, ведь действительно Кметовским техникам пора тебя готовить, - сразу всполошилась Елизавета. – А я только о себе думаю. Сейчас разберем с тобой медитации для натяжения меридиан.

- Мама, - ласково беру женщину за руку. – Не кори себя. Подготовительные медитации освоены мной уже почти неделю как. Тело уже давно готово, теперь и разум может призывать огонь, только не знаю, - я вытягиваю в сторону другую руку. На ладони вспыхивает дрожащий лепесток пламени. – Как придать стихии атакующую форму. Ну и развитие техник под вопросом.

Сейчас на моей руке пляшет настоящее пламя, не мифический образ Анреалиума.

- Ой, - радостно приоткрывает Елизавета розовый ротик. А в следующий миг вскакивает и обнимает меня счастливо. – Сеня, ты пробудился! Самостоятельно уже призываешь? Не под потоком эмоций, как в Твери! Ярило признал тебя своим сыном! Сейчас Агаше прикажу принести вино! Выпьем! Тебе тоже можно. Раз уже пробудился, то, считай, уже взрослый!

Я тычусь носом в ароматные пшеничные пряди. Ну, слава Сварогу. Печаль из-за ресторана сбалансировалась успехами сына. И, конечно же, я взрослый. Вообще-то я старше тебя в пять раз, девочка. О-о-ох, это странное сюрреалистическое чувство, когда твоя мама моложе тебя почти на две сотни лет. Хотя, подождите-ка, здесь же в часе целых шестьдесят минут, в году триста шестьдесят пять дней. Так-так-так…Значит, в пересчете на земное время, разница не такая страшная. Всего полтора века каких-то. Гора с плеч.

- Ма, вино давай вечером, - ласково отстраняю радостную женщину. – А сейчас в спортзал – не хочу останавливаться на достигнутом.

- Конечно-конечно, - понимающе кивает Елизавета. – Только сумку с формой соберу.

Спорткомплекс в усадьбе еще строят. Территорию нашего коттеджа мы объединили с выкупленными соседскими участками и места под различные пристройки хватило с лихвой. Но завершение строительства произойдет еще не скоро. Вообще, знай я заранее, что разбогатею на три комбайновых завода, да и контракт с Эльсами удастся, потратился бы на особняк посолиднее и со всем необходимым – спорткомплексом, гостиничным домом, ну и баней (спасибо парильщице Лизочке за приятные воспоминания). Но стройка уже началась, СБ разместились, и опять переиначивать всё совсем не хочется. Поютимся втроем с Леной пока в коттедже, чай, не гордые.

Поэтому едем с мамой на Биокобминат. Так теперь и называем бывшую базу «донских». Там тоже стройка вовсю идет, но в цехе под медикаменты уже оборудовали спортзал. Зато еще полигон есть – попрыгать, пострелять, повзрывать. Дружина занимается каждый день. Уж Серафим Григорьевич строго следит за подготовкой бойцов.

В машине мама крепко держит мою ладонь – ту самую, на которой плясал огонек.

- Теплая, - довольно мурлычет Елизавета.

Конечно, она рада. В семье точно будет Кмет, а, значит, Беркутовы еще возродятся из пепла. Прямо как Фениксы.

Пока машина несется по бетонке, ведущей на базу, получаю сообщение от зеленовласки Киры:

«Прив. Первая тренировка завтра?»

Отправляю:

«Да, в девять утра. Не опоздай пжл.»

«Не учи, выскочка» - следом приходит. А потом, с минутной задержкой - «Спасибо 😘»

Ядреный смайлик, хех. Рука дрогнула и не туда нажала? Или это извинение за «выскочку»?

А с Гроном мы, конечно, подзатянули. Ну, как мы, не мы, а больше тренер. У ватаги каникулы, и Федор Коржич только сейчас собирает ребят на летние тренировки. Конец августа, поздновато, ох-хо. Астерия там уже вовсю своих чихвостит и в хвост, и в гриву. Крис недавно жаловалась. При первой возможности я заберу вожжи над «Желтыми змеями» в свои руки, но сначала бы хоть познакомиться. Не то странно будет выглядеть, едва пришел, а уже права качает.

С Корпорацией меня разгребла Катя. Как удачно, что вызвал брюнетку в Москву. Неправду говорят, что баба с возу - кобыле легче. Зависит, что за баба. Дай Отец-император каждому такую, как Катя. Правда, с глушилками пришлось приостановить продажи. Волконский велел. Он хочет сперва согласовать торговлю ими у военных. А то «как бы чего ни вышло», с его слов.

А еще и Анфиса с Людой недавно приехали. Вместе в «Эдем» позавчера ходили. Обе барышни расплакались по поводу «Грома». А я осторожно гладил девушек по завитым прическам и утешающе говорил не помню что, но сработало, раз в конце разулыбались.

А Лиза Бесонова всё молчит. Похоже, не судьба мне сводить княжну в мамин ресторан. Тогда тем более странно, что никто меня еще спровоцировал на драку. Либо княгиня София выжидает. Слежку я давно за собой заметил. Хоть я и Феникс, но они вот тоже не Маски. Но поделать с ней ничего не могу, разве что убить наблюдателей. Ну и что, что люди Бесоновых? В своем праве вообще-то, эх, только кому на это не пофиг?

На Биокомбинате сразу идем в спортзал. Пересекаем плац перед крыльцом. Мама, придерживая лямку спортивной сумки на плече, с интересом поглядывает на полигон в стороне. Там пара молодцев с голыми торсами отрабатывают перелезание бетонной стены высотой два с половиной метра. Мышцы играют под потной кожей, и взгляд мамы прикипает к ним. Со вздохом я качаю головой. Надо бы ее свести с кем-то солидным что ли, раз сама думает только о ресторане и о нас с Ленкой. А то еще сорвется на смазливого дружинника, потом придется уволить парня - начнет болтать же.

Сам я ощущаю на себе очень уж живенькие взгляды. Слишком характерные для… Неужели? Да не может быть! Откуда бабам взяться на полигоне СБ? Оглядываюсь – и, правда, замечаю трех мускулистых подтянутых девиц. Коротко стриженные и загорелые, они качаются на турниках вдалеке, поглядывая в мою сторону. С загорелых шеек струйки пота стекают под камуфляжные топы. У одной мешковатые штаны чуть спустились, обнажилась белая полоска у самых ягодиц.

Ну Серафим Григорьевич, ну старый бес! Седина в бороду ударила? Дали, называется, полную свободу на набор рекрутов! Нет, я не против женщин в боевых формированиях, та же Серана у меня в адъютантах ходила. Но когда боевой состав обоих полов, то и внимание к нему должно быть особое. Две казармы, два туалета и многое другое. Иначе бордель получится. Хотя…а ведь можно и семьи в дружине построить, люди будут вернее роду. Надо обдумать.

В спортзале людно. Занимаются, в основном, мои «броненосцы», которых я натаскиваю на бетонную стойкость. Десяток чистых рукопашников различных боевых искусств. На ринге спаррингуются бывшие бойцы подпольных боев Ахмат и Ренат. Бородатые громилы, от удара каждого сотрясается весь зал, кроме, разве что, самого противника. Остальные отрабатывают атакующие техники на снарядах. Когда мы входим, все тут же прекращают тренировку:

- Это господин, дурни! – рявкает Ахмат, дернув головой на хлопнувшую дверь. – Приветствовать!

- Господин! - Разом склоняются бойцы.

Каждый меня знает лично, каждого я протестировал на арене, каждый уважает меня, как своего сенсея. Правда, для последнего, пришлось и кости каждому поломать порядком, да еще на Целителей потратиться. Но оно того стоило.

Елизавета с материнской гордостью смотрит, как уважительно эти мордовороты приветствуют ее сына.

- Вольно, - киваю. - Мам, женская раздевалка направо, за макиварами. Иван, ко мне. – тут же подскакивает жилистый кикер в ранге Воина. - Что за женщины снаружи на турниках гроздьями висят? И для кого?

- Так для вас же! - искренне удивляется Ваня.

- В смысле?! – принимают вызов, кто сильнее удивится реплике другого.

- Так в прямом! – выпучивает он глаза. Нет, Иван всё же чемпион в этом.

- А если в челюсть? – ласково проговариваю. Парень бледнеет – в наш проверочный спарринг я ему нижнюю челюсть и раскрошил до состояния мешочка битого стекла. Весело было.

- Виноват, господин, - рапортует кикер. – Бабы снаружи разминаются и ждут вашего тест-драйва. Их припер Ахмат с подпольных боев в Мытищах, Серафим Григорьевич согласовал, - от слова «тест-драйв» у меня глаза чуть на лоб не вылезают. Испугавшись риска потерять чемпионский пояс, Иван спешно добавляет. - Бабы - подпольные бойцы. Хотят к вам… к нам в «броненосцы».

А-а, сразу бы так и сказал.

- А кто следит за ними? - А то, правда, без присмотра оставили снаружи. Вдруг шпионы той же Бесоновой. Или Гнездовых.

- Сам Серафим Григорьевич – из окна. Проверяет, пойдут ли шастать по окрестностям. Шпионов боится.

Ну-ну, начальнику СБ больше нечем заняться.

- Короче, отведи претенденток в столовую. Нечего под солнцем им жариться перед «тест-драйвом». – А хорошее слово-то. – Пускай попьют чайку и отдохнут, я еще не скоро освобожусь. Через часа полтора можешь приводить сюда, на разминку дай двадцать минут. Глаз не спускать.

- С радостью, господин, - кивает он, заулыбавшись, как мартовский кот.

Бросаю на него красноречивый взгляд, и парень судорожно закрывает рукой подбородок. Зря он боится – Целителя-то мы с Серафимом так и не нашли. Так что кости ломать – последнее дело. Но предупредить стоит.

- Прилично веди себя, Ваня. Опозоришь дружину Беркутовых – в неотложке поедешь в городскую.

- Вас понял, господин.

Уже отойдя мне за спину, по дороге к двери, Иван тихо спрашивает у Джамшида, молотящего локтями и коленями деревянную макивару:

- Джам, ты не знаешь случайно, что у дворян значит «прилично»? А то я деревенский, у нас всё просто.

- А? За папец не хвотать.

- А-а-а…

Глава 2 - Тест-драйв

Я тоже сходил переодеться в спортивное. Возвращаюсь первым. Иван уже ушел кормить девчонок-«броненосцев». Подзываю Джамшида. Таджик, в молодости нокаутировавший самого Тао Чжинь, чемпиона айкидзюцу, но списанный промоушенами из-за энцефалопатии, подбегает и кланяется:

- Госпадина.

- Скажи Серафиму Григорьевичу заказать Целителя из больницы. Для девочек.

- Агась, - улепетывает он. Хоть и косноязычит, зато сообразительнее Вани.

Из раздевалки выходит мама в розовом кроп-топе и черных легинсах. И весь спортзал чуть не падает. Ритмичный стук по снарядам обрывается. Ахмат, стоящий лицом к двери, в потрясении опускает руки и пропускает хук Рената. Грохот падающего тела сотрясает ринг.

- Чего встали?! – рявкаю я, и бойцы, дружно вздрогнув, с усиленным темпом продолжают отработку ударов. В том числе Ренат, который с удвоенным натиском обрушивается на едва вставшего спарринг-партнера. Татарин даже не понял в чем дело – спиной стоит к раздевалке,- но злой голос барина ясно сказал: заниматься. Значит, надо заниматься.

Реакция парней понятна. Мама выглядит как тренер-фитоняшка из элитного спортклуба. Широкая резинка легинсов подчеркивает великолепную талию, топ открывает бронзовый живот. Ох, надо срочно достраивать спорткомплекс в усадьбе, нечего моих волков смущать.

Очередной хук Рената валит Ахмета, и кавказец катится по канвасу, как гранитный валун.

- Здесь шумно, - хмурится Елизавета.

- Для моих занятий подготовлена отдельная комната.

Я увожу маму в шумоизолированный зал с традиционным японским татами на полу. Елизавета прислушивается – ни звука, - и довольно кивает, дескать, сойдет.

- За той дверью комната с железными макиварами, - поясняю. – Как закончим с призывом стихий, пойду отрабатывать технику ударов.

- Ты думаешь успеть сегодня и отработку? – с сомнением качает головой Елизавета. – Хотя, что за глупость я говорю, это же ты, Сеня! Конечно, успеешь, милый, - ее лицо резко становится серьезным. - Итак, стиль Ярило. Хоть огненное боевое искусство так называется, на самом деле у каждого гербового рода свой Ярило. Ну не у каждого, - тут же поправляется она. – Кто-то, в основном молодые рода, не создает ответвления, обходясь Ярилой-базой. Это фаерболы, огненные стрелы и остальной стандартный набор. На официальных экзаменах для присуждения ранга как раз и используется стандарт. Серьезное отличие техник наступает с ранга Рыкарь. А уже среди Полковоев сложно найти одинаковых бойцов. Я еще Кмет, но это лишь формальный ранг, просто мне недоступен Огненный столп, последняя экзаменационная техника для Рыкаря. Стандартная техника. Рыкарские атаки же нашего, Беркутовского, Ярилы я все могу использовать, - с гордостью говорит она, явно напрашиваясь на похвалу.

- Крутая! Мама, ты крутая!

- Спасибо, сынок, за комплимент, - улыбается Елизавета. – А за мою силу спасибо твоему дедушке, папе Всеволода. Георгий Станиславович забрал меня в семью еще двенадцатилетней девочкой и научил родовому стилю Беркутовых.

- А твои родители тебя так легко отпустили? – немного озадачиваюсь.

- Они погибли, когда я была маленькая. Дворянские войны, - на миг грустнеет мать и тут же переводит тему. – Наш стиль называется Ярило-Царь. Беркутовых издревле признавали сильными огневиками благодаря разнообразию атак. Сегодня мы начнем с нашего фамильного ближнего удара – Огненные кулаки. Техника самая простая. Но сначала тебе нужно подготовить вихреколодцевую систему.

- Вихреколодцевую? – такого термина я не слышал, хотя прошерстил книжки о потоках, до которых смог дотянуться.

- Внутриродовой термин, - мама делает мудрый вид. – Ты в курсе о девяти «колодцах» на теле жива-юзера: Родник, Чело, Леля и другие, но вот Беркутовы считают, что есть еще два «колодца» - прямо над головой и у ног, между стоп. Небо и Корень.

- Ма, что за…странная новость? - хмурюсь. Попахивало эзотерикой. – Я ощущаю в себе только девять психофизиологических центров. Выше и ниже нет ничего.

- Вот от того, что ты такой умный, тебе будет сложно научиться Яриле-Царю, - строго покачивает пальчиком мама. – Небо и Корень не совсем «колодцы», это больше рупоры или передатчики, из которых жива поступает к нам в энергоузлы.

- Ну, допустим, - вздыхаю. Всё может быть, хоть и странно, что эти «недоколодцы» не видят сканеры-демоники, как та же Лиза Бесонова, например. А они не видят, иначе об этом хотя бы слух пошел.

Между тем мама встает в первую стойку Вышнего.

- В тело жива входит через стопы, точнее из Корня у самих стоп, встречая первое препятствие по маршруту, уплотняется и расширяется – образуется два вихря, - Елизавета плавно перетекает во вторую стойку. - После, двигаясь к голени происходит утечка энергии, как в месте некачественного соединения двух труб, и снова образуются вихри – это вышедшая наружу жива, которая все время вращается. И так от стоп до самой макушки. Утечки – это хорошо. Утечки – это благо. Утечки - вот что помогает отследить живу, поймать ее и выплеснуть при ударе. Хё! – она гортанно вскрикивает, нанеся правый хук основанием ладони. В момент удара вспыхивают красные языки огня. Пшык! Огненный щит раскрывается в рост мамы, закрывая ее стройную фигуру полностью, даже чуть загибаясь с боков и сверху - и тут же гаснет. Татами чуть подпалило от близости верхней кромки огня.

- Вау! – я искренне поражен. Стиль построенный на вере в непонятное. Вихреколодцевая система какая-то. И работает же. – Но разве это не слишком уж круто для начальной Кметовской техники? Очень уж большой ореол охвата пламени, хоть и на секунду.

- Сын, - улыбается мама. – В Яриле-Царе Огненные кулаки - это самая первая техника Кмета.

Круто! У Беркутовых своя ранговая система с высокими требованиями. В крутой род меня занесло. И как их Гнездовы-то осилили? Загадка-а-а…

Мама делает еще пару хуков. Хё! Хё! Пшык! Пшык! Раскрываются огненные щиты. Татами всё же вспыхивает. Срабатывает пожарная сигнализация и дымящиеся маты обрызгивают поливалки на потолке. Мы включаем доспехи, чтобы не промокнуть. Забегают дежурные по технике безопасности с огнетушителями. Пока они выпускают пенные струи, я говорю:

- В комнате с макиварами пол бетонный. Пойдем туда.

- Хорошо, твоя очередь, Сень, - пожимает плечами Елизавете.

Через минуту я встаю напротив железной доски, предназначенной для ударов в доспехе. Как там? Всосать живу из Корня? Ну, допустим, энергия сама взлетает по меридианам, правда, непонятно откуда, может из Корня, может из Валежника. А дальше зафиксировать в суставах утечку энергии. Ведь «утечка - это хорошо», «утечка - это благо». Да, потеря, зато контроль потока. Главное, не очень много терять, а то и нечего будет контролировать.

Удар!

- Хё! – вколачиваю кулак в макивару, и огненный щит охватывает снаряд коконом. Да и не щит это уже, а гигантская куколка бабочки. Огонь гаснет, и железо макивары дымит, остывая.

- Сеня-я! – вскрикивает мама. – Что это было?

- Получилось! – я притворно грустнею. – Разве нет?

- Вроде бы, - она растеряна. - Но края щита были выгнуты наружу…

- А это, - улыбаюсь. – Я решил чуть переделать технику. Зачем мне щит на секунду? Пускай лучше врага греет. Мне не жалко теплом поделиться.

- Так ты специально? – догадывается она и восхищенно цокает языком. – Как только удалась перестройка?! Ведь даже не опробовал технику. Ох, Сенечка, - лезет она обниматься. – Какой же ты молодец! Весь в деда Георгия Станиславовича!

Звучит негласное – «А не в бабника Всеволода, слава Сварогу!».

- Нави дедушке славной! – ласково глажу маму по плечу.

Она даже растрогалась, вытирает выступившую слезу. Рада за род. Хорошая всё же женщина моя мама: воспринимает семью мужа, как свою собственную, покойного свекра любит, словно отца. А Всеволод же… ну, в семье не без болотопса.

Еще несколько раз пробую Огненную куколку. Техника удается, макивара дымится, мама довольна. На этом ее отправляю с Игнатом домой. Сам возвращаюсь в большой спортзал. «Броненосцы» уже ушли, отзанимавшись. Только Иван здесь, да претендентки. Три девушки уже размялись, как раз убирают скакалки на полку.

- Красавицы, сегодня Арсений Всеволодович вас оттест-драйвит, а завтра созвонимся с вами. Пощебечем, - лечит Иван претенденток, стоя спиной ко мне. – Я же зам Арсения Всеволодовича по набору в группу, имейте в виду.

Заметив меня, девушки кланяются.

- Арсений Всеволодович! Арсений Всеволодович!

«Мой зам» же, дернувшись, вытягивается в струнку.

- Прошу на ринг, сударыни, - делаю приглашающий жест, претендентки растерянно переглядываются.– Спаррингуетесь со мной по очереди. Показываете всё, на что способны. Не сдерживаетесь. Контакты уже оставили Ивану? – дружный кивок, ну это можно было не спрашивать, он свое не упустит. – Тогда наверх.

Целителя еще нет, но ничего страшного, до полусмерти я всё равно не собираюсь избивать девушек, так что дамы его в любом случае дождутся.

Первой на ринг ринулась худенькая брюнетка. Волосы схвачены в конский хвост. В целом миловидная, только размер груди подкачал. Единичка, эх-эх. Зато тело гибкое, как у ласки.

На лисьем личике пляшут сомнения. Наверное, во мне сомневается. Молодо же выгляжу.

- Представьтесь, пожалуйста.

- Василина Брошкина, господин.

- В бой, Василина! – командую, сам не двигаясь с места.

Тремя точными ударами резвой ножки – голова, грудь, бедро - меня чуть не сваливают. Ох-хо, отличная техника. Да и доспех крепкий. Будто дредноут потоптал. Еще немного медитаций, формировочных укрепузлов – правда, будет бронированный боевой ходок в миниатюре.

Проскользнув под размашистым пинком из вертушки, отбегаю к противоположным канатам. Развернувшись, противница смотрит на меня с презрением и разочарованием. Де, говоришь «Не сдерживаться», а сам как тот же заяц.

Ну, извини, Василина-лисичка. Мне надо изучить тебя, а не в кашу размолоть. Спарринг – это ведь не просто противника по канвасу размазать. Спарринг – это тренировочный бой. Здесь в России спарринги везде проходят примерно одинаково. Если партнёр рангом выше, то работать он будет по-своему, и более слабому партнеру всё же придётся отхватывать. «Старшой» его оприходует будь здоров. Без злобы, обычная отработка, это спорт. Бывает, понимающие партнёры чуть убавляют скорость и колошматят «молодого» не в полную силу, но на этом и всё.

У нас, в Золотом Легионе, совсем другой подход. Легионера не лупят, как макивару. Центурионы-тренеры очень хорошо чувствуют твой ритм и легко под него подстраиваются. Не нежатся, нет, просто зеркалят. Работают в твоем темпе, ну чуть-чуть повыше, чтоб легионер понимал куда расти. Тренера у нас жёсткие, а в спарринге аккуратные.

Вот и сейчас я тяну, чтобы угадать опыт Василины и уже работать в ее темпе. Но, вроде, словил – опытная боевик. Если и поддамся, то ненамного. Без боевого транса я совсем не убийца отмороженных демоников.

Ну поехали.

Я кидаюсь в лобовую.

***

Что?! Неужели дворяненок всё же не комнатный одуванчик? Да не может быть!

По его уклонам и скольжению в сторону Василина уже сделала вывод, что перед ней очередной доморощенный «технарь», боязливый приверженец бесконтактного спарринга, любитель поглаживаний и почесываний доспехов. Хлюпик и тряпка, тьфу. Жаль, очень жаль. Ведь он такой красавчик, что глаз не оторвать. Любовалась бы им вечность… но нет! Ей, полуфиналистке Волчьей ямы, здесь нечего ловить. На слабаков и ничтожеств Василина уже наработалась. Теперь пора найти матерого волка-воеводу, которому не стыдно послужить.

Но неожиданно парень срывается к ней, как зверь, почуявший кровь. На Василину обрушивается серия крышесносных атак. Дистанция резко сокращается, и дворяненок бешено молотит локтями и коленями. Удивительно! Превосходно! Девушка не успевает отразить ни один удар. Как тряпичная кукла она сотрясается от мощных втыков. Затем парень отступает, и мощный круговой пинок с вертушки выкидывает ее с канваса, словно пушинку. Она застревает между канатами, повиснув на среднем тросе, как постиранная простыня и тащится от такого обращения.

Очень сильный! Очень! Кайф!

- Кажется, я просил показать всё, на что вы способны, - слышит она равнодушный голос. – Или вы, Василина, уже выдохлись? Вам хочется домой? Так мы вас не держим.

Какой наглец! Василина восхищена его показным пренебрежением и холодной отстраненностью. Да, правильно. Она для него никто, макивара, не способная дать сдачу, подстилка для ног. Пока. Но сейчас Василина покажет, что не зря ее боялись в Волчьей яме.

«Ты увидишь, - качнувшись задом, девушка переваливается обратно на ринг. – Настоящую меня».

Арсений равнодушно смотрит, как она шатаясь вскакивает на ноги. От его безразличного взгляда в груди растекается теплое чувство. Он ей сразу понравился, еще на улице, когда шел рядом с той бесподобной блондинкой, наверняка, одной из множеств своих любовниц, но Василина боялась, что перед ней просто смазливый тюфяк. А теперь страха больше нет, только восхитительное понимание.

Перед ней человек, которому она готова служить.

***

Провокация сработала. Да-да, разошлась, шельма. Действительно, самородок! Нет пренебрежения захватам и броскам, свойственного жива-юзером. Прямые атаки сменяются попыткам «спутать» и завязать руки, комбинации сменяют одна другую. Пару раз ей удается меня опрокинуть…вместе с собой. Успеваю зацепить так, что пару минут кувыркаемся и ползаем друг на друге в партере, пока мне не надоедает и, отстегнув ее от себя, не швыряю прочь. Снова оба на ногах, снова она летит безбашенно на меня. На лисьем лице горит удовольствие от схватки. Ах-ха-ха, весело, конечно, но еще ее подружки на очереди. Стоят вплотную к канатам, топчутся на месте, как застоявшиеся кобылки. Ладно уж, сегодня без переломов костей. Девушки всё-таки, это парням не лишне.

- Стоп! - рявкаю, выставив вперед руку. – Принята. Следующая.

Тормозит, оглядывается по сторонам. На лице растерянность, недоумение, а затем вспышка радости. Дошло только.

- Спасибо, господин, - кланяется низко, чуть ли не до пола. – Рада служить.

Следующие девушки – Василиса и Ульяна – оказываются рукопашниками заметно хуже, чем первая. Но это не их вина. Василина явно не простая. Наверняка, финалистка какого-нибудь турнира. Подружки ее, в общем, тоже нормально держатся. Главное, доспехи крепкие и с потенциалом. А захватам уж научим.

После «тест-драйва» возвращаюсь к железным макиварам, потирая руки. Огненная куколка, здорово. Но нельзя останавливаться на достигнутом, Фалгор. Феникс должен сжигать…разными способами.

***

Девушки уходят из спортзала вместе, весело щебеча. На парковке их ждет фургон СБ, что доставит в город к ближайшему метро.

- Арсений такой классный, - восторгается Василиса.

- И не говори, молодой еще, а какой сильный, - кивает Ульяна. - Три спарринга подряд и даже не вспотел. А еще у него наверняка….

Не слушая, Василина с победоносным выражением оглядывает Василису и Ульяну. Никто из девочек не дрался и в половину ее уровня. И, конечно, господин это отметил. А, значит, он запомнит Пантеру Волчьей ямы.

- Василина, а ты случайно не знаешь? – отрывает ее от мыслей голос Ульяны.

- Что? – хлопает глазами девушка.

Подружки смеются, спелись они знатно.

- Говорят, у кастовых дворян даже агрегаты между ног больше — ты не в курсе?

Щеки Василины предательски алеют.

- Что?...Что?...Да как вы!...Ну вы вообще!

- Видно, не в курсе, - звонко хихикает Василиса.

***

На следующий день рано утром.

- Господин! - бубнит голос Доси у меня над ухом. – Милый господин, просыпайтесь!

- А я и не сплю…- бормочу. – Я просто глаза закрыл. Псы…

- Господин! У вас через полчаса первая тренировка в новой школе!

Ах, ты ж, горящий болотопс.

Глава 3 - Первый день в новой ватаге

- Лизонька, а ты еще не встретилась с молодым Беркутовым? – интересуется София Бесонова у дочери, параллельно выбирая чтобы взять со стола. Причем с таким характерным видом, что понятно не для себя выбирает - для кого-то из дочерей.

- Мама София, ты же прекрасно знаешь, что нет, - Лиза хмурится. – Мама Кали, для устриц есть специальная вилка!

Сегодняшним вечером на ужине собрались почти все члены семьи Бесоновых, пребывающие в Москве. Ну, разве что, Ричард по-прежнему сидит в гостевом доме. Да огненноволосая Таня пропадает в клубе войстези. Даичи вчера улетел в Японию на соревнования по рубке катанами - от мамы Аяно ему передалась страсть к мечам. И всё равно для Лизы это была не столько трапеза, сколько утомительный труд. Приходилось приглядывать за всеми – не только за младшими, но и за мамой Кали.

- Хм, Лизонька, я уж по старинке, ножичком. Чай, не на банкетном приеме.

- Но и не на берегу чудовищного моря в Нижнем мире, - старшая княжна не оставляет попытки привить манеры полянице. – Ты же умеешь пользоваться приборами! На свадьбе Дмитрия Долгоного ты показывала глубокие познания этикета. Даже граф Куйбышев восхитился, как ты аккуратно ела томатный суп.

- Но то на свадьбе среди аристократишек…. Ладно-ладно, только не смотри на меня так, - Кали откладывает нож и вооружается устричной вилкой. С помощью ее острого края княгиня ловко отделяет моллюска от раковины. – Сатрап ты, Лизонька! Тиран! Узурпатор!

Княгиня София между тем накладывает салат, приправленный маслом виноградной косточки. Причем накладывает не себе, а Юкими:

- Милая, масляная заправка поможет твоей коже оставаться такой же нежной.

- Спасибо, мама София, - малышка-японочка кланяется и накидывается на салат.

- На здоровье, милая. Лиза, так насчет Беркутова. Иногда, конечно, стоит игнорировать мужчину, чтобы держать его в узде, - продолжает между тем София. – Но ты чересчур жестока, дочка. Так ведь и лишишься кавалера, к другой убежит. Например, к Юкими.

- Ма-ама Со-фия! – пищит мигом покрасневшая Юкими. На лице ее родной матери Аяно не проявляются никакие эмоции, разве что глаза весело блеснули из-под опущенных ресниц.

- Или к Астерии… - добавляет черногривая самурайка спокойным тоном.

- Не смешно, мама Аяно, - бурчит красноволосая барышня, стиснув в кулаке вилку. Металл жалобно скрипнул.

- Астра, не ломай сервиз, - строго говорит Лиза. – Его выбирала мама Света, хочешь ее расстроить, когда она прилетит из Парижа?

- Прости, сестра, - Астерия отпускает на скатерть погнутую вилку. Слуга тут же заменяет ее на другую. Новое начищенное серебро сверкает в свете ламп.

- Мама, ты сама мне запретила видеться с Арсением Всеволодовичем, - Лиза переводит серьезный взгляд на свою хитрую мать. – Так к чему сейчас твои слова?

- Разве я тебе запрещала? – делает удивленное лицо София. – Просто вмешались обстоятельства. Помнится, Арсений звал тебя в ресторан своей матери, а там случился пожар.

- Прошло больше недели. Ресторан давно уже восстановлен.

- Но не его репутация, - замечает София. - Критик граф Дюран Мегро опубликовал уж слишком противоречивый пост о «Ермаке». А мы, как главный род сильнейшего Дома, не можем допустить, чтобы наша дочь ходила на свидания в сомнительные места.

Астерия с Юкими дружно бросают на Лизу угрюмые взгляды. Княжна же холодно замечает:

- Это не свидание вообще-то, и ты прекрасно это знаешь. И вообще, почему тогда мне не сходить с Арсением Всеволодовичем в другое место? Не такое «сомнительное»?

- Ох, дочка, где же твоя чуткость? - София разочарованно вздыхает. - Тогда ты поставишь мальчика в неловкое положение. Он уже пригласил тебя именно в свой ресторан. И если Арсений в итоге поведет тебя в другое место, как он будет выглядеть в собственных глазах? Ему необходимо сдержать слово. Но княжна не может пойти в заведение с низкой репутацией. Что же делать? Так-так-так… Митя, дорогой, передай, пожалуйста, Арсению, что мы надеемся на восстановление имиджа его ресторана. В ближайшее время.

- Передам, - пожимает плечами Дмитрий.

Теребя рукав платья, Лиза молчит. Она поняла только, что мать не против встречи, но тянет время. Либо опять проверяет навыки Арсения.

Астерия внимательно смотрит на старшую сестру. Их взгляды встречаются. Несколько секунд красноволосая не отводит глаз, затем говорит.

- А нужна ли вообще эта встреча Беркутова с Лизой? Он точно лечит от Яки?

София пожимает плечами.

- Хм, а кто знает? Но на вашей с Митей вечеринке Арсений очень уж мило обнимался с барышней сразу после вспышки Ричарда. Девочка буквально говела в руках нашего загадочного мальчика.

Астерия переглядывается с Дмитрием. Почти две недели назад на втором этаже «Эдема» праздновали только их друзья.

- Мама София, кто твой шпион? Это Юлька Шпулька, да?

- Кроме того, - София отвечает на неинтересные ей вопросы в своей манере – игнором и улыбкой. – Вы же смотрели запись дуэли. Астра, а ты вообще сама судила поединок. Арсений дерется, как ветеран боевых искусств. Ему впору работать инструктором нашей Гвардии демоников. Выходить вместе с ними на вылазки в Нижние миры.

- Мама, если Арсений такой крутой, можно мне за него замуж? – решается на смелый вопрос Юкими.

- Юки! – восклицают одновременно Астерия с Лизой. Дмитрий смеется в салфетку. Аяно гордо выпячивает достойную грудь – самураи впереди всех.

- А что? – маленькая японочка хлопает большими анимешными глазками. – Он же красавчик. И сильный. И Яку изгонит, если братца Ричи опять переклинит. Каваий!

- Этот вопрос слишком взрослый для тринадцатилетней, - холоднее, чем следует произносит Лиза.

- Милая Юкими просто заботится о роде, дочка, - улыбается София. – Боюсь, Юки-чан, ты просто не успеешь урвать этого мальчика из-за юного возраста. К нему уже выстроилась очередь невест. Но не переживай - мы найдем тебе жениха не хуже.

- Надеюсь, у Арсения есть младший братик, - вздыхает Юкими, расстроившись.

Лиза выдыхает с непонятным облегчением, взгляд ее плавно скользит по комнате. Как вдруг!

- Мама Кали, для мороженого есть десертная ложка!

- Лизонька, кхм, да я уже ножичком….по старинке…

- Мама Кали!

- Да сейчас-сейчас, не ругайся. Ох, Перун, нарожал детей. Все сплошные командиры.

***

Когда приезжаю в школу, на парковке уже собрался народ. Немного, человек двадцать-тридцать. Всё же уроки еще не начались, в школах сейчас занимаются только летние секции, ну и отстающие пересдают проваленные переводные экзамены. Еще из машины замечаю, по какому поводу ажиотаж.

Среди припаркованных седанов и хетчбеков есть три представительских «Весты» базовой комплектации. Но они в разы уступают в помпезности огромному внедорожнику класса ультра-люкс. Черный, с хромированными дисками, он внушает первобытный страх перед мамонтом. Из этого монстра первым выпрыгивает Истислав. Солнцезащитные очки, белая футболка, кожаные обтягивающие брюки, которые чтобы с себя содрать, наверное, надо потратить три часа. Ну и татуировка «единицы» на щеке. Собравшиеся вокруг девчонки дружно ахают. Не обращая на них внимания, парень обходит машину по кругу, распахивает дверь и протягивает руку. Опершись на нее, с высокой подножки спускается Истома. Наступает очередь парней балдеть. Длинноногая брюнетка красива, как богиня Вечерница. Белоснежная блузка с длинным рукавом, сверху темно-синий пиджачок, плотно облегающий грудь. На чёрных густых волосах белая лента. Холеное личико украшает неизменная «двойка».

Альф и бета приехали на тренировку.

Попрощавшись с Игнатом, я тоже вылезаю. Сразу меня замечают. Толпа учениц, словно морские волны, отступает от роскошного внедорожника и окружает полукольцом мою приличную, но без выкрутасов «Весту». Следом и парни подтягиваются. Ученики вокруг приоткрывают рты, как будто дышат моим обаянием как воздухом.

- Привет, однокашники, - я улыбаюсь, касаюсь рукой груди и кланяюсь – степенно, с достоинством. – Меня зовут Арсений Беркутов. Надеюсь подружиться со всеми.

- Краса-авчик дворянин, - доносится восторженный шёпот какой-то девчонки.

- И вежливый, не игнорит, как те в наколках, - тихо говорит ее подружка. - Сразу видно – благородный.

Высокий рост позволяет мне видеть за ребятами помрачневшие лица Истислава с Истомой. Могу только посочувствовать. Привыкайте, вы больше не альфа и бета, а, максимум, бета и гамма.

Потоптавшись на месте, парочка брюнетов пробирается ко мне. С заминкой Истислав всё же протягивает ладонь, я крепко ее пожимаю, а второй рукой хлопаю брюнета по плечу.

- Как добрались, дружище?

Теперь мы одна ватага, и нам кровь из носа нужно сдружиться.

- Нормально, - цедит сквозь зубы Истислав. Мой магнетизм еще порядком раздражает парня. Зато Истома вдруг подходит близко и обнимает меня. Ощущаю, как в грудь тычутся выступающие косточки тугого лифчика. Эй, а почему сразу не надела спортивный бюстгалтер? Или запасной взяла?

- Арсений, ну ты и вымахал, богатырь! Дай подержаться за твои валуны! - с наслаждением щупает она мой трицепс. – Мм, твердый… Какой еще штурмовик! Тебе в первую линию надо! Только представь – встаешь такой и будто крепостная стена выросла посреди поля. Так что ты подумай, а, а?

Ох, хитрющая.

- Не дождешься, Иста, - усмехаюсь, отодвигаясь. – Вместе будем штурмовать, по очереди.

Истислав вроде ревности не проявляет. Значит, доверяет своей невесте, молодец. А то, что волком смотрит, так это всё моя харизма его бесит.

- Тебе передавала привет вторая жена наследника главы рода Оксана Тимуровна, - бурчит он. – Спасибо говорит. Сказала – ты поймешь за что.

- Понял и говорю «пожалуйста». Передашь?

Он кивает.

- Сеня! Сеня! – слышу я позади. – С первым днем!

Новый единый громогласный вздох десятка глоток. Это парни вокруг впечатлились подбегающей Алесей. Барышня, правда, хороша собой: статная, зеленоглазая шатенка, с осиной талией. Не просто же так британский принц ею заинтересовался до такой степени, что замуж звал.

Протягиваю руку и поглаживаю девушку по спине.

- И тебя! Знакомьтесь. Мой товарищ по средней школе и флангист Алеся Борова. А это Истислав Щекин и Истома Бригина.

- Алеся, красивое имя, - улыбается Истома. Истислав лишь кивает. Алеся смущенно розовеет и пищит: «Истома тоже».

Ученики никуда не расходятся. Собрались кружками и будто бы общаются, а на самом деле украдкой на нас глазеют. Между тем подъезжает еще одна «Волга». Сначала из дверцы высовывается стройная ножка в белом тканевом чулке, а потом на асфальт плавно ступает Кира Зайцева. Сегодня её зелёные волосы были заплетены в длинную косу, на белом воротнике аккуратно обвязан зеленый же галстук, плиссированная юбка едва прикрывает спортивные бедра.

- Арсений, - находит она меня взглядом. Даже улыбается, но спохватывается и делает серьезную мину.

- Ты вовремя, Кира, - я улыбку не скрываю, и уголки губ зеленоволаой невольно снова поднимаются, несмотря на ее отчаянное сопротивление.

После того, как представляю Киру остальным, двигаемся в клуб Грона. По дороге какой-то паренек, заглядевшись на умопомрачительные ноги Киры в белых чулках, врезается плечом в Истому.

- Ой, простите…

- Куда прешь, чернь?! – приходит в ярость Истислав, закрыв собой невесту.

Он уже вскидывает руку, чтобы подарить ученику крепкую оплеуху. Успеваю перехватить за запястье:

- Помягче в оборотах, альфа. Какая еще чернь? Это твой соученик, к тому же, он извинился, а ты сразу бить, - я перевожу взгляд на взбледнувшего ученика. – Уважаемый, извините моего друга за грубость. Новый город, новая школа, вот и волнуется с непривычки.

Парень, сглотнув, спешит прочь. Истислав выдергивает руку из моих пальцев и, никак не комментируя, шагает дальше. Может, понял, что погорячился. Да его еще мое обаяние толкает на агрессивные поступки.

Клубом оказывается пристройка на краю поля с кабинетом тренера, двумя раздевалками, душевыми, складом с инвентарем и холлом с диванчиками и телевизором.

Многие из ватаги уже собрались в холле. Кто-то смотрит молодежный сериал, кто-то уткнулся в мобильник, кто-то обсуждает турнир по войстезе, а точнее грудь какой-то саммистки ( «Как они прыгали! Она бьет – бах-бах! -, а они прыгают в такт ударам»). Подростки, одно на уме. Блондинка Симона тоже здесь. При нашем появлении она поднимается с кресла и громко говорит:

- Ватага! Знакомьтесь с новенькими… - она представляет нас.

В конце я улыбаюсь и повторяю слова, сказанные на парковке: «Надеюсь подружиться со всеми».

Гроновцы с любопытством разглядывают нашу компанию дворянят, незаслуженно забыв про сериал, мобильники и грудь саммистки. Перед тем, как мы уходим переодеваться, приходят отвергнувшие Астерию игроки – Беридзе и Агаркин. Атаман представляет ребят ватаге. Я присматриваюсь к новичкам. ...



Все права на текст принадлежат автору: .
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.
Возрождение Феникса. Том 3